Кормить и хвалить

                КОРМИТЬ  И  ХВАЛИТЬ

       В СССР гордились тезисом: женщины и мужчины равны.
   По отношению к государственным законам – да. В остальном – нет.
   Хорошо, что были отдельные светлые головы, которые протестовали против полового равенства. Если бы мужчины и женщины, как биологические особи и как социальные личности, были равны, то они бы назывались как-то по другому, а не «мужчина», «женщина».
   Постепенно победили те, кто упорно стремился убедить общество в необходимости разного подхода к мужчинам и женщинам, где бы они ни жили и чем бы не занимались.
   
   Чтобы смягчить компромисс между мужчинами и женщинами, ещё в советское время стали появляться курсы, консультации и школы, подобные «ШКОЛЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ». Впервые о такой школе я прочитала в одной из газет в 1990 году. Создана она была при Дворце культуры завода им. Владимира Ильича в Москве. Потом эта школа распалась, но я смогла найти одного из её организаторов.
   Это социолог Наталья Григорьевна АРИСТОВА. Мы говорили не только о мужчинах, но и о семье вообще, о мужчинах на фоне семьи и  женщины.
   (к сожалению, связь с Н.Г.Аристовой потеряна, буду рада,если она прочитает это интервью)

   РЕМАРКА: в конце декабря 2012 года  я услышала по телевидению рассказ о женском клубе «Хочу замуж». Основательница его Юлия (фамилии не знаю) сказала, что на учёте клуба состоят 350 тысяч женщин, желающих выйти замуж. Получается, что темы, которые мы обсуждали с социологом, по-прежнему актуальны.

   - Наталья Григорьевна, я прочитала, что ваша школа была популярна, что перед аудиторией выступали врачи, психологи, социологи. Но в самом начале вашими слушателями были учителя. Почему?
   - Уточню: мы попытались привлечь их в нашу школу. Могу объяснить почему. Психологов мало. Через кого мы  могли тиражировать свои знания, чтобы они попадали к детям, подросткам, родителям? Через учителей.
   Но они оказались самым малоподвижным, самым консервативным, самым пассивным слоем населения. Учителей в Москве очень много и они могли бы помочь обучению человеческим отношениям. Увы, не получилось. Они покупали абонементы в нашу школу и… не приходили.

   - Я смотрела программу некоторых лекций вашей школы. Там многое посвящено семье. И это правильно: семья переживает кризис, он затянулся.
   - Сейчас мы думаем, в каких направлениях психология может быть эффективнее всего применена. Нормальные отношения нужны везде. Однако, возможно, наиболее это важно в семье, где есть дети. Научить родителей, чтобы их ошибки в поведении, в отношениях друг к другу не повторили дети.
   На лекциях мы рассматривали, что такое женщина, что такое мужчина, что такое семья. Был цикл лекций для женщин, в частности, о сексуальных отношениях в семейной жизни. Он прошёл, на мой взгляд, хорошо.

   «Женская сексуальность», «мужская сексуальность» - об этом только для женщин. Мы специально подбирали однородную аудиторию, чтобы все слушатели нормально себя чувствовали на лекциях.
   Создали также целый ряд практических психологических групп, разыгрывали сценки. Их темы: трудности в общении, семейные конфликты. Вот такая-то ситуация. Как из неё можно выйти? Желающие участвовали в таких сценках. Работал со слушателями грамотный психотерапевт. Он помогал разобраться в себе, в окружающих, в ситуации.
   Проводили мы и индивидуальные консультации, то есть наша работа была так построена, чтобы каждый, кто приходил к нам, мог найти для себя удобную форму участия в ней, позволяющую получить ответы на те вопросы, в которых он сам не мог разобраться.

