Принц, на белом коне

Еле слышно урчал мотор, в такт ему, соблюдая некую периодичность, негромко постукивали колёса, тёплый ветерок врывался через полуоткрытое окно в салон. Неспешно глотая километры и заплаты асфальтового полотна средней паршивости, катило легковое авто. Стрелка спидометра уныло болталась у отметки семьдесят.
За рулём этой хоть и новой, но заурядной, бюджетной иномарки сидел мужчина за сорок. Он совершенно  не обращал внимания на водителей обгонявших его авто, во взглядах которых читалось презрительное, - Чего ползёшь, дядя? Твоя Фабия быстрее  же может!
Все эти, к счастью редкие, торопыги были мысленно посланы по известному адресу. В конце концов, потому и была выбрана эта старая дорога, а не магистраль, чтобы насладиться неторопливой ездой.
Ведь лето же на улице, лето! Так зачем эти гонки, где взгляд привязан к дороге, разметке, дорожным знакам? Ведь так приятно любоваться синевой неба с редкими парусами облаков, зеленью лесов и перелесков, буйству красок на лугах.
Мужчина даже несколько раз останавливался на обочине, выходил и с наслаждением вдыхал пахнущий луговыми полями воздух.
Сейчас ему приглянулась довольно большая, с претензией на лесок роща, которая неторопливо плыла навстречу. Уже было видно, что это редкий для здешних мест самовольно поросший берёзами и осинами лесной участок. Но своей первозданной естественностью он разительно отличался от преобладавших в этих краях искусственных лесонасаждений. Как отличается девичий хоровод от шеренги солдат.
- А ведь там должны быть грибы, - отметил про себя мужчина, не отрывая взгляда от светлой не обезображенной густым подлеском рощи, - Вопрос в том, а возможно ли туда проехать? Оно же как, согласно пресловутому закону подлости, к самым привлекательным местам дорог нет. Или в лучшем случае грунтовка, которую и «Уралом» не рискнёшь штурмовать.
И когда за поворотом показался знак примыкания дороги, сердце радостно и одновременно разочарованно ёкнуло, как у грибника при первом в сезоне белом грибе. С одной стороны, радость от находки лесного красавца, с другой, по опыту знаешь наперёд, сожран червями по самое некуда.
Вот так и здесь, дорога хорошо, можно проехать, но в то же время это значит что красавец лесок истоптан, перетоптан.
Но правая нога перескочила с педали газа на тормоз. Эх, не рассчитал! Легковушка даже слегка клюнула носом. Позади кто-то возмущённо посигналил.
- Да пошёл ты, - негромко сказал мужчина, уже сворачивая к роще.
Дорога предсказуемо оказалось только немного асфальтовой, далее грунтовой. Но вполне приличной, без ям и рытвин, а что особенно радовало, колея заросла травой. Верный признак что год, а то и два её не касались колёса машин. Не прошло и десяти минут, как Фабия остановилась на опушке.
Водитель извлёк из бардачка дежурный нож и пакет, вышел из авто и придирчиво огляделся. Не заметно ли его Фабию с дороги? А то налетят сейчас другие любители даров леса, как мухи на мёд.
Нет, не заметно, неброский цвет, да куст ивняка, за которым припарковался тому порука. С багажника извлеклись дежурный комплект армейского камуфляжа и видавшие виды, но крепкие кроссовки. Негоже по лесу в городской одежде шастать. Да и переодеться, две минуты.
Наконец чирикнула сигнализация и мужчина вступил под своды деревьев. Нет, он не бросился с алчущим взглядом выискивать заветные шляпки, нет.
Истинные грибники так не поступают. Они, прежде всего, полюбуются ни с чем несравнимой красотой леса, послушают, как шумит ветерок в кронах берёз, как перекликаются птицы, а грибы… да они сами придут.
Вот, кстати и они. Прямо на опушке горделиво возвысилась над травой парочка подосиновиков. Чуть поодаль ещё один. Хороши, даже срезать жаль.
Не успел мужчина переместить в пакет эти дары леса, как взгляд зацепился за семейку подберёзовиков, да таких крепких, что закрадывалась мысль, а не согрешила их мама с царём грибов?
Пакет быстро тяжелел, можно было уже остановиться, но какой грибник вот просто так уйдёт с такого чудного места? Быстренько сбегать к машине, аккуратно переложить свою добычу и бегом назад, туда, где предатели-мухоморы уже выдали поляну, где наверняка есть белые грибы.
Увлёкшись, мужчина не сразу уловил приближающийся топот. Вернее не сразу обратил внимание. Очнулся, когда стало ясно, топот явственно приближается к нему.
- Что это? Лось? – мелькнула мысль, - Нет, не похоже. Откуда ему взяться в столь крохотном лесу? Так что, скорее кто-то едет верхом. Да и топот явный, как кажется, галоп.
На всякий случай мужчина укрылся за стволом ближайшей берёзы. Мало ли кто там едет. Вдруг лесничий? Или что ещё хуже охранник.
