Беседы с писателем С-Х Нунуевым

Беседа первая

     Возрождающиеся из пепла города и села, небоскребы, устремившиеся ввысь, словно во сне – это реальность, к которой все мы уже начинаем привыкать.

 Но не менее значимые изменения происходят в духовной, культурной жизни республики в самом широком понимании этого слова. За всеми этими успехами, естественно, стоит наш молодой и энергичный руководитель, общепризнанный лидер нации, политик, о котором знают и которого ценят во всем мире – Рамзан Ахматович Кадыров.

Какую оценку можно дать процессу развития культуры в республике с профессиональной точки зрения? Все ли нами делается правильно, с учетом менталитета нашего народа и перспектив формирования его самосознания? Какое место можно определить нашей культуре в контексте рыночных отношений? Все ли нам нужно перенимать у Запада?

Эти вопросы мы адресуем писателю, ученому историку Нунуеву Саид – Хамзату Махмудовичу, проявившему себя во многих сферах культуры, таких как литература, драматургия, наука, общественная и политическая деятельность. В недавнем прошлом Нунуев – народный депутат ЧИАССР, РСФСР, член Верховного Совета СССР,  председатель Исполкома ассоциации чеченских общественных и культурных объединений России, председатель правления Чеченского центра культуры мира и ненасилия имени шейха Кунта – Хаджи под эгидой ЮНЕСКО,  а теперь и Ответственный секретарь Комитета ЧР по делам ЮНЕСКО, Главный хранитель фондов государственной Галереи им. А.А. Кадырова.
    
     О. Джургаев: Саид – Хамзат, что вы скажете о сегодняшнем состоянии культуры в нашей республике?
   
     С-Х. Нунуев:  Сегодняшний процесс развития культуры нашего народа я бы охарактеризовал как период небывалых возможностей его развития. Во – первых, потому что над культурой не царит  идеологический диктат, а во-вторых, дружная команда нашего руководства дает уникальные возможности для формирования ее материальной базы и самобытности. Другой вопрос, насколько эффективно и оптимально мы эти возможности используем.

     О. Джургаев: И насколько эффективно, на Ваш взгляд, мы мспользуем эту возможность?

     С-Х.Нунуев: Если под культурой понимать только то, что отнесено в компетецию Министерства культуры, то это ведомство, возглавляемое Музакаевым Дикалу Абузедовичем, работает, на мой взгляд, весьма эффетивно. По опыту собственной работы я знаю, как сложно проводить большие общественные мероприятия.

А у нас – мероприятие за мероприятием, почти еженедельно и все они проходят на высоком уровне, даже те, которые проводим далеко за пределами республики и даже в дальнем зарубежье. Несведущим людям трудно это замечать и оценивать. Кроме того, сколько у нас появилось новых прекрасных творческих коллективов, исполнителей.

А сколько построено и строится новых объектов культуры! Это -  настоящий прорыв и грех его не замечать. Если вслед за этим заработают наши экономические министерства, будут строить заводы, фабрики, создавать рабочие места – так вообще будет замечательно.

     О. Джургаев: Значит, все прекрасно? И обсуждать нечего?
   
     С-Х. Нунуев: Ну зачем же. Национальная культура определяется не только прекрасными песнями и танцами, спектаклями и выставками художников. В самом широком смысле национальная культура – это уровень образования и интеллектуальных способностей народа, его религиозное, философское, историческое, общественное и даже политическое самосознание.

Какие народ определяет для себя приоритеты, каким он видит себя среди сообщества других народов, религий, культур. Какая прослойка интеллигенции, светской и духовной, стоит на страже своих национальных духовных ценностей. Все это – очень серьезные вопросы, которые необходимо не только изучать, но и правильно направлять.

      Все эти вопросы столь остро не стояли в советскую эпоху, потому что тоталитарная система сама определяла как следует думать и развиваться каждому человеку и каждому народу.

Но ведь теперь система российского общества радикально поменялась. Теперь у нас демократия, свобода развития личности и общества. Новая Конституция России и нашей республики четко прописали наши права и эти права нам гарантируют первые лица государства и республики.

Нам бы следовало своевременно воспользоваться этим и начать процесс формирования своей самобытности, я бы даже сказал своей уникальности как реликтового этноса.

Но вместо этого мы взяли в руки оружие, оставленное нам профессиональными провокаторами, и позволили использовать себя в качестве пешек в реализации чьих – то грязных политических технологий. Но не будем углубляться, об этом сегодня знают почти все.

    О. Джургаев: Что Вы подразумеваете под словами  «уникальность», «реликтовый этнос»? Не боитесь, что Вас обвинят в национализме?

     С-Х. Нунуев: Считаю, что у нас большие пробелы по части исторического самосознания и связанного с ней самоуважения. Скажу подробнее, если можно.
     О. Джургаев: Пожалуйста.

     С-Х. Нунуев: Сначала скажу о том, как хорошо всем нам известный профессор Виноградов не успел сослужить нашему народу добрую службу. Лет двадцать назад я работал вторым секретарем Веденского РККПСС, курировал вопросы идеологического направления и возглавлял районную организацию общества «Знание».

А Виталий Борисович Виноградов возглавлял тогда республиканскую организацию общества «Знание». В одно время он зачастил к нам в район.