   - А кого больше было на лекциях и  занятиях в вашей школе – мужчин или женщин?
   - Женщин везде больше. Много лет назад, когда стали появляться вечера «Кому за…», сначала было много женщин и мало мужчин; потом соотношение выровнялось. Возможно, потому, что Дворец культуры, где это происходило, находится, практически, в центре города, к нему легко добраться. И те, кому за  тридцать лет, охотно сюда ездили.
   На всех остальных мероприятиях подавляющее большинство – женщины. Замужние, незамужние, разведённые, готовящиеся к браку.

   - Как можно объяснить  неактивность мужчин?
   - Семья – это женский интерес. Мужчине показать  заинтересованность проблемами той же сексуальности – значит, продемонстрировать какую-то свою некомпетентность. А для него это очень болезненно.

   - Некомпетентность или ущербность?
   - Да, и ущербность. Поэтому мужчин на таких лекциях, занятиях почти нет. Мы пытались организовать для них специальные группы. Не идут! По телефону могут позвонить: «Нельзя ли индивидуально проконсультироваться?». Пожалуйста, пусть хоть так.

   - Вы проводите сейчас в основном индивидуальные беседы. Среди ваших, будем говорить, клиентов, есть и мужчины, и женщины, или только мужчины?
   - Мужчины, как правило, не интересуются какими-то семейными проблемами, допустим, как вести себя в трудной ситуации, как помочь жене, если возникла   какая-то проблема… В основном, мужчины приходят с вопросами о бракоразводном процессе.

   - Хотят непременно развестись?
   - Приходят те, которые хотят сохранить семью, но не находят выхода  и у них нет другой возможности самостоятельно решить эту проблему. Их волнует, что семья распадается, что нашёлся кто-то, кто лучше.

   - Но это одна из причин развода.
   - Что значит причины? Кто-то видит причину в том, что жена поздно приходит с работы; кто-то в том, что она красит губы… Но это же, на самом деле, не причины для развода, а люди разводятся.

   - Женятся у нас, как утверждает молодёжь, по любви. По другим соображениям, наверное, лишь незначительная часть. А разводов так много. Как это объяснить?
   - Об этом я читаю большую лекцию в девятом классе одной из школ. И объясняю: когда мы проводим опрос в загсе или во дворце бракосочетания, то 80% будущих молодых супругов говорят, что женятся по любви; какой-то процент – по расчёту; какой-то – по необходимости.
   Но когда мы анализируем то, что они называют «по любви», получается, что это не любовь, а только один из её компонентов – влюблённость, увлечение, романтика.

   Как-то разводилось несколько танцевальных пар. Я бываю в загсе как психолог. И вот вижу – идут танцевальные пары. Интересуюсь, почему решили развестись. Начинаем разбираться.
   Говорят: «Женились по любви». Они вместе танцевали, им  вместе было хорошо. Она жила в одном районе города, а он – в другом. И каждый день после концерта он должен был провожать её домой. Неудобно. Давай поженимся! Нам же хорошо вместе? Хорошо!
    Но им было хорошо вместе  та-н-це-ва-ть! А семейная жизнь – это несколько сложнее, это другая система отношений, это другие обязанности. И они всего этого не выдерживают.

   Большинство новых ранних браков создаётся на гребне увлечения. А всего остального для семьи нет.
   Запад отказался от ранних браков. У них есть интимные отношения, причём, это не половой акт, а ухаживания, знаки внимания без полового акта. И так до 26-28 лет. Потом, когда ты разобрался, что тебе нужно; кто тебе нравится; где ты будешь жить; на что ты будешь жить и содержать семью; нужна тебе семья или ты можешь обойтись без неё, вот тогда можно создавать семью.
   В нашем же обществе, нередко, женитьба – это легальная форма выйти из-под контроля родителей.

   - Вы хотите сказать, что в других странах сначала создают материальную платформу для семьи, что немаловажно, и получают образование, профессию?
   - Всё правильно! Но важна не только материальная база. Главное именно ценностная ориентация: что тебе надо в жизни? Зачем тебе нужна семья?
   Нужна, потому что я уже намотался туда-сюда, на дельтаплане налетался, университет окончил, а теперь хочу, чтобы у меня были жена и дети, свой дом.