И точно, спустя несколько мгновений на поляну, где уже было присмотрено несколько белых грибов, выскочил конь, но без всякого всадника. Остановился, навострил уши, поводил головой, довольно фыркнул. После чего уже шагом направился к той берёзе, за которой спрятался грибник.
Не доходя пяти шагов, снова остановился и негромко заржал.
Дальше прятаться было глупо, тем более, что всадника, как уже говорилось, не наблюдалось.
- Ты что дружок, от Ильи Муромца сбежал? – удивлённо произнёс мужчина, выходя из-за дерева.
Конь отрицательно мотнул головой и осторожно направился навстречу. Показалось, или нет, но в глазах животного читался разум.
А изумляться и вправду было чему. Великолепный, снежно-белый хоть в кино снимай, жеребец был при полной сбруе, а к седлу были приторочены ножны с двуручным мечом и кожаная сумка, вне всяких сомнений с доспехами.
- А, понимаю, - просиял от догадки мужчина, - Ты от этих, как их реконструкторов сбежал. Проголодался, небось? Только прости дружок, угостить тебя мне нечем…
Конь снова затряс головой, дескать, - Не нужно мне твоё угощение.
- Во как, - озадаченно произнёс человек, - Чего же ты хочешь?
Тотчас животина повернулась боком так, что её ноша оказалась напротив представителя хомо сапиенс. Тот уже съедаемый любопытством открыл сумку и извлёк оттуда шлем воина. Восхищённо прищёлкнул языком, шлем не был просто хорош, шлем был великолепен: остроконечный, из воронёной стали, щедро украшенный благородными металлами.
Ну как же тут не примерить?
- Ну что, как на меня шито? – спросил мужчина у животного, в разумности которого он сомневался всё меньше. Попутно изумляясь, как эта тяжёлая штука в руках, оказалась такой удобной и как будто невесомой на голове.
Жеребец довольно зафыркал и одобрительно закивал, - Продолжай, дружок, продолжай.
Но человеку такой расклад не понравился.
- Вот что братец, - сказал мужчина, снявши шлем и запихивая его обратно в сумку, -  Не знаю что ты задумал, но меня в это не впутывай, староват я уже для этого! Ищи своего наездника, он будет рад.
С этими словами он повернулся и зашагал в сторону, намериваясь продолжить своё занятие.
Однако жеребец и не думал сдаваться, быстренько оббежал человека, стал у него на пути. Решительно пресекая всякие попытки обойти.
- Вот пристал! – в сердцах воскликнул мужчина и уже с робкой надеждой, - Отвяжись!
- Нет! – красноречиво мотнул головой жеребец.
Шальной лучик Солнца пробился сквозь листву и неплотно затянутую горловину сумки, сверкнул на полированной стали шлема.
- Нет, а хороша всё же вещица, - снова восхитился человек, - Как там в песне: «Пусть вороны гибель вещали. И правило пир воронье, Мужскими считались вещами Кольчуга, седло и копье».
И это невесть откуда взявшееся, полное безумия решение.
- Ну и чёрт с тобой! Если что, сам виноват будешь, в конце концов, у тебя голова большая, вот и думай.
С этими словами мужчина аккуратно пристроил под ближайший куст уже изрядно потяжелевший от грибов пакет и принялся извлекать содержимое сумки.
Помимо шлема там оказалась добротная, подшитая кожей кольчуга. В неё, говоря современным языком, были интегрированы латные наплечья и  нагрудные и прочие пластины. По тому же принципу были выполнены извлеченные вслед за кольчугой штаны, перчатки и пояс. Последними увидели белый свет сапоги. На них кольчуги не имелось, но толстая кожа также была щедро сдобрена железом, а что особо понравилось, имелись шпоры.
- Будет если что это упрямое животное угостить! – мелькнула злорадно-мстительная мысль.
Всё снаряжение, вернее доспехи мужчина разложил тут же, на траве. И минуту полюбовавшись, принялся облачаться. Прямо на армейский камуфляж.
А что, раз годится он под бронежилет, то чем кольчуга хуже?
На секунду мелькну удивление, как это руки столь привычно находят все необходимые застёжки и ремни, но тот час было списано на генетическую память, магическое действие шлема, а может то и другое вместе взятое. Не прошло и десяти минут, как типичный горожанин превратился в средневекового воина.
- Жаль нет зеркала, полюбоваться бы на себя, - мелькнула невольная мысль, - Хорош я наверное… В машине фотоаппарат, так эта же скотина туда не пустит.
Мужчина помахал руками, проверяя, насколько сковывают движения доспехи. Оказалось не сильно. Довольно хмыкнув, попрыгал на месте.
Конь удивлённо уставился на человека.
- Чего пялишься? В армии так делают, проверяя снаряжение перед походом, - ответил мужчина, размышляя, куда пристроить оставшиеся без дела кроссовки.
Сунуть в сумку, или здесь спрятать? Пожалуй, лучше здесь, вряд ли кто на них позарится, а так ещё потерять можно.
