Глава 1. Муравейник


   "Заастаава! Заслон и Тревожная Группа - в ружьё!" - после крика дежурного, темный коридор пограничной заставы наполняется топотом, лязганьем и короткими фразами. В оружейке, на распахнутом сейфе для боеприпасов и снаряжения горит обычная керосиновая лампа и тени солдат целенаправленно мечутся в двух направлениях: сначала из жилых кубриков по взлётке к оружейке и комнате связи, а потом на выход к крыльцу. Фас фонарь дежурного и старшего тревожки указующими лучами рубят мрак ночи, вырываясь в коридор из спальных и служебных помещений. Связист выдаёт радиостанции и антенны в открытом проёме двери, подсвеченный изнутри снятым с подзарядки Фас-фонарём. Всё как обычно, как на бесконечных тренировках, когда не знаешь настоящий подъём по тревоге или учебный. В любом случае патроны, снаряжение, оружие и гранаты настоящие. А если надо, то и пулемёт с гранатомётом самые всамделишные.
   
   - Быстрее, быстрее, что ты телишься Вася, мля! Тебе ещё на собачник за Артом бежать! - Вася гупает сапогами по линолеуму пола. Складень его АКСа подпрыгивает в такт бегу и бьёт по спине, отчего Эсэсовец придерживает опущенный вниз ствол автомата за дульный тормоз-компенсатор. - Какой ? - луч света метнулся со стороны умывальника к двери связиста.
   
   - Пятый правый! - ответил тот.
   
   - Что соседи? - должен старший знать, кто ему помогает - наши соседи, Хейробадцы - обязаны отрезать сработавший участок от линейки и ожидать вероятного нарушителя у его цели - линии государственной границы. Тогда он с тыла не успеет удрать в Иран. А если от досманов к нам пошёл, то ему труба в нашем тылу - до ближайшего посёлка километров десять по дороге на север. Если по дороге..., а напрямую так все двадцать по сопкам, щелям и спускам. Собака его достанет, если гюрза прежде не остановит коротким броском из засады. Однако, без соседей никак.
   
   - Поднялись! Перекрывают линейку!- это значит, что участок, который пятый правый - не упреждаемый. А чтоб вы поняли почему, то надо знать, что самый ближний к заставе участок это двадцатый, через шестьсот метров - девятнадцатый, ещё столько же - восемнадцатый. Если умножить пятнадцать на четыреста метров - это где-то шесть километров от нашей казармы и конюшни. Поэтому мой прапорщик не праздно интересуется, а начинает организовывать взаимодействие с правофланговой заставой. Знать бы ещё, куда он, этот нарушитель, двинул: в тыл - на МЗП, спотыкач, паутину и камни или в сторону сопредельщика, на тот же спотыкач, старую систему, МЗП и паутину.
   
   Газон рычит у крыльца окутанный дымом непрогретого мотора и плюётся выхлопом. Клубы отработки добавляют сюрреализма в тихий мат личного состава тревожной группы, которая с грохотом сапог по железному кузову влетает в прямоугольник грузового отсека. Последним, как обычно, прыгает Арт - наша овчарка и собачник Вася, после которых борт захлопывается и закрывается на разболтанные замки дежурным по заставе. Старший тревожки хлопает дверцей и машина, взревев двигателем, как-то даже со злостью в движении срывается вперёд, прокрутив на месте с пылью в пол-оборота задние ведущие колёса.
   
   - Федь, млять! - не стесняется народ в кузове, от рывка чуть не заваливаясь кубарем по полу. Водитель хорошо слышит многоступенчатый мат, направленный в его открытое до конца окошко в дверце кабины и улыбается. Феде сейчас состояние груза по барабану - надо как можно быстрее домчать до пятого правого, чтоб не дать большой форы тому, кто проскочил колючий забор системы. Но по любому народ в машине учёный. Зря, что ли направляющие для тента собраны в кучу у кабины, а самого брезента на них нет. Какой же дурак в тревожке будет сидеть на скамейке у зеленого борта, если удержаться на горной дороге на скользкой деревяхе - нет никакой возможности. Все стоят и хватаются за передний борт и металл направляющих. И обзор хороший, и свежий встречный ветерок выбивает остатки сна, обдувая лица солдат стоящих кузове. Коробка машины грохочет железом сочленений на колдобинах и ямах, мотор ревёт на подъёмах, а фары распугивают затаившихся в траве зверей, птиц, ящериц, змей. Но тревожной группе не до живности на дороге - удержаться бы на ногах. Вспугнутый дикобраз попадает меж лучей двух фар шишиги и с неожиданным проворством мчится, почти десять метров, перед машиной карабкающейся вверх по крутому склону заросшей кустиками колючки сопки.
   
   - Ату его! Федя, пля! Дави деликатес! В обратке подберём! - мясо у дикообраза - лучше куриного, а длинные черно-белые иголки просто обалденная вещь-сувенир на "дембель". Наш "Руль" понимает вопли из кузова правильно - жмёт на газ. Машина таки догоняет, а затем переезжает колючий ком жирного грызуна передним левым колесом. Крики из кузова разносятся далеко вокруг, сначала радостным ором, а потом удручённым гвалтом. "Туркменский ёжик" оставляет в колесе целый пук игл, отворачивает влево под углом девяносто к борту машины и живо галопирует прочь по азимуту сто восемьдесят в пыльную темноту ночи, даже не крякнув или взвизгнув от полученного удара черной резины высокого колеса шишиги. Звук его возмущенного сопения и скрёб когтей по грунту пропадает заглушенный в шуме мотора "мыльницы".
   
   - Ни буя себе! - удивляется народ в кузове, - Мы ж его переехали! - машина останавливается на верхушке сопки. Федя получает звиздюлину от старшего за задержку. Прыгает вниз к своему колесу, выбросившись наружу кабины на руках, как гимнаст на соскоке из брусьев. Тревожка подсвечивает фас-фонарём сверху. Водитель вырывает из резины торчащие, как стрелы иглы, собирает в кучу лежащие рядом и забрасывает в кузов.
   
   - Никому не трогать! Падло - я первый выбираю! - нагло предупреждает он, забивая себе очередь на дележ трофеев после прибытия назад.
   
   - Мухой за руль! Я те, тля, поделю щас конюшню на сектора по навозу - вперёд на пятый, - Виктор Иванович намекает, что если Федя не поспешит, то по приезду у нашего "Руля" будут неприятности. И самое меньшее - наряд на уборку конюшни под надзором старшины заставы, что не есть хорошо для водителя единственного механического средства передвижения. Полпути до пятого проехали. Собака лежит у Васиных ног и пытается отрастить когти, чтоб можно было вцепиться в металл кузова, ей в дороге хуже всего - болтает у поднятых скамеек, как мячик в штормящем море. Но Арт привычен к такой езде. Негоже самой крупной и сильной овчарке в стае скулить, когда рядом стоит её инструктор, царь, бог и верный друг. Собака терпит колдобасины, шатания и качания Газ-шестьдесят шестого, а Вася старается успокоить своего питомца.
   
   - Лежать Арт! Лежать! Скоро приедем! - командует он. Пёс смотрит снизу на Васю и остальных грустными глазами, которые не видно на светлом пятне морды хорошо, но в которых отражаются тысячи звёзд горного неба, что висит сейчас над пыльной ночной дорогой.
   
   - Федя - козёл! Не картошку везёшь! Паа-адло! - после очередного виража и прыжка на колдобине половина тревожки набивает себе ссадины и синяки о борта машины и амуницию товарищей стоящих рядом. Федя ржёт в кабине, упершись руками в обод рулевого колеса, и прибавляет скорости, нажимая жесткой подошвой кирзового полусапожка правой ноги в педаль регулировки подачи топлива. Машина вылетает на горку напротив блочка "пять-шесть" и клубы пыли догоняют затормозивший автомобиль, заволакивая сверху-донизу.
   
   - К машине! - командует старший прапорщик. Укачанный и разозлённый ездой народ, шатаясь, выпрыгивает из душетряски. Больше всех радуется происшедшему собака и принюхивается к окружающему её миру, радостно махает хвостом и заглядывает в глаза валящихся из-за борта солдат.
   
   - Вася, ё! Держи своего волкодава! - Вася ухмыляется, довольный тем, что его заметили. Невысок Васёк ростом, но проворен. А зацепить Арта вблизи хозяина - чревато, клыки собаки пробивают плотную стёганную ткань дресс-костюма на тренировках, как газету, а удлинённые рукава полосуют в лоскуты с пяти учебных задержаний.
   
   - Шо, страшно? Хе-хе! - посмеивается он над стрелком, которому чапать за ним, обеспечивая тыл и волоча на себе тревожный мешок вдоль Контрольно-Сдедовой Полосы. Связер бережёт батареи рации и втыкается штекером МТТ в скрытую розетку на стыковой монтажной опоре.
   
   - Я на "пять-шесть", начали проверку. До связи, - экономит он и на словах.
   
   - Давай, а то "пятый" клепает, как трещётка, - торопят со связи на заставе. А там уже противному-оперативному доложили. И он ждёт ответа. А то ведь поднимет на уши всю комендатуру или отряд с округом и крутись потом как хочешь... Хватит, раз уж приняли резерв округа на заставе, до сих пор от воспоминаний есть, пить хочется и ярость закипает сама по себе, без подогрева. Слава богу, есть калитка на четвёртом и ключ от замка.
   
   А на тропе прикрытия слышится топот лошадей заслона. Изредка мигают вдали вспышки ФАСов. Можно работать - линейка перекрыта. Вася уже "пашет" носом Арта и фонарём изгибы КСП со старшиной и стрелком. Федя спотыкается сзади, неспешно следуя за системщиком вдоль колючки заграждения.
   
   - Что за херня? - первым замечает неладное системщик. Впереди лежат безжалостно вбитые в горную почву три шестиметровых пролёта пятого правого. Вернее лежит вырванная на повороте из столбов перепутанная колючая проволока. Луч ФАСа поворачивает в сторону КСП и связист замирает ошарашенный увиденным. Полоса дорожек утрамбована в пыль и песок сотнями копыт, и больше, как следовая полоса, не существует на длине восемнадцати метров разрушенная архарьим стадом по всей восьмиметровой ширине, а точнее - втоптанная.
   
   - Твою козлиную мать! Сколько ж их тут прошло? - на колючке висят клоки белой густой шерсти горных козлов. Это они пробили своими рогами стальные нити забора, и сорвали их со столбов, открывая проход остальному архарьему стаду в сторону границы. Больше всего "везёт" в тревожке системщику, что собирает на земле выдранные "с мясом" скобы, подсвечивая себе фонариком - ему восстанавливать порушенное хозяйство подручными средствами, как в анекдоте: молотком, матом и плоскогубцами. Хорошо хоть не на Марсе.
   
   - Гыгыгыгыгы, - ржёт Федя над виртуозными выражениями царапающего руки об систему старшего мастера по электроприборам, - Это тебе не чай с маслом на заставе пить и не на связи сидеть. Работай - работай, - по-хозяйски покрикивает водитель, однако светит своим фонарём на двигающиеся руки, сбитые в кровь о стальные шипы колючки. Марка, что усиленно работает молотком, оставляют с Федей чинить и заделывать прорыв. Вася, стрелок, старшина и собака исчезли за бугром, проверяя смежные с точкой прохода участки. Машина чернеет темным силуэтом на фоне звездного неба на гребне сопки. Стучит молоток, вбивая скобы в креазотную древесину столбов. Матерится Федя, поддерживая проволоку на весу пока Марк закрепляет тяжёлые нитки скобами. Нервно стучит блочок, четко определяя, что не всё ещё сделано, разомкнуто и соединено в электрической цепи заграждения.
   
   - Да тут на танках можно было проехать, - комментирует происшедшее Федя, глядя на широту истоптанного КСП.
   
   - Ага, - вторит ему системщик, - И как минимум, в колонну по три, - связист наконец-то заканчивает щелкать "плосками" и стучать молотком. Блок умолкает удовлетворённый быстрым ремонтом.
   
   - Всё, - выдыхает Марк, после того, как закрывает монтажную доску маскировочной крышкой, - перекур с дремотой.
   
   - А до утра хоть простоит? - сомневается Федя и дергает натянутые кольцами и "буквой зэт" нитки колючки, - проволока подозрительно легко болтается и провисает.
   
   - Федя, мля, - возмущается отношением к сделанной лично им работе Марк, - Ну его нах - не лезь. До утра система простоит, а в одну воронку даже снаряд не падает. А утром возьмём наряд по связи до обеда, и подшаманим по-настоящему, - но на всякий случай подтягивает тронутую Федей "десятую колючку".
   
   - Ну, смотри, земеля - если ещё раз отсюда сработка прилетит - пешком пойдёшь, - шутит водитель.
   
   - Куда ты с подводной лодки денешься, - огрызается связёр, - спички есть? Давай курнём пока старшина не вернулся.
   
   - Щас, разбежался уже, старшина тебе курнёт - потом сутки просыхать будешь.
   Системщик устало собирает инструменты, выбрасывает за контрольный валик обрезки трёхмиллиметровой проволоки, чтоб ветром или сдуру, каким животным тупым, типа дяди Феди, не занесло на забор и не замкнуло сигнализационную паутину. Затем садится на ящик системного блока, закидывает голову назад, удобно опёршись на маскировочную деревянную плату затылком. Небо сияет огромными звёздами вокруг и в молоке Млечника.
   
   - Слышь, Федя, а звёзды тут красивее, чем у нас на Украине и крупнее, - мечтает Марк и Федя грустно вздыхает рядом, в отличие от Марка он смотрит не в небо, а в сторону границы. Там, где подсвеченный свод и горы сходятся со звёздами вдали у линейке в причудливую черту горизонта.
   
   Тут-то и начинаются интересные события. Вначале над границей появляется черный крест летящего на фоне неба и звёзд самолёта, у которого горят огни на законцовках крыльев и хвосте. Все бы нормально, но летит это нечто совершенно беззвучно. И судя потому, что перевалило через пики гор, то не менее двух пятьсот у него высота. А так как Федя и Марк сами находятся на высоте тысяча двести метров. То и летит неизвестный аэроплан над ними не выше тысячи триста метров.
   
   - Марк! - бьет, не глядя, Федя рукой по груди пограничника, - Гля! Самолёт?! Мля буду! Самолёт! - ошарашенный тяжелым толчком Марк вначале чуть не слетает с блочка.
   
   - Ты что, Федя окуел? - кидается он на водителя в запале оскорбления личного организма от подлого тычка.
   Но Фёдор не реагирует на агрессивное поведение соседа, а как завороженный смотрит вперёд и вверх, в сторону линейки, и протягивает правую руку, показывая указательным пальцем в небо. Черный крест однозначно пересёк границу и прёт по небу дальше в тыл, то перечеркивая, то открывая звёзды своим загадочным силуэтом. Еле слышный рокот двигателя сверчком вклинивается в тишину южной ночи.
   Пока Федя удивляется невиданному зрелищу пересечения границы любимой Родины в воздушном пространстве неопознанным нарушителем - связёр, не отрывая глаз от ночного гостя, практично хватает МТТ висящее на проволоке. Нажатая тангента микротелефонной трубки отзывается в наушнике пением сигнала, вызывая узел связи.
   
   - Ну, что у вас там, шакал?- лениво отзывается трубка голосом Бойко.
   
   - Я - седьмой, на "пятом", - не даёт опомниться Марк ефрейтору на узле, - наблюдаю пересечение государственной границы неизвестным самолётом в районе Кери-Зоу, высота примерно, над нами, тысяча метров. Идёт курсом на Чули. Предположительно приближается к шестнадцатому левому. Доложи начальнику.
   - Какой самолёт? Вы участок проверили? Меня оперативный задовбал! - злится Бойко и не верит в слова летящие в ухо с правого фланга.
   
   - Млять, Володя не тупи, ёханный ты в стоц ****ан, буди и говори быстрее, это тебе млять не черепаха, щас на левом за хребтом скроется и писец, - орёт в трубку Марк более всего обиженный тем, что ему не верят на собственной заставе, - Федя, птля, скажи ему! - суёт трубку в руки водителя системщик.
   
   - Вован, в натуре, соединяй с шефом, этож обалдеть, тут такого в жизни не было! - голосу Феди можно верить ещё и потому, что будить шефа по пустякам оно хлопотно. Потом кроссы, марш-броски, спортивные праздники, субботники, ПХД, смотры, наряды - затрахает же, особенно того, кто его по пустякам разбудит. Попусту не попросят мужики кары господни на свои головы - значит не врут Федя и Марк - надо соединять. Но шеф спросонья добрым не бывает. Медведя, наверное, будить в берлоге не на много страшнее, чем нашего шефа. Устроит занятие по рукопашному бою на спортгородке и только успевай уворачиваться. А если на конную подготовку без седла выгонит - лучше уж кросс на десятку... Поэтому Бойко осторожен, хитёр и услужлив, как чужеродный дипломат в ставке Чингис-хана.
   
   - Тащ, старший лейтенант, тревожка с правого! - объясняет причину своего звонка ДЖ по связи.
   
   - А старшина где? - и в голосе Шефа нет единой нотки радости по поводу ночного звонка.
   Шеф моментально врубается что-то не так, иначе побоялись бы будить во-первых, во-вторых просто дали бы начальнику поспать и в-третьих - сработка на пятом. Всё вместе навевает нехорошие предчувствия. Командир грузится информацией и ждёт дополнений.
   
   - Смежные участки проверяют, - уточняет близнец кротко, аки ангел на краю рая.
   
   - Так пусть и доложит. Что там вообще у него? - грозно интересуется, зевая в трубку сонный офицер. Связист улыбается, услышав эти звуки, переданные через чувствительный микрофон телефона.
   
   - Стадо архаров прорвало систему. Наверно, барс гоняет, - начал излагать ефрейтор, - дыру заделали Марков с Федоровым, а прапорщик ушёл смежные участки проверять. Так эти двое с блочка пять-шесть докладывают, что видят, как на левом фланге самолёт пересёк границу в районе Кери-Зоу и летит на Чули на высоте две тыщи пятьсот метров. Примерно, - переложил ответственность за звонок ушлый пограничник, на сидящих на "пять-шесть" сослуживцев.
   
   Пока собирались, одевались, выбегали, смотрели, то ни хрена с заставы не увидели, - сопка часового перекрыла обзор. А самолёт пролетев, как ни в чём ни бывало под нашим небом и нашими звёздами ещё с километров пять, неожиданно вспыхнул ярким взрывом и расцвел огненным цветком в небе над горами. Чёрные ошмётки разорванного на куски планера мелькнули на фоне светлеющего неба и исчезли в темноте предгорий, опав невидимым дождём.
   
   - Ты видал? - Федя заворожено глядел в сторону границы, как будто ожидал рассмотреть ещё одного летающего нарушителя в подтверждение тому, что рухнул, и чему он был свидетелем.
   
   - Самолёт вроде, был - неожиданно засомневался системщик. За горкой послышались шорохи приближающегося старшины с основными силами тревожки.
   
   - Вы самолёт видели? - с надеждой в голосе спросил дядя Федя, запыхавшихся проверяльщиков.
   
   - Какой самолёт? Дай трубку, Марков? Я оперативному сперва доложу, - не обратил по запарке внимания на вопрос водителя старшина. Оно и правильно - сначала была сработка, а самолёт, он потом прилетел, - Тащ майор проверил пятый и два смежных - прорыв стада архаров в сторону границы, вырваны три пролёта. Восстановили пролёты своими силами. Утром запланирован наряд по связи на правый фланг, для основательного ремонта заграждения на месте пересечения животными забора ЭСЗ. Доложил старший тревожной группы старший прапорщик Грязнов, - всё правильно. Сначала надо по порядку- сработку списать на животных, а потом с летуном разбираться. Тем более, что старший тревожки про самолёт ни слухом, ни духом. А начальник успел все подробности узнать пока, они с Васей, собакой и стрелком - КСП проверяли. Тут Шеф и вмешался, благо всё запараллелено на коммутаторе "Кипариса" и связь на отряд через правый скозь "Геркулесовый" центр комендатуры идёт. Значит и там слушают. Есть такая фишка у коменданта Гермаба.
   - Разрешите дополнить, тащ майор? Начальник заставы старший лейтенант Зубков, - представился наш командир оперативному на Кушаке.
   - Давай Олег, - знакомый голос, - Что там у вас?
   - Пока системщик и водитель дыру в заборе заделывали, старшина бегал и участки проверял. Так эти двое увидели, как над пиками Кери-Зоу пересёк линейку со стороны Ирана в наш тыл силуэт самолёта. Солдаты уверены, что не могли ошибиться так, как у аэроплана горели сигнальные огни. И, на фоне восточного неба и звёзд, его очень хорошо было видно снизу. Он продвинулся в наш тыл, не меняя высоты полёта, на расстояние не менее пяти километров на нашем левом, там до системы от границы сами знаете до семнадцати километров, а то и более будет.
   - Лейтенант, слышь меня, - ага, попробуй не выслушай оперативного - сдаст Бобко с потрохами, потом пошлют куда-нить где песок, как у Сухова до горизонта.
   - Так точно, тащ майор, - бодро рычит в трубочку с ноткой иронии Шеф.
   - Утром поднимай, формируй разведывательно-поисковую группу и вперёд - искать останки своего призрака. Вопросы есть? - "щас, только рядами их построю по ротно и и запущу торжественным маршем" - думает офицер, но говорит совсем другое.
   - И откуда я людей возьму? У меня некомплект двадцать пять человек по штатке! Да наряды на фланги утром - шестеро, часовые - трое, ночные - шестеро, связь, дежурные, дневальные, повара, водило, ремонт на пятом правом системы, - перечисляет и спокойно информирует оперативного дежурного начальник заставы, - разговор с большим вниманием слушают, как минимум четверо лишних пар ушей: старшина на фланге, два связиста, что меняются и старший наряда на ближних подступах. Никто даже не дышит в трубочки связанные из экономии в одну паутину линии связи правого фланга и подключенные связистами на прослушку через высокую стойку. От напряжения у всех слухачей потеет ладонь, в которой они держат трубки. Ведь, скорее всего, наряд с ближних подступов к заставе и заберёт с собой начальник утром на поиски фрагментом летуна-самоубийцы. И собачку обязательно прихватит с собой. А лучшая псина на питомнике это АРТ - Васина тревожная собака. Ведь не возьмёт же с собой начальник, кого попало в свободный поиск. Значит и пулемётчик со снайпером, и связер. Итого - пятеро. А за начальника будет бороться со своим сном старшина, который отдавал всю ночь приказы нарядам и выпрыгивал в тревожку на вынос трёх пролётов архарами. Сухо щёлкают и трещат помехи на линии, когда "ближние подступы" выдергивают штекер трубки из скрытой розетки связи, чтоб сменить точку прослушки местности. Матерится старшина, предвидя отсутствие положенного отдыха. Меняются связёры, прикинув, что скорее всего, шеф прихватит отказника Иванова вместо штатного мастера по электроприборам, а системщики будут тащиться в дозоре по связи ремонтируя порушенный ночью пятый правый. Оперативный тоже не лыком шит, иначе бы он в отряде не сидел.
   
   - Зубков, ты мне это не рассказывай, Бобко к тебе лично приедет утром, так что без него не выезжай и лошадь ему подбери спокойную. И не такую, какую вы замполиту комендатуры подсунул, когда он с участком знакомился! - намекает майор на конфуз с замполитом. Так хто ж знал, что он такой жирный и ж.., простите, ягодицы отъел такие, что никак в конном порядке без смеха он не проедет по нашему левому, а тем более правому. Лучше бы он пешком прошёл, а так, солдаты чуть не поубивались, когда бегали и фотоаппарат искали. Чтоб заснять на дембельский альбом картину товарища капитана по политической части - "О влиянии конной подготовки замполита на настроение личного состава". А шо там рассказывать - положено вновь принявшему должность офицеру ознакомиться с участком комендатуры. Хотя бы номинально. Да. Значит, надо ему, учитывая традиции, пройтись по участкам и флангам всех застав комендатуры или пешочком, по-солдатски, шоб понимать чаяния и мечты личного состава и беспокоиться, предугадывая его потребности. И вообще он же офицер, а не контролёр качества кресла в кабинете. Ага, а ножками наши фланги не каждый спортсмен одолеет. Застава наша последняя была в списке у политработника. Мы ж самые левые на комендатуре. К нам на перевоспитание присылают всех башибузуков. После утрешнего левого - хочется только одного - выжить на правом вечером и дойти до ворот системы самому. Лично. Собственноножно.
   