   У нас же судят в  обратном порядке. Потребность в сексуальных контактах вынуждает искать партнёршу, а для того, чтобы отношения были дозволены и не вызывали осуждения, он на ней женится.
   И вот это – жениться – как рыцарский подвиг. Всё! Он подвиг совершил, а дальше он желает почивать на лаврах. А девица желает, чтобы её носили на руках. А кто это носит на руках собственную жену? Он не понимает: я ведь подвиг уже совершил – женился на тебе! Что тебе ещё надо?

   - У нас, точно, не носят мужья жён на руках.
   - Это не наша культура. В славянской культуре не было такого. Это какая-то средневековая романтика Западной Европы – рыцари, шпаги, гитары…
   И вот перевёрнутость взаимоотношений приводит к недолгим бракам, к разводам. Семьи пытаются создавать мальчики, которые не мужчины, и девочки, которые не видят в них мужчин, поскольку не имеют представления, что это такое.
   Но поскольку девочка точно знает, что можно этого поменять на другого, она из этого мужчину выращивать не будет – поливать, удобрять, холить, лелеять.

   - Хотя давно известно, что, если женщина захочет из мужа или понравившегося ей мужчины сделать доцента, профессора, певца, она сделает.
   - У писателя Виля Липатова есть повесть, где описана продавщица провинциальной лавки. Любовники у неё долго не держались, потому что она делала из них «больших людей», и они  из той глухомани, дыры уходили на повышение. Конечно, женщина это умеет.

   -  Ваш взгляд на наших мужчин? Мне кажется, что в большинстве своём они находятся в бедственном положении – моральном, материальном, духовном, социальном…И, по-моему, не осознают этого или не хотят осознавать.
   - Что значит «не осознают»? Есть некий пласт бессознательного. Вот то, что у наших мужчин случаются инфаркты, что они язвенники – это их реагирование на жизненные неурядицы, некомпетентность, отсутствие своего места в жизни.
   И тут не обязательно осознавать: я знаю, что я несчастлив. Он получит в 40 лет свой инфаркт, и всё! Или окажется в тюрьме, сумасшедшем доме…Вот его реакция на то, что он не состоялся как мужчина. Или язва желудка – как реакция на то, что он взялся не за своё дело. А все кивают на продукты питания. При чём тут питание!

   - В России ежегодно тысячи мужчин умирают от внезапной смерти, различной сердечно-сосудистой патологии. Причем, умирают в работоспособном, детородном возрасте. Ещё немало гипертоников, язвенников… И всё это от несостоявшейся жизни?
   - Здесь психосоматические причины. Это моё мнение, я не врач. Однако у меня есть опыт наблюдений. Как психолог, я убеждена, что и болезни, и смерти – это реакция на совершенно неадекватные отношения людей друг к другу.

   - К мужчинам?
   - Всех ко всем. Мужчина должен заниматься рискованным делом, тогда у него инфаркта не будет. Мужчина должен лазить по горам, летать на дельтаплане, нырять вместе с акулами, и тогда у него состоится его мужская жизнь.
   Но сейчас мужчины, воспитанные женщиной, этого лишены, в них подавлена самостоятельность.
   Что он умеет? Он всегда на полшага сзади – то его мама тащит за руку в детский сад, потом его учительница одёргивает: «Сядь, я тебя не спрашивала!»; затем жена выговаривает: «Какой же из тебя муж – у тебя зарплата десять тысяч рублей!».
   Как может состояться мужская жизнь при таких внешне неблагоприятных обстоятельствах?