На одной из наших встреч рассказал, что ему перевели мою небольшую работу «Века и дни», опубликованную на чеченском языке сперва в альманахе «Орга», а затем и в книге. Заметив, что тема хуррито – урартских корней нахского народа весьма интересна, он сказал, что она требует коллективных исследований и готов всячески помочь в ее разработке. Предложил приехать в Грозный, чтобы познакомиться с одним из предполагаемых участников будущего проекта. Им оказался студент пятого курса исторического факультета ЧИГУ Хасан Бакаев.

Тот уже имел отзыв на мою работу, который его попросил написать Виноградов, и наша с Бакаевым работа началась. Мы опубликовали несколько совместных статей в республиканской прессе. А у себя в районной газете я опубликовал один за другим десятки статей под рубрикой «Кто мы, откуда мы?» Во время одной из встреч Виноградов  произнес одну показавшуюся мне загадочной фразу типа «А ведь, друзья, это – только начало…»

О. Джургаев. И что под этой фразой подразумевалось?

С-Х.Нунуев. Уверен, что Виноградов знал значительно больше нас с Бакаевым. Ведь замечено давно: если невозможно остановить назревший процесс, то разумнее возглавь его, а не отвергать.

То, что профессор хотел, чтобы мы продолжали работать под его руководством – это однозначно. Однозначно также то, что Виноградов намекал, что он ожидает скорый радикальный прорыв в исследовании этнической истории (этногенеза) вайнахов и этот прорыв был связан с урарто – хурритским миром.  Вот тогда я лично убедился, что от нашего народа тщательно скрывают кому – то давно хорошо известное, но шило давно уже торчит из мешка, а мы его упорно не замечаем, если даже оно давно и упорно колет нас во все места.

     О. Джургаев. Мне тоже много раз пришлось слышать фразы типа: «Если бы вайнахи знали свою историю, то они парили бы от гордости в воздухе…» Стало быть, проблема существует и давно ждет своего объяснения?

     Нунуев. История – часть господствующей идеологии. В основном ее основная, определяющая часть. Мало кто с этим поспорит.

И когда официально предлагаемая, насквозь политизированная история в разной степени не совпадает с научными изысканиями любопытных граждан общества, поднимающих ту или иную актуальную проблему, у официально признаваемых ученых, естественно, занимающих привилегированное  положение в этом обществе, выбор остается небогатым: либо маргинализировать, профанировать, опошлить проблему, либо  приступить к подобающим научным изысканиям. Очевидно, Виноградов понимал, что перспективно все – таки второе, а не первое.

     Как мы уже отмечали, в эпоху тоталитарного идеологического диктата (коммуно – чекистского, разумеется), всякие попытки представить младшего брата старше старшего пресекались на корню. Это был закон и виноградовы только служили ему с разной степенью упорства. Наше поколение национальной интеллигенции хорошо помнит это время. Но в годы Перестройки многое начало меняться и Виноградов это хорошо почувствовал.

    Позже и вовсе СССР и его руководящая партия - КПСС были ошельмованы и низвергнуты именно на обвинениях в отсутствии гласности, свободы, демократии. А теперь демократия вроде бы есть,  но мы как-то нерешительно пользуемся ее благами.

     О. Джургаев: Как большевики обеспечили себе триумф обещанием всем мира и земли, так и нынешние демократы пришли к власти на лозунгах свободы личности, в том числе свободы слова,  научной, творческой деятельности.

     С-Х Нунуев: К чести новых властей, все это они записали в новой демократической Конституции России и пока не замечено ни одного случая, чтобы кого – либо из нестандартно мыслящего ученого, писателя или журналиста спрятали в психушку, выселили из страны, подвергли другим видам обструкции, как это умели делать чекисты.

     О. Джургаев: Да и надобности в этом нет, раз прочно завладели всеми СМИ и прочистка (манипуляция) мозгами, равно как и растление молодежи, идет полным ходом.

     С-Х. Нунуев:  И, тем не менее, есть еще поколение интеллигентов, которым до сих пор угрожают железный Феликс и Иосиф Виссарионович. Рассказывали, что когда умер Сталин, чеченские мужчины плакали громче всех, навзрыд, чтобы все слышали, потому что понимали, что в случае чего их быстрее обвинят в аполитичности.

Создается впечатление, что этот животный страх до сих пор в крови наших отдельных историков.  Ведь накопились проблемы, которые ученым, писателям, священнослужителям, работникам культуры и образования обязательно нужно решать вместе. В связи с этим хотел бы подчеркнуть абсолютную необходимость создания при Главе Республики, при Правительстве или Парламенте межведомственную Комиссию по вопросам культуры и идеологии, в компетенцию которой было бы отнесено все, о чем мы с вами говорим. Иначе проблем и недоразумений столько, что все ходим врагами друг другу.

Надо выговориться, выслушать друг друга. Ведь сегодня даже кровники друг с другом обнимаются ради будущего наших потомков. А наши интеллигенты норовят открыто, публично друг друга оскорблять. Такого даже при коммунистах не было.

     О. Джургаев: Речь идет в первую очередь о древней истории нашего народа и формирования соответствующего национального самосознания? О проблемах в этой области?

     С-Х. Нунуев: Разумеется. Мы, чеченцы, не ответили еще на главный для себя вопрос:  кто мы, откуда мы и что из этого следует. Не ответив на эти главные вопросы, нам трудно будет определять приоритеты своего национального самосознания и самоуважения. Согласитесь, что с гибелью системы идеологической диктатуры нам в первую очередь следовало именно с этого и начать, а не заниматься политиканством.



