Рубиновый рай

    Тишина. В водной глади, как в зеркале, отражение звезд, слышу пение птиц, ощущаю легкий, нежный, как дыхание ребенка ветерок  и душевное спокойствие - умиротворение. По библейским канонам – рай! Во  сне понимаю, что сплю. Но как в реальности слышу запах разнотравья и прохладные  капли,  летящие от вёсел. И непреодолимое желание не просыпаться, а продлить миг счастья,  блаженства…  Этот сон с удивительной последовательностью вижу на протяжении сорока лет.
     Прошлое… Сорок  лет назад  мне предложили  работу в очень хорошей школе в небольшом поселке. Вернее сказать дали направление в новую жизнь и помогли совершить побег от прошлого, в которое не хотелось возвращаться.  Боль от измены человека, которого любила в школьные и студенческие годы, боль памяти – это казнь. Жгла непреодолимая  потребность скорее забыть  пережитое, забыть всё.
     Мы всегда ждём чего-то не того,  что существует в реальности. Но того, что преподнесла действительность, я не только предположить не могла, но и мысли не допускала, что такое может случиться, тем более со мной.
     С соседкой по квартире и коллегой Светланой, только что приехавшей,  как и я, бродили по школе, осваивались и знакомились с новым местом работы. Последним объектом оказался спортивный зал, который, как спортсменку, меня интересовал не меньше, чем мой учебный кабинет. Рассматривая, почувствовала чей-то пристальный взгляд, шею обожгло как огнем. Оглянулась. У стены стояло несколько парней. Один из них смотрел в нашу сторону. Не поверила своим глазам. Напротив меня стоял Ромка. Вернее, очень похожий на него парень, только значительно выше и шире в плечах.
    Светлана что-то спрашивает у меня, а я стою дура-дурой, хлопаю глазами, пытаясь прогнать наваждение. Как говориться, гром  среди ясного неба! Уехала, называется, подальше от страданий, да воспоминаний. И  надо же такому случиться!  И здесь вырисовался его образ! Развернулась и ушла из спортзала. Кто он? Судя по атлетическому телосложению, вероятно, учитель  физкультуры.
    В средине второй недели  сентября с журналом  10-А класса вошла в свой кабинет и увидела ЕГО. Опешила от неожиданности. Назвав своё имя и отчество, протараторила: «С вами познакомлюсь позже» - и объявила тему урока. Пишу на доске  и думаю: это же очень хорошо, что ОН ученик. Ребенок. Значит не будет тревожащих мыслей и сравнений с Ромкой.
    Класс сильный - отличники и хорошисты. И Валерий в их числе. Первоначальное  чувство шока с течением времени поутихло. Но проводить  уроки в этом классе было тяжело. Постоянно чувствовала  внимательный, изучающий взгляд.
    В школе новеньким, как заведено, в нагрузку бесплатные кружки. Кто во что гаразд. Светлане  предложили «Умелые руки» в начальных классах. Мне – рисование, выжигание по дереву, шахматы. Классные руководители дали нам со Светланой списки желающих.  Каково же было мое удивление, когда среди них я увидела и Валерия с одноклассниками.
    И пошло-поехало. КВН, походы в кинотеатр, выставки, мероприятия. Уставали от непривычки до отупения. Приходили со школы – ужин, подготовка к занятиям, сон.
   Октябрь выдался теплый и форточку мы не закрывали. Проснулись как-то утром и увидели на подоконнике букет цветов. Стали думать и гадать, кто автор икебаны.  Татьяна, хозяюшка наша, знающая все поселковые и школьные (работала школьным лаборантом) новости, заявила: «По поводу авторства сомнений нет. Моя крестница  мне кое-что рассказала, так что я в курсе всех событий в их классе. Обещала не говорить вам. Так что сами смотрите в оба». В общем, появилась информация к размышлению: кто? почему? зачем?
    На первых каникулах планировали отдохнуть от кружков, но в спортзал со Светланой ходили.  Необходима была подготовка  по прыжкам в высоту, стометровке. Но не тут-то было. Вдвоем нам не удавалось тренироваться. Ребята приходили и на каникулах. А Валерий бывал ежедневно и, как ниточка за иголочкой, ходил за нами. После очередного его сопровождения нас до калитки  Светлана заявила: «Лорка, дело плохо. Валерий в тебя влюбился».