   - В семье должны быть свой лидер, свой казначей, а также – парламент, конгрессы?
   - Это было бы хорошо, но, к сожалению, это не из нашей культуры. Дело в том, что у нас сейчас всё перемешано. Я вела беседу в школе. Говорю: «Представьте себе семью, где жена – казашка, а муж – эстонец. Это может быть прекрасная семья, потому что она, выражаясь фигурально, будет ему ноги мыть и ту воду пить. А он будет себя чувствовать настоящим мужчиной. Вот как его ценят!".

  А если наоборот?
  У нас деформирована система ролевого поведения в семье. Не только из-за того, что мы, якобы равны, о чём нам долбят с пелёнок, но ещё и потому, что мы мало знаем о себе. И нам никто не рассказывает, как нужно себя вести. Хотя традиционно, в рамках любой религиозной системы, точно обозначено, кто кем должен быть.
   Нынешняя семья оказалась в такой ситуации, что ей самой надо вырабатывать свои внутренние нормы. Это микроструктура семьи. И каждая семья вырабатывает её, как может. Допустим, мужчине нравится, что жена будет главой семьи, потому что мама такая же была? Но друзья дразнят. Как быть?

   - Мужчина должен быть выше того, что говорят друзья.
   - Не существует такого – «должен». Кому он должен? У каждого из нас своя планка, выше которой не прыгнешь. Если человек без одной ноги, он не обгонит в марафоне не только первого, но и последнего бегуна, если у того две ноги. У каждого есть некий потолок.

   - Позвольте, Наталья Григорьевна, с вами поспорить. Я слышала, что человек за свою жизнь не успевает израсходовать и половины того, что в нём заложено природой. Нерастраченное вещество мозга и всё прочее просто уходит в землю с его смертью невостребованным. 
   Может, было бы хорошо, если бы каждый человек жил по такому правилу: ты должен всю жизнь совершенствоваться; неважно, кто ты есть, ты должен жить по принципу: каждый день – новая ступень вверх, каждый день – пусть маленькая, но в чём-то победа? Или это из области фантастики?

   - В качестве примера я вам расскажу, как однажды англичане проводили сравнение уровня развития младенцев в дебрях Африки и в Англии. Выяснилось, что африканский младенец до 1,5 – 2 лет по психосоматическим возможностям опережает английского младенца. Хотя тот – вольное дитя природы, а этого воспитывают по системе…
   Но дальше начинается резкое торможение, и английские дети обгоняют африканских так, что догнать их уже невозможно. Стали выяснять причину. Всё оказалось просто.
   Африканские детишки не ходят в ясельки, они висят у мамы за спиной. Мир они видят вертикальным, а английские дети – горизонтальным, так как они практически весь первый год лежат.
   Африканский ребёнок сразу вступает в жизнь в правильном развороте. Кроме того, он всё время находится со взрослым человеком, который с ним взаимодействует, общается, разговаривает, гладит, пошлёпывает, кормит, поит, поднимает, улыбается…Без всякой установки, от одного фактора постоянного нахождения рядом взрослого у  ребёнка опережающее развитие.

   А потом резкое торможение развития. Почему? Потому что мама снова беременна или какая-то другая причина. Этого ребёночка она снимает со спины и отдаёт на воспитание старичкам и старушкам, которые сидят, подперев свои подбородочки ладошками, смотрят, как бы ребёнок куда-нибудь не свалился. Говорят ему: не лазай, не прыгай, не бегай, не хватай, не тащи в рот…
   Чудная модель! Отсюда и торможение.
   Да, у каждого из нас есть какой-то потенциал развития, но всё развивать надо вовремя.

   - Большинство наших семей имеют материальные трудности. В других странах людям живётся легче. Но у нас разводы и у них разводы. У нас бьют детей, и у них бьют детей. В советское время говорили: мама злая, потому что она настоялась в очередях, ей где-то не достались какие-то продукты или вещи, кто-то её обругал.
  Но если всё дело в очередях, то в европейских и западных странах их нет; там женщины не таскают тяжёлые сумки, а мужчины вполне прилично могут содержать семью. Но вот я прочитала, что в Австрии мужья бьют жён, и для этих несчастных женщин устраивают специальные приюты.