Беседа вторая


     О. Джургаев: В прошлой беседе мы остановились на том, что в республике назрела необходимость объективно разобраться в истории своего народа, прежде всего в вопросах древней истории и этногенеза. Можно про это подробнее?

      С-Х. Нунуев: Сто лет назад в нашем крае господствовала безграмотность. Знания в хужирах давали скудные. Люди более образованные почти обожествлялись, переходили в священный ранг «дешна нах». История народа как наука, естественно, не изучалась и не исследовалась.

Первый чеченский исследователь истории своего народа, царский офицер Умалат Лаудаев в своей известной работе «Чеченское племя» довел до нас весьма интересные сведения, но он собрал и записал только то, что бытовало в мировоззрении того общества, среди которого жил. Никаких ссылок на более глубокие исследования мирового масштаба он, естественно, не делал и делать не мог в силу известных причин.

     Много интересного и полезного в то время собрали и записали, как известно, такие авторы, как Семенов, Броневский, Потто, Берже, Ипполитов, Максимов и другие. Однако фундаментальными источниками, на базе которых следовало выстраивать этническую историю вайнахов, были «Картлис цховреба» (Житие Грузии) Леонти Мровели, «Армянская география» Каганкатваци, «География» Страбона и, исключительно важное – работа «О доисторическом языке Закавказья» К. М. Туманова, изданная сто лет назад в Тифлисе в канцелярии князя Нокашидзе. Фундаментальным был также труд академика Марра, первого советского языковеда, назвавшего язык вайнахов не иначе, как яфетическим, именем Иафета, одного из сыновей пророка Ноя. Полагаю, что уважаемые ученые нашей республики с этим утверждением не поспорят. Тем более, что никого из названных авторов невозможно обвинить в вайнахском национализме.

     Что же следует из названных важнейших писанных источников, в которых упоминаются наши прямые предки ?

    О. Джургаев: Что же?

     С-Х. Нунуев: Следует, что вайнахи – не были диким племенем, изолированно прозябавшим в горных ущельях и лесах Ичкерии на протяжении тысячелетий. Что над всеми детьми Кавказоса владыкой был Дзурдзук (общепризнанный предок вайнахов). Что нахская топонимика простирается от Большого Кавказского хребта до Месопотамии (Двуречья), что нахами были также древние матиены (матьяне) и гаргареи.

Полвека спустя академик Джавахишвили, чье имя сегодня носит Институт истории и археологии Грузии, напишет, что все горные грузины – двалы, сваны, пшавы, хевсуры представляются ему грузинизированными племенами нахского народа.

Наряду с утверждениями Джавахишвили, другие грузинские ученые Чикобава, Шавхелишвили выявили весьма тесные взаимосвязи вайнахов с Закавказьем в древности.

 Дальше – как говорится, больше. Российские ученые Климов, Браун, Дьяконов и их зарубежные коллеги доказали (и это признано во всем мире) что языку древнего населения Передней Азии хурритов наиболее близок сегодняшний язык вайнахов. Доказано также, что аристократией первого цивилизованного государства в мире Шумер были хурриты и этническим хурритом был сам величайший пророк Ибрахим (Авраам), названный в священном Коране Халиль Аллах – другом Аллаха.

      О. Джургаев: В своей книге «Ноев Завет» Вы пишете, что абсолютно доказано, что Ветхий Завет писался  еврейскими писцами в шестом веке до новой эры в Вавилонском плену и в основе Завета – сюжеты из культуры предшествовавшей хурритской  (Шумеро- Аккадо – Вавилонской) эпохи.

      С-Х. Нунуев. Разумеется. Тысячелетиями хурриты были самыми влиятельными этносами в Передней Азии и Закавказье. Весь загадочный мир той эпохи, возникновение которого отдельные исследователи связывают даже с пришельцами из космоса – анунаками (в частности, из взорвавшейся 12-й планеты) – это хурриты. Ближе к нам, в первом тысячелетии до новой эры почти все Закавказье было населено хурритами под различными племенными названиями.

И об этом тоже наши историки хорошо знают. Войдя сегодня в интернет, к примеру, читатель найдет десятки документов о том, что нынешнее население Армении не имеет никакого отношения ни к хурритскому государству Урарту, ни к Нагорному Карабаху (Древнему Арцах) как и азербайджанцы не замечены в древней истории Нахичевани. Если уж совсем дипломатично, то все эти земли в древности заселяли наши общие предки, среди которых хурриты занимали отнюдь не последнее место.

     Известно также, что десятки тысяч глиняных табличек с хурритскими клинописными текстами, найденные более ста лет назад в Передней Азии, вывезены, спрятаны и лежат где – то в подземельях Парижа. Якобы Ватикан запретил разглашать их содержимое. Думается, не только Ватикан.

     Данной проблеме посвящены много статей и книг. Заинтересовавшийся читатель найдет для себя много интересного в этих книгах, они широко известны. И, тем не менее, мы никак не прирастем к своим корням. Историческое самосознание народа – такое, каким его формировали чекисты.

