Глава 44

            Подробности о судьбе прапорщика Алексея Степановича Ковалёва не знали даже самые близкие люди. После террористического акта, когда он случайно встретил Алину Свиридову в ночном клубе, Алексей сумел не только выжить, но и вывезти тяжело раненного главаря боевиков в бессознательном состоянии из города. Аслана до выздоровления спрятали на даче. Пока решался вопрос о дальнейшем плане действий, Алексею дали краткосрочный отпуск.

            Странное зрелище представляла собой некогда могучая держава, превратившись в сплошной вокзал или рынок. Сновали люди с неподъемными баулами, прямо на тротуарах возникали ларьки, и шла бойкая торговля.  Нищие в подземных переходах, под ногами валялись пьяные бомжи. Трупы бездомных, которые находили после таяния снега, городские острословы называли подснежниками. Стайки беспризорников на манер задиристых воробьев оккупировали улицы. Постиндустриальный пейзаж довершали горы мусора из пластиковых бутылок и полиэтиленовых пакетов. Время от времени раздавалась стрельба: очередная криминальная группировка пыталась взять под свой контроль торговые точки. И как следствие неразберихи, вместе с промышленным хламом в современный язык намело словесный мусор: рэкет, откаты, крыша.

            Подъехала бригада на "меринах", так называли автомобили Мерседес. Это были реальные пацаны в китайских "фирменных костюмах и кроссах Абибас", и опытные горожане благоразумно спешили удалиться на безопасное расстояние.

            В здании железнодорожного вокзала обосновался настоящий цыганский табор. На полу, валялось какое-то тряпье, тут же ели, спали и пользовались общественным туалетом.  Жили как у себя дома. Редкие пассажиры  крепко держали в руках тощие кошельки, чтобы не лишиться последнего, боясь остаться без документов и присоединиться  к компании кочевого народа. Если повезёт,  паспорт могли вернуть за умеренную плату.

            У Ковалёва голова шла кругом от царившего кругом беззакония, он торопился домой, а родная деревня встретила вопиющей нищетой.  До голода дело не доходило,  картошки по старой советской привычке сажали много. Колхоз развалился, деревня спивалась.

            Соседские ребятишки перестали ходить в школу, выпал снег, а от дедовых валенок остались одни голенища. Сердобольная молодая учительница занималась с детьми на дому. Алексей как бы случайно сталкивался с ней у калитки, но девушка, потупив взгляд, торопилась проскочить мимо. Он прятал шрам, поворачиваясь нормальной стороной лица, злился на себя, не решаясь заговорить первым. Ирина Сергеевна ждала и в то же время боялась этих мимолетных свиданий, в ней боролось любопытство и жалость.
 
            Безрадостный отпуск подходил к концу, с девушкой он так и не познакомился. Насмотревшись новостей о безработице, Ковалёв дал согласие на продление  контракта. Скоро ему сделали особое предложение. Мирная жизнь оказалась далеко не мирной. И прапорщик решил  вести борьбу за хлеб насущный с оружием в руках, но узаконенным методом.

            Аслан выздоровел, и они с Алексеем благополучно добрались до мятежной республики.  Средства массовой информации расстарались, история с терактом в ресторане имела большой резонанс, в ауле вернувшихся боевиков приняли как героев. Вскоре Алексей принял ислам и женился, породнившись с Асланом. Хотя даже после этого испытание ему было устроено серьезное.
 
            Один из пленников совершил побег, на поиски беглеца отправили Алексея-Исмаила. Все было инсценировано довольно умело, поначалу Ковалёв даже ничего не заподозрил, только расстроился, обнаружив, что именно ему удалось достать несчастного. Но, когда приблизился, то понял,  такой доходяга сам не мог преодолеть и половины маршрута. Его явно привезли и выбросили в чистом поле, как барашка на заклание. Солдатские брюки были обделаны со всех сторон, судя по всему, бедолага неоднократно справлял нужду прямо под себя, взгляд затравленного совершенно опустившегося существа, говорил о том, что парень, как видно, не жилец.  Аслан вынырнул следом из-за кустов и бодро посоветовал, словно речь и в самом деле шла о баране:
 
            - А, шайтан,  режь его Исмаил, чтоб другим неповадно было, побег делать.  Уважаемых людей заставил волноваться. Кончай его, брат и поехали домой, шашлык стынет.
 
            «Бежать, прихватив этого несчастного, но куда? Ведь явно же обложили, только и ждут, чем все закончится. И двух шагов сделать не успеют» - Ковалев лихо спрыгнул с коня, наклонился над трясущимся, как осиновый листок пленником и сделал то, что от него требовали. Успев шепнуть: «Прости, солдат».  Аслан спешился следом и хлопнул по спине старого приятеля, которому отныне стал доверять, как самому себе. Алексей, до хруста сцепил челюсти и чтобы не закричать, повторял про себя, как заклинание, свое новое имя: «Исмаил, Исмаил, Исмаил». Стараясь убедить  себя, что не он, а тот, другой человек, совершил это зверство.
 
            Позднее Алексею удалось установить личность пленника и передать сведения, о его гибели.
 
            Где-то в заснеженной, богом забытой, сибирской деревеньке, получат казенный конверт, в котором сообщается о гибели солдата с честью выполнившего воинский долг. Всплакнет мать шестерых детей, созовет соседок старушек и те прочитают молитву за упокой души защитника Отечества.
 
            Шли годы, Аслан стал одним из самых влиятельных полевых командиров. В верности Исмаила не сомневался, это позволяло Алексею действовать самостоятельно и таким образом удалось спасти не один десяток, а может и сотни жизней необстрелянных солдатиков. Он и сам был когда-то таким же, как они. И никому на свете не пожелал бы пройти свой путь. После сильнейшего боя, когда полегла почти вся его рота, выйдя из госпиталя с обезображенным лицом, Ковалев попытался вернуться к мирной жизни. Не он выбрал войну, война выбрала его. И забрала навсегда.
 


Рецензии
"Тяжёлые узловатые натруженные руки старика осторожно сжимали детскую ладонь, только раз показал, как правильно держать нехитрый инструмент, и пошёл косить сам. Время от времени дед подсказывал, как проще приноровиться к работе. Витя приосанился, понимал, что ему доверили серьезное дело, а не баловство".
Чтобы так написать надо самой уметь держать литовку и косить, не уступая мужчинам.
Всю главу можно разбить на цитаты и зачитывать на лекции студентам филфака.

Георгий Кончаков   24.01.2013 00:25     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Георгий! Безмерно благодарна за доброту Вашу! С большим уважением, Татьяна.

Татьяна Кырова   24.01.2013 09:08   Заявить о нарушении