   Ну, а хто ж офицера на самоубийство пошлёт, а тем более политбойца невидимого фронта, да ещё и не тренированного и свежевыпеченного на новую должность. А в уставе написано - подавать пример личному составу. Короче - идёт он на наш левый фланг, в конном порядке знакомиться, иначе не боевая потеря будет. Проблема - лошадь подобрать. Жирноват комиссар оказался, тяжел лишними килограммами. Ну что делать? Шеф у нас другой был тогда, Виктор Фёдорович Костин. Глянул начальник, оценил габариты старшего по должности и хотел поделиться с ним своими штанами. Потому как двухметровый Костин имел задницу такую же, как и зампал, что был не выше метр семьдесят пять. А ушитые в неуставняк портки офицерского ПэШа, они к езде на лошади не предназначены. В них хорошо к трибуне идти на партсобрании, стоять перед строем с торжественной речью или поучать как надо делать тех, кто, охраняя границу, видите ли, не проводит ежедневно вечернюю прогулку с песней на высокогорной заставе перед сном. В общем, он сначала от шефовских штанов младшего офицерского состава отказался. Ну, наряд приказ получил, ждёт товарища капитана. Зарядились. Лошадей с коновязи отвязали. Терпят. И вот дёрни же чёрт замполита до ворот на лошадь сесть. А может и к лучшему? Ну, как жеж перед солдатами и не показать, что и партийный орг он не лыком шит и не топором делан, а тож стрелок-кавалерист, только внутреннего употребления. Подошёл к лошади правильно. А кобыла ему досталась самая спокойная на нашей конюшне - Светлана Борисовна. У неё спина, что жо.., ой, ягодица, той же самой необъятной ширины. И только ей пох на конюшне, сколько весит замполлитр. Она хоть кого, как большевик кадетов вынесет. Если выжывут после. Та хоть сколько, она утюг на левый и назад по КСП тягает до обеда, а тут всего-то килограмм девяносто - фигня. Телега с лошадиным дерьмом и то больше весит вечером, когда наряд навоз, вывозит, запрягая Светку в повозку. И ароматизирует опять же зампал лучше, не то, что какашки наших четвероногих помощников после принятия мерки овса, сена, хлебушка, травки на выгоне и артезианской водички из колоды. Куда приятнее от представителя ЦК КПСС в погранвойсках несёт запахом одеколона. Брит опять же до синевы, правилен до повешения окружающих и люб, как ... в общем, отец родной. Отвлёкся я от повествования.
   
   Значит, подошел он к Свете. Кобыла углядела нового человека. Не своего по запаху - чихнула для отстрастки, махнула хвостищем, топнула левой задней, потёрлась мордой об зелень офицерской рубашки и уронила фуражку офицера в пыль под копыта. Хрюкнула, после наклона служивого за головным убором, рассмотрев задницу, и видно решила больше не хулиганить. А тож с таким седоком можно и на вечернюю кормёжку опоздать с левого. И не видать ей тогда дополнительной меры замоченного в бочке овса, как своей жо..., гривы за ушами.
   
   Ну, надоть на лошадь опять же сперва сесть, уперёж того, чтоб ехать. Правша, однако, зампал - слева подошёл. Как в наставлении по конной подготовке поводья подобрал, Света даже не дернулась - она на мелочь не реагирует. Как стояла, так и стоит, а должна ж была по уставу морду лихо приподнять и замереть в ожидании правильного политического веса. Народ отвернулся - типа подпруги проверяет, подперсья застёгивает, ремешки поправляет, стремена выводит на нужный к рыси размер длины. Тут пошла первая ошибка. Лихость надо на спортгородке показывать, а не перед нашим левым. Только офицерам разрешено через ворота на лошади проезжать. Солдаты пешки в поводу идут. Один черт спешиваться на постановку задачи за системой. Ножку левую в стремечко вставил, правой лапкой в хромаче в гармошку толкнулся и полетел в седло капитан. Во время его полёта услыхали все вокруг стоящие непривычный для офицера звук, как вроде чего из него вышло не вовремя и с торжествующим шумом в нижеспинной области таза, если скелетно мыслить о нависающем со всех сторон колыхающемся веществе. Ну, парни у нас воспитанные, дежурный тот вообще ждал у ворот. Ветерок опять же с траверза дизельки дул в сторону кочегарки. Правда, кто-то прыснул некультурно, прячась за свою лошадь из состава наряда. Но надо быть великодушным к потугам старшего по званию и возрасту. На этом бы дело и закончилось. Но уж больно энергично хотел шмякнуться по-ковбойски в седло новый зам коменданта. Поразить так, сказать бойцов своей подготовкой. Поразил всех и слова не сказав. От только второй звук, новый услышали шедшие позади пограничники - треск разрываемых по центральному шву бриджей-галифе. Так сказать от ширинки до пояса. Но больше всего наряд был заинтересован открывшимся видом на трусы лихого кавалериста. Уставными в них была только резинка, которая держала белую в розово-синих цветах нарисованных васильков, материю исподнего в прорехе разинувшей свою пасть, позади тела на спине Светки. Замполит почуял неладное и попытался, приподнявшись в стременах над седлом изогнуться в поясе и сбоку высмотреть, что там у него в тылу приключилось за оказия? Поза офицера привела наряд по конюшне в такой восторг, что один из дневальных вместо того, чтоб глядеть под ноги, вступил в смачный кругляш оставленный Светкой на центре прохода, поскользнулся, и совершенно потеряв крышу, рухнул посередь ворот у колоды. Второй ржал сначала с первого, пока не перевёл взгляд по линии указующей руки лежащего коллеги и встретился с округлёнными белками зрачками и лицом потерпевшего фиаско офицера. Клиновидный порыв на офицерской ПэШухе с кантом привёл второго служивого в дикость неуправляемого смеха, что и унесло его утерянным равновесием за угол, откуда изредка доносились всхлипы солдата, попавшего под обаяние вертикальной улыбки брюк замполита. Этим дело не закончилось. Часовой на вышке он тоже скучает на службе и обязан проводить наряд взглядом сквозь ТЗК. Этот сначала ржал весело, радостно и заливисто. Но видать боженько решил, что нельзя так душевно потешаться над чужим горем. Автомат, висевший за плечом часового, чуть сдвинулся вперёд и встал защёлкой магазина на перила вышки. В порыве смеха, несомненно дружеского, ефрейтор двинул весло АК локтем, оружие надавило защелкой на дерево, магазин, со щелчком, выскользнул из приёмника и медленно и плавно кувыркаясь, оранжевым бумерангом, полетел к переплетению арматуры вышки под будкой. Весело сверкнули, разлетаясь веером, все двадцать пять патронов выпорхнувшие после удара магазина об арматуру к опорам и растяжкам двадцатипятиметровой вышки. Веселье только набирало свою силу, а под его мощь и обаяние попало уже как минимум десять пограничников, четыре лошади, повар и рабочий по кухне. Хорошее настроение захватывало заставу в свой ироничный плен волнами пересказов и вспышек хохота.
   
   - Птля! - подумал начальник, сдерживая смех на крыльце, и вспомнил бога, - Господи, а ведь он ещё даже до ворот не доехал, а сколько событий! Вот умеют же расшевелить народ комиссары, когда захотят!
   
   Долго стоять в позе пьющего оленя на Светкином крупе нашему зампалу было трудно, но ты пойми читатель, что когда ты стоишь с выпрямленными ногами в стременах и пытаешься рассмотреть свою Ж, то твоя задница, она сужается в размерах, сжимаясь полукружьями друг к дружке. А вот когда ты, с высота этой стойки, хочешь опуститься в седло, то по закону механики сочленения гибкого человеческого организма слегка растягиваются и расширяются, расходясь в стороны. От, товарищ капитан, сбитый с толку предательством и изменой личных штанов и пропустил мимо здравую мысль сразу лишить Свету своего веса, спрыгнув к её копытам из высокой стойки. Сел, значит, в седло, опустился, угнездился наш сокол ясный. А вы шов пороли на одежде когда-нибудь? Правда красиво распускается вдоль, если натянуть материю и чиркнуть лезвием? А тут и без лезвия обошлось. Даже Света насторожилась. Как вроде овёс под напором сыпят ей в торбу, не считая, а запаха овса нет. Вот чудеса! Дежурный по заставе висит на створке в открытых на границу воротах, отвернулся, гад, к линейке и трясёт плечами в припадке над замком, типа заклинило ключ в изделии нашего ширпотреба.
   
   А замполиту не до смеха, в начале было. Очи по рублю, глаза как сжаренные яйца на сковородке, того и гляди вкрутую выскочат из лица. А штанам ремонт требуется. А наряду вода нужна срочно, а то ведь колики будут, или заворот кишок или соль кончится в организме, а им ещё вон аж куда с этим кавалеристом топать. К темноте бы успеть, на ужин.
   
   Хрюкая и всхрапывая, Виктор Фёдорович потянулся рукой через окошко к "Кипарису". Не, не к автомату-пистолету-пулемёту, а станции связи, то бишь коммутатору.
   
   - Лен, - сквозь прорывы смеха гоготал он в трубу, - Мои галифе старые принеси, что в шкафу лежат, - попросил он жену.
   
   - А ты что, свои порвал? Или вымазал? Грязнуля ты мой! - обласкала и пожурила одним словосочетанием боевая подруга. При слове "порвал" шеф согнулся в дугу и лёг на подоконник окна узла связи в беззвучном шипении хеков, летящих из сжатых и пустых лёгких, представив себе эту картину на крупе у Светки. Фуражка ушла внутрь узла связи с головы, подпрыгивая в такт дрожанию Шефа. Связёр впоймал зелёный "аэродром" с козырьком и как корону осторожно возложил сверху двумя руками на дергающуюся верхушку черепушки начальника. Красная, как помидор, и не маленькая рожа командира тряслась в прямоугольнике окна, не в состоянии вымолвить и слова.
   
   " Господи, что ж на фланге будет? - возроптал разум, - Если он ещё от коновязи не отъехал. А уже столько слёз пролилось вокруг? А там, на левом, распадки, вертикали, ямы, колдобины... "
   Замполлитра контролировали через каждые две розетки связи. Четыре часа растянулись ожиданием ЧП. Часовой крыл матом партийного орка и ползал на коленях под вышкой, разыскивая высыпавшиеся из магазина патроны. Личный состав гадал и спорил: " Слезет со Светки политрук на стыке или нет? Если слезет, то портки начальника в опасности!" - порешил народ. Но капитан вернулся с целыми брюками и победно въехал в ворота и расслабился. А зря. Он хоть и вспотел основательно, но за один раз невозможно похудеть настолько, чтоб при спешивании не повторить предыдущий подвиг. Запасные штаны начальника только хрюкнули звуком разрываемых по шву половинок, когда замполит спрыгнул на землю. Света возбуждённо начала искать овёс. Дневальный отвернулся и потащил голодную кобылу, что проволокла избыточный вес политрабочего туда-сюда на левом фланге. Дежурный закрылся щитом пулеулавливателя, наряд опустил рожи, и тряс плечами в ожидании разряжания оружия перед дежурным. Васильки весело блистали в тылу политбойца. Повар, в сердцах, выговаривал рабочему по кухне.
   - Говорил тебе - заряди плёнку, сфотаем, потом продавать будем! Такой кадр на дембельский альбом пропал! - рабочий не сдавался нареканиям Бадьи.
   - Та хто ж знал, шо цэй "Оцеола" другый раз на грабли вступэ?
   Зам поспешил покинуть невезучее место и укатил на комендатуру, даже не отужинав, забрав ещё одни брюки от рабочего ХБ начальника. Штаны зашили. Но слава об инциденте разнеслась по всему отряду. Вот и вспомнил оперативный про этот случай. Неважно, что начальник был другой, главное, чтоб запасные штаны нашлись на заставе для приезжего.
   
   - Так меня ж тогда не было в начальниках. Я тут при чём? - Зуба так просто не возьмёшь, не зря его Костин учил своим заморочкам почти год.
   - Ну, да, конечно, ни причём. А кто потом трепался с лейтенантом с параллельного потока из соседнего отряда? А ваш базар связисты трёх комендатур и двух отрядов и зтридцати застав слушали по цепочке, затаив дыхание? А?
   - Так кто ж знал, что трусы замполита - военная тайна? В перечне секретки нет. Да кому такие мелочи нужны? Иранцам? Та чтоб я скис!
   - Так и скиснешь! Ох, лейтенант - на границе мелочей не бывает, - сделал свой вывод оперативный, - а вражину ты себе нажил. Небось дерёт за морально-психологическую подготовку и в партию волокёт, а?
   - Я не переживаю по этому поводу: дальше этой заставы не пошлют, а больше капитана не дадут ещё года два. А вот вы товарищ майор не боитесь? Нас сейчас три заставы, одна комендатура и отряд слушает, кроме моей тревожки? - своих связистов Зубков опустил, если особисты и комендант на линии то им лишнее ни к чему знать.
   - Ладно Олег не кипятись, готовься встречать проверяющего, - нейтрально ответил оперативный. Ну да, ему в округ и НО по сработке отчитываться надо быстрее, а не лясы со старшим лейтенантом разворачивать в дискусии.
  Где-то южнее советского основного пограничного знака номер двести семнадцать. На территории государства Иран. Скорее всего, под кондиционером.
   
  - Сэр, свежие изменения информации со спутника. У Русских исчезли первые шесть человек, вероятно, обнаружили объект 'минус' и он показал им свои зубы. И ещё одна группа идёт на точку, где пропали их пограничники. К перевалу стягиваются дополнительные подразделения. На аэродромах вблизи Ашхабада замечено большое передвижение техники. Вертолёты выведены из маскировочных ангаров и навесов на бетон взлётно-посадочных полос. На склады КСАПО потянулись колонны грузовиков. Похоже, 'совьеты' всерьёз решили обнаружить канувших в никуда солдат и офицеров.
   
  - А что их военный округ? Поддерживает пограничников?
   
  - Пока больших изменений в повседневной жизни не обнаружено, но имела место активность радиостанций полка транспортной и штурмовой авиации. Возможно, пограничный округ собирается подстраховаться на случай осложнений. Но пока тихо.
   
  - Что с нашими подразделениями, попавшими под 'минус'?
   
  - Нет информации, попытки прорваться и вернуться успеха не имели. Подход перерезан и блокирован. Поисковые группы просто попадают под обвалы. Причём их не уничтожает, а именно, как специально - отрезают. В результате спасательных операций теряем время. После того как доберёмся и вытащим план прохода существенно меняется. Впечатление такое, будто кто-то внутри горы меняет местами перегородки, как в своей квартире. Но там монолитная порода. Никаких выбросов породы. Шумов. Сотрясений. Эта чёрная дыра сама устанавливает правила и сама их меняет, как ей вздумается. Единственное неизменное, что мы можем констатировать точно, так это то, что все, кто идут в проход, ведущий вроде, в сторону СССР - не возвращаются назад, если их цель не поиск пропавших, а исследование катакомб. Хотя после углубления в лабиринт магнитный компас отказывает. Сигнал сквозь толщу не проходит. Связь УКВ работает только пределах видимости. КВ экранируется напрочь. А правый и левый лазы неизменно выводят в сторону Ирана. Местные власти, пока, оказывают содействие в обмен на нашу военную помощь против Ирака. Если они вышли на территории другого государства, то должны были бы уже обозначиться или попытаться войти в контакт. Соответствующие меморандумы разосланы во все страны региона. Данных о появлении наших ушедших в лабиринт групп - нет. Запрашиваем ежедневно.
   
  - Значит вы, как и я считаете, что это потайной ход к 'советам' и наши исследователи попадают в ловушку их Погранвойск.
   
  - Абсолютно, босс.
   
  - Тогда почему мой дорогой Джон русские до сих пор не впендюлили нам ноту протеста, не показали пленных, или хотя бы трупы? Все группы были укомплектованы оружием, средствами защиты? Мы им только ядерную бомбу в рейдовые рюкзаки не положили. И где шестьдесят рейнджеров и пятнадцать морских котов, которых нам выделили на спецоперацию? У меня ответ только один - они не у русских.
   
  - А где тогда?
   
  - И я не знаю где. Может на том свете. В Афганистане или Ираке. В Австралии. Или в другом времени. Куда вообще ведут эти катакомбы? Кто их прорыл? Одни вопросы Джон! А где ответы? Куда делись семьдесят пять куртых джи-ай, обученных выживать в любой обстановке? Нис территории Афганистана, ни Ирана, ни прилегающего Ирака сведений о появлении белых и вооружённых людей мы не получили. А такаю банду американских парней обязательно заметили бы и покказательно отрезали бы головы и сняли бы на камеру в худшем случае. В лучшем - запросили бы выкуп. А они как под землю провалились. Ну не в ад же они попали? Кто-то или чтото их задержало и это неизвестное ИКС меня интересует. Нам брошен вызов. И надо его изучить, чтобы ответить или наоборот подставить под ответ кого другого. Молчите. Я считаю Джон, что те, кто их у нас забрал не удовлетворены каким - то своим результатом и наш номер с самолётом похоже им понравился. Русские там что-то определённо нашли. Если 'шум' на границе усилится, следовательно наша дыра имеет выход в русский Туркменистан. А значит и к секретам этой аномалии могут получить доступ наши вероятные противники. Готовьте варианты отхода. Такие, чтоб у русских не было никакой возможности - дотянуться затем к нашим тайнам. Если они с голой задницей умудрились проект Манхэттен повторить, то я не удивлюсь, если они и тут что-нибудь нароют. А мы со своими миллиардами окажемся у них в заднем проходе и будем кусать локти у китайцев. И просветите меня, кто был в составе пограничников, которые оказались в минусе? Обычные солдаты-балбесы срочники?
   
  - Не только, с ними находились два офицера. Первый - начальник их пограничного поста. Второй прибыл к нему именно для поиска обломков самолёта. Фигура второго командира занимательна тем, что он ни разу не дал понять нашим слухачам, по какому он профилю работает в КГБ. Ясно одно, что майор этот не простой, если служит у них в разведывательном отделе. Хотя все вокруг думают, что он чистый особист. Остальные - обычные солджеры набранные по призыву.
   
  - Вот видите Джон, мы не зря пожертвовали нашим самолётом. Пока русские получат те данные, что имеем мы об этом странном сооружении - потеряют ещё десятки человек. А мы отследим их действия и сделаем выводы Нам нужно непременно быть в курсе того, что там у них происходит. Перенацельте спутники. Отдайте приказ агентуре на той стороне - работать по Фирюзе. Ройтесь в архивах. Ищите. Ищете ответ на вопрос, что мы нашли? Меня не устраивает ответ феномен, мне нужен практический результат. Чтобы понять - закрыть работу по проекту или наоборот, продолжить исследования. Используйте русских. Пишите и расшифровывайте их радиопереговоры и телефонные звонки. Они не поняли важности горы, и будут работать открытым текстом. Приоритет на задаче красный, немедленно докладывать о малейшем изменении в радиусе ста километров от 'минуса' на советской территории. И что там у нас по учёным? Что говорят умники исследовательского отдела?
   
  - Они носятся, сэр, как ненормальные. Говорят, что такого феномена они не видели и не слышали с тех лет, как читали запоем фантастику. Говорят, что этого не может быть. Особенно им приспичило лепить датчики и на стены в левом туннеле, где по сорока пяти градусному склону мячики и банки из-под пива катятся не вниз, а вверх. А человек стоит под углом почти параллельным полу и не падает на спину.
   
  - Джон меня не волнуют эти чудеса, которые мы не можем применить на практике. Что по новой группе? Добровольцы есть?
   
  - Есть. Готовим. Хотим попробовать новый способ обратной связи.
   
  - Что снова бронированный кабель потянете, чтоб потом найти обрубленный или оплавленный конец?
   
  - Да сэр. Только это будет нанокабель из тончайшей молекулярной нити углеродных атомов.
   
  - Думаете 'минус' его не заметит, а вы с ними по телефону общаться будете?
   
  - Попытка, как капля - может дорогу и в скалах пробить.
   
  - Пробуйте, и отчёт мне на стол со своими комментариями. Что ж, посмотрим, хватит ли у русских, вляпавшихся в Афганистан, ума потягаться с этой загадкой.
   
  - А вы в курсе Джон как эта гора попала в зону Русской империи?
   
  - Да, конечно. Русские купили Фирюзу у иранского шаха и заплатили золотом. Сделкой ведал главный визирь и по информации историков положил в свой карман не малую мзду за оформление договора, лоббирование и оформление. Сделал это тихо, как несущественную уступку России в обмен на торговые и другие блага. Когда главе государства доброжелатели донесли весть о том, что граница сдвинута на юг и Арчабиль - Королевкая охотничья резиденция шаха, теперь русский во веки веков, то он разгневался так, что велел расплавить металл, что получил визирь за афёру и залить виновнику в глотку. Что и было сделано незамедлительно. Врагов у парня во дворце - хватало. Казнь вошла в легенды Ирана.
   
  - ОХ, Не зря шах Ирана приказал залить всё золото, что получил сановник в нутро чиновнику. А? Что-то там не чисто. Не забудте про архивы! Всё Джон. Идите, работайте.
   
  Высокие Договаривающиеся Стороны, воодушевлённые желанием урегулировать разногласия по вопросу о прохождении линии государственной границы между Союзом Советских Социалистических Республик и Ираном на отдельных участках, тем самым подтверждают, что граница между Союзом Советских Социалистических Республик на всем остальном протяжении остаётся без изменений, причём пограничный участок на правом берегу реки Аракс против бывшей крепости Аббас-Абад, а также селение Хисар с участком земли остаются в пределах Ирана, а местечко Фирюза и окружающие его земли - в пределах Союза Советских Социалистических Республик.
   
  В связи с вышеизложенным Высокие Договаривающиеся Стороны заявляют, что отныне все вопросы, связанные с прохождением линии государственной границы между Союзом Советских Социалистических Республик и Ираном на всём её протяжении являются урегулированными и что стороны не имеют друг к другу территориальных претензий.
   
  Составлено в Тегеране 2 декабря 1954 года (11 азара 1333 года) в двух экземплярах, каждый на русском и персидском языках, причём оба текста имеют одинаковую силу'.
   
  Соглашение ратифицировано Президиумом Верховного Совета СССР 25 апреля 1955 г. Обмен ратификационными грамотами произведён в г. Москве 20 мая 1955 года.
  *************************************************************
  *****************
   
   - Так что ж не проверили до конца, бравые вы мои воины - пограничники? Что это у вас рожи перепуганные были, когда мы прибыли? Почему у Коваленко предохранитель открыт? А? - отвечать надо было быстро, каждая секунда могла стоить очередной подводы с лошадиными блямбами.
   
   - Так над нами забегал какой-то чурбан, как только мы к пещере сунулись. И за спиной у него что-то вроде оружия было. Точно. Пришлось вас вызывать, - кротко доложил водитель и кивнул вверх, где он обнаружил неизвестного, спрятавшегося в скалах.
   
   - Так, вы двое - наблюдать за скалой, - тут же получили указание два стрелка, - Бондарь - тыл. А вы, оба, ну-ка поподробнее? Что там бегало с оружием наверху? Кто видел?
   
   - Я видел, тащ старшина, - сдался дядя Федя, - поэтому и предохранители открыты и патроны в патронниках. Мелькнул на фоне неба и исчез за скалой как призрак. Мы за арчухи попрятались так, чтоб только правое плечо с автоматом было видно и к бою изготовились. А вдруг - снайпер? Ракету запустили, и стали вас ожидать.
   
   - Ну, я так понял, что ты, мой друг, купаться не передумал? - саркастически начал старшина, кивая на дядю Фёдора.
   
   - Так я и не хотел вроде, - попытался откреститься от своего первоначального желания ефрейтор.
   
   - Надевай каску, бронежилет. Коваленко - наблюдать. И вперёд, на ту сторону озера. Разведчик.
   