Простой и наглядный пример - во всей России и в зарубежных странах замечено множество армянских ресторанов, гостиниц, техстанций и возможно прачечных и бань с названиями «Урарту», «Наири», «Арин Берд», «Арцах», а у нас в Грозном и в республике предпочитают названия «Таганка», «Арбат»,  « В дали от жен», и все тому подобное.
 Московские журналисты над нами откровенно смеются. Историческое самосознание напрочь отсутствует. А ведь именно с этого начинается уровень культуры любого народа. Когда нибудь придет конец этому малодушию и уродству?

     О. Джургаев: В чем же проблема? Почему мы так долго и трудно прозреваем?
 
     Проблема в том, что в то время, когда официальная наука истории была под колпаком у чекистов, граждане тем не менее не переставали удивляться многим поразительным фактам, которые, как говорится, лежали на поверхности. Им невозможно было запретить читать научные статьи и книги, которые выходили, к сожалению, не из-под пера своих доморощенных официально признанных «правильных» историков.

 Исключением был профессор Кати Зайндиевич Чокаев, Его книгу «Наш язык – наша история», - по требованию обкома КПСС попросту изъяли и сожгли, как сжигали наши тептары (летописи) во время выселения в 1944 году. Историку Салману Джамирзаеву пришлось защищать свою докторскую в Тбилиси. В маргиналы оттеснили умнейшего и талантливейшего исследователя Хасана Бакаева.

     Невозможно было запретить читать книги зарубежных авторов (к примеру, книгу Эриха Церена «Библейские холмы»), древние мифы и легенды, где самые непонятные слова можно было читать и объяснять на их родном языке.

    Что же произошло в результате такого конфуза?
    Когда официальная наука долго молчит, за дело, как известно, обязательно берутся дилетанты. Древних пранахов или протонахов - хурритов, которых в известном смысле можно назвать предками и других некоторых северокавказских народов, они стали величать чеченцами и ингушами.

 Сам пророк Адам, на их взгляд, был никем иным, как чеченец и разговаривал со Всевышним Аллахом на чеченском языке. Все другие народы мира ведут свое происхождение от чеченцев и ингушей, и даже русские народные сказки – ничто иное, как сворованный у чеченцев фольклор. Откровенная трусость специалистов привела к агрессивности дилетантов. Древняя история вайнахов оказалась заложницей в борьбе этих двух стихий. Это безумие продолжается по сей день и борьба обостряется.

      Дилетанты продолжают творить чистый бред, профанируя проблему, и этот бред замечательно работает на тех, кто заинтересован максимально долго держать ее в категории марганальной.   

     На эту тему довольно резко и слишком однозначно выступил недавно в одной из республиканских газет со статьей «Была ли нахская цивилизация» наш известный ученый – археолог, академик М.Х. Багаев, с которым не могу, однако, полностью согласиться. Хотя проблему он поднял актуальную .

     О.Джургаев Что Вы имеете ввиду?

     С-Х.Нунуев. Вот послушайте:

  «…До "Новой Эры" миром правили нахи.
 Нахам принадлежал весь мир.
 Чеченская история - самая длинная история в мире.
 Чечеченский язык, сжато и красиво расскажет Вам о любом древнем городе, стране, вулкане, горах и даже о Космосе…
 …Греки, взяли и записали все  чеченское, на бумагу и сказали, что это их, греческое.  И это правда.
 …И все их "Подвиги", есть история героического народа, которого очень четко и грамотно обворовали, оставив им только один божий язык, идущий от Адама…
       … Имейте в виду, тогда к чеченцам относились и современные славяне. Они все, составляли чеченские племена - половцы, печенеги, скифы,сарматы, гунны и так далее.
      … 2000 лет назад, мир раскололся на Римскую империю с их союзниками-католиками и древними чеченцами.
       Это были все-все народы и племена, говорившие на "Нохчи Мотт", "Нена Мотт", то есть языке Ноя или так называемом божьем языке Адама.
      …Чеченский язык - это ключ ко всем языкам мира.
…Все науки и таинства были переданы Богом чеченцам. Это они придумали колесо и первые арифметические числа. Они первые, кто дал нам 365 дней в году, 12 месяцев с названиями.
       …Они первые, кто строили пирамиды и башни в горах. Для пирамид в горах места мало, поэтому в горах башни.
       … Они первые заселили Чичен-Итцу…(Латинская Америка. Н.С-Х.М.)

      Автор множества подобных провокационных публикаций некто – Марк Шейман,  который сейчас взялся обслуживать проект «Великая Хазария», согласно которому хазарцы были иудеями и должны вернуться на Северный Кавказ, перессорив между собой и с русскими и уничтожив коренные народы Северного Кавказа. Как вы думаете, человек издевается или профанарует проблему?

      О. Джургаев: Скорее всего, то и другое вместе.

      С-Х. Нунуев. Совершенно верно. Вопросы не перестают существовать от того, что их замалчивают. И в сегодняшнем «демократическим» мире таких вопросов, очевидно, немало, включая и тот, к которому мы в очередной раз хотим привлечь внимание республиканской общественности. 

     Напрашивается вопрос: почему такое происходит именно с историей вайнахов? Ответ очевиден: потому что сами вайнахи, наши официальные ученые давно отстали от проблемы. Вместо того, чтобы проводить скрупулезные, объективные исследования, наши уважаемые ученые продолжают ее не замечать. А вакуум заполняют любители, которые не совсем хорошо понимают, что история – это наука, для исследования которой нужны специальные знания. Но хуже, когда из истории делают рабыню политики.
      