И верные друзья ног устроились под тем же кустом, что и пакет с грибами.
Потом человек, вернее уже воин постоял минуту, успокаивая мысли дабы они не мешали той, древней памяти, которая уже помогла ему облачиться.
Не зря, левая рука  как-то сама схватила за гриву, правая луку седла, носок сапога сходу влетел в стремя, раз… и как говориться, на коне. А ведь это он проделал первый раз в жизни! Вернее, в этой жизни.
Новоиспечённый всадник чуть приподнялся в стременах, поёрзал седалищем, устраиваясь удобнее, взял в руки поводья.
Далее вышла заминка, куда ехать он не знал. Потому поступил просто.
- Эй! Поехали, что ли…
Конь только и ждал этой команды. Плавно, как Мерседес тронулся и не спеша затрусил назад на поляну. Там нашёл еле приметную тропинку и прибавил шаг.
Тропинка оказалась сродни ручейку, извивалась, становилась шире, пока как в речку не влилась в дорогу просеку.
Конь, убедившись, что куль на его спине держится довольно уверенно, перешёл с рыси на галоп.
- О господи! – обожгла мысль всадника, поскольку по его расчётам роща должна была вот-вот кончиться, - Хорош же я буду, когда пред людьми в таком образе предстану.
Вот только роща и не думала кончаться, напротив, она становилась гуще, к легкомысленным берёзам начали прибавляться сумрачные ели. Хотя мужчина мог побожиться, что рощу с дороги видел он целиком и никаких елей, тем более таких там и в помине не было.
Но когда за очередной излучиной добавились ещё и дубы, которые уже не одну сотню лет скоротали, на душе потянуло холодком.
- Да что же это за место такое? Я же здесь вроде как все окрестности исходил! Этот же лес, похоже, никогда не кончится!
Однако же, лес неожиданно начал редеть, дубы, до этого тянувшие свои ветви-коряги к дороге, расступились в стороны, открыв всаднику горизонт.
И тот едва не вскрикнул от ужаса, перед ним, величественно тянули к небесам заснеженные вершины горы. И это в средней полосе России!
- Чёрт, да это же какая-то параллельная реальность! – наконец сообразил мужчина, - Так, к лешему такие эксперименты, надо заворачивать назад!
Всадник потянул поводья, пытаясь остановить свой транспорт, но конь и не подумал слушаться. Напротив, он только ускорил бег, хотя дорога уже пошла в гору.
Плюнув на бесполезные попытки что-то изменить, мужчина чуть приподнялся в стременах и подался вперёд, почти припадая к гриве жеребца, - А, будь что будет!
Но когда они не снижая скорости, понеслись по дороге, где разве что два человека разойдутся, а дно пропасти терялось в дымке, предпочёл малодушно зажмурить глаза.
Открыл их только когда понял, что конь перешёл с бега на шаг. Всадник осторожно приподнялся, огляделся. Вот где нужно вопить от ужаса…
Ущелье прекратило свой бег меж гор, уткнувшись в крепость. Его глубина меркла, пред высотой стен и бастионов, сложенных из того же черного камня, что и окружавших их горы.
Как ни странно, но вид этого мрачного места подействовал на мужчину успокаивающе. Так всегда бывает у настоящих солдат. Бьётся как птица к клетке душа, сжимает горло ледяными пальцами страх, одолевают гаденькие мысли-сомнения. Но стоит только появиться на поле вражьим полчищам, как все страхи сомнения долой!
Поздно, бояться, теперь воевать надо! А страх, эту роскошь мы врагу оставим. Да и некогда этой ерундой заниматься, дел по горло: меч поудобней перехватить, пищаль проверить, а то и связочку гранат потуже проволокой стянуть, это уже в зависимости от века.
Человек выпрямился, проверил насколько удобно доставать меч и принялся подробно осматривать стену.
- Вот значит, зачем меня сюда это скотина приволокла, не иначе как принцессу спасать. А я значит в роли витязя, а то и самого принца.
От этой мысли стало смешно и мужчина не сдержавшись, хихикнул.
Конь остановился и удивлённо покосился на всадника.
- Да всё нормально, братан, - ответил тот, - Не сошёл я с ума, просто… анекдот смешной вспомнил.
Ты лучше подумай, как нам туда попасть, ибо альпинист из меня никакой, чтобы эту стенку брать, да и из тебя собственно, тоже.
Конь только фыркнул осуждающе и продолжил свой путь. Теперь и человек видел куда они едут. Дорога, доселе тянувшаяся вдоль ущелья, то приближаясь к самому краю, то отступая на почтительное расстояние, вдруг повернула к нему. Но всаднику не суждено было окончить свои дни на пропасти. По той простой причине, что в этом месте провал сужался, а главное, через него был перекинут добротный деревянный мост.
И как водится, мост был подвешен на цепях и в случае опасности мог быть поднят, а то и попросту сброшен.
- Бу-бу-бу, - загудел настил под копытами, но звук тут же тонул в рёве потока, который бесновался в теснине далеко внизу.