  *********************************************************
  - Товарищ прапорщик, - заныл Федя, - Раздеться можно? До трусов?
  - Можно Машку за ляжку, - выдал старшина, - А в армии: "Разрешите? товарищ старший прапорщик! Или мичман", - на долю секунды помечтал Грязнов о бескрайнем просторе волн океана и песке пляжа с пальмами,- Раздевайся, - смилостивился он. Вид бравого Феди босиком, в бронежилете, каске, с автоматом и запасными магазинами к нему не оставил равнодушным никого, включая лошадей и собаку. Бондарь оглядывался на водителя, саркастически улыбаясь, что не укрылось от глаз Грязнова.
  - Собачник, а ты что лыбишся? Бегом сюда. Пойдёшь за ним через воду с собакой. Коваленко - поменяй его в прикрытии, - теперь на одного веселящегося стало меньше, а на одного раздетого больше. Две пары синих трусов гармонично пытались отразиться в колыхающемся зеркале озерка. Немотря на серьёзность ситуации стрелок тихо давился смехом, услышав комментарии связёра с рацией.
  - Стриптиз на природе, мля! - оскал двух рож из-под касок предвещал в будущем необратимую месть на заставе, для тех кто был одет, но старшина свёл к ничьей молчаливое противостояние амбиций.
  - А вы что без касок и бронежилетов ухмыляетесь, там, в кустах! А ну живо кинули железо на плечи, а каски на мозги! Шевелись, а то уррою до позвоночника.
   Первым забрёл в воду ефрейтор и стал осторожно погружаться. Когда вода дошла до пояса, то он пошёл вдоль берега, тщательно прощупывая босыми ногами дно водоёма. Бондарь подождал пока ефрейтор не отойдёт от него на шесть метров и также осторожно двинул за ним, но по колено в воде. Ищейка полакала на ходу воду и бодро потянула поводок в сторону скального выступа, за которым скрывался провал внутрь горы. Коваленко держал верх, стрелок тыл и подходы, старшина внимательно наблюдал за продвижением своего авангарда. Наконец Федоренко заглянул за выступ, забредя по шею в бурлящую воду и почти добравшись до падающих струй водопада.
  - Ну, что там? - торопил старший тревожки.
  - Дыра, тащ прапорщик, в рост, или выше! Широкая! Змей не видно, но лучше сапожки надеть! Бондарь иди ближе! - солдат щурился и фыркал от разлёта брызг сыпящихся на него со всех сторон. Поднял автомат над головой и держал стволом в сторону пещеры, прикрывая подход Бондаря с собакой по мелководью берега. Маленький камешек слетел сверху и стукнул водителя по стальному шлему, заставив в испуге присесть в воду по самый кончик каски, так что над поверхностью остались лишь две вытянутых руки с автоматом.
  - Коваленко, мля! Спишь!
  - Маленький, падло, не разглядел! - виновато оправдывался Петруха
  - Федя - вылазь! Бондарь держи с собакой вход! - Грязнов заботливо собрал солдатскую одежду и пошёл по краю озера к Бондарю, что страховал непонятный расщелок в подземелье. Пока одевались и обувались, старшина прикрывал своим складником обоих пограничников. Ствол автомата смотрел в темень неизвестности, но целиком расщелину разглядеть было трудно, выступ закрывал, отрезая бойцов от возможного нападения со стороны пещеры, и, в тоже время мешал тревожке полностью оценить и разглядеть свою находку. Виктор Иванович не спешил, он захватывал свой плацдарм, шаг за шагом подстраховываясь и оберегая людей и животных от любой опасности. За долгие годы службы он понял, что всё можно отремонтировать, найти, заменить и поправить, а вот солдата восстановить быстро невозможно. Потеряешь хоть одного, и будет так плохо, как будто потерял кусок себя самого, души и сердца. Поэтому осторожно, не спеша с оглядкой и расстановкой, по рубежам. Вон лейтенант с майором видно поспешили, и где теперь они? Так, что будем оставлять знаки, проверяться и докладывать о каждом шаге, чтоб потом следы хоть смогли найти.
  - Коваленко - связь, - но прежде чем прапорщик успел доложить и испросить разрешения на продвижение вперёд он пустил собаку Бондаря к входу.
  - Санта - Ищи! - инструктор отпускал пятнадцатиметровый поводок, пристёгнутый к ошейнику овчарки по мере её углубления внутрь горного тоннеля. Когда брезентовый ремень натянулся и закончился - легонько дёрнул, - Санта ко мне! - псина вернулась пыльная, довольная и без признаков тревоги на умной и языкастой морде. Крутнулась возле левой руки Бондаря и ранее, чем он успел укоротить поводок, снова, сама метнулась за уступ и уселась так, что было видно только её улыбающуюся клыками мордень и стоящие торчком уши.
  - Мина, товарищ прапорщик! - ляпнул, не подумав, собачник. И тут же убрался за выступ, ожидая разрыва.
  - Где?
  - Санта нашла что-то! Села возле находки!
  - Ну и что нашла?
  - Не видно, скала закрывает!
  - А что ты орёшь - мина, Бондарь? Глаза раззуй! Не рванула же ещё пока! Понабирали в армию детей, а игрушки настоящие дали, - бурчал старший по возрасту и званию с опытом, отодвигая "эсэсовца" и осторожно высунулся из-за камня. Бережёного и в горах бережёт.
  - Фух! Кто помогал поисковой группе собираться? - Грязнов вернулся за выступ, разглядев что-то у собачьих лап.
  - А что? - спросил Федя, нарываясь на неприятности и ёрзая ногами в мокрых трусах под сухими ХэБэшными брюками афганки.
  - Хрен съел на что? Ты помогал? - рыкнул прапорщик, восстанавливая подчинённость.
  - Ну я? - не понял своей вины ефрейтор.
  - А иди сюда! А ну, глянь, возле Санты, не их верёвка лежит из альпинистского снаряжения? - Юрка понял - можно отличиться и галопом скаканул к старшине. Высунулся, оглядел сидящую Санту и веревку, лежащую у её лап. Репшнур вёл в пещеру, и в него, по всей длине, была вплетена оранжевая нить. Точно такой же моток грузили в шишигу, когда везли лошадям воду на водопой по заказу Зуба. Водитель мыльницы ещё обратил внимание, что край шнура вымазан в зелёную краску, которой красили стены взлётки на заставе весной перед проверкой. На белом полотне круглого конца явственно грязнились зелёные пятна высохшей краски.
  - Точно, вон на ней наша зелёнка, как со стен на центральном проходе, видно в каптёрке вымазали, когда банки на место ставили после покраски стенок.
  - Ну, вот Бондарь, а ты говоришь мины. Сторожите эту дыру. Собаку вернуть. Коваленко - давай гарнитуру.
   
  - Я - четвёртый под двести семнадцатом. Залив ответь! - застава отозвалась голосом одного из Боек.
  - Залив на приёме! Приём!
  - Прочёсыванием местности и наблюдением обнаружил репшнур из снаряжения пропавшей поисковой группы, закреплённый перед входом в пещеру и уходящий внутрь тоннеля. Прошу разрешения на поиск внутри горной выемки с целью выяснения нахождения пропавшей ПРГ. Собака чётко берёт след внутрь пролаза. Признаков опасности не наблюдаю. Как понял? Приём?
  - Четвертый! Я первый Геркулесового, - взял микротелефонную трубку в свои руки комендант участка, - оставить снаружи двух бойцов с рацией. Им в пещеру не заходить, ни под каким предлогом, даже если вас там привалит на хрен. Ждать резерв комендатуры и тревожку с Фирюзы. При малейшем намёке на опасность - покинуть лаз и охранять вход снаружи. Как понял? Приём?
  - Вас понял, снаружи седьмой и пятнадцатый с запасной триста девяносто второй! До связи!
  - Сеанс каждые тридцать минут! До связи, - напомнил глава Геркулесового.
  - Вас понял! Каждые тридцать минут. До связи, - соблюдая правила радиообмена, подтвердил Грязнов.
   
  - Бойцы, ко мне! Живее, - собрал солдат возле арчухи Грязнов, а голос не предвещал ничего хорошего, - Вы что, пля? Нюх потеряли? А? Забыли, зачем приехали? Или это вам кино смотреть в ленкомнате? Здесь последние метры нашей земли. Там за кордоном неизвестно кто, рядом. И непонятно, что у него в голове! Может украсть нас хотят, а может убить и поглумиться. Что, Коваленко, давно трусы Федоренкины не видел? А ты, стрелок, с ним в одном кубрике спишь - не насмотрелся ещё! Смехуёчки вам, а там, в пещере может вся поисковая команда загибается или их, упаси господи, повязали всех, - чуть не перекрестился старший тревожной группы, - Вы двое - остаётесь здесь Стрелок и Коваленко - в пещеру не заходить! Это приказ! Старший - Швец! Связь через тридцать минут! И не дай бог, вы полезете купаться или уснёте! Всё, игры закончились, теперь не я вас воспитывать буду, а те, кто ПРГ утащили. Хотите, чтоб и вас нашли по частям - на здоровье. Но если ослушаетесь, то я вас унавожу на кроссе. Понятно?
  - Понятно, - недовольно пробурчал Швец и Петруха согласно и озабочено кивнул, поправив плечевой ремешок радиостанции.
  - Мы, - продолжил постановку задач старшина, - Бондарь, Федоренко и Санта идём на разведку лабиринта или что там темнеет. Скорее всего, наши предшественники прошли туда и привязали альпийский тросик, чтоб потом не плутать и найти выход. Заодно и знак нам оставить, что они здесь где-то. Пойдём по нему. Первый - собачник с овчаркой. Второй - я. Третий Федоренко. Фас- фонарь только один и я буду подсвечивать сзади эсэсовцу путь, ефрейтор ты идёшь сзади и ориентируешься по пятну фонаря, не забывай прослушку назад делать. В СПШ загнать белую трёхзвёздную ракету, сигналы оповещения, управления и взаимодействия, стандартные, изготовка по любому необычному звуку, движению, силуэту. Первый выстрел, если что - из СПШ, чтоб лишить противника ориентировки, ослепить, увидеть и деморализовать. И запомните - сначала прятаться, ложиться, уходить в бок с линии центра - потом стрелять или одновременно. Вопросы есть?
  - А если что-то с вами там случится? - Швец даже запереживал за уходящих в неизвестность и тьму. Хотя, скорее всего вдвоём вдалеке от родной заставы чувствовал себя неуютно.
  - Приказ коменданта - ждать здесь резерв комендатуры и тревожку с Фирюзы! Хочешь поспорить с комендантом выходи в связь. Обо всём необычном докладывать на заставу. С нами, скорее всего связи не будет.
  - Ещё вопросы?
  - А что брать будем?
  - Федоренко - всё по максимуму. Вдруг там выход в Иран и придётся воевать и со стражами?
  - Так это, тащ прапорщик? - наткнулся на не предвещавший добра взгляд и исправился, - Извиняюсь, товарищ старший прапорщик, дыра большая, может лошадь возьмём? Нагрузим на неё всё и пойдем налегке?
  - А если узкая?
  - Так проверим сейчас налегке, а если Света пройдёт, то вернёмся и её загрузим. А если не пройдёт, то вернёмся, доложим и заберём поклажу с собой в новый поход? - Юрка не хотел таскать тяжеленный тревожный мешок, и в его словах было рациональное и практичное зерно истины.
  - Хм, так и сделаем. Пока с собой только оружие, вода, ножи, лопатки ИПП, каски, защита. Оружие с предохранителя снять. Патроны в ствол не загонять. Коваленко и Швец на посты. Остальным: десять минут оправиться и перекурить, проверить снаряжение, собаку напоить - разойдись!
   
  И каждый занялся своим делом. Отсутствует в тревожке пулемёт, нет снайперской винтовки. У всех автоматы, а у Грязнова ещё пистолет в кобуре. Зато в тревожных мешках сухпай в тушенке, сгущенке, сухарях и каше. Цинк патронов на каждый вещмешок с открывалкой, ракеты для СПШ, аптечка - одна на всех, ИПП запасные. Вот и все запасы. Есть ещё верёвки у каждого, ножи складные припрятанные под куртками, инструмент мелкий у связиста в тревожной сумке, да то, что осталось от имущества поисковой группы. В основном ерунда мелкая от котелков, до ведра с водой и бахил с ОЗК, в которых воду лошадям возили. И главное - два топора - один наш русский, а второй колун иранский. Да пара МПЛ - малых пехотных лопаток в чехлах с остро заточенными на сдачу СПУ лезвиями. Фляги с водой, да тактика к бронику. Вот и вся экипировка. Так что долго не собирались. Раздербенили на всякий случай цинк с патронами, набили все магазины, забрали у оставшихся на нашей территории их оранжевые бумеранги к автоматам, оставили только по два и цинк с СПШ. Ну и остановились на этом.
  - Ну, готовы? - говорить не хотелось.
  - Так точно.
  - Бондарь - вперёд, - короткая цепочка не спеша двинулась к темноте проёма. Вначале за скалой, что прикрывает дыру в породе, исчезла шустрая Санта с инструктором, за ней втянулся и пропал старший прапорщик. Последним качнул антенной и завернул её за ушко на плечевом ремне дядя Федя. Внутри пещеры было темно, чуть сыро от обилия рядом влаги и тихо. Бондарь зашёл так далеко, сколько хватило падающего снаружи света, чтоб хоть что-то видеть и остановился, поджидая старшину с Фас-фонарём. Санте освещение был не нужно. Она недовольно остановилась, ведомая запаховыми построениями окружающей её каменной обстановки. Аромат репшнура вёл тугим и стойким запахом синтетики и пропитавшей верёвку вонью масляной краски. Луч фонаря появился со щелчком включателя, и пограничники смогли оценить ширину и высоту прохода. Пятно света метнулось вперёд обходя силуэт инструктора и не нашло себе препятствия в расширяющемся замкнутом пространстве впереди. В воздухе висела пыль, и изредка пролетали какие-то мелкие насекомые. Перед нарядом находился конусообразный проход, который вёл в большой куполообразный зал. Стены были гладкими, словно выточенными водой в толще породы. Щелчок прицельной планкой повалил всех на камень и за плавные выступы скальных неровностей. Фонарь тут же потух. В проходе наступила тишина. Наряд прослушивал, как учили, местность. Звук удара металла на автомате говорил, что Бондарь что-то заметил впереди, можно было и спросить, но перед этим прослушать - пять минут - минимум на изучение. Собачник отстегнул Санту с поводка и шепнул в правое ухо: ' Ищи!', - отпуская в свободный поиск. Псина нисколько не испытывала неудобства от присутствия полной темноты и деловито зашуршала лапами удаляясь и проверяя на опасность предстоящий путь дальше.
   
  Собака вернулась быстро и ткнулась мокрым носом в ладонь Бондаря.
  - Вернулась, чисто! - только после этого включили фонарь, и пошли дальше. Широкий ход привёл их в обширное подземелье, посреди которого, причудливо поднимаясь и опускаясь, друг к дружке росли сталактиты и сталагмиты. Слева журчал ручеек наполняя каменную чашу и вытекая из неё по пробитому в породе жёлобу. Конец верёвки лежал посреди зала, упершись в природную скульптуру. Вдали за накапанными конусами виднелись очертания трёх тёмных ходов. Репшнур указывал своим концом на средний ход из трёх.
  - Федя, сколько прошли?
  - Тясячу двадцать семь шагов. Или пятьсот метров с хвостиком, - водил головой за лучом фонаря ефрейтор.
  - Связи нет?
  - Нет, мы раз шесть повернули. Да её и на выходе не было.
  - Игорь - следы есть?
  - Есть слабые, но наши. Прошли все. Двое догоняли четверых, почти бежали. Потом собрались, пошли по центру вон в ту дыру.
  - Отход. Федя пошёл обратно первым. Бондарь - замыкаешь. Собаку на длинный повод.
   
  Спорить с Грязновым ни у кого желания не было, тем более что он точно повторил тактику предложенную водителем. Из пещеры вывалились с удовольствием на свет божий. Засидевшихся Петруху и Швеца услали ловить Свету, чем они занимались вдвоём почти час. Кобыла не собиралась вновь вставлять морду в оголовье, трензеля в зубы, а седло получить на спину. Свобода понравилась, трава в распадках была сочной, воды в озерке, хоть отбавляй. Валяться в пыли можно было хоть сколько. А тут, на тебе - под узду ловят. Манёвры кобылы рассмешили, утомлённых мраком, старшину, инструктора и дядю Федю.
   
  Светлана Борисовна использовала 'тактику большой задницы'. Стоило кому-либо из двоих загонщиков попытаться приблизиться тихонько к голове животного, как это самое хитрое порождение дьявола и кентавра тут же делало разворот на месте и поворачивалось задними булками к ближнему захватчику. Булки были больше и выше чем у носорога, крупнее, чем у бегемота и лишь немного уступали молодому африканскому слону. На законцовках круглились копыта, каждое из которых было крепко увенчано вытертой о камни в серебро подковой с загнутыми и откусанными плоскими кончиками кавалерийских гвоздей посреди ороговевшей ступни лошади. Светка чуть всхрюкивала, двигаясь на, нападающего на неё с ремнём, солдата, и пыталась легонько двинуть в сторонку. Пыль стояла столбом. Коррида была ещё та. Как только боец отскакивал от монументального зада, то эта ведьма снова начинала рвать витамины из-под своих передних ног. В крайнем случае, лошадь переходила на рысь и отбегала на энное количество метров. Всё повторялось вновь: скрадывание, медленный подход к голове, движение задом, бегство загонщика и уже пять:ноль в пользу ушлой копытной. А два хомо сапиенса никак не могут изловить второго друга человека в свои снятые с поясов ремешки. А надо всего ничего - обнять Светку за шею. Но попробуй - подберись!
   
  - От стерва, опять убежала! - комментировал и проверял тревожные мешки Бондарь. Санта с интересом следила за игрой в догонялки. Ей очень хотелось тоже побегать на свободе и раздолье без поводка с лошадьми и солдатами, но хозяин не давал команду 'Гулять!', а рылся внутри зеленых торб на бережку чудного озера. Наконец загонщики взяли Свету в клещи, применив таки человеческий интеллект. Они подобрались не со стороны головы, которую надо было хватать, обняв за шею, а презрели страх и подкрались со стороны страшной и опасной жопницы королевы конюшни. Такую подлость, воплощённую в безрассудную храбрость Светка просчитать не успела. Пугать ударом копыта у неё уже не получалось. Лошадь дернулась в сторону от того кого она увидела первым и попала грудью и шеей в объятия Петрухи который и завис на богатырском приложении к голове першеронихи с победным воплем.
   
  - Поймал!!! - Света не врубилась кто, кого поймал и, не обращая внимания на повисшую на шее массу, было, двинулась рысью прочь, но ловкий Петр, как обезьяна охватил и ногами шеяку кобылицы. Королева не привыкла суетиться проигрывая, поэтому сдалась с высоко поднятой головой, вроде сама того хотела. Остановилась и дала себя прицепить на солдатский ремень. Запыхавшиеся тореро с руганью повели громадину к озеру куда она их мимоходом и затащила, утопив сапожки и нисколько не утомившись при этом. Отлупить Светку за выёживание можно было с большой опаской и как минимум ломом. Легче было дать ей попить, поесть, ну и таким образом договориться о найме, на некоторое время. Напилась вдоволь, и только после этого позволила вывести себя на берег, оседлать и загрузить амуницией, предварительно выпросив двойную меру залитого водой овса. Который, замочили пока торреадоры и ковбои ловили дочь хитрости и беса на приволье туркменских высокогорных лугов.
   
   Увешаная вещевыми мешками Света спокойно жевала трензеля и ожидала начала движения. Кобыла с трудом, но протиснулась в лаз пещеры и ей там, на удивление понравилось. В новой конюшне было сухо, пахло свежей водой, и чувствительные ноздри лошади чуяли ещё какой-то смачный и вкусный отголосок аромата тучного многотравья впереди. Вот только запах был слаб и говорил о такой дали своего положения, что может и стоило протопать до него пару другую километров. По проложенному пути до большого зала прошли быстро. Копыта бухали и цокали по камню, и звук растекался эхом, отбиваясь от стен с размеренным грохотом наевшегося мостодонта, отправившегося на развлечение с друзьями.
   
  "Черт, хоть бы не заржала, зараза, демаскирует же метров на триста, Борисовна' - подумал старшина, и приказал дяде Феде приотстать. Что ефрейтор сделал с огромной неохотой в нахлынувшей сразу со всех сторон темноте.
   
  Дошли до сталактитов без проблем и тут Санта вздыбила шерсть, натянула короткий поводок в левой руке инструктора и зарычала так, как рычат на угрозу, что может стоить жизни. Все кроме Светы рассыпались за укрытия. Федя материл кобылу, которой ситуация обнаружения неизвестной опасности в темноте могла стоить жизни, но совершенно не волновала.
   
  "Это ваши трудности", - прожевала трензеля во рту Света и резко стукнула головой по каске ефрейтора - почесаться хотела. Стальной шлем водителя спас. Света удивилась увеличению крепости головы пограничника в условиях полного отсутствия освещённости и предложила убрать трензеля изо рта другим способом -боком вдавила солдата чуть в углубление, в которое он спрятался, отлетев от удара по каске. Воин попытался объяснить Светке, соблюдая режим "молчания" шёпотом, что выполнение боевой задачи в таких сложных условиях может быть сорвано по её вине, и тогда по прибытию на заставу он найдёт не только хороший лом, но и постарается обнаружить добротную ручку от старой и большой совковой лопаты с пожарного щита. Всё это он бы и высказал, если бы воздух был в лёгких. Пока два пограничника - один на копытах, а второй на ногах - занимались борьбой за свободу каждой отдельно взятой собственной и живой личности в ограниченном пространстве, и обсуждали влияние боли и отсутствие кислорода - на трензеля в зубах, то старшина с Бондарем соображали - а чего ж там такого учуяла овчарка. Санта вела себя так агрессивно, что не оставалось сомнения - впереди чужой.
   
  - Игорь, кто это? - шепнул прапорщик. Младший сержант понял вопрос правильно. Старшина хотел знать, какого вида опасность их ожидает - животное или самое опасное из всех млекопитающих. Ответ был из тех, что чреваты.
   
  - Это человек. Спускать? - вариантов всего два - или он с нами или против. Если против, то почему не расстрелял сразу, как увидел включённый Фас-фонарь Грязнова издалека. На его фоне вся пятёрка смотрелась в штольне, больше похожей на дворцовый вход своими размерами и высотой, как увеличенные мишени на стрельбище. Раз не применил оружие, то, наверное, не желает стрелять или "огненной палки" у него нет. Тогда при спуске собаки можем ей навредить. Загнанная в угол крыса бьётся насмерть, а уж человек тем более. А трус в такую катакомбу не полезет. Надо договариваться. И беречь ищейку.
   
  - Нет. Держи её, но пусть подаст голос. Будем поговорить немножко, як кажуть в Одессе, - и отодвинулся от Бондаря подальше, чтоб не составлять крупную групповую цель.
   
  - Санта, голос! - лай рассвирепевшей овчарки шарахнул по ушам, как объёмный взрыв ударной волной в закрытом помещении. Собака неистовала, рвалась в темноту на захват нарушителя спокойствия. Это и надо было Виктору Ивановичу. Он давал понять неизвестному, что наряд знает о его существовании, имеет возможность завалить собакой в любой момент, но по природной вежливости, доброте душевной и меркантильному расчёту, даёт возможность самому сдаться без применения на его шкуре силы клыков и оружия пограничников.
   
  - Федя, у тебя всё путём? - побеспокоился перед началом ведения переговоров с таинственной темнотой прапорщик.
   
  - Храюу, - всрапнула Света вместо полузадушенного в уголке междускалья Феди и звякнула трензелями во рту. "Отдыхаю" или "Охраняю" послышался старшине ироничный ответ солдата. "Молодец, старается," - похвалил мысленно старшина Юрку, - изготовился небось, а Светка мешает", - пожалел он своего замыкающего.
   
  - Ну и хорошо, - подвёл итог старшина, - держи тыл и за Светку схоронись, - озадачил он лошадь.
   
  - УУххУ, - прошипел ефрейтор, выпуская остатки воздуха.
  Старшине послышалось 'УГУ'. 'Ну и хорошо. Можно давить неизвестное, что так беспокоит ищейку - совершено спокойно за наш зад. Та и Светка там', - душевно подумал о кобыле Виктор Иванович, - Если что, то поможет'. Переговоры начались незатейливо.
   
  - Эй, ты, мудак! Ты кто такой! А ну выходи мля с поднятыми руками, а то собаку спущу! - рычание разозлённой Санты подтверждало угрозу. Но кто вам сказал, что из темноты хорошо понимают по-русски. У старшины этой информации не было, а даже если бы была то по умолчанию каждый пограничник уверен в том, что на нашей территории русский основной априори и просто по жизни. Поэтому он и не собирался предоставлять демократический выбор непоняткам по курсу. А у Бондаря при себе СПШ, по инструкции ничего другого на собачника в тревожке вешать не разрешается - скорость преследования потеряет. А старшину темнотой пугать только тешить.
   
  - Бондарь, что под руку попадется, любой цвет вставляй и "мочи" из СПШ. Только чуть наискосок по горизонтали, но подальше, чтоб к нам не прилетела, и предупреди, и глаза закрой перед выстрелом, - Зашуршала брезентуха кобуры в руках солдата.
   
  Видели, как мечется в закрытом бункере выпущенная ракета из СПШ? Жуть, кошмар психоз сумасшедшего и главное - страшно очень до нервного ступора и неконтролируемого самоизвержения продуктов жизнедеятельности. А в полной темноте, плюс ещё и слепота противника обеспечена стопроцентная, и бери его потом - голыми, что называется руками. Знакомый щелчок разламываемого надвое СПШ заставил вздрогнуть даже Борисовну. Она чуть отступила в сторону, перестала требовать убрать трензеля, и водитель кобылы вдохнул кислород в личную систему жизнеобеспечения.
   
  Светка была не дура, далеко не идиотка, условный рефлекс говорил, что щас как пыхнет, стрельнёт, как зашипит, как полетит, как слепанёт. Инстинкт дело хорошее. Игнорируя пожелание отдышавшегося поводыря, лошадь попробовала развернуться и спрятать морду с глазами на ней от неизбежности видения и не дай бог попадания ракеты. Эти люди, они на всё горазды, благоразумно мыслила Света. Лучше поберечься. Бережёную - все берегут, а она жерёбая, ей ещё рожать на конюшне месяцев через этак семь-восемь. Кому нужны стрессы? Ей бы витаминов побольше и водичку чистую, травку, сенцо, овёс, морковочку, арбузики, яблоки, сахарок, корочку с солькой - а тут ракетами стрелять хотят рядом с будущей матерью. Совсем оборзели.
   
  В результате размышлений и незамедлительных действий Федя оказался припёрт в укрытии теплой, вонючей и огромной жопой першеронихи. А на уровне глаз щекотали его лицо волоски хвоста, которые произростали из верха придавившего его по новой живого пресса. Борисовна отвернула морду в тыл, закрыла глаза и чуть вздрогнула, от щекотки - Федя попытался высвободиться из-под дружественных половинок упёртых ему в грудь, подбородок и щёки. Больно ефрейтору не было. Было одновременно жутко обидно, унизительно смешно и пахло отнюдь не шанелью номер пять и даже шесть.
   