    О.Джургаев: Что же это получается? Демократы в психушки не сажают, но идеологию чекистов бережно блюдут?

     В политике и господствующей идеологии важна не история, а ее трактовка. Часто ее трактуют не совсем умные люди, которые замечают только лежащие на самой поверхности факты.

Если, к примеру, чеченской молодежи все время говорить, что ваша история насчитывает всего несколько столетий, а перед этим вы были дикарями, и если в этой истории, насчитывающей несколько столетий, самые героические, престижные страницы – это жестокая борьба с колонизаторами под знаменами Мансура, Шамиля и прочих повстанцев, включая абрека Зелимхана, то какое самосознание и мотивы самоуважения мы закладываем в сознание будущих дудаевых, яндарбиевых и удуговых? И мы после этого сокрушаемся, что нас каждые полвека убивают…

     А не умнее было бы воспитывать свою молодежь в осознании того, что в глубокой древности наши далекие прапредки были цивилизованными людьми, и они вместе с предками других народов внесли большой вклад в развитие человечества?

 Не умнее было бы внушать своим детям, что героизм – это не самоубийство, бросаясь с кинжалами на пушки, или гранатометами на танки, а ученость, стремление быть нужными и полезными всему человечеству, чтобы слово «чеченец» ассоциировалось не с известными нам понятиями уголовного характера, а с такими категориями, как талант, гуманизм, преданность Откровениям Бога?

     Совершенно неубедительно и даже непорядочно звучат утверждения наших ученых, что исследуя связи вайнахов с древним Переднеазиатским миром, мы подчеркиваем версию нашей пришлости, отвергаем версию, что мы – аборигены. Дословно это звучит так: «цара вай т1едаьхкина нах ду боху». Такое утверждение рассчитано на болезненность восприятия нашим народом статуса пришлых людей.

Я бы убедительно попросил этим моментом не спекулировать. Ведь речь идет о древних корнях этноса, о пранахах, а не о чеченцах и ингушах, этногенез которых действительно проходил на нынешней территории путем смешивания мигрантов с юга и местного, возможно родственного хурритам, населения.

В любом случае, если вайнахи живут на своей территории более двух тысячи лет  (!) то ни о какой пришлости речи идти не может. Мы же говорим о продвижении на север, в Закавказье урарто – хурритских племен после распада Шумеры, Митанни, Урарту, что происходило почти три тысячи лет назад.

     Интересна также версия, что не на территорию Чечено – Ингушетии пробирались хурритские племена не после распада великих царств, а эти царства создавались хурритами, предками вайнахов, которые до миграции на юг проживали на Кавказе. Но у этой версии больше уязвимых мест.

     В любом случае, проблема для нахской истории поистине глобальная. Иначе просто невозможно объяснить антропологические характеристики хуррито – нахов, особенности куро – аракской культуры,  лексические совпадения, общую топонимику, параллели в мифах, легендах, сказаниях, многое-многое другое, что крепко объединяет нас с тем миром в далекую доисторическую эпоху, о чем наши ученые прекрасно знают.

    Ставить вопрос: «Была ли нахская цивилизация?» - не корректно. Тем более в газете для учителей, словно пугая их и учеников табуированностью этой проблемы.
 
     Много в мире народов, которые в одно время создавали общества с атрибутами государственности, а затем все теряли в силу различных причин. Такой индоевропейский народ, как армяне, предки которых пришли в Закавказье из Балкан три тысячи лет назад, к примеру, выросли на чужой им урартской цивилизации, расплодившись из долины реки Хайасы. (Сами себя они называют хайями).

Нахи же продвинулись не только с территории, которую сейчас занимают армяне, но и с берегов Урмии, где главным хурритским городом был Дурдукка. Дурдук – от дуьра дукъ, ибо вода в Урмии соленая и в Дуьра Дукъ добывали соль. Переселившихся из Дурдукка  в Закавказье хурритов (нахов) грузины стали называть дзурдзуками, как мы сегодня даргинцев, переселившихся к нам из Цудахара (главное поселение даргинцев) называем ц1адахьарой. Так же, как русских украинцы называют москалями.

     У нашего народа действительно очень глубокие, удивительные корни и отрицать это в то время, когда весь мир об этом говорит – просто нелогично, неприлично, непродуктивно с какой бы стороны не подойти. Если, конечно, человек сознательно не вредит народу.
 А загадок в этом вопросе на самом деле много. К примеру, профессора Кати Чокаева и его статьи отбросили на обочину, в стан маргиналов. Его научные изыскания просто не включили в выпущенный недавно двухтомник истории Чечни.  В немилости оказался и Салман Джамирзаев, не говоря уже о таком сокровище, как Хасан Бакаев.

     Самое интересное – чеченцы боятся заикаться о своих хуррито – урартских корнях, а в Ингушетии учебники для школ  выпускают, где об этих корнях все четко прописано, за что уважаю этот народ, несмотря на провокационные заявления его отдельных контуженных лидеров.

     Все сказанное требует радикального переосмысления проблемы формирования национальной идеологии и национального самосознания, национальной культуры по большому счету.
 
