О Маныче, Уругвае и Боге

СОДЕРЖАНИЕ:

1. О РЕКЕ МАНЫЧ
2. ОДНИМ СЛОВОМ - ВЕСЁЛЫЙ!
3. ЦАРЬ И ДАЖЕ БОГ НА ХУТОРЕ!


1. О РЕКЕ МАНЫЧ

Говоря об истории Ростовской области, как правило, её - эту историю, связывают с историей бассейна реки Дон. Однако в Ростовской области есть и такая река как Маныч, берега которой издавна осваивали люди, создавая свою уникальную культуру и историю.

Если посмотреть на "Политическую карту Европы" масштабом 1:10000000, то вместо реки Маныч можно увидеть лишь маленький "стришок-хвостик", заканчивающийся озером Маныч-Гудило. На карте даже не хватило места, чтобы обозначить имя реки. Однако это совсем не мешает существовать Манычу уже не одну тысячу лет.

Маныч (Западный Маныч) — река, протекающая в Ростовской области и впадающая в Дон. Длина 219 км, площадь бассейна 35,4 тыс. кв.км. В бассейн Маныча входит множество озёр, лиманов, рек и водохранилищ в пределах Кумо-Манычской впадины.

Кумо-Манычская впадина, расположенная между высоким правобережьем Волги и возвышенностью Ергени на севере и Ставропольской возвышенностью на юге, является древним проливом соединявшим в геологическом прошлом Чёрное и Каспийское моря. Длина древнего Манычского пролива составляла почти 500 км. Связь между морями через Манычский пролив то восстанавливалась, то прекращалась, вследствие чего современный рельеф водоёмов Маныча очень сложный — множество болот, лиманов, островов и протоков.

В 1932 году Совнарком СССР принял решение о разработке проекта водного путисоединяющим Азовское и Каспийское моря. В 1934—1937 годах был разработан рабочий проект соединительного канала. Трасса канала проложена по Кумо - Манычской впадине. Проект частично был реализован.

В 1936 году был построен Усть-Манычский, а в 1941 году — Веселовский и Пролетарский гидроузлы, образовавшие одноимённые водохранилища. Великая Отечественная война прервала работы по созданию водного пути Азов — Каспий. В послевоенные годы от строительства канала по Калмыкии к Каспийскому морю отказались. Было принято решение соединить Дон и Волгу и в 1952 году был введён в эксплуатацию Волго-Донской судоходный канал. В конце 1940-х годов к цепи водохранилищ присоединили озеро Маныч-Гудило. Судоходный шлюзованный водный путь составил 329 километров. В связи с тем, что озеро Маныч-Гудило было маловодным и в засушливые года пересыхало практически полностью, были построены каналы переброски вод из верховьев реки Кубань и Цимлянского водохранилища.

От истока к устью Маныч проходит через озеро Лысый Лиман, водохранилище Маныч, озеро Маныч (входит в Пролетарское водохранилище), озеро Маныч-Гудило (входит в Пролетарское водохранилище), Весёловское водохранилище, лиманы Шахаевский и Западенский, Усть-Манычское водохранилище.

В Маныч и озёра и водохранилища, через которые он проходит, впадают реки: Калаус, Джалга, Большой Егорлык, Средний Егорлык, Юла (слева) и Кираста, Подпольная (справа).

В 1995 году для сохранения уникальной природы озера и редких сохранившихся участков коренной степной растительности, в бассейне реки Маныч был создан Ростовский заповедник. В Евразии этот район является одним из больших скоплений мигрирующих гусей: белолобый гусь, краснозобая казарка, пискулька, серый гусь. Водно-болотные угодья заповедника — международного значения, находятся под юрисдикцией Рамсарской конвенции.

В акватории озера Маныч-Гудило, относящимся к Островному участку Ростовского заповедника, на острове Водный (Южный) сохраняется популяция диких лошадей. Озеро Маныч-Гудило является также местом массовых гнездовых, линных и пролётных скоплений водоплавающих птиц, в том числе редких, таких как краснозобая казарка, розовый и кудрявый пеликан, черноголовый хохотун.



2. ОДНИМ СЛОВОМ - ВЕСЁЛЫЙ!

Весёловский район расположен в центральной части Ростовской области на судоходном притоке Дона — реке Маныч, на берегу Весёловского водохранилища. Территория района — 1355 кв.км. Район образован в 1935 году в связи с разукрупнением районов Азово-Черноморского края. В 1963 году район был ликвидирован, а его территория была разделена между Зерноградским, Багаевским и Семикаракорским районами. В 1978 году Весёловский район был вновь восстановлен почти в прежних своих размерах.

Одной из географических особенностей района является то, что река Маныч разделяет район на две части, одна из которых относится к Европе, другая - к Азии. В настоящее время население района — около 27 тыс. человек. Районным центром является посёлок Весёлый, расположенный на автотрассе Ростов-Сальск, в 100 километрах от областного центра и примерно на таком же расстоянии от Сальска.

По преданию посёлок назван Весёлым потому, что ещё в давние времена в нём было немало кабаков, в которых на разлив продавались горячительные напитки. И в которых казаки и мужики весело, и часто не один день, отмечали свои удачные (а порой и наоборот) куплю и продажу лошадей, быков, коров и других сельскохозяйственных животных в хуторе, расположенном на другом берегу Маныча, и который был назван Спорным - из-за продолжительных, а порой и жёстких споров относительно цены на товар. Одним словом, в Спорном - спорили, а в Весёлом - "обмывали" купленное и проданное. И часто "обмывали" так усердно, что пропивали последние деньги, а порой и приобретённый товар.