  Противоречивые чувства, охватившие солдата, трение о бронежилет конской задницы, положение, а также мысль о том, что, мол, боже хоть бы не пукнула, или не захотела наложить прямо здесь, или налить. А если Бондарь пальнёт, то это же может произойти! Федя звук заряжания СПШ знал не по наслышке, сам сколько раз пулял. Хрен её знает, что у этой Светы на уме. Воин представил себя со стороны. Видение себя красивого, крутого и любимого, обильно обложенного от каски до плеч и по грудь дымящимся конским навозом с торчащим из него не переваренными стебельками сухого сена и травы, был той каплей, которая переполнила чашу молчания дяди Феди.
   
  Дикий, неврастеничный и безудержный хохот, прозвучавший с тыла, остановил готового стрельнуть эсэсовца, изумил кобылу, озадачил старшину и окончательно обезоружил неизвестного. Люди, которые так смеются, просто неспособны причинить зло ближнему по прихоти, глупости или для развлечения. Ржач летел под сводами, ширился отбитым от стен эхом, грузил и заражал как ментальный вирус гипноза. Грязнов не выдержал, повернул фас фонарь назад и включил его. Красною Рожу Федюни, зажатого в скале крупом большущей задницы, в слезах от душившего его смеха и в каске, в сантиметре от начала роскошного хвоста стоящей кобылы, надо было видеть. И её разглядели все. Санта взвизгнула заинтересовано. Углядев в луче фонаря картину распятого на скале Светкой дяди Федора, три дополнительные человеческие глотки разразились таким гоготом, что забыли - зачем они здесь находятся. Старшина сел. Бондарь держался за живот и Санту. Света изучала диспозицию и не понимала - почему не стреляют из ракетницы.
   
  Невидимый Нарушитель, как раз собирался сдаться, не дурак же. Он давно засёк вооружённых сарбазов, приготовился, подождал удобного момента и вышел с поднятыми руками из-за укрытия, в двадцати шагах от овчарки. Углядел наезд большого зада на Юрку и стоял, трясясь и улыбаясь от картины слияния двух высокоразвитых существ в освещённом углу пещеры напротив. Санта учуяла движение неизвестного и его смех, но хохочущего нарушителя она ещё ни разу не видела, и не слышала про такое, и решила, пока, посторожить безопасного чужака, но смотреть за ним в оба носа и уха. Поворот головы Санты и напряженная стойка собаки не укрылись от пока ещё плачущего в веселье инструктора. Шевеление возле собачника и недовольное ворчание овчарки насторожили старшину, и он развернул фонарь по ходу движения. За встревоженным сержантом, с поднятым СПШ в руке, стоял молодой парнишка, лет шестнадцати. Смуглый, как какао. Одежда на нём топорщилась бедностью, но находилась в ухоженном состоянии. Вот только её было больше чем на пограничниках. Обувь простая и незамысловатая, как и у любого жителя иранского нагорья. За спиной у паренька торчала необычная торба на ремне через плечо. На поясе - нож в чехле с длинной изогнутой рукояткой с остриём на конце, сделанной из бычьего рога. Поверхность ручки для удобства пользования была до половины обмотана крепкой бечёвкой. Через второе плечо парнишки змеилась кольцами собранная в моток длинная верёвка.
  Смотрел иранец настороженно и, моргая, пытался прикрыть глаза от слепящего света в упор. Для Фас-фонаря двадцать метров - семечки.
   
  Игорь без приказа ушёл, как можно далее вправо. Старшина продвинулся вперёд и шагнул левее. Света поняла. Что её величеству ничего не угрожает, а Феде тем более, и с любопытством попыталась добраться зубами до мешка с овсом притороченного к седлу сбоку. Из-за этой надобности и связи с возникшей безопасностью ефрейтор был освобождён от давления крупа и тривиально пал к задним копытам лошади, звякая автоматом и застёжками рации. Сие событие было прокомментировано ёмким матом и обещанием лично содрать шкуру с кобылы ещё при её жизни. Вид, запах и ощущение; руками, носом и подбородком тумбообразных копыт с амбрэ Светкиных испражнений несколько охладил излияния водителя и заставил его спешно увеличить расстояние между собой и занятой добыванием овса лошадью. При отходе дядя Федя наплевал на личные гордость, честь и амбиции вершины эволюции и рванул на карачках, поднимая клубы пыли вдоль директрисы движения по направлению к источнику освещения. Прибытие дяди Феди тут же было отмечено в мизансцене.
   
  - Федоренко - хлебало завали! - взревел старшина, не оглядываясь на пылящийся бардак позади себя, - страхуй по центру - у тебя руки свободны! Быстро, вмлять! А то удавлю нах! - знакомый рык вернул водителя от пожеланий разметать конскую суть кобылы на атомы - к служебным обязанностям. Сообразить, как это можно сделать со стороны спины, с фонарём в одной руке и с макаркой в другой руке у дяди Федора времени не было. Интонации дали понять, что действовать надо быстро, не жалея себя и правильно. Юрок прямо там и изготовился - на нижнем уровне, с колена, только предохранитель характерно щелкнул, открывая ход для курка и спускового крючка.
   
  - Бондарь - обшманай. Осторожно. Сначала пусть разденется, - собачник, услыхав короткий приказ, сунул пистолет в кобуру, двинул автомат за спину, подошёл ближе и скомандовал Санте, чтоб сидела и охраняла рядом - слева от нарушителя, а сам подошёл справа. Парнишка попался учёный - терпеливо ждал. Бондарь не спешил приближаться вплотную. Показал указательным пальцем на пояс, а потом на землю. Иранец сообразил верно. Кивнул и расстегнул замок, ремень упал к ногам. Туда же последовала странная торба, небольшой вещмешок с нехитрым скарбом горца и моток толстого шнура. Затем инструктор сделал движение в воздухе - как бы отталкивая от себя обеими руками парня. Тот сделал несколько шагов назад. Старшина подошёл ближе. В вещах задержанного ничего особенного не было: вода в большой пластмассовой фляге, немного еды - лепёшка, сыр и специи, спички, шило, нитки с уголками, бумага, ручные весы, сетка. Были три газеты с надписями на не знакомом, вьющемся алфавите с многочисленными точками снизу и сверху, тряпка, рукавицы, теплая шапка, шарф, подстилка, толстый пучок перьев и ещё много мелочей. Больше всего пограничников удивило содержимое длинной торбы. В ней был настоящий клеянный лук, тетива про запас, метровая металлическая линейка, сантиметр и стрелы, аккуратно воткнутые в подобие губки в жестком пластиковом чехле.
   
  - Давай личный досмотр, - личное обхлопывание и прощупывание мальца ничего не дали. Только сержант понял, что "малёк" с виду вроде и не страшен, а силенка и скорость реакции у него есть. И хоть в своей хламиде он смотрится получучелом, обвешанным старыми тряпками, зато под ними скрывается тренированное горами и суровым бытом тело крепкого и быстрого хлопчика.
   
  - Пустой. Вязать? - на всякий случай уточнил Игорь.
   
  - А как же - и стреножь заодно, тогда и поговорим, - горец стерпел связывание по рукам и ногам, но когда ему взялись закрыть и глаза попытался вывернуться из рук инструктора службы собак и что-то гортанно высказал на своём языке, завертел отрицательно башкой, так, что его тюрбан на голове свалился в пыль. Санта среагировала на демонстрацию недовольства, как на нападение. Атаковала с рыком, в прыжке завалила ослушника в пыль жестким ударом лап и вцепилась бы в горло, но пришелец извернулся, а сержант остановил собаку командой и на всякий случай перехватил за ошейник.
   
  - Ну, а хули ты дергаешься? - пояснил собачник, - сказано тебе чурка не русская - завязать глаза - значит, положено так, а ты тут выёживаешься, - и для, порядка пнул, сапогом ниже спины сидящего найдёныша.
   
  - Садовбал, хооорьёёок сраяный! Не трожь - фвьебу нах! - неожиданно по-русски ответил нарушитель спокойствия и причина остановки в пути, и закончил свою речь строкой из Корана, - У Аллах аахкбар!
   
  - Ни буя себе! Тащ прапорщик он же по-русски меня нах послал, - затрещина отвешенная рукой эсэсовца завалила иранца на бок и вызвала целый поток русских народных выражений позаимствованных у татаро-монгол.
   
  - Стоп Бондарь - подними его и прислони к скале. Федя - Светку тащи сюда. А то ещё сбежит! - начал руководить нарядом прапорщик, неотрывно разглядывая при этом причандалы пойманного исследователя "нашей" пещеры и самого задержанного. В результате этого изучения Грязнов сделал вывод, что нарушитель пытается самым наглым образом наобеббать старого воина погранвойск, как неучёный новобранец-шкипер дурит по неопытности опытного дедушку-ветерана. Сзади послышался топот и понукания.
   
  - Вот привёл, - злобно доложил дядь Федя, устанавливая рядом с собой и старшиной недовольную Светку и во все глаза разглядывая шмотки, на предмет - чего скоммуниздить на дембель, если плохо лежит. Больше всего понравился нож: 'Вот его и утащу' - порешил хохол, а сам начал "наезжать" на кобылу, - Тащ, старший прапорщик! Она, зараза, чуть мешок с овсом не порвала, пока мы этого бандита вязали в темноте. Окончательно окуела, пора отметелить по самые помидоры и гланды. Меня чуть не покалечила возле стенки, совсем нас не уважает, скотина, - тут же пожаловался и разошёлся в обличениях ефрейтор.
   
  - Хорош трендеть, не любишь ты животных Федоренко, - остановил речь Юрки старшина, - от этого и проблемы, - Юрок хотел возразить, но Виктор Иванович не собирался слушать пререкания, когда дело надо делать, - привязывай этого к Светке, раз она такая страшная и грозная, и сторожи, а мы тут с Бондарем пошаримся в округе. Думаю, что этот жучара ушлый не всё нам показал. Ну, да на хитрую дырку есть перец с винтом, на вход с закаулками примочки с кочергой и на тебя, дружок, управу я как-нибудь найду, - пообещал зыркающему снизу молодому иранцу Грязнов, - Бондарь - спускай Санту, пусть ищет - я посвечу.
   
  Ходили и искали не долго. Нашли крепкую палку больше похожую на диковинное копьё с широким и длинным стальным лезвием пикой, мешочек с наконечниками для стрел и какую-то вонючую металлическую банку из-под леденцов. Компактную палатку и простенький спальный мешок.
  Находки сложили возле иранца, тот нахмурился, и видно было, что не очень-то рад происшедшему. Более ничего и никого на двух ногах обнаружить не удалось. Следы поисковой группы вели далее а проход где был взят в плен неизвестный. Теперь можно было и побалакать с этим индеёцем, как "для себя" прозвал лучника Виктор Иванович.
   
  - Ну, говорить будем? Не хочешь. Вот твои шмотки, задержали мы тебя на советской территории. По-русски ты понимаешь и говоришь. Что ты тут делал? Что или кого искал? И почему решил нам сдаться именно сейчас, а не раньше? Что тебе нужно было возле водоёма? Ты тут кого-нибудь видел? Как сюда в пещеру попал? - завалил вопросами Грязнов не только иранца, но и Федю с Бондарем. Индеец только ухмыльнулся губами и презрительно кивнул не вниз, а вверх, - если расскажешь правду - развяжу и отпущу, - начал стимуляцию пленного старшина, - а если будешь молчать, то закину на Светку, - качнул головой в сторону кобылы прапорщик, - отвезу к озерку и сдам резерву в комендатуру. А вот оттуда ты домой попадёшь не ранее чем через месяца три, по протоколу погранкомиссара и желанию начальника разведки округа. Ферштейн?
   
  - Уговаривать тебя не собираюсь, сейчас поедим. Пока будем трапезничать - думай, - в начале дали Светке напиться, наполнили торбу овсом, и подвесили сумку прямо лошади на голову, кобыла смачно захрумкала внутри брезентухи любимым лакомством, потом напоили и покормили Санту, Затем поели сами пограничники. Здорову организму на природе банка тушенки - на один зуб.
   
  - Федя - открой ещё банку с кашей, дай пацану чистую ложку, флягу с водой положи возле него и пару сухарей. Бондарь - Санту посади рядом - пусть сторожит, а я вам посвечу. Развяжите ему руки. Давай "Оцеола" - ешь, это говядина, а то ещё скажешь что мы жадные и подлые - свинину заставили лопать, потом не отмоешься, - предложил старшина с отеческой улыбкой и заботой.
   
  - Федь - сообирай его барахло, грузи на Светку - назад пойдём.
   
  - Таварищ прапорщик, - акнул Юрка, - А что назад-то? Может вперёд? - сытно рыгнул и вопросил ефрейтор.
   
  - Нет воин, лучше два шага назад, а потом шаг вперёд, да ещё и с этой обузой за спиной. А вдруг стычка с кем? Этот вон с копьём, стрелами и ножом тут шастает. А если там кто бродит вооружённый автоматом или пулемётом? Добро бы индеец всё рассказал, а то кашу вон трескает без стеснения, а информацией делиться не желает. А зачем нам враждебный нам и явно умелый горец в тылу? Ишь стрелы у него в губку воткнуты внутри колчана - наверняка отрава там какая-нибудь. Иначе - лук в горах фикция. А так - чиркнул наконечником по шкуре и всё - жди когда мясо само упадёт.
   
  - А копьё ему зачем? - Бондарю было непонятно именно такое вооружение парня.
   
  - А копьё на крупного хищника - барса, леопарда, гюрзу отогнать, кобру спугнуть не касаясь.
   
  - Может чабан? - предположил Юрка удобно развалившись на каменном подобии лежака.
   
  - Похож, очень похож. Но если чабан, то что он такой скрытный и гордый? Ведь сдадим сейчас в отряд и не увидит он своих гор до самой зимы, - после этих слов Грязнова высказанных не как угроза, а как констатация факта, и даже вроде как пожалели пограничники перебежчика. Иранец чуть дернулся, но методично доел всё что дали, запил водой из фляжки, протянул ёмкость и ложку в сторону дяди Феди, возвращая.
   
  Ходили и искали не долго. Нашли крепкую палку больше похожую на диковинное копьё и увенчанную широким и длинным стальным лезвием-пикой. Мешочек с наконечниками для стрел и какую-то вонючую металлическую банку из-под леденцов. Компактную палатку и простенький спальный мешок.
  Находки сложили возле иранца, тот нахмурился, и видно было, что не очень-то рад происшедшему. Более ничего из вещей и никого на двух ногах обнаружить не удалось. Следы поисковой группы вели далее, в проход где был взят в плен неизвестный. Теперь можно и побалакать с этим индейцем, как "для себя" прозвал лучника Виктор Иванович.
   
  - Ну, говорить будем? Не хочешь. Вот твои шмотки, задержали мы тебя на советской территории. По-русски ты понимаешь и говоришь. Что ты тут делал? Что или кого искал? И почему решил нам сдаться именно сейчас, а не раньше? Что тебе нужно было возле водоёма? Ты тут кого-нибудь видел? Как сюда в пещеру попал? - завалил вопросами Грязнов не только иранца, но и Федю с Бондарем.
   
  Индеец только ухмыльнулся губами и презрительно кивнул не вниз, а вверх.
   
  - Если расскажешь правду - развяжу и отпущу, как обычного хозбытовика, - начал стимуляцию пленного старшина, - а если будешь молчать, то закину на Светку, - качнул головой в сторону кобылы прапорщик, - отвезу к озерку и сдам резерву в комендатуру. А вот оттуда ты домой попадёшь не ранее чем через месяца три, по протоколу погранкомиссара и желанию начальника разведки округа. Ферштейн?
   
  Лучник зло зыркнул на сташину, но не ответил. Пришлось продолжить монолог и давить на интеллект.
   
  - Уговаривать тебя не собираюсь, сейчас поедим. Пока будем трапезничать - думай!
   
  Дали Светке напиться, наполнили торбу овсом, и подвесили сумку прямо лошади на голову, кобыла смачно захрумкала внутри брезентухи любимым лакомством, потом напоили и покормили Санту, Затем поели сами пограничники. Здоровому организму на природе банка тушенки - на один зуб.
   
  - Федя - открой ещё консерву с кашей, дай пацану чистую ложку, флягу с водой положи возле него и пару сухарей. Бондарь - Санту посади рядом - пусть сторожит, а я вам посвечу. Развяжите ему руки. Давай "Оцеола" - ешь, это говядина, а то ещё скажешь, что мы жадные и подлые - свинину заставили лопать, потом не отмоешься, - предложил старшина почти с отеческой улыбкой и заботой.
   
  - Федь - сообирай его барахло, грузи на Светку - назад пойдём.
   
  - Таварищ прапорщик, - акнул Юрка, - А что назад-то? Может вперёд? - сытно рыгнул и вопросил ефрейтор.
   
  - Нет, воин, лучше два шага назад, а потом шаг вперёд, да ещё и с этой обузой за спиной. А вдруг стычка с кем? Этот вон с копьём, стрелами и ножом тут шастает. А если там кто бродит вооружённый автоматом или пулемётом? Добро бы перс всё рассказал, а то кашу вон трескает без стеснения, а информацией делиться не желает. А зачем нам враждебный и явно умелый горец в тылу? Ишь стрелы у него в губку воткнуты внутри колчана - наверняка отрава там какая-нибудь. Иначе - лук в горах фикция. А так - чиркнул наконечником по шкуре и всё - жди, когда мясо само упадёт.
  - А копьё ему зачем? - Бондарю было непонятно именно такое вооружение парня.
  - А копьё на крупного хищника - барса, леопарда, гюрзу отогнать, кобру спугнуть не касаясь.
  - Может чабан? - предположил Юрка, удобно развалившись на каменном подобии лежака.
  - Похож, очень похож. Но если чабан, то, что он такой скрытный и гордый? Ведь сдадим сейчас в отряд, и не увидит он своих гор до самой зимы. Это я тут царь бог и воинский начальник и могу решения принимать пока наверх не доложил, а как выйдем к озеру - там коменданту информацию сбросим и аллес ****охеншварц, тогда решения он принимать будет. А комендант обязан по инструкции его в Ашхабад сдать, - после этих слов Грязнова высказанных не как угроза, а как констатация факта, и даже вроде как сочувствие положению перебежчика, иранец чуть дернулся, однако методично доел всё, что дали, запил водой из фляжки, протянул ёмкость и ложку в сторону дяди Феди, возвращая.
   
  - Ну, надумал? - ответа от пленника не последовало, - не взыщи. Вяжи руки, Федя. Потом развяжешь ноги и приторочи веревку к седлу. Всё бойцы. Берём наши трофеи и назад на базу, к озеру. Вставай, 'Чингачгук'.
   
  Бондарь всё же переспросил ещё раз.
  - Виктор Иванович?
  - Ну, чего тебе?
  - А может вперёд?
  - И ты туда же! Я те дам вперёд! Захотел посмертно стеллу на родине с барельефом? Я те их при жизни устрою на заставе, только на стройке нового свинарника. Читать надо классиков марксизма-ленинизма: целее будешь. Порядок движения такой. Бондарь - первый, Федя с Индейцем внутри, я - замыкаю. Пошли.
   
  Инструктору трудно было идти впереди, когда прапорщик шёл последним, и освещение единственного фонаря потихоньку теряло свою мощность, зато Санта уверенно обходила любые препятствия. Чтоб не удариться или споткнуться, сержант укоротил поводок до минимума. Уже часа четыре они двигались по пещере туда-сюда и вымотались не меньше, чем на фланге. Темнота - заставляла учиться шагать по-другому, напрягала, давила на нервы. Поэтому, когда вдали забрезжил солнечный свет, то и животные и люди пошли быстрее. Не спешил лишь пленник. И попытался остановить походный порядок тревожки.
  - Эй. Старшина. Дафай говорить! Слышишь? - даже Светка удивилась, но не дёрнулась, как шла, так и потащила за собой упирающегося строптивца, не сбавляя шага. Против нашего утюга на фланге - он ей, что пушинка невесомая.
  - Оба-на! Немой заговорил! - откомментировал Федя, попытки тормознуть Светку, - Тащ прапорщик! Иранец сказать что хочет! Верёвку дергает.
  - Да вижу я и слышу! Вперёд - на выходе поговорим. Фас скоро сядет совсем. Бондарь! Шире - шаг!
   
  Первым делом старшина связался с заставой и выслушал пленного. О находке на заставу не доложил, но попросил прислать заряженные аккумуляторы, свежие Фасы и три керосиновых лампы с запасом солярки. У источника Индеец начал рассказывать сам.
   
  - Я Мехлем. Сын чабана и внук чабана. Живу в Рачане - поселке недалеко от границы. Пасли с дедушкой гурт недалеко от границы. Мой дед пропал. Погнал отару к перевалу, где знаки стоят и исчез. Меня перед этим домой за провизией послал. Сказал, что будет ждать на нашей территории, возле вашего знака. Я вернулся, а на том месте ручей бьёт из скалы и в скалу же и уходит. А рядом вход в пещеру, - перевёл дух парнишка. Пограничники переглянулись между собой, и старшина кивнул, мол - продолжай.
  Мехлем бросился искать - деда и нашёл следы, ведущие в пещеру. Сделал факел из жира и старой тряпки и двинул по следам внутрь. Добрался до большого зала и тут услышал, что ему навстречу кто-то идёт. Затушив факел, спрятался, забравшись вверх на невидимый уступ. Увидел вооружённых людей, много и испугался, что они деда и отару себе забрали, а может, что и похуже сделали. Но против автоматов его лук со стрелами не конает никак. Хотел проследить - куда пошли неизвестные сарбазы, однако поостерёгся. Отпустил их подальше и пошёл по следам и не смог найти. Следы есть, но такое впечатление, что пещерные ходы идут по кругу и эти солдаты тоже ходили по кругам, а потом как испарились.
  - Мехлем, а откуда язык?
  - Дед научил, он с вашими, ещё после той большой войны много общался. Мы с ним только по-русски разговариваем, чтоб никто не понял. Маленьким был - нравилось, как игра интересная, а взрослым стал - пригодилось.
  - А почему лук и стрелы?
  - Денег нет. А я молод. А отару защищать надо. Да и себя иногда. Дедушка и придумал и сам сделал, сказал, что этому его ещё прадед учил. Показал, как стрелять, наконечники сделал в кузнице. Показал, как стрелы делать и уравновешивать.
  - Вот зачем тебе перья в котомке! А почему стрелы в губке? Яд?
  - Да.
  - А в банке? Тоже?
  - Да, с ней надо осторожно. И ещё, вы не знаете где меня взяли и по закону обязаны отпустить.
  - Погоди 'отпускать'. У нас здесь наша группа также зашла и не вернулась. Ну-ка скажи, чем были вооружены те, кто тебя напугал - автоматы как у нас?
  - Нет, у них другие винтовки были - американские. А такие как у них - я у жандармов на пограничном переходе видел.
  - Мехлем, а что ты ещё в пещере видел?
  - Сначала договор - а потом скажу.
  - А если я тебя в отряд коменданту и разведчикам отдам?
  - Тогда не найдёшь свою группу, прапорщик.
  - Чего? А ну говори, что ты видел? В званиях разобрался?
  - Если не отдашь своим начальникам, поможешь деда найти и отпустишь - скажу. Если нет - сам ищи.
  - Так, значит? Ладно, даю слово.
  - Клянись аллахом.
  - Ну, это сложнее. А если я вот Федей поклянусь. Договорились?
  - Развязывай, - согласился иранец, протянул связанные руки и кивнул, - и верни мне мои вещи. Но если обманешь - он умрёт, - от такого расклада Юрка поперхнулся водой, которую в этот момент пил из фляжки.
   
  - Рассказывай! - в свою очередь потребовал Виктор Иванович, пока Федя со злобной усмешкой распускал хитрые узлы. Мельхем разоткровенничался ровно настолько, чтобы оказаться нужным, получить обещанное и обрести нужную свободу действий.
  - После тех, с американскими автоматами, прошли ваши с калашниковыми и собакой, очень похожей на эту, - и пастух непроизвольно ткнул пальцем в сторону Санты, что пристально наблюдала за иранцем. Собаку пришлось сдержать, иначе горец поплатился бы за опрометчивый поступок. Это со старшиной у него договор, а для ищейки он пока ещё - чужой. Глаза у старшины загорелись, цель поездки замаячила вдалеке смутными силуэтами искомых фигур.
  - Сколько их было?
  - Шесть. Четыре солдата и два офицера.
  - Откуда знаешь, что два офицера?
  - У них пистолеты на поясе. А один был в фуражке.
  - Ну и куда они пошли?
  - В пещеру. Нашли американские следы и чуть не побежали по ним.
  - Объяснить можешь где?
  - Показать смогу. Но надо назад в пещеру идти.
  - Ну, это недолго сделать. Сейчас привезут фонари, батареи и керосинки и пойдём. Если тебя спросят 'кто ты?' то скажешь что чабан и пас тут овец, заблудился. Остальное буду говорить я. Не спрашивают - молчи. Теперь собери свои шмотки и приготовься к движению. От Санты попробуешь отойти - она тебя уложит. Если ты её уложишь, то за тобой Федя приглядит. Он же у нас теперь заложник моего слова, так что не промахнётся, коль побежишь. Договорились?
  - Хорошо.
  - Клянись аллахом!
  - Да будут вечны и благословенны его помыслы! - согласился новоявленный проводник-наёмник.
   