     Часто в советское время и позже в публичных и приватных беседах автор данных строк сокрушался, что история нашего народа выглядит такой сиротливой, потому что во всех союзных республиках есть, а у нас нет собственной Академии наук.  Сегодня она у нас есть. (К стати, самую первую свою подпись наш национальный лидер, в то время Глава Администрации Чечни Ахмат – Хаджи поставил под документ, который я, как начальник Отдела внешних связей будущей Академии наук ЧР  подал ему в частной квартире в Москве – под письмом в адрес Президента РАН академика Осипова о воссоздании в Чечне Академии наук. У Главы Администрации тогда не было даже бланка и печати.) 
  Считаю, что наши ученые,  Багаева, в
 состоянии объективно разобраться в ситуации и провести ряд серьезных мероприятий, ключевым среди которых могла бы быть международная научно – практическая конференция по вопросам этногенеза и этнической истории нахского народа. В противном случае не трудно догадаться, что научная самодеятельность будет только набирать обороты и мы не то еще услышим.

 А энтузиастов я бы так грубо не шельмовал. Они ведь за свою работу оклады не получают, бюджет не иссушают, и даже за званиями и премиями не гонятся. В них говорит гражданская совесть и несколько обостренный патриотизм. Соберите их где – нибудь в университете или Академии наук, поговорите по душам, поблагодарите за  неравнодушие. Глядишь – за консультациями к вам будут приходить. В любом случае не замечать проблему, занимать страусиную позицию дальше нельзя.


БЕСЕДА ТРЕТЬЯ




 О. Джургаев: Вопросы идеологии не терпят пустоты. Доказано жизнью. Удары приходят с самой неожиданной стороны. Мы ведь помним, как летом текущего года на чеченцев «наехал» никто иной, как наш брат Юнусбек Евкуров, обвинив чеченцев во всех смертных грехах…

     С-Х. Нунуев: Абсолютно с Вами согласен. Радует, однако, что на клевету вовремя отреагировали Председатель нашего Парламента Дукуваха Абдурахманов и руководитель ведомства по защите прав человека Нурдин Нухажиев. Отпор надо давать вовремя и аргументировано, как это сделали названные руководители. В стране и за рубежом множество тех, кого не устраивает, что наш народ и наша республика наконец – то выходят из капкана, что, возрождаясь, мы обращаемся к истокам своей культуры и духовности.

Вот буквально на днях «пятая колонна» прозападников, стоявших, по высказыванию самого Путина, за провокациями на Северном Кавказе, развернула очередную грязную компанию с использованием так называемого «чеченского» писателя из Санкт - петербурга Германа Садулаева. В своем интервью корреспонденту «чеченец» Садулаев так охарактеризовал ситуацию в республике, используя такие пошлые слова, что порядочному вайнаху стыдно их произносить в слух даже в узкой компании. По одной этой выходке можно понять, что в крови этого «чеченского» писателя нет и капли чеченскости, не говоря уже о Нохчалла.

     И на этот раз Нурди Нухажиев отреагировал должным образом, не позволив провокатору  в личине чеченца пачкать свой народ. Но мерзавцы  не сдаются. Они решили обратиться с заявлением к Лукину, обвиняя Нухажиева чуть ли не в преступлении. Думаю, следовало бы и нашему Союзу писателей проявить больше активности, не позволять проходимцам вмешиваться в святая святых, в предмет гордости нашего народа  – во взаимоотношения между мужчинами и женщинами.

      Очевидно, кому-то не дает покоя, что у нас крепкие семьи, строгие нравственные принципы; что наших женщин не вывозят толпами за рубеж, как товар, что наши юноши и девушки не дурманят себя в ночных клубах алкоголью и наркотиками, что мы откровенно не вырождаемся, рожаем детей, и любим этих своих детей больше, чем собак во многих столичных семьях.

     Мне представляется, что эти московские радетели за права чеченцев – одна команда с теми, кто вынашивает планы опять использовать чеченцев в качестве весьма предсказуемого инструмента в развале России. А то, что такие планы еще имеются, говорит хотя бы тот общеизвестный факт, что ВВС США доплачивает военнослужащим по 500 долларов за знание чеченского и русского языков. О чем это говорит? Неужели о желании американских живодеров, показавших свою суть в Ираке и Афганистане, читать Шайхи Арсанукаева и Абузара Айдамирова в оригинале?

     О. Джургаев: Несмотря на свой молодой возраст, эти вопросы весьма хорошо чувствует и понимает Глава нашей Республики Рамзан Ахматович Кадыров, и в этом, на мой взгляд, его подлинная мудрость. Что бы Вы сказали в поддержку его стремления поддержать, в частности чеченский язык, привить к нему любовь и уважение общественности? А заодно и как Вы расцениваете его стремление защиты чести и достоинства наших девушек, женщин, как в слежении за своей одеждой так и в защите их от грубых посягательств в виде умыкания?

     С-Х. Нунуев: Язык – основа любого народа. Предавая свой язык, народ теряет основную часть своей самобытности. Я хорошо понимаю стремление Рамзана Ахматовича и искренне за это ему благодарен. Но обидно, когда наша интеллигенция проблему откровенно опошляет. Например, Вам приходилось слышать передачи Грозненских радиостанций?

Я, честно говоря, не могу их слушать и слышать. Все они – исключительно на русском языке. Душу выворачивает, слушая, как наши ведущие – парни и девушки, пытаются подражать самым пошлым манерам и привычкам Запада.  Вы помните голос Розы Эльмурзаевой, которая лет тридцать вела передачи на нашем государственном радио?