    Я: «Да что  ты такое говоришь?! Я ведь даже  за тебя на шесть лет старше и далеко не красавица. Какая может быть любовь  у молодого, симпатичного, умного парня к учительнице?! Ведь он ученик. Это противоестественно, противозаконно и, в конце концов, аморально. Никакой любви быть не может».  И говорила, и говорила… Защитная реакция. Защищала себя от будущего. Оправдывала Валерия. Не стоит желать невозможного.  Следовательно,  мысли Валерия необходимо нейтрализовать мыслью о бесперспективности подобного чувства. А свои действия ограничить так, чтобы Валерий приходил в мой кабинет только на занятия, не садился рядом со мной в кинотеатре, не приносил цветы и не вручал их мне  в  присутствии  учителей и учащихся. И где он только покупал эти цветы? Особенно часто приносил  в декабре- январе – гиацинты, ставил в вазочку на моем столе в кабинете. Аромат в классе был прелестно дурманящий. Говорили, что цветы ему привозит сестра из города.
     Эта же сестра пришла ко мне в один из  субботних вечеров и заявила: «Если  от Валерки будешь прятаться и не разговаривать с ним – побью! Ты что не заметила, что он вторую неделю не ходит в школу? Сказал, что вообще не будет ходить на занятия. Мать в шоке. Ругает Валерку и тебя. Больше тебя. Грозилась  нагрянуть с претензиями. Её не пустили. Пришла я. Мы с отцом Валерке сочувствуем и пытаемся водрузить его потерянную голову на прежнее место. Говорим, что подобное со многими в детстве случается, но проходит. Пытаемся чаще говорить об Ире, которая неравнодушна к нему. Но он слушать ничего не хочет. Молчит и все».
     О глубоких чувствах этой девочки к Валерию, я узнала от его одноклассниц. Пришли и рассказали всё и о страданиях, как они выразились, Иры, и о Валериной, по их мнению, любви ко мне.
     А девочку эту отметило мое сердце еще в начале сентября. Ира отвечала на вопрос по теме, как вдруг у меня  так сильно забилось сердце, что стало плохо. Говорить  не могла. И позже при виде ее  испытывала,  непонятную, необъяснимую тревогу. Какое предчувствие сработало тогда?  Ведь в то время  ни о ней, ни о Валерии я ничего не знала. Да я вообще их не знала! Как же эта девочка, вероятно, меня ненавидела.  Но моей вины в невнимании Валерия к ней не было.
     Сказала сестре Валерия и его одноклассницам, что ничего не делала, чтобы привлечь  внимание Валерия к себе, не собираюсь привечать его и впредь.  Пообещала, что прятаться не стану и, как прежде, буду ходить в спортзал на тренировки. Сестру заверила, что по окончании учебного года навсегда уеду из их поселка.
     Неудобно было перед коллегами, в чьих кабинетах пряталась, пока Валерий оловянным солдатиком дежурил у моего кабинета. Часто приходилось уже после второго звонка торопиться в свой кабинет.  Так что не только  десятый класс и несколько коллег, но и школа была в курсе этих пряток. Друзья его как-то сказали: «Валерий очень изменился. С нами после занятий почти не общается. Боимся, чтобы не натворил что-нибудь, не свойственное ему. Пытались вразумить его. Пока безуспешно».
     Пыталась и я поговорить с Валерием об Ире, её красоте, молодости, и о том, что я учительница его и намного старше, а поэтому никаких  личных отношений у нас не может быть.
     - А мне по барабану Иркина красота, и Ваш возраст.  Я должен  видеть Вас каждый час, а лучше – каждую минуту! Без Вас мне плохо.
    Господи! И за что же мне такое счастье-горе?! Места себе не находила.  О чувствах Валерия знали и в поселке. Им, вероятно, было любопытно наблюдать за нами. А мне-то каково? Чувствовала  себя как карась на раскаленной докрасна сковороде. Все  видят, что Валерий каждое утро стоит  у наших ворот.  Открываем калитку и сразу же слышим: «Доброе утро» и массу вопросов: «А это вы смотрели, а  вы читали?..»  Путь к школе превращался  в клуб  «Что? Где? Когда?»