  ************
  - Что случилось Джон? Почему звоните в такую рань? Надеюсь, война с Советами не началась?
  - Нет, Босс, вторая группа русских вернулась с объекта минус.
  - Как вернулась? Ведь наши не смогли? Как русским это удалось?
  - Пока не знаем, но по данным радиоперехвата они вернулись не одни, а с проводником-иранцем.
  - Что? Они побывали на иранской территории? Есть следы? Факты, записи передвижения?
  - Нет, сэр, следов нет, спутники отслеживали всех, кто передвигался в районе и кроме пропавшего мальчишки-пастуха никого не обнаружили.
  - И где он Джон?
  - Перешёл границу, они часто это делают для своих крестьянских нужд, а потом исчез на территории советов у входа в объект 'минус'. Но сам он туда не заходил. Во всяком случае, в тот вход, что нам известен. Мы его просто потеряли на перевале в полдень.
  - А вышел значит из русского лаза?
  - Да шеф.
  - Ну и чего вы ждёте Джон? Вывод вам понятен?
  - Да, есть ещё один вход со стороны персов, который нам неизвестен! Разрешите начать поиск?
  - Обязательно и немедленно, но тихо, понятно? Замаскируйте наши поисковые группы, привлеките союзников, пообещайте награду и если найдут - то никому туда не входить. А я пока подтяну "кавалерию"
  - Будет сделано.
  - Выполняйте.
  ***************
  - Товарищ генерал - лейтенант? Разрешите доложить? - внеочередное оперативное совещание по селектору в штабе КСАПО.
  - Давайте без церемоний.
  - На участке десятой пограничной заставы, первой комендатуры, Бахарденского погранотряда произошло ЧП - пропала поисковая группа в составе шести пограничников. За четверо суток до происшествия
  по визуальным наблюдениям состава тревожной группы ночью, на участке этой же заставы границу пересёк неизвестный летательный аппарат. Продвинулся вглубь нашей территории примерно на стыке с левым соседом десятой ПЗ у основного знака двести семнадцать. Затем неожиданно взорвался в воздухе. ПВО военных никаких объектов не зафиксировали. Для проведения поисковых мероприятий между системой и границей была сформирована разведывательно-поисковая группа в составе офицера разведки, начальника заставы и четырёх пограничников с групповым оружием. Предполагаемые действия нарушителя: сброс разведывательных датчиков, заброска диверсантов, отказ бортовой аппаратуры и катапультирование пилотов на парашютах, тривиальная провокация и дезинформация. Однако в районе поиска нет никаких особых объектов, это горно-пустынная местность со сложным рельефом. Связь с ПРГ оборвалась почти сутки назад. Сразу была поднята 'В ружьё' тревожная группа во главе со старшиной заставы старшим прапорщиком Грязновым. По докладу старшего, с помощью служебной собаки он обнаружил целых и невредимых лошадей, на которых ушли в поиск офицеры и солдаты, а затем доложил что в погранзоне, под двести семнадцатым знаком обнаружил ранее не существовавший здесь источник питьевой воды. Старшина настаивает на том, что две недели назад этого объекта на дальних подступах не было и ссылается на показания одного из пограничников, который был в этом месте с начальником заставы за две недели до этого при плановом осмотре линейки. Вода в источнике питьевая, чистая, уходит сливом под землю.
  Пока старшина обследовал местность вокруг источника, два солдата оставленные на охране лошадей у источника нашли за скалами вход в пещеру и засекли над собой неизвестного, который скрылся на вертикали горного ската. В солнечных лучах его разглядеть не удалось. Старшина по согласованию с комендантом провёл разведку входа, и нашёл альпийский линь, который взяла с собой поисковая группа. Шнур был привязан к валуну на входе и вел в пещеру. По всей видимости, вместо показа направления возврата и была оставлена верёвка. Старшина прошёл по "стрелке"вперёд на расстояние пятисот метров и наткнулся на большое помещение с родником, из которого ведут в стороны ещё три разветвления. Овчарка учуяла неизвестного, который сдался пограничникам. Нарушителем оказался иранский пастух, он попросил помощи в розыске пропавшего деда, по его словам он этим и занимался. Но потребовал в обмен на информацию о ПРГ - помощи в розыске родственника со стороны тревожки и согласился быть проводником. Знает русский язык, вооружён луком, копьём, ножом и отравленными стрелами. Возраст - семнадцать-шестнадцать лет. По информации перса он видел не только поисковую группу, зашедшую в пещеру, но гораздо более многочисленную группу свыше десяти человек с оружием американского производства. Куда конкретно делись обе группы - он не знает, но видел, в какое ответвление пещеры они пошли. В настоящее время тревожная группа вышла из пещеры, и ожидает резерв комендатуры.
  - А почему они не продолжили поиск внутри пещеры? У нас, я так понимаю, каждая минута на счёту? - вопрос командующего округом тут же был удовлетворён ответом оперативного дежурного.
   
  - Тревожка поднималась, в полдень, после того, как пропала связь с ПРГ. Они не отвечали на запросы в течение часа. По инструкции подняли в ружьё тревожку. Она выехала по-дневному - без фонарей. Один фонарь оказался на найденной лошади у пещеры, но после разведки входа он практически сел и не светит. Резерв везёт им свежие фас-фонари, керосиновые лампы, солярку, керосин и немного дизельного масла с тряпками, верёвки, дополнительное снаряжение, продовольствие и боеприпасы. Старшина просит разрешения - сразу по прибытии резерва организовать новый поиск с теми же людьми, с которыми он уже был в пещере. Говорит, что они уже привыкли и лучше соображают в темноте, что к чему.
   
  - Ваше мнение?
   
  - Провокация, необходимо выдвинуть к пещере резерв отряда и держать в готовности резерв округа и вертолётчиков, сообщить военным и договориться, в случае чего, о помощи. Перекрыть границу заслонами смежных застав. Старшине немедленно начать поиск пропавших коллег.
   
  - Хорошо, доклад мне каждый час, подключите разведчиков и взвод повышенной боевой готовности (ВПБГ), это как раз, похоже, их профиль, - хотел закончить внеплановое совещание командующий начальник, но дежурный продолжил.
   
  - Кроме этого, одновременно с пропажей ПРГ, взрывом самолёта и обнаружением объекта Источник замечена, активность в деятельности американской миссии в уездном городе противолежащей заставам провинции. Вдоль границе отмечена возрастающая возня жандармской стражи и усиление количества радиообмена, не обычное для этого времени года и прослушиваемых подразделении. По данным агентурной разведки из Мешхеда выдвинулся отряд афганских моджахедов в сторону Перевала с двести семнадцатым знаком. На полевом аэродроме вблизи пограничного перехода Арчабиль-Фирюза приземлился на грунтовую полосу американский военно-транспортный самолёт Геркулес с грузом. По докладу ПВО - на подходе ещё три транспортника. По наблюдениям посадки и взлёта, самолёты загружены неизвестным грузом по максимуму. На полевом аэродроме оборудованы временные капониры и развёрнуты ангары для самолётов, техников и скорее всего прибывающих групп. Характер груза уточняется.
   
  - Всё?
  - Так точно.
  - Начальникам разведки, особого отдела, тыла, штаба прибыть ко мне немедленно.
  - Есть, - несколько раз прозвучало в динамиках по всему управлению.
   
  Ситуация неожиданно из обычной и простой переходила в сложную и запутанную. Свои кадры КГБ берёг всегда и очень жёстко и порой жестоко относился к тем, кто посмел применить меры физического воздействия на личный состав, не говоря уже об офицерах, прапорщиках и оперативном составе спецподразделений. События в афганском приграничье дали понять всем - шутки с войсками КГБ плохо заканчиваются. Банда в триста человек уничтожила из засады пограничный наряд, а затем захватила тела и надругалась над трупами солдат. Банду обнаружили, зажали и уничтожили в течение недели. Пленных почему-то не взяли ни одного, во всяком случае, по докладу наверх, все моджахеды предпочли героическую смерть - плену. Потерь среди погранвойск при проведении операции - не было. После зачистки ММГ кишлаков вдоль афганского приграничья, никто не собирался лезть к линейке. Уж больно зубасто, аккуратно и кровожадно-беспощадно работали ДШМГ в связке с вертолётами и пограничным спецназом после "дерзкой" атаки трёхсот духов в спину против трёх погранцов на дозорке.
   
  Сейчас ситуация была похожей, в худшем случае - при пленении пограничников необходимо было срочно концентрировать на участке боевые подразделения. Использовать военных только в крайнем случае. Честь защиты зоны ответственности нельзя отдавать в руки конкурирующего ведомства. Сами напортачили - нам и убираться. Сил у округа на одну провинцию вполне хватило бы, но без санкции председателя КГБ и Политбюро границу переходить не желательно. А тут ещё странные наёмники с американскими винтовками за плечами. Придётся докладывать Матросову и Андропову. Но сначала двинуть резервы в сторону Арчабиля, под видом учений. И немедленно создать базу на девятой заставе, что стоит в тридцати шести километрах от Ашхабада, в восьми от участка "десятки", и имеет трассу с выходом в тылы, железнодорожные пути и аэропорт с военными аэродромами. К границе потянулись колонны с имуществом, техникой, вооружением и личным составом, что незамедлительно отметили пункты наблюдения и спутники американских разведчиков со стороны Ирана.
   
  ***********************
  - Что Джон, есть новости?
  - Есть Босс. Русские направили в Ашхабад три ИЛ-76ТД с военного аэродрома под Москвой. После приземления первого из них в столице Туркмении резко активизировались работы вокруг входа в тоннели. В Арчабиле развернут пункт тылового обеспечения. От него кладётся и улучшается инженерной техникой дорога в сторону объекта минус, проходимая для грузового транспорта - автомобилей. К минусу подошёл резерв отряда и комендатуры. Они устанавливают у подошвы объекта временный лагерь. Над входом, у погранзнака, на вершине горы оборудуется постоянный наблюдательный пункт. Они тянут линию проводной связи от Арчабиля к пещере. Идёт активный радиообмен между тыловыми подразделениями КСАПО, военного округа и Москвой. На погранзаставах введён режим 'Б' - усиленный вариант охраны границы как на праздники или при проведении партийных съездов. И последнее, проводник с тревожкой, усиленной пограничниками резерва, зашёл в недра объекта, и отсутствуют почти второй час.
  - Что по второму входу?
  - Ищем, привлекли курсантов - афганцев из Мешхеда. Они одеты по местному и неотличимы от старожилов. По крайней мере, пока не начнёшь говорить с ними. Имитируют поиски пропавшего дедушки проводника русских. Помогают жандармы. Пока не обследовано почти более половины вероятных квадратов. Местность тяжёлая для передвижения.
  - Хорошо. Что с прибывшими?
  - Расквартированы. Обживаются, адаптируются, отдыхают после длительного перелёта. Через сутки будут готовы к выполнению поставленной задачи исследования и разведки.
  - Они должны были дрыхнуть во время перелёта, а не сейчас, когда надо рыть носом породу! Ускорьте их работу Джон!
  - Будет сделано.
  - И русским особое внимание.
  - Есть, сэр.
  *********************
  - Григорий Анатольевич! Что там у тебя творится? - телефонный разговор командующего КСАПО генерал- лейтенанта Згерского Г.А. с начальником погранвойск генералом армии Матросовым А.В. носил оттенок дружеского участия.
  - Доложили, значит.
  - Ну, ты знаешь нашу систему.
  - Чертовщина у меня, пропали шесть погранцов в пещере, которая возникла как в сказке, если бы верил в бога - перекрестился бы. Следы есть, а самих нет. И по первичным опросам вырисовываются американцы в этой же пещере, или их холуи. И числом вдвое большим, чем пропавшая группа. На границе возня, за линейкой наращивают противостоящие силы, причём не жалеют гнать самолёты из Европы. А у меня, сам знаешь, не комплект на заставах - все лишние и не лишние в Афгане, с той стороны по ММГ раскиданы. Весь боевой и обстрелянный резерв округа там, в тылу только учебные пункты, школы сержантского состава, да зеленые спортсмены в ВБПГ скачут по горам перед отправкой за речку. Пока данных мало, но поиск ведёт ушлый прапорюга, осторожный, как прожжённый аферист-тыловик. Он за полсуток, обнаружил место пропажи, разведал вход, захватил языка с той стороны, уболтал его стать своим проводником и сейчас пойдёт на более тщательную проверку этого муравейника. По информации с места в горе, посредине которой, проходит линейка - лабиринт ходов большого размера - всадник свободно проедет. Вода течёт. Я боюсь, как бы эти пещеры в Иран не вели прямиком, а оттуда к нам, - Матросов не перебивал подчинённого, пусть рассуждает, докладывая и напрягаясь, так и придумать чего путного может.
  - Тогда давай так, чтоб ты был в курсе. В верху этими пещерами заинтересовались, но не хотят, чтобы интерес был выявлен. По геркулесам уже поработали смежники. Выяснили, что на них летит спецназ, ученые: спелеологи, магнитологи, историки, лингвисты, физики, а дальше самое интересное спецы АНБ, ЦРУ и Уфологи.
  - А это ещё кто?
  - Те, кто НЛО изучают.
  - Так их по инструкции нет?
  - Зато приказ о сборе информации о таких объектах есть. Поэтому Григорий Анатольевич будешь крутиться своими силами и держать нас в курсе - дело на контроле у председателя КГБ - Адропова. А людьми компетентными мы тебе поможем - самолёты грузятся. Команда сборная, в том числе и от генерального штаба умники имеются. Принимай подмогу. И доклад, доклад, доклад с результатом. Старший будет полковник - пусть организовывает оперативную группу и вали его задачей по полной, а сам держи мне Афганистано-советскую линейку. Помни - границы СССР священны и неприкосновенны, всех, кто сунется, к ногтю, как в восемнадцатом. Это решение Политбюро. Ни одна пуля не должна перелететь на нашу сторону оттуда. Вопросы есть?
  - Никак нет!
  - Ну и хорошо. Если что - звони в любое время дня и ночи.
   - Все слышали? - вопрос относился к руководству КСАПО: начальнику разведки, контрразведки, штаба и тыла, - ваши мнения?
  - Начальник разведки - прошу!
  - Мои аналитики подняли архивы и исторические данные и обнаружили интересные вещи. Согласно сказок и мифов именно здесь находилась легендарная пещера Али-бабы и сорока разбойников, - присутствующие заулыбались, - ничего смешного в этом нет, - продолжил глава ниндзей округа, - если отбросить все домыслы, то мы имеем хорошо оборудованный бункер с системой кодового замка, что впускает туда только своих. Для постороннего глаза и современных методов обнаружения схрон абсолютно неуязвим. Если наши предположения верны, то поисковая группа 'десятки' наткнулась на этот вход, каким-то образом активировала открытие дверей или ворот, не знаем, что там, и как-то проникла внутрь к 'сокровищам'. Затем дверь закрылась, и они сейчас находятся в плену подземелья. Это первое. Второе - так как хребет выходит на сторону Ирана, то есть большая вероятность того, что вход в катакомбы защищён ложными лазами и есть со стороны сопредельного государства. В таком случае американцы вполне могли узнать об 'источнике' ранее нас и скорее всего уже провели какие-то исследования со своей стороны. Поэтому группу вооружённую американскими винтовками предполагаю им и принадлежащей. Исходя из того вероятен конфликт и огнестрельное боевое столкновение между нашими и американскими поисковиками внутри катакомб и именно на это надо ориентировать командиров поисковых подразделений, как на самую большую опасность. По вероятности действий разведки США предполагаем в девяносто процентов случаев , что американцы не будут афишировать своё присутствие и постараются вести дело тихо. Если и будут боестолкновения без ограничений, то только внутри горы, однако полностью исключить попытки давления извне мы не можем. Поэтому рекомендуем: развернуть аэродром подскока ударных и транспортных вертолётов, позиции самоходных гаубиц и миномётов способных накрыть цели и на территории государства Иран, дивизион ПВО в районе горы Душак так чтоб перекрыть подходы на посадку грунтового аэропорта с сопредельной стороны. Организовать базовый лагерь для исследования и разведки непосредственно у подошв горы на нашей территории. Предварительно - всё.
  - Тыл что у вас?
   - Уже работаем, половина из того что предложено аналитиками уже сделана, вторая половина на стадии пятидесяти процентного завершения. Это в основном дорога к подошве.
  - Штаб?
  - Резервы округа стягиваются к точке. Оборудуются скрытые посты наблюдения. Офицеры отзываются из отпусков, введён усиленный режим охраны границы. Производится наращивание войсковой мобильной группировки для охраны, обороны и разведки района.
  - СМЕРШ?
  - Работаем Товарищ генерал-лейтенант, - скромно доложил начальник особого отдела, - осуществляем контрразведывательное прикрытие, как со стороны границы, так и со стороны тыла. Задействуем все вероятные и возможные ресурсы.
  - А вы задействуйте Василий Егорович и невозможные. Это всех касается. Если нет вопросов - свободны, я вас не задерживаю.
  - Товарищи офицеры! - выполнил букву устава начальник штаба, закрывая совещание.
  - Товарищи офицеры! - усталым эхом отозвался командующий.
   
  Нас застопорило как в кино, всех, сразу. Перед этим мы заметили дорожку следов. Нет это была даже не дорожка, а слоновья тропа. Рифы подошв неизвестных отличались от наших новизной, рисунком и основательностью вычурных форм на отпечатках. Собака чуть не вскипела ещё до того как мы дошли до этого поворота, а уж когда упёрлась носом в негативы, то рванула, как трактор - тележку, за собой инструктора. Вася на ярость овчарки не отреагировал и придержал собаку. Арт удивлённо оглянулся на своего хозяина, но послушно притормозил.
  - Вася, тихонько. Медленно. Не спеша. Только со своим фасом, чтоб нас не видно за тобой было, понял? - Вася кивнул, снял автомат с предохранителя и тихо загнал патрон. Закрыл щель затвора планкой. Теперь достаточно дернуть замок вниз и стреляй. Если успеешь. Мамед ухватился поудобнее за пулемёт. Стрелок, по команде, вытащил СПШ и зарядил три белых. Если впереди вооружённая группа, то этот цвет сигнальных ракет ослепит их минимум на полминуты. А в противостоянии в упор в жёлобе пещеры нам любое преимущество как сокровище. Ещё бы подствольники, но не положено иметь на пограничных заставах подствольников, пока. Не додумались ещё. Связёр намертво заклинил кончик антенны в проушине ремня, чтоб не стукалась и не скреблась о стены, раскачиваясь. Снайпер, шедший последним, матернулся про себя тихо и положил руку на плечо впередиидущего. Темнота не тётка, а его драгуновка в этой ситуации только помеха.
  - Что надумал командир? - тихо спрашивает майор, за спиной Зуба.
  - Идём по следу, если догоним - берём. Окажут сопротивление - кладём всех, - тихий шёпот Зуба расслышали все и прониклись, даже собака перестала легкомысленно вилять хвостом и насторожилась, подобралась, зло оскалилась фарфором зубов в темноту скрывающую что-то и кого-то впереди.
  - Ну, с богом, - неожиданно вспомнил всевышнего распорядителя Шеф, - Вася вперёд.
  - След Арт! Ищи их! Ищи, - прошипел собачник, направляя пса по следу и подсвечивая себе Фасом.
  Короткая группа по-штурмовому собралась за собачником в боевую пружину и потянулась за светящимся пятном, чертыхаясь и спотыкаясь на неровностях.
  Следы закончились просто, возле стены, как будто они испарились. Большая ниша куда уперлась дорожка не имела никаких выступов, неровностей, вмятин, рычажков, петель, нор, ямок. Я дорожка из отпечатков уперлась в эту стену. Значит там скрытый проход. Стучание прикладами, прощупывание руками. Обнюхивание собачьим носом и освещение фонарём прогресса поиску не принесли. Тут и появилось малая звёздочка-искорка вдали коридора, сзади, и начала приближаться. Сияние у неё было так себе и снайпер заметил только после того, как искра пролетела мимо него и проследовала к загадочной стенке в которую вошли, как в ворота неизвестные. Пограничники, как завороженные шаманом, смотрели на уплывающее пятно света. Оно без всяких усилий двигалось на высоте плеч и разгоралось ярче по мере приближения.
  - Ложись! - первым среагировал майор, но это нас не спасло. Звезда врезалась в горную породу беззвучным метеором, как в зеркало, отразилась от точки прикосновения волной. Вызвала, как круги на воде, но объёмные, и мгновенно пронзила светящимся, расширяющимся, полусферическим мерцанием насквозь и нас и казалось всю гору. Солдаты и офицеры, снаряжение и оружие, да наверное и воздух, пыль, движения всё застыло в тех положениях в которых застала окружающее пространство и предметы в нём таинственная волна. Зуб в момент атаки неизвестного света повернулся назад вполоборота, и сейчас, в секторе его обзора находилась вся группа целиком, в позах остановивших движение каждого. Старлей попытался двинуться, повернуть голову, глазные яблоки. Но непонятная сила отняла такую возможность у офицера. Лучи фонарей застопорились в пространстве. Снайпер замер, как статуя в движении, срывая из-за плеча длинную винтовку. Связист с удивлением провожал взглядом пронёсшуюся мимо волну неведомого излучения, брови солдата изогнулись в верхней точке лба испещрённого сморщенными складками кожи. Майор горизонтально завис в прыжке над тропой, отталкиваясь носком левой опорной ноги от горного камня под ней. Пулемётчик флегматично целил из поднятого к груди ПКМа в сторону стенки, прикрывая собачника. Вася остановился, показывая собаке пальцем что-то на вертикали породы перед ним. Пёс встал на задние лапы и оперся передними на место, из которого выскочило тормозящее время сияние, и тянулся пастью к отметке куда указывала рука инструктора. Капля выпавшая из рта собаки висела между кончиком красного языка и не падала вниз, попирая закон тяготения в пространстве между мордой собаки и породой на которой стоял рядом Зуб. Луч одного из фонарей причудливо отражался в этой капельке собачьей слюны и она сверкала, как зенитный прожектор с поста технического наблюдения звёздной ночью.
   