     О. Джургаев: Помню, конечно. И она во многом учила наш народ, нашу молодежь как правильно разговаривать на своем родном языке, как он красив, звучен, великолепен.

     С-Х. Нунуев. Совершенно верно. Вот такие ведущие или дикторы нам крайне необходимы на радио и телевидении. Им надо давать двойные, тройные оклады! Надо предусмотреть гранты Главы республики на такие исключительно важные для нашего народа и республики ситуации. В советское время я как народный депутат России делал запрос в Гостелерадио СССР по поводу увеличения часов вещания на местном телевидении и вопрос получил положительное решение.

А сейчас, нам ведь никто не запрещает делать хорошие передачи на родном языке, сколько нам это нужно. Почему мы столь пассивны и безответственны? Был также период, когда мое обращение было обсуждено на заседании Горсовета и менялись вывески, пересматривались названия кафе, магазинов и прочих объектов с русских на вайнахские.

Но у наших сегодняшних предпринимателей крайне низкий уровень самоуважения и культуры. Можно было бы предложить нашему юридическому органу, регистрирующему эти предприятия, регулировать эти названия. В самом деле, заезжие журналисты просто смеются над нами, над нашим неуважением своего языка и себя. Ведь уровень культуры народа проявляется в мелочах, а не только в небоскребах.

     О. Джургаев: Истоки проблемы с языком, очевидно, начинаются в школах. Что, на Ваш взгляд, можно было бы предложить нашему Министерству образования?

     С-Х. Нунуев: Если мы на самом деле хотим, чтобы наше население хорошо знало и пользовалось своим родным языком, надо сделать одну весьма простую, но эффективную вещь, не превращая развитие языка в какое – то геройство или популистское кампании. Молодого человека или девушку, которые не знают, не умеют читать и писать на своем языке можно считать зрелыми?

     О. Джургаев: Думаю, что нет.

     С-Х. Нунуев: Вот и не надо таковым выдавать аттестаты зрелости. Вопрос языка – не шутка. Наш язык в числе занесенных ЮНЕСКО в список вымирающих. А язык умирает только вместе с совестью и самоуважение его носителя. Наш язык учеными отнесен к самым древним языкам мира. Наши предки донесли его до нас в невероятно трудных условиях, когда теряли письменность, население сокращалось до нескольких десятков тысячи человек.

А сейчас нас более полтора миллиона в мире. У нас свои средства массовой информации, школы и институты, книги выпускаем, но уровень использования родного языка на уровне национального позора. У нас Глава Республики, который у себя дома со всеми людьми общается только на родном языке, чего никогда раньше не бывало.

Наши женщины с трудом, но одели платки, но чтобы они начали не презирать свой язык, говорить на своем языке в магазинах, на рынках и по мобильным телефонам - надо много работать над повышением общего уровня культуры народа. И это – проблема не из легких. Здесь виноваты и мужчины, не воспитывающие своих жен и дочерей в любви и уважении к своему национальному.

К стати, именно таких мужей в основном увели с собой на Запад их жены, да простят меня те, кто выехали по исключительным случаям. 

     О. Джургаев: В своих книгах, вышедших в предыдущие годы,  Вы пишете о преднамеренной деятельности прозападных сил в России по растлению молодежи. Что бы Вы к этому добавили сегодня?

     С-Х. Нунуев:  Один небольшой, но типичный пример. Наладили спутниковое телевидение. Антенны – тарелки, «Триколор ТВ». Теперь почти в каждом доме чудо – ТВ еще ярче, еще краше, занимает еще больше досуга населения. Есть там музыкальный канал, РУ-ТВ называется. Самый интересный для молодежи. Его, этот канал, молодежь больше остальных и смотрит, очевидно. Под яркими, увлекательными клипами – постоянная бегущая строчка с сообщениями из мобильников.

Эти сообщения – самая настоящая психологическая бомба массового поражения сознания российской молодежи, ее однозначного и верного растления! Над содержанием, подготовкой, фильтрацией этих строчек, уверен, работает целое скрытое подразделение сатаны. Вот технология этой бомбы.

Бегущая строчка двадцать четыре часа в сутки беспрерывно сообщает: « … Парень ищет знакомства с состоятельным мужчиной; хочу познакомиться с семейной парой; девушка хочет познакомиться с девушкой; ищу замужнюю женщину для приятных встреч; мужчина хочет познакомиться с мужчиной или молодой семейной парой; ищу интим, могу все; девушки и юноши без комплексов, где вы? Жду ваших СМС и ММС…»

Нормальный человек, впервые прочитав такое, сперва ничего не поймет. Потом, поняв, удивится и возмутится. Через некоторое время подумает: а что в этом такое? И через определенное время, когда увидит, что такое становится в обществе нормой, закроет глаза, если разврат и растление коснется его семьи и близких, а может и сам даже захочет поэкспериментировать.

Разве не так? Разве требуется много ума, чтобы понять всю злонамеренность и смертельную опасность такой пропаганды? Или русский народ на самом деле безнадежно смертельно болен суицидом и ему просто не терпится быстрее выродиться, исчезнуть с лица земли, заодно потянуть за собой всех младших братьев?

    Абсолютно уверен, что даже на Западе или в Америке, не говоря об Израиле, такое не пропагандируется.  А ведь приведенный пример – один из тысяч! Те же самые технологии – и в экономике, и в социальной жизни, и в культуре, и даже в образовании.