     По выходным ездили со Светланой в город. Валерий  провожал и встречал нас у причала.  Жизнь превратилась в сплошное ожидание. Он ждал меня, а я неприятностей на свою  голову. В новогоднюю ночь торчал у нашего дома нас до часа ночи.  Вручил  Свете и мне цветы. Сказал добрые слова в счёт будущей нашей жизни.  А мне:
    - Лариса Ивановна, мне необходимо поговорить с Вами.
    - Нам лучше поговорить завтра.  Поздно уже, да и родители твои волнуются.
    - Ничего они не волнуются. Знают где я. А поговорить необходимо сегодня.
     Чтобы не замёрзнуть, бродили почти час. Я молчала, он говорил:
    - Я хочу, чтобы в новом году у нас и отношения были новыми. Вы должны убедиться, что я очень серьёзно отношусь к своим чувствам и мне можно доверять. И счастливы будем только вместе, по отдельности – нет. Я спланировал нашу будущую жизнь.
     Видя его  эмоциональное состояние, я возражать - не решилась.
     Света и Таня дождались меня: «Что он тебе сказал? А что ты ему ответила?»
     Я: «Одно и то же». И разревелась,  как белуга. Парень толковый, а я старая, непутёвая. Толку с того, что выгляжу намного моложе своих лет? Была  бы хоть красивая.  Свои чувства к нему - загнала поглубже, чтобы не проявились, как лакмусовая бумага.  Добился своего, находясь постоянно рядом. Реву.
     А Татьяна: «Не реви. Всё равно вы будете вместе.  Вспомнишь мои слова».
     Помним с Валерием её слова, сказанные в новогоднюю ночь. Как в воду глядела!
     Было удивительным то, что ни директор, ни коллеги,  не осуждали  меня.  Не было сплетен, шушуканий, многозначительных взглядов. Вели себя так, словно  создавшаяся ситуация в порядке вещей. Идём с завучем по коридору, и она  так  спокойно сообщает мне:
      - Валерий уже на посту. Не убегай от него. Пусть нормально доучится.  Что будет в будущем, время покажет.
      Его классная руководительница:
     - Ты, представляешь, Валерка сказал, что на стационарное обучение поступать не будет. Родители его в панике. Любые советы отскакивают от него, как горох от стены.
      На 8 Марта удивил. Поздравил меня по школьному радио. Цветы  вручил при всех празднующих.  Настроение испортил окончательно. Ушла домой.  Мысль о том, что нестандартная ситуация навредит репутации школы, не давала покоя. Кстати, заведующий райвно, бывший директор этой школы, принимал меня на работу. И когда я в конце учебного года подала  заявление на увольнение, вдруг сказал:
     -  Из-за Валерия уходите?  Напрасно. Он парень серьёзный и семья у них прекрасная. А в школе о Вас самые хорошие отзывы.
     От неожиданности  не знала, что сказать.  Позже мы часто встречались с ним на областных конференциях, совещаниях, общались.  Знал о нас  всё, как и бывшие коллеги по школе. Мы часто приезжали с детьми к родителям Валерия. Подружились. А мамы наши - лучшие подружки-бабушки. Но всё это случилось позже.
    А до этого был еще выпускной. Медалистов было много. Среди них и Валерий.
    Познакомилась с его родителями.  Ни претензий, ни криков.  Поверили  моему слову, данному его сестре.  Маму Валерия пыталась успокоить:
     - Не волнуйтесь за Валерия. Поступит в институт, и всё изменится.  А, чтобы не видел меня, когда будет приезжать домой, я уволилась и уезжаю из  поселка. Попросила её не говорить Валерию о моём отъезде.  Любовь Васильевна облегченно вздохнула:
    - Очень на это надеемся. Но, зная  характер своего сына, думаю, что надежды наши не оправдаются.
    Директор и коллектив были не в восторге от моего решения. Пытались уговорить остаться. Со Светланой и Татьяной  очень тяжело было расставаться. Подружились,  да и сейчас переписываемся.
    Музыка, веселье. Девчонки  в нарядных платьях – загляденье. Все такие красивые. А парни – просто английские лорды!
    Ушли со Светланой засветло. Валерий догнал нас.  Взял меня за руку:
    - У меня для Вас сюрприз, но он не со мной.