  - Что мы будем делать с этими? - слова возникли сами по себе в голове начальника поисковой группы, зарождаясь звуками прямо в нейронах и их чувствительных щупальцах.Похоже было что искали мы, а нашли нас.
  - А есть разница? - спросил невидимый голос, заполнив весь мозг безразличной интонацией. Где-то Зуб уже слышал такие интонации безучастия, но где - вспомнить не мог.
  - Эти другие. У них параметры отличаются, - как робот ответил тот, кого спрашивали.
  - Ненамного, - этот был явно начальником. И Зуб про себя отметил, что думать ему не запретили, но пошевелить даже мизинцем не мог, - такие же насекомые, только муравейник другой.
  Когда невидимка 'сказал' слова "насекомые и муравейник" в голове Зуба явились не образы муравьёв, а какие-то странные схемы, переплетения, решётки и сети непонятных соединений и связей, туннелей и рисок. По-видимому именно это человеческое понятие больше всего было похоже на тот смысл, который вкладывал говорящий в свои импульсы общения с коллегой.
  - Но показатели разнятся именно в той части, которую мы развивали и хотели проверить.
  - Что ж время есть, надо только активизировать их. Дадим им возможность влияния, чтобы ускорить развитие. Они нас все понимают и внимают?
  - Да.
  - Кого возьмём?
  - Вон того, что видит всех. Имеет наиболее подходящие характеристики устойчивости и менее других сопротивляется полю. Значит, будет взаимодействовать с материей волны напрямую, быстрее и надёжнее.
  - Дайте ему обратную связь, - наверно так чувствуют себя мыши в лаборатории. Только им легче. Они не могут разговаривать и понимать тех, кто проводит над ними эксперименты. А тут, прям, божественная мощь. Однако ума понять, что с ним можно сделать всё что захочешь у Шефа хватило. Правила явно писались этими хреновыми вершителями, как он их моментально обозвал.
  - Скорее Хранители Создателей, - тут же вторгся в его мысли и поправил суждение невидимый собеседник.
  - А не много на себя берёте господа боги? - обнаглел начальник заставы.
  - Я же предупреждал, они будут агрессивно атаковать в любом случае. Это их метод, - назидательно прозвучало в сером веществе черепа.
  - Но что этим он достигнет? - вопрос заместителя главного трещал и вибрировал поиском ответа.
  - Он хочет получить информацию, думает что мы - такие как он. Пусть. Проводите инициализацию его системы, нам нужны его поступки, а не запросы данных.
  - Насекомое, я знаю, что ты меня понимаешь и внемлешь. Ты ищешь проход, ворота, дверь, калитку, вход, лаз, - образы пронеслись вереницей как молнии пулемётной очереди трассеров, - туда куда ушли те твои родичи, что прошли здесь ранее. Так?
  - Ну, предположим? - боль затопила ощущениями безграничности происходящего кошмара. Но не давала отключиться целую секунду. Уровня интенсивности ощущений хватило и на это короткое время
  - Отвечай только да, или нет, - быстро убедил говорящий у меня под черепом гад и убрал пытку, не остановил, а отодвинул в сторону, но сотавил где-то рядом ощущение неотвратимости повторения.
  - Да.
  - Ты хочешь открыть их путь?
  - Да.
  - Ты будешь иметь такую способность, но запомни, лишь ты один.Назад - для вас всех, пока ход закрыт. Только вперёд, - это звучало как партийный лозунг и указание свыше. Серое вещество сработало на удивление быстро.
  - А куда ведёт эта дверь.
  - В никуда, - коротко ответили 'сверху'.
  - И что мы жрать и пить будем в этом нигде? - заработал в Зубе добротный тыловик, - помрём без продовольствия, боеприпасов и привычной воды и труба вашему эксперименту. Или заболеем на фиг. Будешь тогда нас подыхающих наблюдать пока батарейки в твоём приборе не закончатся, - хамил начальник, понимая, что терять нечего.
  - Что он хочет?
  - Обратную Связь и как следствие - увеличение вероятности длительности своей деятельности.
  - Дайте, но одностороннюю, только туда.
  - Эй, начальники, - отбивал офицер крохи будущей свободы, - у меня шесть рыл на плечах, мне назад на машине можно будет мотаться за продуктами?
  - Для шести хватит и более мелкого транспорта. Вот этого большого "муравья", например, - отрезали изуверы и показали картинку лошади стоящей в пещере. Объемная голограмма или хер его знает, как обозвать то, что крутилось в мозгу лейтенанта, показала Свету во всей красе, возможностях и со всех немыслимых сторон, и даже изнутри, - Всё что ты сможешь нагрузить на неё пройдёт сквозь защитную программу.
  - А людей я могу провести?
  - Ты занимаешь наше время.
  - Туда прошло не менее пятнадцати насекомых из другого муравейника, они могут попытаться нас уничтожить,- в голове Зубкова проплыли виденные в 'Зарубежном военном обозрении' картинки джиай с М-16, М-60, дробовиками, кольтами на поясах, ботинках, раскрашенных маскировочной краской на лицах.
  - У тебя будет возможность уравнять шансы, - ответил и отключился голос внутри. Тут же прекратилось воздействие того, что держало в невесомости всех пограничников. Майор шлёпнулся на камень, подняв тучку пыли. Звякнул карабин о ствол пулемёта Мамедова, послышался шум дыхания собаки, капля слюны из пасти овчарки - утонула под ногами в темноте. Заметались лучи отпущенных на свободу фонарей. Снайпер сорвал с плеча винтовку и, поразмыслив мгновение, изготовился с колена назад. Связист опустил брови и упёрся глазами в лейтенанта, запрашивая пояснений и опустив ствол готового к бою оружия в пустоту горы перед собой. Вася вернул руку к поясу и щупал автомат за пламегаситель, переводя его на грудь и настороженно оглянулся. Поводок выпущенный из руки дал свободу ищейке, собака зарычала жутким рыком, защищая хозяина от неведомого. На месте стены мерцала синими сполохами застывшая волна. Мембрана перегораживала нишу с двух сторон, отрезая и предупреждая.
  - Что это было? - первым очухался от ступора майор и лаконично глянул и кивнул на воздух за своей спиной, где он висел распластавшись в неподвижности мгновение назад , - Вы ЭТО слышали? - обратился он ко всем, но посмотрел на Зубкова.
  - А х..его знает, но млять больно ниемоверно.
  - Так значит и тебя?
  - И меня, - эхом откликнулся пулемётчик, собачник кивнул, Арт заскулил прижимая уши страхе воспоминнания и переживания. Снайпер качнулся спиной подтверждая.
  - Назад не пускает - доложил с тыла меткий стрелок, щупая стволом зыбкую на первый взгляд преграду, - народ автоматически посмотрел вперёд на инструктора.
  - Арт-ищи! скомандовал Вася и пёс без всяких церемоний и препятствий прошёл свозь тонкое и прозрачное, как стекло, мерцание вперёд по следам неведомых предшественников. Поводок натянулся, наполовину уволоченный овчаркой за границу опасной мембраны. Сержант попытался потянуть ремень назад, но он как удерживаемый невидимой, гигантской рукой не тронулся с места в сторону Васи.
   - Арт! Ко мне! - позвал овчарку хозяин. Собака вернулась волоча повод за собой но назад пройти мерцающую преграду не смогла. Поле было прозрачно с обеих сторон но пропускало только в одну сторону. Майор тут же заинтересовался феноменом ремня, пристёгнутого к овчарке.
  - Погоди Вася. Она тебя слышит и видит. Подержи пока так, - собака бесновалась за стекляной стенкой из-за того что не могла соединиться с остальными.
  - Что делать будем? Назад нельзя. Вперёд - черте-что, но можно. Может кого оставим в этом тамбуре?
  - Зачем?
  - Тут хотя бы безопасно.
  - Ты разведчик мне объясни, что это было?
  - Да не знаю я!
  - Но ведь предполагаешь?
  - Само собой. Давай выберемся отсюда? Потом поговорим, а то фонари сядут и будем как слепые котята мордами в камень тыкаться. Пошли вперёд, выбора нам, похоже, не оставили.
   
  Через силовую дверь прошли все по тразному. Вася матюкаясь и радуясь воссоединеню с псом прыгнул с приседа. Майор синтересом остановился посредине, качась во все стороныс перерезанным пополам лицом. Постоял подёргался и перелез к Васе и собаке. Связист заходил щупая сапогом впереди себя осторожно, как болото. Снайпер долго настраивался , а потом метнулся молнией как нырнул. Последним прошёл Зуб устало, принимая сей крест и втаскивая новую заботу на свой хребет. Офицер тут же почувствовал невозможное - на него пахнуло ароматом свежего воздуха. Ищейка возбуждённо подпрыгнула на месте и с ожиданием поглядела на инструктора, она рвалась вперёд, запах свободы невозможно спутать ни с чем другим.
   
  Интересно, куда мы вляпались в этот раз? Впереди замаячил свет. Настоящий дневной. Фонари тихо щёлкнули переключателями. Собака потянула наружу. Вася добрался до широкого выхода метров пять или шесть, остановился и присел на колено, рядом устроился Арт. Вперёд, без команды перебежал снайпер, предварительно пропустив перед собой пулемётчика. Оба обошли инструктора и тоже остановились, не выходя из тёмного нутра пещеры.
   
  - Почему не идут дальше? - майор явно давно не ходил на тактику, пришлось пояснять условия ведения разведки в темноте и горах. Что сразу определило его место в поиске.
   
  - После тьмы - глаза должны привыкнуть к дневному свету. Выходы их таких мрачных дыр или заминированы, или перекрыты засадой. Поэтому работаем главным способом ведения разведки - надеюсь, знакомы с ним? - ухмыльнулся Зуб на кивок майора, - И ещё, группой командую я - вы прикомандированный инструктор, ясно?
   
  - Так точно мой командир, - согласился и сиронизировал разведчик. Видно было, что он уступил, а не Зуб победил в скоротечной разборке за власть. Зато все члены команды услышали каждое слово из наших уст и уяснили, кто старший 'в поле', - И сколько будем наблюдать?
   
  - Пока всё не осмотрим, - уверенность начальника была прервана поднятой рукой снайпера. Пулемётчик замер выцеливая что-то в светлом пятне выхода.
   
  - Ну что тут у вас, Файзулла? - снайпер молча указал вперёд. Картинка завораживала, влекла и ставила кучу вопросов. Во-первых: пещера вышла над мелкой, но широкой, по меркам Туркмении, каменистой речушки. За усеянным валунами и галькой дальним берегом качал ветвями густой лес. Под кронами зеленел ковёр настоящей, изумрудной травы. В мелкоте прозарачного русла хорошо проглядывались силуэты крупных рыб. Но самое интересное находилось посреди водоёма. Эта была куча верховых количеством около тридцати. Некоторые спешились и с удовольствием умывались в реке и брызгали влагой на соседей. Другие завели невысоких коней по коротко поднятые стремена в воду, сняли подобие трензелей и, не слезая со своего транспорта, дали возможность напиться. Как ни крути, а солдат солдата опознает хоть голого. А у этих за спинами были луки с колчанами. Одеты были в кожу со стальными нашлёпками поверх одежды. Щиты висели справа или слева, притороченные к сёдлам. На головах у многих островерхие шлемы или кожаные шапки обшитые металлом. На ногах - сапоги. Как оружие угадывались изогнутые мечи и ножи в кожаных чехлах. Украшений у всадников практически не было кроме, как у трёх. Один имел хвост в навершии своего шишака, а двое других красовались с длинными перьями на шлемах. Вот и командиры обозначились. Гривы лошадей длинные, хвосты такие-же. Пони, по сравнению с нашей Светой или любым из ахалтекинцев. Сбруя походила на нашу, вот только подперсьев было два: одно спереди на грудь, а второе сзади - за хвост. Рост солдат разнился. Лица трудно было разобрать. На противоположном от нас берегу стояла охрана из нескольких воинов со стрелами на тетивах. Отряд видимо остановился на отдых после перехода вдоль речки или выехал из леса после охоты, или ведёт разведку и не теряет бдительности, но со стороны горы никак не собирался поиметь неприятностей.
   
  Надо было решать - что делать? Лезть напролом наружу, вшестером не хотелось. Если это Иран, а всадники какие-то их местные хунхузы, то на своей территории эта орда творит с чужаками что хочет. Любой не свой - враг. А самый хороший враг - это плохо живой. Начинать с драки не хотелось, хотя по наставлению в психологической подготовке говорилось, что самое лучшее знакомство для двух мужчин - натуральный мордобой. После него или друзья 'не разлей вода' или враги до самой смерти. Хотелось понаблюдать за взаимоотношениями в средневековом войске. Судя по увиденному, в отряде с дисциплиной порядок, каждый знает своё место и задачу и умеет обращаться с копьём. Древки стояли шалашом на берегу возле небольшого костерка, на котором дымил нагретым варевом, казан, подвешенный над огнём. Рядом суетился кашевар, и стояли две гружёных мешками лошадки. Странно, но в лес всадники заходить не хотели. Хотя там тень, укрытие, маскировка. Они как специально выбрали открытое пространство, чтобы можно было прострелить и стрелой, и взглядом. Боялись чего-то или осторожничали - непонятно, но они явно были местными и хорошо знали условия и обстановку. Однако и к горе не подходили! Ведь самое то, если боишься леса - перейди речушку вброд, стань под скалами в тенёк, и для нападающего - есть замедляющая естественная преграда, преодолевая которую он будет прекрасной целью для стрелков. Но нет, по каким-то своим соображениям командир 'тридцатки' не форсировал реку, а устроился именно на каменистом берегу поворота. Наблюдать становилось всё интереснее и интереснее.
   
  - Странные какие-то иранцы, - выразил своё мнение майор из-за спины Зубкова, - кино что-ли снимают про Чингис-хана? Или Тимура? Не помнишь, кто их там разнёс на щепки?
   
  - Не похожи они на киношников. Вон, боевое охранение стережёт кромку леса так, как будто из него танки могут выехать.
   
  - Ну, ты скажешь - танки. А это ещё что за буйня? - вот разведчик он и есть разведчик. Пока мы таращились на подставленную нам внизу картинку, он огляделся вокруг и смотрел на не очень далёкую сопку слева, возвышающуюся лысым камнем над буйством леса. На верхушке сопки росло одинокое дерево хороший ориентир. Именно росло, потому что на нём не было ни одного листика. Зато над ним развевался на ветру знакомый по телепередачам, газетам и журналам звёздно-полосатый штандарт дяди Сэма.
   
  - Твою ж мать! - ну, точно вляпались.
   
  - Ну, разведка, може чо расскажешь? - небрежным тоном спросил Зуб и опустил бинокль от глаз, - обо всём происходящем. Вроде искали самолёт и попали в капкан лабиринта. И территория, что перед нами - она на Иран не похожа! Мы народную республику с линейки видели. 'Этого' за линейкой нет. И что за бред мне лили в голову 'Вершители'. Гипноз? Галюцинации в пещере? Мираж? Мы надышались чем-то? Так нет же та мерцающая дверь - настоящая, назад не пускает.
   
  - А ты меня за сумасшедшего не примешь?
   
  - Похоже, что самый большой дурдом вокруг нас. И если свихнётся незнакомый мне офицер, то на заставу мы не вернёмся. Так что давай ваяй, чем больше информации - тем больше у нас вариантов, чем больше вариантов, тем шире избирательность , чем шире избирательность, тем легче выбор, чем легче выбор, тем проще командовать, чем проще принимать решения тем быстрее вернёмся домой. Вот на этом умозаключении и остановимся, - понукать ухмыляющегося разведчика не пришлось.
   
  - Сколько слов, да ты философ лейтенант!
   
  - Не лейтенант, а старший лейтенант, - усмехаясь поправил Зуб.
   
  - Да, у нас тут, как в присловье: чем дальше в лес, тем толще партизаны! - начал майор.
  - Орлы - наблюдаем. Никаких действий, - озадачишь солдата и будь спокоен - выполнит, особенно если командир в трёх шагах и противник на дистанции прямого выстрела и раз в пять нас по численности превосходит. А выбираться придётся. Зубков решил пока поговорить с майором. Дождаться вечера. Заночевать. А с утреца и двинуть лесом в сторону куда течёт речка, а потом обратно. И кого-то придётся у пещерки на стрёме оставить. Вдруг - проход откроется или пожалует гость нежданный...
   
  - Часов сколько? Или Который час? - прервал умозаключения майор.
  - Одни, - попытался пошутить Зуб, одновременно оттягивая конец рукава левой руки, - а по времени шесть, однако, пора ко сну готовиться, ужинать, лежбище творить. Идеи насчёт места для сна есть? Кроме пещеры? - идей не было ни у кого. Тут хоть тыл прикрыт и позиция оборонительная - не подойдёшь незамеченным, только ночь надо было поделить. Офицеры включили и себя в ночной караул, решили бдить попарно, чтоб, если случится прокол - один другого будил. Васю поставили в паре с овчаркой, но пригрозили собаке кулаком - если заснёт - хвост надрубим, пообещал и проводнику и его собаке начальник заставы. Вася попытался возмутиться, но ему мягко напомнили матом случай, когда и он и его ищейка придремали на подступах, причём храпел на всю Зохар-зоу необученный тогда сторожевой службе молодой пёс, а Вася его сон бдительно охранял. Но чутко, до магазина никто из проверяющих дотянуться не успел. Инструктор проснулся первым. За время, что прошло, Арт вырос и заматерел. В непонятном 'Иране' собака вела себя непривычно активно, рвалась вперёд к лесу и реке из пещеры и нетерпеливо перебирала лапами, как застоявшийся конь почуявший кобылицу, свободу, табун сородичей, власть и размах возможностей и собственных сил. Учитывая поведение собаки, так и решили, но Зуб подстраховался. Итого налицо было три пары: Зуб - Вася(АРТ), Майор-снайпер, Пулемётчик-Связист. Ночь объявили, как положено на границе с шести до шести. Боевой расчёт провели прямо тут же на выходе из пещеры.
  - Мамед, Иванов с шести до двадцати, с двенадцати до двух, с шести до восьми, - объявил порядок старлей.
  - Есть-есть,- отозвались названные.
  - Товарищ майор-Файзулла, с двадцати до двадцати двух, с двух до четырёх.
  - Есть-есть, - прозвучало снова.
  - Я - Вася, с двадцати двух до двенадцати, с четырёх до шести.
  - Есть, - подтвердил сержант, и собака улеглась у его ног.
  - Приказываю соблюдать меры маскировки и режим тишины. Вопросы присутствуют? - закончил боевой расчёт командир стандартно.
  - Есть, а мы где, товарищ старший лейтенант?
  - А вот сейчас нам товарищ майор всем сказочку на ночь и расскажет, - пообещал Зуб и сусмешкой поглядел на старшего по званию.
   
  Майор начал с такого далека, что прерывать его рассуждения никому не хотелось, хотя хмыки и поднятые брови не раз поднимались по мере прослушивания вероятностей и исторически полуреальных мифов. Отдыхающая смена устроилась у прозрачного миража мерцающей завесы. Звук в пещере мог поспорить качеством с шедеврами римских и греческих строителей. Слышимость внутри восхитительно отличалась от обычной.
  - Вообще этому кряжу очень много лет. Старые горы, - начал майор, - я проверил архивы и говорил с историками, создавая описание для разведпривязки к местности, когда принимал под свою зону ответственности данную территорию и вступал в должность. Если брать предания и мифы, то в фолиантах, которые не известны широкой публике, говорится о тайном пути из Китая на запад, который проложили цари великих держав вдоль шёлкового пути. Могущественный правители объединённого Китая, не ограничились постройкой Великой Китайской стены, и решили построить великий торговый путь, идущий с территории Китая, до Босфора одним своим окончанием змеиного языка. Вторым запасным ходом владыки запретного города хотели застраховаться, на тот случай если первый и основной будет захвачен недружелюбными соседями или уничтожен. Из некоторых закрытых источников стали известны технические подробности проекта древних архитекторов. Это вырубленная под землёй полуарка для двух полосного движения повозок в две стороны, по жёстким каменным или деревянным колеям. По пути имелись чётко просчитанные станции для остановки обозов с выходами на поверхность, водным наполнением и складами для фуража. Дорога дракона была безопасной. Не надо было охранять её на всём протяжении, достаточно разместить гарнизоны в крепостях на выходах из подземного тоннеля. Расстояние между крепостями было поделено экспериментальным образом на один конский переход двуконной повозки загруженной товаром. Вес рассчитали средний для любой лошади. Породу вывели специально. Подобрали оптимальный размер колеса. Длину повозки, для разных по плотности грузов и создали школу для обслуживающего персонала: возниц, смотрителей, кузнецов, каменотёсов, экспедиторов и сопровождающих и других. Монахи составили религию Хранителей Пути Дракона, которой с детства обучались потомки. Воздвигли Подземные Храмы. Продумали до мелочей ведение сопроводительной документации передачу груза на станциях древнего метро. Грандиозная система передвижения обещала владельцам баснословные прибыли. Вдоль трассы намечалось также иметь почтовые отделения, банки-менял и кредиторские услуги. Обеспечение самой обслуги также должно было двинуть вперёд развитие городов-крепостей и сельскохозяйственных угодий вокруг них. Само наличие безопасного караванного пути развивало ремёсла и торговлю на всём пути следования таких купеческих пересылок. Торговцам не было смысла мотаться по дрогам, подвергая свою жизнь опасности. Достаточно было точно указать адрес станции получателя, огласить ценность на случай утери или порчи, привезти товар в крепость, сдать под опись распорядителю, оплатить провоз и получить взамен присланный с другого конца света товар. И торгуй себе на здоровье в Европе китайским шёлком, индийскими пряностями, азиатскими самоцветами, диковинными напитками, удивительным оружием, книгами, тканями, красками, диковинными фруктами да мало ли, что пришлось бы по душе покупателям! Сталь и железо Европы неизменно шли бы в сторону бедных этой технологией и рудой восточных стран. Хозяева тропы Дракона возмещали все убытки от перевозки товаров с гарантией. Владеющий монополией на провоз становился влиятельным не только в своей стране, но и в той, куда вело подземное шоссе, и через которую проходила бы такая изумительная по своей задумке 'торговая река'. Строительство началось по согласованию с империями, лежащими на пути Драконьего шляха. Секретность составляла основу договора об использовании, рабов кормили хорошо, содержали в добротных условиях, но по уговору основная масса должна была навечно остаться в обслуге трассы или умереть в катакомбах проекта. Одних только уборщиков необходимо было несколько тысяч. По преданию, основной тоннель трассы построили, и она заработала в одиннадцатом веке. Перевозку через Пролив обеспечивала Венецианская республика до тех пор, пока и под проливом не проложили средневековую ветку метро Дракона. Аппетиты устроителей не ограничились одним направлением. Доходы значительно превышали затраты на постройку и Цари-царей не владеющих тайным путём, решили проложить ещё одно ответвление - в Африку. Через земли нынешнего Израиля к перешейку с выходом на Александрию, Египет к водной артерии континента - Нилу. Грандиозное предприятие по легендам, дошедшим в редких документах тех далёких времён, было удачно завершено. Но устроители столкнулись с не обычными проблемами. Кто-то неизвестный, неуловимый и невидимый начал воровать целые обозы на трассе. Больше всего страдали караваны с ценными рабами, пересылаемыми из конца в конец света. Когда сумма ущерба по страховке превысила терпение управителей, то на странных воров организовали настоящую охоту. Благо средств хватало. Наняли лучших следопытов, солдат, охотников, колдунов, прорицателей, ясновидящих, пригласили монахов с Тибета и ниндзей из далёкой Японии. Под страхом смерти и вечных пыток, суля баснословные деньги, повелители объединили своих наёмников в Сводную бригаду. Организация средневековых детективов изучала почерк посмевших бросить вызов могущественному синдикату почти полгода. И, наконец, удалось установить не только место очередной экспроприации груза, но и время. Засаду устраивали по всем правилам искусства тайных спецопераций, самые изощрённые в этом деле мастера по науке создаваемой тысячелетиями сохранённых знаний. Тщательно подготовленная Засада потерпела головокружительное фиаско! Мало того исчезли почти все основные исполнители непосредственно приблизившиеся к месту предполагаемого столкновения. Учитывая что каждого,даже захудалого мастера, готовили дясятилетиями, то потери были непоправимыми с точки зрения времени, но не денег. Загадка начала обрастать призраками, чёрной неизвестностью и кладбищенскими подробностями. Однако воины и разведчики древности не отступили от попытки взять языка и прекратить таинственные исчезновения в темноте подземелий гигантской линии лошадиного метро. Теперь они получили опыт и скрупулёзно рассчитали операцию. Понимая, что и эта акция противодействия может закончиться полным исчезновением исполнителей, стратеги разведки нашли уязвимое место в действиях похитителей: наблюдателей они тронуть, просто не успевали. И если разместить через энное количество промежутков просто большую массу надрессированных только слушать, видеть и запоминать людей то можно получить полную информацию о происходящем. Результаты разведки боем превзошли все ожидания нанимателей. Спецназовцы древности доложили, что имели дело с волшебниками недр, или с теми, кто превосходит их, самых передовых людей своего времени минимум на порядки в своих возможностях.
  - Подземные Дэвы даже не дали возможности увидеть их, - доложили наверх. Они меняли конфигурацию тоннелей, и лабиринты проходов как им вздумается. Люди, подставленные для провокации нападения - исчезли бесследно. Одно успокаивало - ни одной жертвы молчаливые противники себе не позволили. Но и свидетелей не оставили. Собранные порознь и обработанные показания наблюдателей говорили, что неожиданно тоннель делал поворот, повозка с грузом уходила в сторону и вдруг позади неё возникала скальная стена, а трасса изгибалась в другом, прежнем направлении. Казни и пытки провалившихся соглядатаев, ни к чему не привели. Решено было списывать убытки за счёт заведения, как сказали бы сейчас в баре. Со временем среди основателей тропы Дракона возникли разногласия. Кто-то использовал наличие Дэвов, как повод к расколу. Над протяжением трассы начались неслыханные войны за обладание поверхностью и крепостями- станциями. К этому времени обслуга дороги превратилась в особую касту, со своим уставом, законами и подчинённостью. Практически организовалось огромное подземное государство-хозяйство с обособленными и укреплёнными выходами на поверхность. Особую напряжённость вызывали конечные точки маршрута и приближенные к ним территории - Персия, Ливан, Израиль, Египет, Турция, Сирия, Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан, север Индии - бывшие ранее одной огромной и неприступной империей. Войны длились веками, и постепенно число посвящённых в великую тайну небывалого в истории проекта - уменьшалось. Обслуга захваченных станций не сдавалась никогда, действуя по собственному кодексу чести. Последней станцией пути Дракона пала Моссада, державшая осаду с гарнизоном в тысячу человек три года. Девятьсот шестьдесят защитников неприступной крепости перебили сами себя, чтобы тайна их подземелий ушла в небытие навсегда из рук солдат римских легионов Веспасиана. К этому времени настоящих причин войн уже никто не помнил, а выжившие хранители подземелий предпочитали молчать и умирать от времени собственной смертью. Они мстили тем, кто разрушил их дорогу жизни - забвением.
  Страшная кара постигла бы нас всех, если бы не секретные записки императору Китая, которые сохранились в запретном городе.
  - Ни хрена се?! А Мосада, это где?- не выдержал рассказа изумлённый Вася, пока майор хлебнул водички из фляги, переводя дух, - А дальше? А мы тут где? - поделилися своими эмоциями инструктор и попросил продолжения.
  - Это в Израиле. У евреев.У Мертвого моря, - терпиливо улыбнулся разведчик.
  - Чегго, римляне и море укокошили?
  - Нет, Вася море просто так называется, потому, как в нём нет живых существ - солёное очень.
  - А дальше были смутные времена. Но доподлинно известно, что засаду на мистических дэвов мастера шпионажа проводили на Иранской ветке. Кстати, пресловутая пещера Алладина и сорок разбойников - есть следствие упадка проекта. Ну, по некоторым соображениям, сопостовлениям, фактам. Таким образом, есть большая доля того, что мы имеем дело не только со входом ведущим вероятно до пределов морской границы Китая, Индии и "азиатских тигров", но и возможно другим путям которые скрыты от нас занавесом времени. Если удастся достать карту этих подземелей или набрести на "станцию" - это будет больше чем сокровище для нашего с вами государства, ну и не говоря о вас самих - первооткрывателях. Это во-первых, - загадочно приостановился майор.
  - А во-вторых? - снова возбудился, подталкивая к продолжению собачник.
  - Во-вторых, похоже, мы стали жертвой именно тех похитителей, которые безнаказанно воровали караваны синдиката под землёй. И вероятно не мы одни! Так что у нас будут очень опасные встречи, грозит за эти знания - смертельная опасность и соответственно приключения из разряда невыполнимых. Нас всего шесть. Следы по которым мы сюда вошли принадлежат не менее пятнадцати, я думаю американцам. Вооружённых верховых мы видели тридцать человек. Это означает, что их - нам противостоит не менее ста тысяч. Грубо. Итого сто тысяч пятнадцать настроенных враждебно и вооружённых индивидуумов и против шести пограничников. Шансов у нас, просто выжить - полный мизер. И я, кстати, думаю, что амеров гораздо больше, чем пятнадцать. Об этом говорит флаг на горе. Ему не менее месяца, не выгорел, не порвался, свежак. Не могли те пятнадцать так быстро добраться так далеко, да ещё и флаг там установить. Значит из там больше, я думаю не менее пятидесяти. К тому же будут и юридические сложности. По закону, если эта земля никому не принадлежит, то чей штандарт над ней - те и хозяева. И последнее - неизвестные лучники вели себя очень престранно и я не удивлюсь если здесь существует опасность о которой нам пока ничего неизвестно.
  - А что это сто тысяч? - спросил Зуб на всякий случай, не желая оказаться в одиночестве и с ошибочным мнением.
   