- Грамотно, грамотно, - размышлял о предусмотрительности неизвестных строителей человек, - Такое уязвимое место всякой крепости как ворота, можно заметить только подъехав практически в упор. Да и толку? Они же практически неприступны. Не потому ли себя так беспечно ведут?
Мало того что мост был перекинут, так и решётка поднята. И часовых нигде не наблюдалось. Хотя, на то они и часовые, чтобы видеть всё и оставаться незаметным. И одинокий всадник не повод поднимать тревогу.
А конь, с всадником конечно, уже миновал мост и ступил в проём ворот.
Оные предсказуемо вблизи были куда больше, чем показались сначала. Проём хоть и не огромный, но шеренга из четырёх конных воинов без труда пройдёт.
Человек задрав голову, насколько это позволял шлем, рассматривал приподнятую решётку из кованых прутьев. По спине пробежал холодок от мысли, что она может держаться на честном слове, потому даже слегка пришпорил коня, а то чего доброго на голову эта конструкция рухнет.
Но жеребец даже ухом не повёл, тем самым очередной раз напоминая всаднику кто здесь главный. Всё так же вышагивая чинно с достоинством, он миновал врата, а когда они оказались на небольшом плато и вовсе остановился, явно желая дать всаднику оценить предстоящее поле сражение.
- Спасибо, - сказал мужчина и приподнялся в стременах.
Ну, в общем ничего неожиданного. Стена как водится была первым рубежом обороны за которым укрывалось средних размеров горное селение. Первыми вдоль дороги от ворот тянулись неказистые домики, скорее всего местных простолюдинов. Дальше, там где дорога упиралась в площадь, виднелся ряд длинных приземистых строений.
- Наверняка казармы и конюшни, - решил про себя человек.
Завершал композицию замок. Он стоял как бы отстранённо от прочих строений и по неприступности даже превосходил стену, но со стороны ущелья совсем не выделялся на её фоне.
Тому кто решиться на штурм этой крепости, не позавидуешь.
Мало того, что в тесном ущелье ни требушеты не развернуть в нужном количестве, ни осадные машины не подтянуть, так ещё и атаковать вслепую. В то время как командир обороняющихся со своего замка мог видеть всё поле битвы как на ладони. Пребывая почти в полной безопасности. И кто же будет…
Замок неожиданно дёрнулся вниз, мир вздыбился и наполнился конским ржанием.
- Осторожно! – крикнул, едва не вылетая из седла мужчина, -  Не дрова же везёшь!
Конь уже сам понял свою оплошность, потому аккуратно вернулся, так сказать. К четырёхногому состоянию, но тут же фыркнул, ударил копытом и покосился на человека.
- Что? Типа, слезай, приехали? – догадался тот, - Ну, как знаешь.
Особого повода возмущаться не было. Иллюзий по поводу того, что из него вот так сразу получится хороший верховой боец, мужчина не строил. Впрочем и пеший тоже, но здесь хоть свои ноги. Ими то он привык управлять, в отличие от лошадиных.
Против ожидания верховая прогулка для седалищных мышц прошла без последствий. В этом мужчина убедился тут же, едва коснулся земли. Но на всякий случай выполнил несколько приседаний, дабы разогнать кровь. Конь с любопытством наблюдал за этими деяниями.
- Ну что ты на меня опять вылупился? Слез я уже, слез… - осёкся на полуслове человек, - Ах да, простите. Я совсем забыл про эту незначительную деталь.
И едва мужчина выдернул из седельных ножен меч, как жеребец сорвался с места, с громким топотом оббежал  площадь, опять вздыбился, заржал.
Но увы, как и первый раз ответом ему была тишина.
- Похоже мы опоздали, дружище, - сказал мужчина, - Все наши враги давно истлели в могилах, а принцесса если и жива, то где-то далеко, в роскошном замке нянчит правнуков. Сам посмотри какое запустение вокруг, ни одной живой души.
Но конь только возмущённо тряхнул гривой и заржал громче и протяжнее прежнего.
- Ну-ну, - с издёвкой подумал мужчина, - Давай, старайся. Наведи ужас на здешних мышей да крыс. Если они тоже не покинули сей музей средних веков.
Громкий рык вплёлся в конское ржание.
В другой раз, человек бы присел от неожиданности, но сейчас он был именно мужчина, таковым его боевое железо делало.
Мгновенно развернулся, дёрнул головой, чтобы забрало само упало на место, вскинул меч.
На него шёл дракон.
Что-то до боли знакомое было в его очертаниях и движениях.
- Это же динозавр, - пришёл на помощь сознанию воина разум современного человека, как студент ополченец, который хоть в чём-то хочет быть полезным опытному бойцу, - Хищный, раптор. Хотя нет, раптор мелковат, скорее алазавр.
- И что, как нам бороться с этим алазавром? – полюбопытствовало сознание воина?
- Не знаю, - ответил разум, - Эта тварь способна как всякая рептилия двигаться стремительно, живуча, весит почти две тонны и вдобавок еще оказывается и разумна.