   - На самом деле всё сложнее. Разводов в ряде стран становится меньше. Является ли это результатом улучшения материального положения? Думаю, что больше действует другое: люди испугались СПИДа. Повышается брачный возраст, о чём мы с вами говорили, браки более взвешенные; из-за боязни СПИДа ограничиваются добрачные связи. Коллега-социолог была в США, вернулась с убеждением: разводов там вскоре будет ещё меньше.
   А что касается жестокостей и материальных трудностей, то жестокость возникает, формируется, рождается не в очереди; она рождается в процессе воспитания очень рано, но провоцируется, конечно, и в очередях.

   Миллионеры тоже разводятся и тоже бывают жестокими. Внешняя неупорядоченность только позволяет легче проявляться внутренней неупорядоченности. Размеренная жизнь даёт меньше шансов на жестокость, но и там это бывает.
   Я бы сказала, что социальные причины жестокости по отношению к детям и у нас, и где-то ещё, одни и те же. Крестьянские семьи в России брали к себе в дом сирот, растили их и потом отдавали в рекруты, а хозяйские дети были дома и вели хозяйство.
   Как только дети перестали быть экономической ценностью, их стало меньше, их отдают в детские дома и их бьют, потому что они -  обуза, помеха. Такова реальность.
   А психологическую ценность детей осознают ещё далеко не все.

   - Когда вы встречаетесь со школьниками, то какую собираете аудиторию: только мальчиков, только девочек или всех вместе?
   - Я разъединяю мальчиков и девочек. Но есть целый ряд общих тем, например, об абортах  рассказываю, собрав их вместе. Я говорю о контрацепции, о том, что обязательно наступит беременность, если два молодых организма в течение какого-то времени интимно общаются, что будет ребёнок.
   А это в наших условиях означает – бросай школу; ты выпадаешь из своего возрастного сообщества, отстаёшь, потому что ты при ребёнке.
 
   Рассказываю, что такое эмбрион, что это живое существо, которому присуще чувство боли и страха. Привожу в пример эксперимент: при вскрытии матки зародыш, который ещё как бы и не человек, закрывает ручками личико, если на него направить свет. Его энцефалограмма показывает то же, что и энцефалограмма сильно напуганного ребёнка, то есть эмбрион – человек.
   А аборт, в переводе на простой язык, - убийство беспомощного человека. Я рассказываю это юношам и девушкам вместе, чтобы они поняли, что зачать младенца они могут только вместе, а не кто-то один из них. Чисто мужские темы я оставляю коллеге-мужчине, ему проще общаться со школьниками-мальчиками.

   - Мы говорили, что женщина может из мужчины вылепить то, что захочет. Но ведь и мужчина может лепить из своей любимой ту, что будет отвечать его идеалам.
   - Конечно. Но мужчина менее тонко чувствует, у него грубее, если можно так сказать, обоняние, осязание, он хуже видит, комбинаторные способности развиты у него хуже, чем у женщины. В такой ситуации тактическая работа женщины по созданию мужчины более эффективна, тогда как стратегическая работа мужчины по созданию идеальной женщины может быть эффективной, если женщина будет его терпеть, как острую боль.

   -Вы хотите сказать, что мужчина – более лирик?
   -Нет, не более лирик. Он может, например, придумать, что у жены должна быть профессиональная карьера, и разным тоном ей говорить: «Зачем ты моешь фрукты для компота десять раз, лучше бы статью написала». Это его потолок помощи ей, того, что он может для неё сделать.
   Либо он может говорить: «Ты варишь прекрасные компоты». И она, чтобы угодить ему, станет прекрасным специалистом по варке компотов.
   Тогда как женщина в деталях, в мелочах намечает, как она будет лепить мужчину, чтобы он соответствовал тому идеалу, который она себе придумала. И уж будьте уверены, она позаботится и о его внешнем виде, и об интеллектуальном наполнении; если она посчитает это нужным, он начнёт играть в теннис или во что-то другое, будет ходить на выставки и так далее.
   Так она будет «делать» мужчину. Если, конечно, захочет.

