Дзяды

Дзяды - дни памяти предков издревле отмечавшиеся древними славянами. В древности отмечались практически каждый месяц, а нынче многие навряд ли помнят имена предков дальше бабушек и дедушек и уж совсем часто бывают занесены судьбой в дали дальние от могил своих предков. Где уж тут ухаживать, вспоминать, искать их помощи. В лучшем случае кто на Радуницу, кто на осенние Дзяды приберет могилку-другую.

Вспомнила, как прошлой осенью искала дедову могилу. Так случилось, что его похоронили на Минском кладбище в Чижовке, а бабушку Ядзю годом ранее на Московском кладбище - совсем на другом конце города. Мамина сестра Тася по договору взялась ухаживать за могилкой матери, а за отцовской должна была смотреть мама... Но я в последний раз была на дедушкиной могиле аж в 7 лет. Потом случилось так, что обе сестры занемогли и долгое время им было не до родителей. Меня и сестру сначала не пускали одних (в нашем роду всех девок родители пасут, покуда замуж не выдадут), а потом мы поняли, что не знаем куда ехать ...

Вот осенними Дедами я и попросила мужа сделать авантюрную прогулку на Чижовское кладбище. По памяти той семилетней девочки найти могилу на которой из-за извечного недостатка денег у его детей даже столбика не осталось с надписью...

Почти 2 часа бродили мы меж забытых безымянных и шикарных холмиков и оград. По дате  в администрации указали приблизительный район поисков, но не точнее номера ряда. Поклон мужу, он ни разу не упрекнул меня. Когда уже отчаялась и собиралась повернуть домой голоснула: "Деда, ну где же ты?». Подумала и уже собиралась повернуть, как вдруг какая-то сила-мысль потянула пройти еще "квартальчик" на Юг. А здесь был уже знакомый с тех лет и не изменившийся поворот стены кладбища, а за ним прудик... И тут я вспомнила... Меж оградой и первой "улицей" и должен быть дедов холмик. Почти рядом с ним могила какого-то военного летчика с самолетиками на ограждении... На эту летчикову могилку я и вышла, а найти дедову уже было без проблемы.

Раньше порой я видела такой сон: будто прихожу я к деду на кладбище, а это и не кладбище, а как бы больница - стоят кровати и на них лежат люди... Подхожу к деду, а он лежит и смеется - рад, что я к нему пришла.
Когда совсем маленькая была, то был другой сон: ищу бабушку и деда. Иду к кладбищу, которое почему-то находится на бульваре Толбухина, в сквере. И снова, и снова еду к ним через всю Волгоградскую улицу и пешком иду "до больницы" - под теми деревьями на койках лежат и ждут разные люди... Только когда выросла я узнала, что в том месте и в самом деле была могила - братская. Моих родных там не могло быть, вот и не находила... Но в этом месте было расстреляно и похоронено множество людей.

Снился мой дедушка, "ждал-ждал", да "устал сниться". Но я таки вырвалась к нему.
На самом деле, не было уже столбика-пирамидки из дерева и где-то делась металлическая табличка.
Прибрали, посмотрели сколько всего надо сделать. Прополола все вокруг. Покрасили оградку преобразователем ржавчины. Чтобы покрасить забор, муж из Литвы привез краску в баллончиках. Осталось малость - поставить памятнк. Но с нашими ценами снова это не по карману.

Помогла покупка сделанная сотрудниками для выполнения работы. Директор разрешил купить для лаборатории сверлильно-фрезерный станок.
Муж у меня запасливый - когда-то на свалке НИИ РИПа нашел несколько пластин алюминия. Вот ими я и воспользовалась - выфрезеровала текст на обеих табличках и для бабушки и для деда. Свинтила из досочек опалубку, покрыла полиэтиленовой пленкой и отлила цементные подушечки, к которым сразу прикрепила и те пластинки. Цемент отлично объял таблички, и мы их водрузили на свои места. Теперь они не безымянные мои  дед и бабушка. Плескач Василий Васильевич (1909-1972 г.р.) и Плескач, урожденная Селяховская Ядвига Петровна (1914-1969 г.р.).


Рецензии