В передних конечностях, хоть и относительно небольших, но хорошо развитых, алазавр держал меч. Несколько грубо сделанный, но довольно внушительный.
- Спасибо, ты мне очень помог, - съязвило сознание.
- А что я когда… хотя… инерция!
- Чего?
- Понимаешь, - затараторил боясь не успеть разум, - То что эта тварь быстра, это ещё не значит, что она всегда изворотлива. Чем быстрее она бежит, тем труднее ей менять направление. Нужно заставить её бегать как можно бы…
- А вот за это действительно спасибо, - таки оборвало сознание разум, - А теперь дружочек, сделай одолжение и не отвлекай меня без особой нужды хотя бы пять минут.
Но события дальше развивались несколько странно. Алазавр, или как там его, остановился на почтительном расстоянии и пристально уставился на человека. Надо сказать что взгляд его жёлтых глазищ был довольно неприятным. И если бы не это, то могло показаться, что это и не живое существо, а изваяние.
Прошли уже искомые пять минут, а ящер так и стоял в оцепенении.
- Уж не пытается он меня того, загипнотизировать? – подумал воин с беспокойством прислушиваясь к своему телу, не впадает ли в оцепенение сам? – Не, надо завязывать с этими гляделками!
- Эй ты, бройлер-переросток, - крикнул мужчина алазавру, - Не одолжишь мне свои окорочка для барбекю?
Неизвестно, понял ли ящер смысл слов, или просто отреагировал на голос человека, но встрепенулся и прямо с места перешёл на бег, что и требовалось.
При этом, меч хоть и держал наизготовку, но явно не в положении для удара.
- Ах вон оно что, - догадался мужчина, - Растоптать меня поганец хочет. Ну, это мы ещё посмотрим, кто кого растопчет.
Дальше не было никакого замедленного кино. Всё пронеслось стремительно. Смрадное дыхание ящера, огромная трёхпалая лапа над человеком и рывок, рывок до боли в мышцах в сторону.
И вот лапа обрушивается хоть и рядом, но на уже пустое место. А меч, добрый меч, который в этом рывке был как противовес, описав дугу концом клинка касается ящера.
Трещит вспариваемая чешуйчатая кожа и по бедру рептилии тянется кровавая борозда.
Эх, жаль не глубоко! На вершок всего. Но всё равно, хорошо. Меч уже испробовал вражьей крови и захочет её дальше испить.
Ящер вскрикнул, как-то с куриными нотками в голосе, но не в силах резко затормозить, пробежал, прихрамывая, ещё добрую полусотню метров дальше.
Остановился, но не бросился тут же в новую атаку. Его явно озадачил тот факт, что эта букашка мало того что не раздавлена, так ещё и умудрилась глубоко поцарапать.
Пользуясь замешательством противника человек огляделся. Коня нигде не было видно.
- Хорош боевой товарищ! – с досадой подумал воин, - Привёз, а как до дела, так сам в кусты! Ну и чёрт с тобой!
- Эй, куропатка, - это уже ящеру, - Ты чего с вертела соскальзываещь? Мне костёр разводить пора!
Алазавр взревел и снова бросился на человека. Он ещё не отказался от намерения растоптать его.
- Чёрт, - подумал воин, - А ведь эта тварь свою неудачу учла. И теперь готовит мне сюрприз. Но какой?
- Стой на месте! – вмешался разум.
- Чего?
- Да ничего! Делай вид что собираешься отпрыгнуть, а сам стой.
- Опасно…
- А какой у тебя выбор?
- И то правда.
- Только не прозевай возможность почесать ему пах.
Как это тяжело, стоять на месте, когда над тобой уже занесена эта пародия на цыплячью лапу.
Но в последнее мгновенье, лапа дёрнулась в сторону, куда по разумению живого ископаемого должен был отпрыгнуть воин. Но там опять была пустота.
От неожиданности ящер даже просел и сам нарвался на вскинутый меч.
Кожа в паху оказалась не в пример податливей. Здесь нет и намёка на чешую.
Лезвие меча легко погрузилось на треть, чуть отскочило, ударившись о тазобедренный состав и продолжило свой путь дальше, вскрывая тёмно-красное, как у индейки мясо.
Завершающим аккордом хлынул кровавый душ, кринок перерубил вену.
А вот это уже настоявшая удача! Теперь с каждой минутой зверь будет слабеть.  Хотя как там у них, динозавров с живучестью…
- Бум! – довольно сильный удар по шлему прервал преждевременное торжество победы.
Да, не стоило забывать, что эта рептилия хоть и ходит на двух ногах, но использует хвост как балансир. Взмахни сейчас это бревно на вершок пониже и валяться в пыли со сломанной шеей.
Человек поправил шлем и невзирая на звон в ушах (таки слегка оглушил, зараза) огляделся в поисках супротивника.
Вот где он… снова на почтительном расстоянии, вернее на исходной позиции для броска.