   - Скажите, пожалуйста, Наталья  Григорьевна, если бы вам дали возможность в общегосударственном масштабе составить свою программу по «выращиванию» мужчин и женщин, что бы вы сделали?
  - Начать следовало бы с того, что каждому родившемуся ребёнку предоставлять его прожиточный минимум. И только после этого можно будет заниматься особенностями его развития.
   Каждому новорожденному нужно открывать счёт в сбербанке, куда государство перечисляло бы определённую сумму денег. Тогда родители, частично освободившиеся от необходимости зарабатывать на прокорм себе и ребёнку, могли бы им заниматься. И тогда можно было бы образовывать и этих родителей – собирать на лекции, водить в театры… Просвещать родителей тоже очень важно.

   - В программе вашей школы была тема «Счастливая семья». Как вы себе её представляете?
   - Для меня – это, прежде всего, умение сопереживать всем членам своей семьи, потому что такого – сопереживания – нет больше нигде: ни на работе, ни в каком-либо общественном институте.
   И вот сопереживание, которое в семье или возникает, или не возникает, - главная ценность, вокруг которой формируется семья. Семья – это место, где всем хорошо. Не только супругам, но и детям, старшему поколению.

   - Не прекращаются споры: нужна семья или нет? Кто-то даже считает, что время семьи ушло, что это пережиток прошлого, что в ней мало проку. А вы как считаете?
   - Мне представляется, что семья:
   это некая система шлюзов, которая помогает тебе в этом безумно сложном мире каким-то образом сохраниться, которая тебя защищает;
   это круг близких людей;
   это своего рода система амортизации всех жизненных «землетрясений» и других катаклизмов, потому что это группа людей, которых ты сам выбрал. Они тебе не достались по наследству, как мать и отец.
   Конечно, могут быть очень плохие отношения в семье. Если там друг друга едят поедом, то лучше жить врозь. Но каждый может именно создать семью, своими руками слепить очаг, который и согреет, и защитит, и поможет выжить. В одиночку это делать трудно.

   - И какие рецепты вы даёте слушателям? Что делать, чтобы в семье всем было хорошо?
   - Это самое сложное. Я говорю, чтобы они читали хорошие книги, потому что сопереживание кому-то, опознание себя в ком-то позволяет задуматься: кто ты? какой ты?  почему твоя жизнь и твои чувства не соответствуют жизни, переживаниям героям книги? То есть чтение подталкивает к размышлению.
   А вообще-то, конечно, надо учиться терпеть.

   - Да, терпимости нам всем как раз и не хватает.
   - Понимаете, жизнь, которую мы ведём, постоянно борясь за всё, вырабатывает определённые качества, например, абсолютную нетерпимость ко всему: к жизненным неудобствам, к мнению и идеалам другого человека.
   А это не только разрушает отношения между людьми, но и изымает от тебя какой-то кусок и перерабатывает во зло то, что могло бы быть добром. Но этому нас не учат.

  По-моему, должна произойти гуманизация всех знаний. В школе мы учим какие-то абстрактные формулы, законы Бойля-Мариотта…Я изучала это в университете, у меня была пятёрка, но я не помню, из какого это предмета. Но ни в школе, ни в университете не учат тому, что касается человека, его особенностей,  как с ним жить, работать, дружить, любить…
   В принципе, всех нас необходимо учить наблюдать, чтобы моделировать своё поведение, в зависимости от состояния тех, кто рядом с нами. Очень важно такое в семье.

