Фильтруй базар!

       Гришка Пустовой, или, как его прозвали в местах весьма отдалённых, Грешан, вернулся в свой город через пятнадцать лет, после того, когда  "псы поганые" повязали  его на пороге родительского дома, на  любимой улочке с таким сладким названием - Свобода. Повязали за мелочевку, сволочи! За несколько бутылок "беленькой", что взял он без разрешения из магазинчика на соседней улице, прихватив немного банок с консервами, пару кирпичиков хлеба и малость колбаски, которая была припрятана паскудной продавщицей от глаз людских. Народу такой колбаски и в глаза не виделось.
    
       Вина его была в том, что взял он всё это в ночное время, сковырнув хиленький замок с хлипкой двери. Нет понятия у людей ! Взял он всё это, чтобы отметить с друганами своё восемнадцатилетие ! Отмечали весь день, а ближе к вечеру понаехало милицейских  со счёту сбиться можно. Друганы огородом да оврагом ушли, а его молодого и повязали! Вот с той поры и не видел он своей любимой Свободы! А уж что на суде творилось, то без содрогания и вспоминать не хотелось. Оказывается спёр , тогда  Гришка Пустовой, столько, что и не перечесть ! Машиной не вывезти! И милицейские, и в суде всё требовали от Гришки признаться куда он товар заныкал. 

       На все его доводы никак не реагировали и отметали их напрочь. Влепили ему семь лет. Это уж потом, в лагере, но не пионерском, авторитетные люди ему всё толково пояснили, что, видимо, после его проникновения в магазин, кто-то и вывез товар.

      А там, в лагере, понеслось! За избиение надзирателя добавили ещё восьмерик. Да как было не избить этого мерзавца, когда он "петушком" его обозвал при всём честном народе.... Братва его уважала, а кликуха приклеилась из-за частого повторения им , Гришкой, слова грешен. Вот и стал он "Грешан".

       Вернулся ! А город не узнать ! Родители почили в бозе. Дом его обветшалый стоит одиноко с заколоченными окнами. Из дома всё подчистую выгребли. Соседи сказали, что пришлось продать, чтобы родителей схоронить. Дом неказистый, вот никто на него и не позарился. Соседи позаколачивали окна, дверь. Так и уцелел домик.

       Город изменился до неузнаваемости. Появились частные магазины. Всё поразгребли по себе бывшие комсомольские и партийные вожаки. Как правили, так правят городом, но стали по-новому себя величать, а бизнес свой на жён, сестёр и братьев оформили. Никто не сидит, никому нет никаких предъяв со стороны прокурорских.  Благодать!

       Вот и стало Грешану обидно. После пятнадцати лет отсидки вышел он в авторитете, а авторитет этот никто признавать не хочет. Ну не начинать же ему с ларька привокзального, вроде, как и не по чину.  Дома все охраняются псами заморскими с чудным названием "рокфеллер" , сунься - враз загрызут. Как и прежде за мелкую кражу садят, а целые пароходства воруют, но того никто и не примечает. Братва странная стала, интеллигентная, по тюрьмам не чалилась, ходят  в пальто кашемировых и костюмах дорогущих, с милицейскими и прокурорскими коньяки по ресторанам распивают. Сроднились, скорешились!  И не различить уже ему, Грешану, где свой, а где не свой. И его самого на дух не подпускают. Брезгуют, па...ы !

       Однажды вечером, стоя у не занавешенного окна своего дома и глядя со своей Свободы на открывающийся вид города, который с его улицы открывался красивейшей панорамой, потому как Свобода его была расположена на самом верху бугров городских, решил Грешаня  найти своё место в родном городе, или, взяв хороший куш, убраться из него.

       Там, внизу, где его Свобода упиралась в морской берег, спускаясь сверху словно река, заприметил он магазинчик детской одежды дорогой, не каждому и богатому будет по карману так деток одевать. Стояли в том магазине  две красавицы без всякой работы, целыми днями оттачивая свои ноготки пилками, но зато каждый вечер приезжал инкассатор  из местного банка и увозил тугие сумки деньжат. Инкассатор выходил один из машины, никого не остерегаясь, шёл  вразвалочку до магазина, брал мешок, а то и два, также не спеша возвращался, бросал на заднее сиденье и уезжал.  Грешану было наплевать откуда без торговли деньги текли. Решил он этот магазин, накануне приезда инкассатора, грабануть.

       Ограбление не удалось. Не успел Грешан войти в магазин, как на пороге нарисовались милицейские, словно с неба свалившись. Повязали руки и судили теперь Грешана за попытку ограбления. В суде долго распинался прокурорский, говоря о зле , которую сеют подобные Грешану элементы, посягающие на частный бизнес. И много чего ещё слагал. В своей речи Грешан задал вопрос судейским и прокурорскому, а откуда такие суммы берутся в маленьком магазинчике и не пора ли прокурорским этот магазинчик тряхнуть как следует. Договорить ему не дали. Прокурорский побагровел, вскочил со своего места и заорал на весь зал:

- Фильтруй базар, босота  !

        Сидит Грешан. Да ему здесь сподручнее жить. Всё по справедливости, всё по понятиям. Одежда у всех одинаковая, баланда лагерная - всем из одного котла. Знай вали сосну и дыши свежим, хвойным воздухом...
 

      


Рецензии
Ну, шо, Надюха, не ожидал от фраера, что так по фене ботаешь.Где нары тёрла, признавайся? Значит наша, не замаранная...Это я так для острастки! Давай перетрём малёк, а то время поджимает. Скажу сразу - понравилась ты мне и какляки твои вроде пойдут, на малявы порежем, будет, чем пацанам на зоне заняться, а то всё карты до дыр тасуют...

Спасибо большое, Надя! Очень понравилось! С уважением и теплом!

Сергей Вельяминов   11.04.2019 09:48     Заявить о нарушении
История давняя, Сергей!
Не поверишь! Паханы взяли под защиту строителей, то бишь мою фирму на юге России, спасая от административного беспредела. Старались говорить не по фене, но вылетали словечки. Был среди них Саша-интеллигент, на него и годы отсидки не повлияли. Его команда у нас жигулёнка угнала, а я к ним пошла одна, не пустила своих мужчин и не зря. Сам Саша и пригнал нам машину, правда с прищепкой на проводах зажигания. Убили его исподтишка, весь город хоронил...
С теплом,


Надежда Опескина   11.04.2019 10:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.