     Пришли к реке.
    - Лариса (впервые без отчества и на «ты»), ты как то сказала, что хотела бы в лодке  по лунной дорожке уплыть куда-нибудь далеко-далеко.
    Плавали до рассвета. Нет ничего  интереснее разговора двух влюбленных людей, которые… молчат. А то, что и я его полюбила – факт. Печальный, но факт.
    Утром попрощалась со Светланой и Татьяной.  Пока шла к причалу, наплакалась от отчаяния и жалости к себе, непутёвой и невезучей такой.             
    Дома обрадовались моему приезду.  Рассказала обо всём. И о том, что как бы это ни выглядело парадоксально  и чудовищно, я полюбила Валерия. И разлука с ним невыносима. Утешает то, что у парня  в жизни  должно  сложиться всё удачно.
   Устроилась на работу. Планировала поехать на недельку к морю.
   Но утренний  стук в дверь  нарушил планы.
   У меня перехватило дыхание, когда увидела Валерия. Губы, кончики пальцев онемели. Стук сердца был слышен по всему дому.  А тело, потеряв притяжение, полетело то ли в пропасть, то ли в вечность, то ли в рай. Говорить не могла, слушала и удивлялась,  о чем говорил Валерий:
    - Ты, вчера в семь часов утра позвала меня к себе? Я четко слышал твой голос.
     Это было действительно так. Думала ведь о нем ежедневно, но именно вчера утром  так сильно захотелось увидеть его, что  вслух сказала: « Господи, Валерий, как я хочу тебя видеть!»
    - Ты  хотя бы раз задумалась над тем, что было со мной, когда я узнал, что ты  уехала навсегда? Я думал, с ума сойду! Как ты могла так поступить со мной?  Я понимал, что должен  сдать вступительные экзамены в университет, но мне было не до экзаменов. Постоянно  видел тебя, то на улице, то в здании  университета. Окликал несколько раз. Ошибался. Я как наяву переживал с тобой каждый миг, каждый день твоей жизни! Не мог дождаться последнего экзамена. Так что если хочешь, чтобы я жил, дышал, думал, учился, существовал, то не вздумай прогонять меня! Не уеду!
      Он  не обращал внимания на то, что вся моя семья удивленно слушает его.
      А бабушка сказала: «Я же тебе говорила,  что от  судьбы не уйдёшь».
      Мама  изначально приняла сторону Валерия. И как-то уж очень быстро они нашли общий язык. Часами могли беседовать, решали все хозяйственные вопросы.
     Поскольку Валерий учился заочно, пришлось служить в армии. Письма приходили ежедневно, и такие объемные, что  мы были, теперь в нашем посёлке,  под пристальным вниманием, и новости о нас разносились почтальонами вместе с корреспонденцией.
     У нас четверо детей. Внуков  вдвое больше.
    Свадьбы не было. Просто расписались в канун Нового года в присутствии родителей  и друзей, отметив это событие в ресторане. Так же в узком кругу близких и родных людей отмечали серебряную, жемчужную, а в этом  году рубиновую свадьбы.      
      Размышления… Воспоминания…   
      Думается о жизни, любви, о том, что труднее всего исцелить ту любовь, которая вспыхнула с первого взгляда, о детях, внуках, их  будущем, чтобы как можно дольше продлился временной  период  жизненного счастья!!! И чтобы все видели РАЙСКИЕ  СНЫ.
               
         28.04.2012 г.

Фото из Интернета               


Рецензии
Женечка, ЧУДЕСНОЕ произведение! Красивое, нежное, чувственное, светлое! На душе стало очень радостно, что у Ларисы с Валерием всё хорошо и что они счастливы! Спасибо тебе, моя хорошая! Здоровья тебе, добра, радости и вдохновения! С сердечным теплом, Ира.

Ирина Кашаева   03.09.2018 11:20     Заявить о нарушении
Дорогая Ирочка, спасибо за понимание,сердечность,поддержку, душевные пожелания
Пусть судьба дарит тебе счастливую жизнь и всё то, что ты желаешь и о чём
мечтаешь!
С признанием и душевным теплом,
Женя

Евгения Козачок   04.09.2018 10:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 65 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.