Воина охватило беспокойство. Третий раз повторить финт с уклонением вряд ли получится. Он и раньше не испытывал иллюзий по поводу своей реакции, а сейчас когда гадине удалось его оглушить надеяться обмануть её, глупо.
- Спокойно, боец, спокойно, - сказал человек сам себе, - Паника ещё никого не спасала. Смотри, звон в ушах потихоньку проходит, лучше на своего врага полюбуйся.
Зрелище действительно впечатляло. Из глубокой раны в паху пульсируя вытекала тёмная кровь, ручьём стекая по бедру, голени и так дальше, пока не смешивалась с дорожной пылью.
- А всё-таки я окропил драконьей кровью это место, - подумал про себя  мужчина, - Значит не такой уж плохой я воин. И пусть эта тварь сейчас меня раздавит, но и ей  не жить. Эх, коня бы сейчас, коня…
Но увы, на помощь четвероного транспорта сейчас рассчитывать не приходилось. Потому человек досадливо сплюнул и удобней перехватил меч.
Но ящер и не думал нападать. Уперев своё оружие в землю, тем самым используя его как обыкновенную трость, алазавр принялся что-то гортанно выкрикивать то и дело, указывая головой в сторону ворот.
- Да ты никак мне уйти предлагаешь? – догадался человек.
Алазавр что-то коротко выкрикнул, что на драконьем языке несомненно означало «да», поскольку выкрик был весьма красноречиво подкреплён парой шагов назад.
- Нет дружище, так не пойдёт! – ответил воин, - Или я уйду с принцессой, или… как кому из нас повезёт.
Та часть разума, которая водит дружбу с инстинктом самосохранения, затараторила что глупо не воспользоваться этим предложением и в конце концов, эти средневековые разборки не его, хомо урбанис двадцать первого века дело.
- Заткнись, - оборвал её человек, - Это дело чести!
Хотя почему именно дело чести, мужчина не знал сам.
Собственно он и не пытался задаться этим вопросом. На него, как второе дыхание снизошло по состояние спокойствия и уверенности в своих силах, когда воин становиться одним целым со своим оружием.
Он был готов принять свою судьбу, какой бы она не была.
А его судьба, держа меч наизготовку, весьма профессионально кстати, шла на него.
Ящер даже не хромал, он сильно припадал на раненую ногу, тем не менее, двигался довольно быстро.
И когда до человека оставалось шагов пять, рептилия неожиданно сделала рывок, одновременно нанося удар.
Страшный, сильный выпад, но глупый. Контролировать движение клинка в нём весьма сложно. Воин едва коснулся в ответ своим оружием варварский меч и тот, изменив траекторию, просвистел мимо. А после чего позорно закончил свой полёт в каменистой почве.
Человек презрительно улыбнулся, надо же, а он своего врага за мастера фехтования принял. А тут, одно слово, рептилия.
Только тут же пришлось брать свои, хоть и мысленные слова назад. Рептилия весьма споро выдернула свой меч, ловко провела обманное движение и вот уже на воина готов обрушиться прямой удар сверху. И не увернуться, и отразить его в сторону времени просто нет, только принимать на клинок.
Момент истины для оружия, лезвие встречается с лезвием. Здесь ничьи быть не может.
Тяжёл и страшен драконий меч. Не пожалели его создатели железа. В сильных руках такое оружие чудеса творит, ни один щит, или доспех перед ним не устоит, проломит.
На что и рассчитывал ящер, вкладывая  в удар вся силу. Не учёл он только одно, меч воина был из великолепной стали, той самой, секрет которой затерялся в веках.
Удар! И… жалобно звякнув, большая часть варварского клинка улетела куда-то далеко за спину воина. А ящеру только и оставалось, что тупо пялиться на жалкий обрубок длиной не более аршина.
- Вот так-то, рептилия, - сказал человек, - Понял, почему вы вымерли? Мы вас технологически превзошли.
Что может быть в бою хуже паники? Ликование. Этим ядом отравлены плоды любой победы. Вкушать их нужно очень осторожно, ибо лишают они воина того, без чего ему не выжить, осторожности.
Ящер несильно бросил изувеченное оружие в человека. Тот увернул, но последующий удар ногой быт полной неожиданностью.
Воин грохнулся навзничь, меч выпал из рук. И тотчас мощная лапа, та самая, по которой струилась кровь, опустилась на грудь. Прижала так, что не вздохнуть.
- Вот и всё, - обречённо подумал мужчина, - Сейчас от меня только мокрое место останется, - а руки, руки как бы сами по себе шарили по земле пытаясь отыскать меч.
Но ящер не спешил, тоже оказался падок к вкушению плодов победы. Хотя, ему можно, сейчас он полностью хозяин положения.
Вот огромная голова склонилась над человеком, в глазах явственно читался разум но, увы, никакого намёка на великодушие и пощаду.
Вне всякого сомнения, рептилия бола озабочена тем как убить противника и при этом продлить его агонию.