  - А ты рассуди старший лейтенант: у них сапоги на ногах были?
  - Ну?
  - Ну - следовательно есть скотоводство, есть выделка кожи, значит первобытная химия. Металл говорит о существовании зачатков металлургии, рудного дела и кузнечного искусства. Материя и одежда это нитки и ткани. Станки - Ремёсла. Лошади - коневодство, табуны. Дисциплина и подчинённость, разделение на команды, боевое охранение, тактика привала - атрибуты на наличие армии. Минимально это и поселения и города. Исходя из этих параметров я могу примерно сформулировать цифру в сто-стопятьдесят тысяч населения. Варил кашевар верховых что-то несомненно мясное и растительное - значит есть растениеводство и земледелие. Сумы на лошадях очень похожи на те в которых перевозят зерно. И ещё - это не Иран, - огорошил всех под конец разведчик выводами, - И это ещё не всё, что я успел заметить. Река течёт не на север, и ни на юг, как ей положено в нашем полушарии, а на право - на запад. Такое может быть только в одном случае, если там, на западе есть Океан или добротное море, как минимум. И я не удивлюсь если с другого ската этого перевала речка течёт на восток!
  - Как - где? - неудержался Зуб от вопроса.
  - Как в Южной или Центральной Америке или Африке, - спокойно ответил офицер, вгоняя всех слушателей в состояние глубокой задумчивости и уважения лично к представителю разведки.
  - И это ещё не всё, - изумлению пограничников казалось не будет предела, даже собака подняла брови, навострила уши и с интересом высунула язык в сторону "полевого аналитика".
  - Что? - сдался Вася оккончательно.
  - Я был на Севере, в Якутии по делам службы, нас там на экскурсии возили, много всего рассказывали, показывали и поражали. Да, были и на прииске. Так вот камень которым усыпан перекат это сопуствующая золоту порода гранит и диорит. Её так много, что я не удивлюсь если в песке этой реки и вдоль хребта мы обнаружим золото или серебро с платиной. А справа явный горный разлом. Если я прав и тут есть золото, то самородки будут лежать на самой стремнине поворота.
  - Лучше бы мы там склад боеприпасов и тушёнки обнаружили, - посетовал Зуб, отнюдь не возрадовавшись, как другие, возможностью разбогатеть на прииске имени шести советских пограничников и их собаки.
  - Да погоди ты грузиться, старший лейтенант, - начал наш майор снова.
  - Что ещё? Алмазы? - как то безразлично устало поинтересовался начальник заставы.
  - Да нет, лес видел какой?
  - Ну, смешанный? Ёлок нет.
  - Это тут нет - выше есть.
  - И что?
  - Климат тут мягкий.
  - Ну?
  - Антилопа гну! Блин - зима теплая!
  - А щас тут что?
  - Да, вроде, как у нас - лето.
  - Думаешь они вначале базовый лагерь разбили, как в наставлении, а потом нагло подняли флаг, как знак остальным группам и метка точки сбора?
  - Так амеры же они всё по инструкции норовят сделать.
  - А какая у них стандартная палатка?
  - На пятнадцать человек,
  - Тогда сколько их там чтоб развернуть базу?
  - Думаю не менее двух взводов - человек шестьдесят. А возможно плюс-минус пятнадцать.
  - Угу: сто пятьдесят тысяч шестьдесят-семьдесят пять против шести погранцов и собаки, прям как в кино.
  - Спи спокойно, триста спартанцев держали Фермопилы против пятидесяти тысяч персов с одними копьями, щитами и мечами, а у нас автоматы, пулемёт, снайперка. Два пистолета Макарова! СПШ! Прорвёмся.
  - Ага и по цинку патронов на всю эту радость. Спи спокойно лейтенант! Да?
   
  - Федя, урод механический, ты зачем нож вытащил? - ласково поинтересовался Грязнов.
  - Так отрежу верёвки, чтоб Свету в поводу вести, а то, то что есть короткая очень, а она зараза дергает ни с того ни с сего, как слон. А так провисать будет, а тож и каска не спасёт! - запричитал дядя Федя, чуя, что старшине больше нравятся целые вещи, а не укороченные или обрезанные.
  - Дурью не майся. Привяжи один конец к оголовью, кусок шнура вытяни, сколько надо, а остальной моток на луку закинь. Резальщик! Увижу, что отрезал - заставлю плести из твоих аксельбантов на парадке, - угадал старшина самое уязвимое место солдата - его дембельскую форму. Юрка вздохнул, матюкнулся, плюнул под ноги, но тихонько, чтоб старшина не услышал, и начал распускать кольца собранной в восьмёрку верёвки. Свету загрузили по полной: боеприпасы, коробки с лентами под пулемёт, гранаты, мешок с консервами, мешок с овсом, запасная катушка телефонного кабеля, телефонный аппарат, батареи, рации, вода, броники, аптечки, репшнуры - тащила лошадь в самом конце поисковой цепочки. А впереди шли старшина, Мельхем и Бондарь с Сантой. После двухчасового хождения по лабиринту, проход, со следами исчезнувшей ПРГ, резко свернул влево и превратился в тупик. Пока головняк тревожки обследовал выявленный аппендикс и остановившую их вертикаль, Федя показался из-за поворота, лошадь протиснулась за ним и зацепилась завязкой бахил от ОЗК с овсом за торчащий, как вывернутый клык выступ. Петля узкой ленты не выдержала рывка, и резиновый мешок с шумом упал, хрумкнув толстой чернотой подошвы. Запах резины не дал Борисовне унюхать деликатес находящийся внутри потерянного из груза предмета.
  *************************************************
   
  Поспать спокойно не получилось, хоть перед сном сделали вылазку и настригли на подстилку ножами большие охапки высокой травы, что росла по берегу, щедро подпитываемая влагой реки. Марков, оказалась фамилия майора, толкнул в бок локтем и пребольно, и почему- то молча. В темноте прижал ладонью руку Зуба, когда тот потянулся к включателю Фаса, не давая возможности это сделать.
  - Да не шуми ты, старший лейтенант, и фонарь отпусти, блин - всю маскировку погубишь. Давай, глаза шире открой, - приказал и потребовал он шёпотом.
   
   За прозрачной, с нашей стороны, перегородкой мерцал луч фонаря, шаря по месту, где заканчивалась цепочка следов РПГ. В отсветах, за второй выгородкой заметался силуэт овчарки. Собака нюхала каменный пол, вставала на задние лапы, опёршись передними на материал стены перед ней, двигала нос то влево, то вправо, то вниз, то вверх. Чертова преграда вела себя просто издевательски. Судя по всему - звук не пропускала, как и свет однобоко. С того устоя, где была овчарка - выглядела как обыкновенная каменная стена, однако запахи проходили сквозь неё абсолютно свободно вместе с воздухом. И это будоражило ищейку и сводило с ума. Слышимость происходящего за перегородкой, к Зубу и остальным шла свободно, как и ароматы пещеры. Поведение Санты удивило Бондаря, но вот только понять он ничего не мог. Собака кидалась и лаяла на монолит так, как будто за ним должна была быть дорожка, дверь, лаз, люди. Псина пыталась укусить стену, которая давала ей понять, кто туда прошёл, но стояла неподвижно. Не пускать мог только чужой, это, животина пограничная, понимала интуитивно и изошла пеной пытаясь прогрызть и укусить противодействующий камень. За спиной Бондаря появился Грязнов.
  - Ну-ка успокой её, - приказал он инструктору, - Что вы шум подняли в тупике? - В ответ луч фонаря скользнул вниз. Между следов лап собаки отчётливо виднелись на девственной пыли пещеры отпечатки обуви, ведущие в стену. С другой стороны было интересно наблюдать, как искали бойцы старшины и пытались даже подкопаться под неприступный камень. Пехотная лопатка только чуть царапала породу и гнулась на конце, бесполезно загудев от прямых ударов. Простукивание и ощупывание никаких результатов не принесли. Пока головняк тревожки почти буквально 'бился лбами о стену' к месту происшествия подошёл Федя с Мельхемом, Швецом и Коваленко. За спиной водителя звенела трензелями агрессивно настроенная, проголодавшаяся Светка. По её понятиям после такого брожения в темноте уже пора бы и до кормушки добраться. Старшина позвал иранца ближе и попросил осмотреть оставленные следы.
  - Ваши прошли, - сказал своё резюме местный 'индеец'.
  - Точно? - на всякий случай переспросил прапорщик.
  - Куда точнее? На свои отпечатки гляньте - как братья, только потёртости разные. А у этого подковки ещё не стёрлись. Узнаёте свои трёхшурупные? - на полу, на носке и пятке подошвы, чётко выделялось зеркальное отображение двух стандартных сапожных подковок, которые валом лежали в бытовке на заставе. Принадлежность следов не вызывала сомнений, удивление вызывало их исчезновение.
  - Как будто кто дверь опустил, как задвижку, а? - выдвинул свою гипотезу сержант, придерживая взбудораженную овчарку, - И Санта чует что-то, тащ прапорщик.
  - Когда ж ты её говорить-то научишь? - встрял Юрка, подталкиваемый сзади приблизившейся Светой. Кобыла игогокнула, подняла голову, дёрнула дядю Федю за руку, что держала повод и вдруг попёрла напролом, унюхав впереди свежий аромат только что срезанных витаминов. Лошадь, как ледокол раскидала в стороны грудью старшину, собачника, связиста, стрелка и переступила через оскалившуюся на неё собаку.
  - Держи её! Федя, - матернулся Виктор Иванович утыкаясь плечом в камень от внушительного толчка. Ефрейтор пытался тормозить, но это лишь раззадорило громадину, и она легко потащила юзом, упирающегося в пол солдата за собой. От рывков и усилий с седла свалился весь двадцатиметровый моток верёвки, к которому и была привязана першерониха. На верёвку как на гирлянду, пытались зацепиться расшвыренные по сторонам погранцы. Когда Светка в облаках пыли подошла к стене, то произошло невероятное - животное прошло внутрь преграды, как в вертикально стоящую воду, что расступилась перед ней, и порода сомкнулась за крупом синими сполохами таинственного занавеса. Проникновение произошло так быстро, что никто ничего не сообразил. А ефрейтора вцепившегося в верёвку волокло к стене. По полу рассыпался овёс, что вывалился из сорванного с луки мешка, когда Светка теранулась поклажей о бугристую стену на повороте, слева от себя.
  - Держи! Держи повод! Отпускай понемногу! - первым спохватился старшина и кинулся на помощь солдату, прыгнув на верёвку которую держать более в руках Федя не мог, хотя и почти уперся сапогами в неподвижную вертикаль. Видок со стороны не слабо впечатлял. Федя и старшина упёрлись сапогами в стену и почти горизонтально откинулись назад, пытаясь затормозить уходящий в камень скользкий синтетический шнур. Сбоку Бондарь тянул на себя за ошейник взбесившуюся Санту и подсвечивал фонарём происходящее в тупике. Швец удивлёно выглядывал из-за голов на место где - только что ушла в гору огромная лошадь. Коваленко ошарашено уцепился за таишку, что висела у него на шее, и автоматически подергивал черный телефонный кабель, который вился упрямыми завитками за его спиной, опускаясь из тяжёлой катушки на плечах связиста.
  - Швец помагай! Петро не епись - хватай конец троса! Помагая! Млять! - сбился голос Грязнова от напряжения. Удержать Светку даже вшестером невозможно, а вот притормозить - вполне. Разбираться с чудесами пока некогда. Потихоньку стравливая альпийский линь туда, куда делась Светка - барахтались в пыли пограничники и Мельхем. Рывки репшнура вдруг прекратились. Полотно верёвки торчало из стены на уровне пояса человека.
  - Товарищ прапорщик! - шёпотом начал Бондарь, не отрывая глаз и луча фонаря от торчащего из горы конца, - может колдовство? - Грязнов тяжело дышал, ожидая нового рывка, но отдать свою лучшую лошадь каким-то упырям внутри таинственной скалы, за просто так, он не собирался.
  От двадцати метров, осталось не больше шести - остальной линь ушёл в стену вместе со Светкой.
  - Отставить трендёж! Держать шнур! И собаку пристрой! Петро - связь давай! Скажи - 'Всем - ко мне'! Пусть идут по проводам! Швец - у тебя альпийский крюк в сидоре был - вынимай мухой! И в щель прикладом пулемёта! Бустрее хохол! Руки отваливаются! - от напряга старшина на выдохе непроизвольноменял гласные и окончания слов.
  Швец споро заметался, как укушенный лично челюстью старшины в свою самую филейную часть. Вытряхнул весь мешок, выхватил самый большой крюк, вбил рукой так, чтоб держался и несколькими ударами вогнал между треснувших кусков монолита по самою проушину с карабином.
  - За карабин не цепляй! - руководил Грязнов, - разогнёт падлюка! - пояснял он, - За кольцо вяжи!
   С перепугу, что Светка поломает злосчастную скалу и сковырнёт полгоры - народ постарался истерзав узлами весь оставшийся конец шнура.
  - Может ещё пару забьём, чтоб углом, как в морфлоте на причале, восьмёркой, - утирал пот, довольный от удачно вбитого "скального гвоздя" Швец, демонстрирую дополнительные причандалы старшине.
  - Бей, потом перевяжем, - одобрил инициативу пулемётчика старший поисковой тревожки. Швец с удовольствием принялся колошматить крюки выше и ниже первого - вдоль раскола в породе.
  ************************************
  С другой стороны "перекрёстка" - Зуб первым сообразил, куда и почему рвётся Света. Ей всего-то надо пробежать сквозь шестиметровый тамбур между двумя 'дверями'. Запах свежесрезанной травы потянул лошадь за собой и заставил промчаться сквозь призрачные преграды. Вывалившись из-за второго барьера, Кобыла была встречена двумя большими охапками сочной ещё не пожухлой травы. Коняга закивала, фыркнула и потянулась к свежим стеблям. Набрала губами большущий пук, что торчал, пока жевала, с двух сторон рта, как огромные усы и начала спокойно перемалывать зубами зелёные витамины. Постепенно первый сноп превратился в торчащий изо рта кобылы хвостик, и Светка снова наклонилась за следующей порцией. Разбираться, как произошло чудо, было некогда. С седла сдернули и обследовали всё навешенное и привязанное. Больше всего порадовала ТАИшка и катушка с жестким, витым телефонным кабелем из двух жил. Поведение старшины за барьерами говорило о том, что он не собирается отдавать, как минимум верёвку, неизвестной силе отобравшей у него лошадь, припасы и снаряжение.
  - Иван - Таишку подсоединяй к катушке! И выматывай из неё метров сто провода! Шустрее связёр! Шустрее! Остальные - всю траву, что накосили сюда к Светке, чтоб не попёрла из пещеры. Майор, бери бумагу и пиши рапорт с докладом про всё, что было быстро, пока она жрёт нашу траву. А вы ей маленьким снопиками давайте - тяните время! Может она и назад пройдёт! - сумасшедшая мысль о том, что 'Большой муравей' может бродить туда-сюда требовала проверки. Но и идея сделать проводную линию связи, тоже была не лишена смысла. Отчет на бумаге с запросом нужен был на тот случай, если попытка с телефоном провалится, тогда листок с донесением и будет подтверждением, что все живы и нужна срочная помощь. Травы, слава богу, было много. Однако майор не захотел составлять одну бумажку, а потребовал, чтобы Зуб написал свой вариант, а он свой, для подстраховки. Оба лихорадочно двигали непослушными пальцами, выводя строки и подсвечивая себе фонарями под наброшенными на них плащ-палатками.
   
  Рапорт.
  Начальнику первой пограничной комендатуры.
   
  ' Настоящим довожу до вашего сведения, что при поиске обломков самолёта обнаружил неизвестный источник воды под двести семнадцатым знаком и вход в пещеру. Своими силами начал проверку и продвинулся внутрь пещеры в направлении государства Иран более чем на пятьсот метров. Группа нашла большой зал, в котором были свежие следы пребывания людей в количестве не менее десяти человек. При попытке задержать нарушителей были остановлены необъяснимым образом и имели контакт с невидимыми нам собеседниками. Причём контакт был не голосовым, а посредством, наверное, телепатии, так как слова и образы при ведении 'разговора' появлялись непосредственно в наших головах, минуя органы чувств, что произошло со всеми членами группы. Затем мы были отрезаны двумя неизвестными полями от пути назад, и вынуждены были выбираться из лабиринта по единственному открытому для нас лазу. При выходе из пещеры нами наблюдались неизвестные нам всадники в количестве тридцати человек вооружённые, луками, стрелами, копьями, щитами, мечами и ножами. Река и смешанный лес. При детальном обследовании местности на расстоянии около трёх-пяти километров визуально наблюдали флаг государства США, прикреплённый к высоко стоящему сухому дереву на вершине скалы, что возвышается над прилегающей местностью. Рельеф и природные данные окружающего нас ландшафта не соответствуют ранее наблюдаемому виду на территории государства Иран, куда мы предположительно вышли. Назад, пройти силовой барьер не представляется возможным, так, как он ведёт себя как прозрачная в одном направлении и непроницаемая для нас физически преграда. Экспериментальным путём установлено и мы предполагаем, что, возможно, лошадь по кличке Света - может преодолевать замаскированный барьер в обе стороны и таким образом провозить грузы и осуществлять связь с погранзоной через пещерный проход. Своими силами попытаюсь вернуть назад катушку с телефонным кабелем для организации телефонной связи. Пока будет проходить поиск возможности нашего возвращения, и если мои предположения по возможности передвижения лошади между проходами подтвердятся, то прощу организовать помощь в доставке сюда следующих грузов: Палатка, спальные мешки, казан с ручкой и крышкой, спички, медикаменты, лекарства, противозмеиная сыворотка, боеприпасы на те виды вооружения, что есть в ПРГ, ручные гранаты, подствольные гранатомёты и запас зарядов к ним, пулемётные ленты и коробки, магазины к автоматам (желательно от РПК) два автомата Калашникова с креплением ласточкин хвост под спецоборудование, снайперский прицел, прибор ночного видения, запасную одежду, две каски, три панамы, бушлаты, носки, трусы, майки, свитера, соль, крупы, консервы, чай, сахар.
  Начальник ПЗ N10 старший лейтенант Зубков О.В.'
   
  - Ты что сдурел, Олег? Ты это хочешь отдать туда, нашим? Да нас всех в дурку запишут ещё до того как мы сможем там появиться.
  - А что? Нормально описал, почти точно, ну, спешил, - не понял Зуб
  - На, мой почитай, пока Света траву трескает, может уловишь разницу.
   
  "Докладная записка. Начальнику разведотдела Бахарденского Погранотряда.
  Проводимыми поисковыми мероприятиями с целью обнаружения обломков или предметов самолёта пересёкшего границу СССР останков летательного аппарата не найдено. Однако в районе вероятного падения выявлен ранее неизвестный источник воды и вход в пещеру. При ведении разведки обнаружены свежие следы обуви иностранного производства внутри, недалеко от входа. При преследовании вероятных нарушителей границы группа попала в лабиринт ходов и была отрезана обвалом горной породы. Вынуждены были выходить по имеющимся в наличии ходам. Вышли из тела горы в неизвестном месте, возможно на территории государства Иран. Наблюдали наличие американской базы обозначенной флагом на расстоянии пяти километров. Сама территория скрыта в складках местности и лесном массиве. Активным Поиском нашли дополнительный проход, однако воспользоваться им - не имеем возможности, так как в нём находится поселение змей, численностью около миллиона взрослых особей, агрессивно воспринимающих приближение любого из нас. При попытке прохода пресмыкающиеся атаковали пограничников со стен, потолка, пола, скрытых ниш и нор. Однако в соответствии с природными особенностями змеи не терпят запаха и присутствия конского состава. Поэтому удалось получить и отправить грузовую лошадь через преграду, оказавшуюся у нас на пути. Так как брачный сезон у пресмыкающихся может длиться не менее месяца, то прошу обеспечить жизнедеятельность и обороноспособность ПРГ доставкой следующих предметов.
  Боеприпасы - два ящика на автомат, четыре- шесть на пулемёт, ящик на СВД, два АЕК с креплениями под навесное оборудование, прицелы, два ГП-25 'Костёр' и две ящика гранат к ним, АПСБ, бесшумный комплекс 'ВАЛ', ПББС на АК-74 и АЕК, одноразовые реактивные гранатомёты, приборы ночного видения, разведки и сигнализации. Палатки, спальные мешки, одежду, обувь, снаряжение в количестве двух на каждого бойца ПРГ. А также простейшее кухонное оборудование - казан с крышкой, чайник, и продукты. Как то: консервы, крупы, соль, мука, сахар, чай, яичный порошок, сухари. Средства первой медицинской помощи. Предполагаю вероятный огневой контакт с группами враждебно настроенных местных и неустановленным контингентом войск США.
  Старший уполномоченный разведотдела майор Маркин В.И.'
   
  Единственное о чём умолчали оба офицера в рапортах было то, что при входе в пещеру, после достижения большой комнаты по группе был открыт огонь из автоматического оружия, но самое интересное заключалось в том, что ни одной гильзы пограничникам обнаружить так и не удалось, а смятые пули выковырнутые из камня - плохое доказательство. Хотя очереди летели в них из одного из ходов лабиринта самые настоящие. Поэтому и бросили лошадей оставленные для их охраны солдаты - услышали и побежали помогать своим, балбесы. Потом в суматохе поиска уже было поздно что-либо менять. Надо было догнать и ... А догнать не получилось. Вместо этого сами попали в ловушку.
   
  - Ну, ты даёшь! Змеи значит! Обвал нас отрезал? А старшина щас, с той стороны, как поведает им о том, что аки вознеслась наша кобыла сквозь стены каменные и что там будет наверху? - спросил Зуб с укором на полуправду, выложенную в докладной разведчика.
  - А ничего не будет. Вам со старшиной не поверят. Скажут или пьяные в доску или с ума сошли в пещере. А мой рапорт примут за рабочую основу. Знать надо штабников лейтенант. И нельзя нам правду об этом выпускать наружу. Это ж через сколько людей пройдёт информация о происходящем здесь. Вот вернёмся - тогда правду и доложим. А ты тут приписку старшине сделай, чтоб не пиндел лишнего, если не хочет в желтый дом попасть. Он у тебя мужик практичный - быстро сообразит выгоду, и выбор сделает верный. Заодно и солдат по ту сторону барьера приструнит. Понял?
  - Хм. Да, комбинации, игры, шпионы. А ведь ты прав майор. Рви мой рапорт. Твой - отправим со Светкой. Тебе самому не страшно?
  - Страшно - работа такая, а ты представь, как жутко всё это нашим солдатикам наблюдать и на собственной шкуре чувствовать. А рвать твой рапорт не будем - отдай его лично для старшины, чтоб только он в курсе был и больше никто. Он то нам поверит безоговорочно.
  - Разумно, если наши бюрократы нам подставу сделают, то старшина мужик ушлый, а мы ему не чужие и далёкие.
   - Ну, конечно. Тут ещё неизвестно, как к нашему инциденту отнесутся 'наверху'. Могут ведь и бросить, как обузу. У них, вон - Афган висит на шее. А как мы лошадь заставим назад пройти, нам-то точно туда хода нет. А группа старшины нас не видит и не слышит. Позвали бы Светку или морковки ей накрошили с яблоками, - предложил Зуб и Грязнов его как будто услышал на той стороне. Но сообразил по-своему, что ему надо делать, чтоб вернуть у 'вороватых гномов горы' военное имущество, что числится на заставе по описи.
   
  Старшина мыслил практично. Собака чует сквозь, Светка тоже унюхала что-то своё. А самое большое развлечение и удовольствие для першерона это пожрать, следовательно - вернуть её можно только тем, что она уловит из-за непроницаемой стенки любимый её продукт - овёс. Бахила с овсом была тут же вытянута на свет фонарей и залита всей водой, что была у личного состава тревожки. Овёс начал разбухать в воде и в результате реакции его запах усилился и начал наполнять внутреннее пространство пещеры.
   