   Я как-то полистала подборку польских журналов для мужчин. Нашим мужчинам далеко до того, что в них обсуждается, и кем они себя считают. В том, что у нас издаётся, о чём пишут? Думаете, как сказать жене «здравствуй»? Нет, они разбирают технологию изготовления рыболовных снастей. Если я и утрирую, то лишь слегка.
   У современного российского мужчины другая жизненная проблема – как стать самостоятельным, как освободиться от всего, что его ограничивает. Кто самый большой враг школьной учительницы? Живой, активный мальчик; независимый, самостоятельный. И уж она за годы учёбы так его обкорнает, что ничего от него не останется, прорасти нечему потом будет.

   Кто больше всего мешает дома маме? Тот, кто егозит, устраивает взрывы. Мама не понимает, что это не баловство, а проявление мужского характера, что это природой заложено в мальчике. «Забив» папу, который уже и пикнуть не смеет, она принимается за сына. А папа, хорошо, если удержится, а если не удержится, то уйдёт из семьи. И про него всегда будут говорить: «Какой мерзавец, негодяй, он нас оставил!». Вместо того чтобы говорить детям: «Какой у нас замечательный папа».

   - Развод  для мужчин – это свобода от ребёнка или детей?
   - Для кого-то – да, а для кого-то – нет. Я несколько лет работала вместе с инспектором по охране детства в отделе народного образования. Там занимаются и всеми проблемами, возникшими у родителей после развода, степенью участия отцов и матерей в воспитании детей.
    Инспектор говорила, что ходят отцы и умоляют дать им возможность видеть своих детей, принимать участие в их жизни. У нас такое правило: если ребёнок после развода остался с матерью, то отец как бы теряет на него права.
 
   Все свидания с ним, допустим, в детском саду проходят только в присутствии воспитателя, а дома – в присутствии мамы. А мама говорит: «Я его видеть не хочу, мы с ним потому и развелись». И когда отец в определённый день звонит или приходит в детский сад, ему сообщают: «Ваш сын заболел, мама утром позвонила». Для женщин это средство отыграться после развода.
 
  Я видела таких женщин и таких мужчин. Эти люди думают только о себе.
   Для них ребёнок – такая фишка, которую передвигают со словами: «А вот я пойду так!». Ребёнок для них – не живое существо. Он – средство воздействия на папу, который ушёл из семьи, или на маму, которая посмела снова выйти замуж.
   Почему такое возможно? Вы понимаете, то, что было наработано столетиями, образцы: каким должен быть мальчик, какими – девочка, женщина, мужчина, молодой человек, старик, - всё разрушено. А взамен ничего не создано. Поэтому каждый лепит свой образ, исходя из жизненного опыта, из каких-то стереотипов, возможно, полученных в детстве.

   А крайности, которые сотрясают общество! Отказ от строгого воспитания – вседозволенность, от вседозволенности – к строгости.
   Почему дети вешаются, травятся? Потому что папа сказал: «Если тебя в одиннадцать не будет, вообще, домой не приходи». Она не пришла. Куда деваться? Пойти в аптеку, купить таблеток, проглотить их разом.
   Понимаете, не выработано никаких норм – ни для родителей, ни для детей. Изобретённые внутри каждой семьи, никем не контролируемые, они создают постоянно вот такие напряжённые ситуации, с которыми кто-то справляется, а кто-то – нет.

   - По вашим наблюдениям, кто чаще  выступает инициатором развода – мужчина или женщина?
   - Чаще женщина.

   - Если не брать во внимание алкоголиков, от которых женщины хотят избавиться, то какая следующая существенная причина для  развода?
   - Дело не в причинах. Чаще они несерьёзные. Кто-то что-то сказал, другому не понравилось. Пойдём, разведёмся! Кому-то друзья подсказали: а вы - не пара.
   Я считаю, что причин для развода не так уж и много.
   Это бесплодие мужа или жены, если ребёнок в семье обязателен.
   Это супружеская измена, если она невыносима для другого супруга.
   Можно ещё назвать психическое заболевание.
   Остальные причины – не поводы для развода.