По всему задача была не из лёгких. Ящер шумно вздохнул и человека обдало смрадным дыханием.
- Надо же, воняет как мой кошак когда подтухшего хека нажрётся, -  мелькнула явно не к месту мысль.
Громкое ржание раздалось как гром среди ясного неба. И вслед ему донёсся мощный удар копыт. Израненная нога ящера как-то инстинктивно дёрнулась вверх. Шанс!
Человек стремительно откатился в сторону. И вовремя, рептилии уже было не до забав, он топнул со всей силы, но по счастью для воина уже по пустому месту.
И в этот момент правая рука нащупала меч. Пальцы тотчас сомкнулись на рукояти и мужчина рванул оружие к себе. Оно показалось удивительно лёгким…
Чёрт! Это не его меч, а обломок изувеченного оружия ящера.
Но искать своё уже некогда. Времени только и оставалось на то, чтобы успеть двинуть этот обломок навстречу пасти, усеянной двойным рядом острых как кинжалы зубов. И эта пасть приближалась к нему с той самой неумолимостью, с которой поезд приближается к застрявшей на переезде легковушке.
Хруст... нет, не человеческих костей, это обломок вонзился в кадык ящера.
Огромная голова дёрнулась назад так, как будто совсем законы инерции её уже не касались, попутно вырывав оружие из рук воина. Видать хорошо оно таки засело в ране.
Человек вскочил и застыл, не в силах пошевелится от зрелища бьющегося на земле дракона. Некоторое время рептилия тщетно пыталась дотянуться короткими передними конечностями до рукояти собственного же меча. Наконец догадалась изогнуть шею, рывок и обломок рухнул в пыли у ног человека.
Только это не принесло ящеру облегчения, рывок вышел неудачным, косым и только расширил рану. И из этой раны уже не потекла, а хлынула, как хлыщет вода из разорванного пожарного шланга, ярко алая кровь.
Минута, другая и вместо фонтана крохотный ручеёк. Затем иссяк и он. Огромные лёгкие ящера несколько дёрнулись, вокруг раны в горле вспухла кровавая пена и всё, глаза, доселе пылающие яростью, начали стекленеть.
Враг умер, но на этот раз торжествовать не хотелось. Всё ушло вместе с тревогами и страхами, оставив на душе пустоту.
Человек поднял обломок и задумчиво осмотрел. Да, повезло. Плохо кованый металл был неоднородным, а потому скол вышел не прямой, а образовал длинный зазубренный шип. Потому так легко и проткнул горло ящера.
Мужчина не стал выбрасывать обломок, разумно рассудив, что не стоит торопиться расставаться с оружием, которое помогло победить врага.
Пристроив обломок за поясом, воин поискал глазами свой меч, который лежал совсем неподалеку.
Придирчиво оглядывая клинок, остался доволен, на лезвии ни малейших зазубрин.
- Пусть славиться в веках род твой, неизвестный мастер! – невольно вырвались слова.
Теперь оставалось решить, что делать с драконом. Согласно законом жанра полагалось отрубить голову.  Но что с ней делать дальше?
Человек представил себя, как его останавливают на посту ДПС, просят открыть багажник… и что ему объяснять? А если прознают «зелёные»?
Рядом нетерпеливо зафыркал, затопал копытами конь.
- Прости, дружище, я совсем забыл, зачем я здесь! Давай, веди к принцессе.
Коня дважды приглашать не пришлось. Он неторопливой рысью, чтобы человек поспевал, он засеменил… нет не к замку, а к длинному приземистому строению очень похожему на конюшню.
- Странно, - подумал человек, - Принцессе как бы полагается быть заточённой в одной из башен.
А конь уже колотил передними копытами в огромные ворота, которые как водится были на огромном замке.
- Ну-ка, брат, посторонись, - сказал воин и конь послушно отошёл в сторону.
Вот и пригодился обломок. Человек вставил его в петли, налёг.
Кряк! Одновременно сломались и проушины замка, и обломок. Ну и бог с ним, дело своё он сделал.
Распахнулись ворота и оттуда, взметавши копной рыжих волос, выбежала дивной красоты… гнедая кобыла.
Пронеслась мимо воина и уткнулась лбом в шею стоящему позади коню.
- Ах, вон оно что брат, - спустя минуту, налюбовавшись столь умильной сценой, сказал мужчина, - У тебя тоже свой интерес был. Но давай телячьи нежности на потом, время дорого, веди к принцессе.
Но кони дружно опустили головы к земле, будто им позарез захотелось пощипать травки.
- Это как же понимать? – поражённо спросил мужчина, - никакой принцессы… нет?
Конь оторвал голову от земли и весьма выразительно кивнул.
- Что же это получается, меня продинамили? – прошептал мужчина и расхохотался.
- Всё нормально, ребята, всё нормально, - перу минут спустя сказал мужчина удивлённым лошадям, - Не сошел я с ума, просто со стороны ситуацию представил.