     О. Джургаев: Очень убедительно. И кто виноват в первую очередь?

     С-Х. Нунуев. Мы сами, конечно. Почему не протестуем, не остановим явный процесс растления, почему молчит православная церковь, Духовное управление  мусульман России,  муфтияты? Потому что  многие погнались за материальным благополучием, не хотят, боятся поднимать острые вопросы. Только кому достанется это благополучие и что с ней сделают наши искалеченные душами дети и внуки?

      Кстати, гораздо больше полезного могла бы делать  наша телевизионная и издательская компании «Путь», которая, безусловно, нужна и работает в меру своих возможностей и способностей. 

Но очевидно, что она в некоторых  вопросах  оторвана от сегодняшней реальной жизни. Если бы ее энергию и средства больше  направлять  на анализ и выработку тактики противодействий западной политике растления, на пропаганду принципов Нохчалла, на актуальность философии ислама в свете сегодняшних уродливых рыночных процессов, на несостоятельность попыток Запада использовать религиозный фактор для новой дестабилизации на Северном Кавказе, на пагубность идей вооруженного ваххабизма для мировоззрения нашей растущей молодежи, а не  лезть ежедневно в дебри арабского средневековья,  злободневность которой для сегодняшнего дня весьма сомнительна, было бы больше пользы, на мой взгляд.

     Я писал в книгах, говорил в публичных выступлениях, что республике нужен коллегиальный орган по вопросам культуры и идеологии, куда входили бы наши наиболее продвинутые люди из числа светской и духовной интеллигенции: работники муфтията, ученые, писатели, специалисты.

Один Глава республики или Председатель Парламента не в состоянии везде успевать, все замечать, и, главное, вырабатывать соответствующие рекомендации. Это – дело ученых, специалистов. Наши знания и методы идеологической работы на самом деле отстают от взметнувшихся ввысь небоскребов.

     О. Джургаев:  И каким был бы основной предмет внимания, исследования  данного государственного или общественного органа?

     С-Х. Нунуев. Наш народ – на самом деле умный, талантливый, продвинутый, реликтовый.  У него потрясающая генная память, которую давно пора задокументировать в учебниках истории. И это – не пафос, ни популизм, не желание понравиться публике. К этому мы обязательно придем, если не сегодня, то в ближайшее завтра.

Опоздавших ученых, специалистов, писателей, кто могли бы и должны  были продвигать этот священный (пусть с пафосом) процесс – потомки просто проклянут и правильно сделают. Сегодня, когда мы стали рассеявшейся по миру нацией, перед нами во весь рост стала проблема: мы позволим себя ассимилировать, или сохранимся нацией?

В такой ситуации две с половиной тысячи лет назад евреи, честь им и слава, смогли создать для себя и записать в Ветхом Завете (не хочу говорить о Талмуде – это отдельный вопрос) основы выживания. У нас гораздо больше преимуществ, ибо у нас есть Священный Коран, чтобы уютно чувствовать себя в исламском высоконравственном, высокодуховном мире, и есть такое сокровище, как Нохчалла, постигая сущность которой мы можем быть нужными и полезными не только для самих себя, но и для всего остального человечества.  В нашем народе -  генетическая предрасположенность к миру, справедливости, гуманизму.

Ведь нет в истории случая, чтобы чеченцы на кого – то напали первыми, хотя жили и живем среди еще малых народов и племен. Провоцированная Березовским и другими провокаторами вылазка Басаева и Хаттаба не в счет. Все это и многое другое могло бы стать предметом научного анализа и исследования. 

     О. Джургаев: В своей книге «Ноев Завет» Вы назвали совесть языком Бога с человеком. Прошло несколько лет, как Вы ее написали. Что – то изменилось в Вашей уверенности, что это так на самом деле?

     С-Х. Нунуев.  Мы, очевидно, переходим к теме о нравственной культуре. К самой важной части общечеловеческой культуры. Время только подтверждает наши утверждения. Что интересно, об этом же все больше начинают говорить и представители, относящие себя к другим мировым монотеистическим религиям.

Невозможно истинно верующему человеку любить Всевышнего изолированно от собственной совести. Ярче всего об этом, конечно, сказано в священном Коране. Только совесть, признанная языком Всевышнего Аллаха с каждым из людей, способна обеспечить нам достойное будущее. Ведь сказано в Коране, как известно, что Творец ближе к каждому из людей, чем его кровеносная артерия (яремная вена). А как Он может быть так близок, если не в виде совести?
    
     О. Джургаев:  Общеизвестно, что конструктивная критика и самокритика, если она направлена на оздоровление процессов, а не сведение счетов с соперником, всегда полезна, ведет к оздоровлению. А у нас в республике далеко все не идеально, особенно по части идеологии, различных слухов и домыслов. Поэтому мне представляется весьма полезным иметь в республике  тот самый совещательно – консультативный орган, о котором Вы говорите. Он бы на самом деле  аккумулировал бы все продуктивные мысли и предложения по противодействию различным планируемым или стихийным диверсиям. Этот же орган как отдел при научно – исследовательском институте или при руководстве республики мог бы следить и за российской и мировой прессой и вовремя квалифицированно реагировать. Много из этого было высказано и в ваших рассуждениях. Одним словом, есть над чем работать и правда, как говорится за нами. Разрешите на этом оптимистическом утверждении я завершу нашу очередную беседу.

 с.  Махкеты
 


Рецензии