  - Ай, старшина! Ай, умница! Ну, конечно - овёс! - комментировал действия старшины Зуб, мысленно аплодируя смекалке и сообразительности прапорщика. Грязнов не остановился на достигнутом, он заставил развернуть плащ-палатку и махать ею над раскрытым раструбом бахилы в сторону стены, куда пропала Борисовна. Труды укротителей и дрессировщиков не прошли даром. Их Величие заволновалась, начала оглядываться в поисках бочки с овсом, но всё-таки сначала доела всю траву из рук снайпера. Иванов стоял сзади и придерживал вытянутые из катушки провода, чтоб не запутались при движении. Когда кобыла сама неуверенно пошла в сторону искрящегося тамбура, то пограничники старались даже не дышать, и молились на удачу для себя и лошади. Борисовна появилась из-за камня частями. Вначале морда с оголовьем, потом грудь и передние ноги. Явление сквозь стену тяжеловоза заставило всех со стороны старшины замереть с вытянутыми лицами и открывшимися ртами. Светка невозмутимо вышла из монолита. Завеса сомкнулась, не дав никому ни единого шанса - глянуть, что там за ней, и коняга процокала копытами мимо всех застывших солдат и прапорщика к еде. Сунула морду внутрь длинного сапога, чихнула, не одобряя запах резины, и деловито захрумтела овсом, толкая держащего бахилу двумя руками и застывшего статуей - дядю Федора.
  - По-по-ппполучилось, таоварищ прапорщик, - заикаясь, неуверенно довёл до всех вокруг ситуацию Бондарь с выпученными от страха, перед мистикой появления лошади, глазами.
   
  На седле отсутствовали все притороченный ранее мешки, что были в момент пропажи транспорта за таинственным порталом. Зато обнадёживала катушка с телефонным кабелем, что тянулся от неё в крепость недвижимой стены.
  - Петруха, а ну сыми с неё кабель и подключись к проводам. Только без ваших фокусов! Никаких параллельных включений, - тут же отреагировал на положительные изменения Виктор Иванович.
  - Тащ прапорщик! - боязливо обходя Светку, как приведение, окликнул связист, - Тута две бумажки пристроены между витками. На одной написано: 'Лично старшине! Прочесть первой!' - а на второй: 'Ознакомиться и передать по команде!'
  - Давай сюда! - старшина получил обе записки и углубился в чтение, периодически хмыкая и поднимая вверх брови. Задумался переваривая изученные тексты. Затем достал из внутреннего кармана маленький полиэтиленовый пакетик с личной печатью. Завернул рапорт разведчика в чистый лист, вытянутый из офицерской сумки. Сложил конвертиком края, обвязал ниткой и опечатал длинные концы завязок своим оттиском, для складов и любых дверей на заставе, посыпал сверху песочком и сдул лишнюю пыль с пластилина.
   - Так, Петруччио, отставить связь с горой, дай мне сюда Рязанова - аллюр три креста. Да не по трубочке - лично пусть рвёт подмётки. Потом меняй провода на клеммах.
   Пока Петруха исполнял указания, до тревожки добралась резервная группа в составе которой был и каптёр. Старшина ознакомил прибывшего прапорщика с обстановкой, сильно не вдаваясь в подробности. Пояснил, что группе нужен отдых, пополнить аккумуляторы зарядкой и что за стеной находится пропавшая ПРГ. Оставил Коваленко на связи. Вызвонить по проводам пропавших пограничников пока не удавалось. Сигналы уносились по проводам за стенку, но ответа не было.
   
  У озерка собралось настоящее столпотворение по меркам высокогорной заставы. В двухстах метрах к востоку развернули дизельэлектростанцию. Недалеко от берега стояли три больших палатки. Одна штабная - вторая под склад и третья под спальное помещение. В тени арчи дымила полевая кухня. За ней торчал на солнце кунг спецсвязи. В низинке копались несколько пограничников роя яму под полевой туалет. Отдельно стояла небольшая палатка в красным крестом на серо-зелёном материале брезента. Восле полевой кухни толпились и знакомые пограничники. Лошади расслабили задние ноги и отдыхали напоенные чистой водой из источника. Грязнов прихватил Рязанова за отворот афганки и что-то тихо ему втолковывал. Рапорт разведчика уже помчался по радиоэфиру в виде телефонограммы тщательно проговариваемый в микрофон ЗАС-стойки. Ответ на просьбы нашей ПРГ мог прийти не ранее, чем через часа два. Пока согласуют с отрядом, Ашхабадом и Москвой и прикроют свои задницы. Посему инструктаж каптёру был прост и непритязателен - всё что продублировано в личном послании старшине необходимо изъять со складов ПЗ номер десять и привезти сюда - к Источнику. С собой взять водителя дядю Федю, туда добраться на лошадях, а оттуда на ГАЗ-66, по пробитой инженерными машинами грунтовке. Час туда, час там и час сюда.
  - А пожрать? - Федя был неумолим, твёрд и бесстрашен, как Светка в своём порыве за витаминами.
  - Хорошо ещё полчаса и вы оба с грузом здесь. Понятно?
  - Так точно, тащ прапорщик! - синхронно ответили подчинённые.
   
  Пока тревожка старшины сдавала на зарядку фонари и батареи раций, чистила оружие, умывалась и ела оставленную на них поваром пайку, Грязнов писал свой рапорт, аккуратно подстроив его под прочитанное им донесение майора. Доклад прапорщика абсолютно не противоречил информации разведчика, а его солдаты умели держать язык за зубами, особенно перед хлыщами с низины, что даже до туалета без отдышки дойти не могут. Перед тем как вырубиться, после купания в горном озерке, Грязнов собрал всех своих солдат, предупредил, что через четыре часа - новый рейд в гору на смену резерву охраняющему вход. И коротко и въедливо пояснил, что будет если он кого из подчинённых не найдёт возле себя или не дай бог они прое...- потеряют что-то из оружия и снаряжения. Свету привязали всё на тот же длинный линь к арче возле водоёма, чем она и воспользовалась, сначала погрузившись в воду по грудь, а потом вывалявшись в песке и пыли от подков на копытах, до ушей на голове. Но солдаты "грязнулю" не видели, сон сморил их в тени возле прапорщика в обнимку с оружием. Бондарь спал, прикрыв ладонью холку Санты на своих коленях. Швец ворочался, как медведь, вцепившись в тело ПКМ. Коваленко спал с наушником возле уха, поставив радиостанцию на приём, и она тихо шипела, убаюкивая солдата. Мельхем пристроился поближе к прапорщику с которым заключил договор, он чувствовал себя неуютно в окружении такого количества техники, солдат и офицеров, но сморенный усталостью уснул провалившись в сладкий покой отдыха
   
  В отличие от Виктора Ивановича, руководитель полевого центра Источник, после передачи текста рапорта по радио в закодированном виде, вложил листок в плотный коричневый пакет, капнул сургуча на соединение уголков бумаги и приложил большую печать с гербом СССР в середине и мелкобуквенной надписью по краям. Пакет получил целый лейтенант фельдсвязи, и на уазике, в сопровождении вооруженного часового повёз первоисточник в штаб Краснознамённого Среднеазиатского Пограничного Округа КГБ СССР.
  *************
   
  - Ну и что с этим делать? Это же полубред какой-то? Миллион змей? Лошадь проходит, а они не могут? В ОЗК оделись - и бегом по туннелю! У нас что, ватные брюки и бушлаты на складах закончились? Или у змей клыки, как у овчарки? Начальник разведки? Это рапорт вашего человека - поясните мне то, что он передал официально и письменно с другого края пещеры. Может её завалить взрывом, да и вся недолга? Нет пещеры, и нет проблемы - вероятный путь в Иран перерезан. Если бы не шесть наших парней, а то галиматью пишут в рапортах. Оружие им дай. Да ещё секретное! Боеприпасы! Медикаменты, снаряжение как на маленькую войну! Да мы так свои ДШМГ в Афгане оснастить не можем, а тут - черте что! Кто этот Марков? Личное дело мне на стол! Начальник разведки, 'Смерша' и штаба на месте! Остальные свободны! - командующий 'рвал и метал'. Сам понимал, что подчинённые не виноваты, и не в силах разобраться в происходящем пока имеют скудную информацию, но эмоции били через край. Москва требовала делать противоречивые вещи: Разбираться тихо, то есть собирать информацию и одновременно не делать из этого кричащую проблему - не светиться. А как тут не светиться? Дорогу проложили. Протянули проводную линию связи. Обосновали палаточный городок у озерка. Над ним, на хребте - пост установили - технаблюдения. В пору заставу там строить. 'Вот!' - подумал командующий, - 'Не заставу, а охотничий домик. Для приближенных якобы. Тогда и свет протянем, и залегендируем, и место постоянной дислокации для группы из Москвы подготовим. Вода у них есть. Вход в пещеру прикроют коридором с крышей, чтоб амеры не охальничали. Зас-стойки кабельной линии поставим - хер они, что подслушают. И пусть Москвичи спокойно работают. Столовая у них будет. Подвоз продуктов обеспечим. Охранную систему соорудим силами одной инженерной роты. И можно спокойно заняться Афганом. Но сначала послушаем наших 'следопытов'. Что он про Маркова говорит?'
  Начальник разведки не собирался терять своего ни подчинённого, только из-за одних эмоций командующего, ни авторитета. Да и ещё и в присутствии начальника особого отдела округа. Слишком дорого стоит обучение, приобретение опыта, воспитание на традициях хорошего оперативника или даже аналитика. А полевой агент должен обладать и теми и другими качествами. Да просто привязка его к службе, как к семье. В данный момент оперативник изложил не замысловатым кодом, что находится на враждебной территории. Положительного и интересного было много. Группа не потеряла ни одного человека. Обнаружила ранее неизвестный ход. Выявила лагерь вооружённых формирований вероятного противника. Сама нашла возможность односторонней связи. Не имеет пока возможности вернуться. Требуется помощь и канал постоянной поддержки. И самое главное - особая секретность. Вырисовывался вполне реально самый главный враг СССР - США. А если американцы полезли туда, то дело стоит свеч. Они не такие идиоты, чтобы тратить деньги на проекты, не приносящие им дивиденды. Значит надо обязательно выяснить, что их там заинтересовало в этой глуши. 'Геркулесы' пачками из Европы зря не летают. Определённо янки строят капитальную временную базу, что-то ищут у нас под носом и провоцируют. Иначе, зачем им самолёт пускать через границу. По данным радиоперехвата заслоняются грамотно и защищают от прослушки свои линии связи и радиостанции. Однако Марков в рапорте просит оружие и открытым текстом говорит, что от них, до абрикосовой базы не более пяти километров, самый короткий путь - вот пусть и разведают. Сам майор английский и фарси знает, так что пленного захватить сможет или сесть им на хвост, понаблюдать и выяснить то, что там, в конце концов, происходит. Людей бы им подкинуть... Таким образом, объект надо тщательно отгородить от внешнего мира, а людей, которые на него попали - изолировать в пределах двух застав, поставить задачу Поисково Разведывательной Группе по работе с американцами. Связь по ЗАС, лично и фельдпочтой под охраной вооружённого часового. И всё сразу и немедленно. В охрану объекта выделить ВПБГ. Начальнику связи и тыла продумать обеспечение. Доклад дежурного с 'Источника' не оперативному по округу, а начальнику разведки или командующему. А пока, агентура ищет подходы с другой стороны линейки к американской базе. Так и выложил командующему. И добавил от себя лично, что опер у него грамотный, и он ему верит ему как себе.
  - Что по контрразведке? - Згерский был доволен отчётом начальника разведки войск и уже принял решение подсказанное полковником.
  - Работаем товарищ генерал-лейтенант. Пока выявлен интерес к отдыху на Фюрюзе американского представителя в Ашхабаде и членов его семьи. Они хотят посетить бывшую королевскую охотничью резиденцию, ознакомиться с достопримечательностями, покупаться в горной реке, половить рыбу, насладиться пейзажами, поохотиться. И всё это в присутствии многочисленной личной охраны, секретаря, помощника, переводчика, повара. Думаем разрешить. Пусть посмотрят. Пансионат в стороне от заставы. А мы за ними приглядим. Проводников выделим, гидов, местных знатоков природы и поводим по самым жарким местам, чтоб у них от желания охладиться голова болела, а не от любопытства. Время пролёта иностранных спутников будет распечатано и роздано с инструкцией всем прилегающим к району подразделениям. Проводим контрразведовательные мероприятия по обе стороны границы.
  - Тогда делаем так, как предложил начальник разведки и доклад мне два раза в сутки, - подвёл итог командующий и закрыл внеочередное совещание.
  *************
   
  - А может трясанём иранцев? Ноту протеста запустим! Шум в прессе подымем? Фото пропавших и членов их семей опубликуем? Дезу правдободобную сделаемна девяносто процентов! Отдача всё одно будет? По реакции - оценим, - вслух изложил особист разведчику пока они шли по коридору.
   
  - А кто тебе сказал или написал, что они в Иране? Марков? А почему мы тогда этот флаг на дереве не засекли ни спутником, ни самолётом, ни постом тех наблюдения, ни агентурой? Он ведь реет на высоте, как минимум, двух тысяч метров! Его видно издалека без бинокля. Вот, поэтому - закроем коридор сверху, с боков, с тыла, со стороны границы и работаем с группой Зубова, пока не разберёмся. И больше всего в этом странном происшествии информированы наши злейшие друзья. Поэтому их и надо трясти в первую очередь.
   
  Слова оппонента сказали то, чего не хотел бы слышать начальник особого отдела. Но смысл в них был.
   
  - А если мы с Ирана зайдём? - предложил он.
   
  - Так пошли подумаем? К тебе или ко мне?
   
  - В столовую, - ухмыльнулся контразведчик и повёл всех к пищеблоку штаба.
  ******************************
  Рапорт. Сов Секретно. Экз.единственный.
  'Настоящим довожу до вашего сведения первые результаты работы по объекту 'Источник'.
  Территория объекта огорожена кольцевой системой С-200 с аппаратурой Клён-175. Внешняя охрана периметра производится приданным личным составом взвода повышенной боевой готовности. Комплекс подключен к электрической сети. Грунтовая дорога даёт возможность подвозить любые грузы, вплоть до крупногабаритных. Над озером и жилыми строениями возведена куполообразная крыша из армированного железобетона, которая закрывает подход в пещеру и служит защитой для личного состава от камнепада и космической, либо воздушной съёмки. Водопад падает свободно в специально проделанные для этой цели выемки. Первичный проём расширен и окультурен. Внутрь штольни проведён электрический кабель и установлены осветительные плафоны. Проложена проводная линия телефонной связи замкнутая на комплекс ЗАС внутри спецпомещения УС. Над объектом, на линии госграницы оборудован повседневный пост технического наблюдения. Возле вероятного прохода внутри тоннеля круглосуточно дежурит смена из трёх человек: старший, связист и стрелок наблюдатель. Для них оборудована долговременная огневая точка с пулемётом ПКМ.
   
   Также созданы медпункт, складские помещения, столовая, кабинеты для работы членов спецгруппы, оружейная комната, пищеблок, спальные помещения, баня. В настоящее время строители инженерно-саперного батальона полностью покинули территорию комплекса 'Источник'. Объект готов к использованию, как самостоятельная единица. Спецгруппа по изучению прибыла на место, и проводит профилактические мероприятия с солдатами, прапорщиками и офицерами подразделений обеспечения и поддержки. Особое внимание уделено тревожной группе заставы 'Чайка' и её командиру - старшине ПЗ номер десять прапорщику Грязнову В.И. Путём опроса выявлено, что в штольнях никто из солдат ранее не был и опыта передвижения, разведки и действий в ЧС не имеет. По пояснениям военнослужащих - змей в пещере с нашей стороны нет, воздух циркулирует так, как будто действует заранее сделанная система проветривания. Процесс перехода лошади сквозь препятствие описывается очевидцами по-разному и противоречиво. Но все сходятся в одном, что кроме першерона по кличке 'Света', 'препятствие' никого не пропускает. В связи с этим, в настоящее время непосредственно у прохода установлена киносъёмочная аппаратура, и процесс предстоящего перехода будет зафиксирован на видео и звук для последующей демонстрации. В соответствии с указаниями на месте эксперимента подготовлено к передаче имущество, затребованное в рапорте оперативным работником. Так как за один 'конный' переход перевезти передаваемый груз не представляется возможным, то предполагаю, что удастся заснять на киноплёнку и магнитные носители возвращение средства доставки в точку старта. Также будут предприняты меры для установления проводной связи с отрезанной от основных сил группой. О результатах и полученных данных будет сообщено немедленно по ЗАС-стойке и письменным рапортом по фельдсвязи. Так как у солдат тревожной группы и ст.прапорщика Грязнова В.И. накопился небольшой опыт при проведении планируемого мероприятия предполагаю использование их и в дальнейшем для обеспечения ПРГ всем необходимым.
   
  Удалось установить, что старшина десятой ПЗ получил личное послание от командира ПРГ старшего лейтенанта Зубкова О.В. и самостоятельно организовал подвоз боеприпасов с пограничной заставы. В известность о своих действиях никого не поставил. Предполагаю, что он попытается передать кроме приготовленного нами имущества и то, которое он приказал подвезти с заставских складов. Мною проведена беседа со старшим прапорщиком Грязновым, в которой он утверждает, что получил личное распоряжение от начальника десятой ПЗ. В подтверждение своих слов мне был продемонстрирован небольшой клочок бумаги, оторванный от целого, на котором почерком начальника заставы дублировались те материалы и вооружение, что были запрошены в рапорте майора Маркова В.И. Подпись старшего лейтенанта Зубкова О.В. соответствует. Таким образом, формально старшина заставы не нарушил требований подчинённости и действовал в соответствии с уставом. Однако налицо явное дружеское отношение между офицером и прапорщиком, а поступок старшины находится на грани действия равносильного сокрытию секретной информации выявленной им при выполнении боевой задачи. Поэтому прошу вашего разрешения на его более глубокую оперативную разработку и проверку. Среди личного состава тревожной группы находится осведомитель особого отдела отряда, который временно передан мне в оперативное подчинение. Связь с агентом производится по стандартной схеме. Оперативный псевдоним 'Кузнец'. В настоящее время 'Кузнец' сообщил, что солдаты обеспокоены исчезновением своих друзей и коллег, и искренне хотят им помочь. В связи с этим прошу санкции на попытку провоза на лошади через 'препятствие' одного из пограничников-добровольцев'.
  Начальник группы по изучению полковник Петров М.К.
   
  Резолюция: 'Утверждаю'. 'Приказываю соблюдать меры безопасности'. Подпись. Дата.
   
   
  **********************************************
  - Товарищ полковник наряд для инструктажа построен, - коротко доложил офицеру из Москвы Грязнов. Полкан с ходу "взял быка за рога", навязывая своё видение мира солдатам.
   
  - Товарищи пограничники, поисковая группа старшего лейтенанта Зубкова, попала в сложную ситуацию. Им срочно нужна помощь. Оружие и боеприпасы мы можем переправлять. Но. Там за проходом, который вы нашли, их мало. Надо усилить группу. Похоже, что им противостоит как минимум более сотни человек. И вероятно это наёмники вооружённые американским оружием. Нужен доброволец, который попробует пройти на лошади сквозь завесу. Что может произойти с человеком, который будет находиться на Свете неизвестно. Понятно лишь то, что "занавес" пропускает только те вещи, с которыми "знаком", или его с ними "обязали" общаться те, кто создал. Поэтому, шансов, что кто-то среди вас пройдёт сквозь стену, гораздо больше, чем среди тех, кто не имел с ней контакта. Возможно, это смертельно опасно. Как отреагирует преграда на такое вторжение, мы можем только гадать. Приказывать права не имею. Поэтому, прошу Вас не спешить, подумать и принять решение. Кто готов - шаг вперёд. Всё, - закончил свою речь полковник и выжидательно посмотрел на Грязнова.
   
  Пять солдат и сержант стояли, прихватив автоматы за ремни в положении на плечо и недоумённо соображали: "О чем это он, этот полкан трендит? Неужто нельзя просто назначить, кто пойдёт первым. Кто вторым. И так ясно, что все пойдут. А то, как-то неловко получается, будто сомневается приезжий в том что, будут выручать своих, и сами двинут без страха и упрёка на неведомую преграду бойцы десятой пограничной заставы. Вроде как намекает, что гниды есть в строю, с кем водой не делились на фланге, кого не тащили домой, толкая по молодости в спину плашмя автоматом после прополки КСП на левом в зное мая. Кто затяжкой последней сигареты не поделится на стыке". Именно поэтому и произошла задержка. "Ну, и урод этот полкан!" - постепенно формировалось мнение у стоявших в строю под панамами парней. Не может же такого быть, чтоб наш, полковник, из Москвы, которому старшина подчиняется и так вот подумал про нас! Нонсенс! Противоречие. Измена. И где? В руководстве? Не укладывалось в головах молодых парней такое. Посему не торопились солдаты активно шагать вперёд из строя. Речь офицера доверия не вызвала. Слова в горах силы не имеют. А авторитета полковник пока не заработал ещё. Пусть, чужая сука кабинетная, понервничает. Лезть на рожон ради больших звёзд никто не собирался. Другое дело если бы это всё высказал старшина или начальник заставы. Грязнов на происки в мышлении подчинённых отреагировал быстро.
   
  - Равняйсь! Ссмирррно! - гаркнул Виктор Иванович, вгоняя строй пограничников в немой ступор и заглушая шум водопада в двадцати шагах от места построения, - Я пойду первым, - просто сказал он, - но с моими добавками.
   
  Светку заставили скакать вдоль подножия горы почти час впятером. Четверо солдат сидели на спине коняги. Под их задницами находилась подменка старшины. Замысел состоял в том, чтобы обхитрить "замок" тем, что Грязнов будет одет в форму, насквозь пропахшую потными выделениями Светки. Можно было пойти и другим путём, но поливать мочой Светки свою одёжку, пусть и подменную старшина наотрез отказался. Для получения результата из Светланы Борисовны следовало этот пот выдавить. Способ был только один гонять её до упупенения. Чтоб потная пена выступила на лоснящихся боках, спине, груди, крупе и впиталась в китель, штаны, горную шапочку и носки с портянками старшины. Даже перчатки сунули под китель дотошные пограничники. Света не реагировала на одного седока своими потовыми железами. Добавили второго, по хрену. Посадили четырёх. Потом добавили пятого. Дали последнему (им оказался дядя Федор) нагайку из альпийского троса и только после этого смогли запустить норовистую кобылу в галоп, подстраховывая седоков сбоку на других лошадях. Першерониха увесисто отмахала километр и лишь после этого на её боках появились какие-то проблески влаги. Путь назад к источнику Светке дался труднее, но зато в конце пути она зажала зубами трензеля и показала свой норов. По полной. Швец, сидящий впереди, попытался тормознуть лошадь, натягивая поводья в тридцати метрах от озерка. Пена на груди и крупе падала хлопьями. Мокрая подменка сбилась и слетела из-под сымпровизированных подпруг. Лошадь учуяла влагу прохладной воды и вместо того чтоб остановиться - ускорилась. Вхождение в воду пятиместной Светки с седоками напоминало спуск на воду добротного корабля, что сорвался с направляющих и с разгона вмазался в спокойную рябь водоёма. Солдаты посыпались со спины своего транспорта, как вырвавшийся на свободу горох на продскладе. Брызги взлетели под крышу комплекса. Ожидающий народ присел и, на всякий случай, отступил на пару-тройку шагов назад. Светка спокойно пила воду по грудь в озере и грозно поглядывала на дядю Федю, что так и не выпустил нагайку из руки.
   
  Только подойдя снова к проходу, старшина подумал, что может и стоило бы и мочой Светкиной полить Хэбэшку, а може и навозом помазать сверху. Не, страшно не было, было немного жутковато от неизвестности.
  **********************************************
  Зубков и остальные погранцы с другой стороны прохода с удивлением наблюдали картину переодевания старшины в свете подключённых лампочек.
  - Зырь, а трусы у нашего куска - уставные, - прокомментировал Файзулла нижнее бельё старшего прапорщика. Грязнов морщился натягивая на себя пропахшее Светкой обмундирование. Под конец облачения на голову надели каску с пропитанной лошадиными выделениями бликмаскировкой. Высохший транспорт спокойно переставлял то одно копыто, то другое, ослабляя ноги по очереди. Старшина влез на спину кобылы, перекрестился, шепнул: "Ну, с богом!". Улёгся удобнее, ухватился за ремень перетягивающий основание шеи и гриву, проверил устойчивость и крепость "посадки", повернул голову на бок, так чтоб каска смотрела в сторону опасного прохода. Лицо старшины при этом повернулась в сторону Феди и полковника, который снял головной убор и напряжённо смотрел за происходящим. Грязнов кивнул дяде Федору, Светкину жопу обожгла витая нагайка опущенная, от души и всего сердца, резким и сильным замахом ефрейтора.
   - Ну! Поехали, - сказал Виктор Иванович по-гагарински, уносясь к загадочному барьеру на Светкиной спине, и закрыл глаза. Так, на всякий случай. Вдруг мусор в них попадёт. P.S.


Рецензии