А так всё правильно. Ну какая к лешему принцесса? На ней же жениться полагается, а я уже двадцать лет как женат. И пока не горю желанием, ни поменять жену, ни обзавестись второй. Так что, всё нормально. И… обратно меня хотя бы отвезёте?
На последнее предложение лошади ответили с небывалым энтузиазмом. Причём кобыла даже пыталась отодвинуть жеребца.
- Так, давайте пока без семейных разборок! – сказал воин, - Я поеду на нём.
И уже к лошади, - Прости красавица, но я и в седле с трудом держусь, а без него и прочей сбруи никак.
Лошадь хоть и нехотя, согласилась. А мужчина приладил на место меч, вскочил в седло и… повалился на конскую гриву. На него накатило ощущение безмерной усталости и какой-то апатии. Пришёл в себя только когда бешенная скачка закончилась и конь осторожно потопывался на месте посреди той самой лесной поляны, решая дилемму, как поделикатнее  разбудить всадника.
- Что, приехали? – мужчина с наслаждением вдохнул лесной воздух.
Он выпрямился в седле, потянулся и с удивлением обнаружил, что от былой усталости почти ничего не осталось, так, скорее лёгкая истома в мышцах.
Человек спешился, второй раз за день поприседал, разминая ноги, после чего повернулся к седлу, извлёк меч, сорвал пук травы и бережно стёр с клинка капли засохшей крови. Потом вздохнул и вернул меч на место. Конь тихонько заржал.
- А ты сам посуди, - ответил тот, снимая шлем, - Зачем мне, городскому жителю, всё это?  С кем сражаться, с компьютерными вирусами? Так там другое оружие нужно. А просто пылиться как сувенирам этим вещам негоже. Так что, забирай, думаю, ты найдёшь ещё героя для них.
Быстро, но бережно упаковал мужчина доспехи обратно в сумку, достал из пакета кроссовки и прежде чем одеть, по старой армейской привычке встряхнул. Что делать, после службы до конца жизни скорпионы мерещиться будут.
- Ну, простите, если что не так. Прощавайте!
Но лошади не торопились уходить.
- Как знаете, - мысленно сказал мужчина, повернулся и заторопился к своему автомобилю. И не пройдя и десяти шагов, не удержался, обернулся.
Лошади по-прежнему стояли на месте.
- Что ещё не так?
Гнедая неспешно подошла, ткнулась головой в плечо.
- Надо же, - подумал человек, запуская пальцы в густую гриву - Лошади тоже плачут.
-  Всё нормально, красавица, всё нормально. Никаких обид, я даже рад, что мне выпала такая честь, - мужчина чуток запнулся, чуя как предательски задрожал голос и сделав над собой усилие, - Беги уже. А то скоро твой дружок меня ревновать начнёт.
Лошадь отстранилась, игриво и с каким-то чисто женским кокетством, встряхнула гривой и всё же коснулась влажным носом щеки мужчины. И только после этого затрусила к своему дружку.
- Вот теперь точно всё, - мужчина торопливо, куда быстрее, чем в первый раз обернулся спиной к лошадям, у него предательски увлажнились  глаза, - Что за телячьи, нет, лошадиные нежности?
Топот копыт за спиной быстро становился всё тише, пока не исчез совсем.
Собирать грибы уже не хотелось совсем, но следуя известному закону, на пути попадались такие красавцы, что руки сами по себе тянулись к ним. К машине человек вышел с полным пакетом.
Приветливо чирикнула сигнализация.
- Неплохо я заглянул за грибами! – самому себе сказал мужчина, усаживаясь на водительское место и тут же возразил, - А почему собственно неплохо?
В ногах пассажирского кресла, источая лесной аромат, стояли два полных пакета с отборными грибами. Да такой результат далеко не всякая целенаправленная вылазка даёт! И всего времени-то прошло, немногим больше часа. С учётом… подвига.
- А может мне всё это почудилось? – подумал мужчина, - Точно почудилось. Ходил, собирал грибы и навоображал себе. А жаль…
Человек вздохнул и опустил руки на баранку. И только сейчас заметил на среднем пальце правой руки довольно массивный перстень на котором красовались две лошадиных головы.
Присвистнув, мужчина поднёс его поближе к глазам. Таки смотри, не почудилось…
Вещь была явно старинная и без всякой экспертизы было понятно, что здесь только червонное золото и платина.
- Когда же это я его надеть успел? А, точно, перчатке было, - мелькнула догадка.
Желание вернуть назад мелькнуло и погасло. Кому возвращать? Да и неспроста всё это.
Мужчина снял перстень с пальца, полюбовался и спрятал в карман. Интуиция подсказывала ему, не стоит светить эту вещь без нужды.
- А всё же, любопытно, - подумал человек, поворачивая в замке ключ зажигания, - Почём сейчас на рынке пол царства?
 


Рецензии
Хо-ро-шо! Просто хорошо!
Спасибо!

Мэг Шелли   02.09.2016 19:00     Заявить о нарушении
Спасибо.))

Стар Лей   02.09.2016 21:58   Заявить о нарушении