   - Всё-таки у нас появились папы-одиночки; есть даже общественная организация, объединяющая таких отцов.
   - Да, отцы становятся  более активными. Они собирают справки: сколько раз ходил на свидание с сыном или дочерью, сколько раз забирал из детского сада, водил к врачу…Активный мужчина может получить право на воспитание ребёнка после развода. Это, конечно, трудно. И таких отцов немного. Но они есть.
   В нашем обществе считается, что ребёнку лучше с матерью, поэтому юридические решения нередко принимаются в её пользу, а отец вне всего этого.
   Но мать, в интересах ребёнка, должна показать ему всё, что есть в отце хорошего, дать потрогать, понюхать… Называйте это, как хотите.

   - Не препятствовать встречам, дружбе. Если отец, конечно, не пьяница.
   - Даже, если он глубокий пьяница! Но один раз он пришёл трезвый и принёс петушка на палочке. И это должно быть событием! Пусть мама скажет: «Ты смотри, какой у тебя папа! Он о тебе думает!». И ребёнок будет знать: папа помнит о нём.
   А если тебе всю жизнь говорят, что тебя папа бросил и не известно, где он есть, то ребёнок будет это воспринимать, как норму. И нет никакой гарантии, что, повзрослев, он не решит: «Буду таким же папой. А что такого? Я же вырос. И мой пацан вырастет».
   Беда, что сама женщина создаёт образ вот такого непутёвого отца. Не все могут подняться выше своей неприязни к бывшему мужу.

   - Наталья Григорьевна, дайте, пожалуйста, советы мужчинам как психолог, социолог.
   - Советовать мужчинам что-то очень трудно, потому что они советы не принимают.
   Всегда ссылаюсь на древних мудрецов.
   НАПРИМЕР, ГИППОКРАТ  ГОВОРИЛ, ЧТО  ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ  МУЖЧИНА  БЫЛ  СЧАСТЛИВ В СЕМЬЕ, НУЖНО  СОБЛЮДАТЬ  ДВА ПРАВИЛА: ЕГО НАДО  КОРМИТЬ  И ХВАЛИТЬ.

   Кормить, потому что кормление – это древний ритуальный процесс. Процесс, вмещающий всевозможные знаки внимания: как кормить, чем кормить, когда кормить.
   Мужчину надо кормить! Не потому, что он прожорливый, а потому что для него это очень важный ритуал: его ценят, о нём заботятся, он что-то значит для семьи, для окружающих.
   Мужчину надо хвалить! Потому что, если мужчину не хвалить, то его мужественность не получает подкрепления. Кроме того, похвала – единственный эффективный способ привлечь внимание мужчины к проблемам семьи.
   Хочешь, чтобы он ходил на рынок? В самый первый раз похвали его так, чтобы он запомнил, и ему захотелось это повторить. Хочешь, чтобы он носил картошку, похвали за картошку…

   А для того, чтобы женщина была счастлива в семье, она должна быть сексуально удовлетворена. Это сложное чувство, которое складывается из бесчисленного множества других состояний.
   Мужчине нужно точно представлять, как создать условия для состояния её сексуальной удовлетворённости. Здесь всё – от чистых ногтей и отсутствия дурного запаха от тела, одежды до удачной карьеры мужчины, квартиры, престижа, зарплаты…Женщина устроена очень сложно. Но только сексуальная удовлетворённость удерживает её в семье.

   Карьера мужчины, признание его обществом – предмет и её гордости: «Посмотрите, какой у меня муж!».
  Женщина, как тонко устроенный механизм, очень чувствительна ко всему. Это не какая-то её меркантильность. Это другое. Это образ мужчины, который складывается для женщины из очень разных фрагментов, в том числе и карьеры. Причем, ему вовсе не обязательно быть премьер-министром.
   Мужчина может полюбить дурочку и любить её всю жизнь. Женщина глупца не полюбит никогда. А неудачника она полюбить может.
   
               

   
   
   
 


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.