В советское время Весёлый (тогда ещё хутор, но уже районный центр) прославился своей малой корейской диаспорой. В хуторе на постоянное жительство обосновались приличное количество уроженцев Северной Кореи, по разным жизненным обстоятельствам оказавшимися гражданами России. Корейцы, проживая в Весёлом, арендовали землю в близлежащих колхозах и выращивали лук и различные овощи с последующей их реализаций на рынках Ростова, Москвы, Ленинграда, в областных центрах Севера.

Следует отметить фантастическую работоспособность корейской диаспоры. Особенно в весенне-летне-осеннее время, когда их плантации с луком и овощами требовали кропотливой работы по высаживанию, выращиванию и сбору урожая. Основной объём работ, кроме полива, осуществлялся вручную. С ранней весны и до поздней осени корейцы жили возле своих плантаций в наспех сколоченных шалашах и навесах, работая от утренней зари и до вечерних сумерек. Работали целыми семьями, от 7-10-летних детей и до глубоких стариков и старух, способных выполнять физическую работу.
 
В очень урожайные годы корейцы пытались нанимать наёмных рабочих из местного населения. Оплата была наличной, ежедневной и в несколько раз превышала оплату труда в близлежащих колхозах. Вначале было много желающих подзаработать "никогда не лишних" денег. Однако, уже через пару месяцев, практически никто из местных жителей не изъявлял желания работать на корейских плантациях, - особенно на луковых, где основные работы выполнялись на корточках.

Те из местных жителей Весёлого и других хуторов, попробовавшие каторжный труд на корейских плантациях, уже не завидовали лучшему материальному уровню жизни весёловских корейцев. Местные юмористы по этому поводу шутили:

 - У весёловских корейцев - жизнь далеко не весёлая.
В Корее они вообще работают по 48 часов в сутки?..

На удивление тугодумов, шутники отвечали:

- Говоришь, что в сутках лишь 24 часа?.. Так это для
нас, а для каждого корейца, работающего за двоих - все 48!

Ну, а местные начальники, порой, грозя наказанием нерадивым подчинённым, обещали отправить их на перевоспитание к корейцам.

Примечательной особенностью весёловской диаспоры корейцев было и то, что при встрече по своему календарю Нового Года, на столе должно быть жаркое из мяса собаки. Причём, задолго до Нового корейского года, в семьях корейцев отращивались молодые щенки, как у славян гуси к Рождеству. Как правило, кормили щенков отборным кормом, так сказать "со своего стола". Пишущему эти строки, уроженцу тех мест, многократно приходилось бывать свидетелем того, как между местными жителями (особенно теми, кто часто любил побаловаться горячительными напитками) и корейцами возникали споры по поводу национальной кухни:

- Как можно есть такую гидоту?! - возмущались любители горячительного, уже находясь под "градусом". - Да ведь собака, к тому же, - друг человека!..

- Слю-сай!.. Правильна гаваришь!.. - слышалось в ответ. - Карашо еси собаська - друк челавека!.. Очень и очень плёхо еси челавек - сабаська!..

Нет, до драк не доходило. Начинались обстоятельные споры о том, какое же мясо полезнее и диетичнее - свиное, куриное, утиное, гусиное или собачье? И, как правило, главным аргументов у корейцев было то, что свиньи, куры, утки и гуси местных жителей едят и клюют всё что угодно, а вот "собаськи" кормятся со стола своего хозяина. Да и "мяся собаськи" куда полезнее для здоровья. Иногда, для своей окончательной победы, корейцы из недр своих карманов извлекали потрёпанные вырезки из газет или журналов, и настоятельно советовали своим оппонентов:

- Читай-читай!.. Профессора написал... Сам профессора писет, сто мяса собаськи - самая палезная ис всех мяса!..

Справедливости ради следует отметить, что уже потом, через годы, весёловские корейцы стали говорить на русском языке ничуть не хуже коренных жителей района, а количество лиц, имеющих высшее образование среди корейцев, в процентном отношении было даже больше по сравнению с местным населением. Да и материально весёловские корейцы жили лучше, чем коренные жители Весёлого и прилегающих к нему хуторов.

Главной изюминкой района являлось и является Весёловское водохранилище, богатое рыбой и раками. Водохранилище создано в 1941 году для многолетнего регулирование стока вод, рыболовства и орошения. Площадь водохранилища - 238,3 кв. км, средняя глубина - 4,3 м. Простирается на юго-запад на 98 км от посёлка Весёлый (Весёловский гидроузел) до посёлка Манычстрой (Пролетарский гидроузел). Максимальная ширина - 7 км. Выше по течению расположено Пролетарское водохранилище, ниже по течению — Усть-Манычское водохранилище.

Из рыб наиболее распространены тарань, краснопёрка, окунь, сазан, судак, щука, лещ и т.д. До 70-х годов 20-го века водохранилище было знаменито обилием сазана. На рыбалку приезжали любители-рыбаки из соседних областей, включая и Украину. Особенной популярностью пользовалось у шахтёров Донецкой и Луганской областей.

 Возле Весёлого, в самом начале Весёловского водохранилища, находится знаменитая Весёловская турбаза, гостями которой были не только именитые люди Советского Союза, но и почётные иностранные гости, которых доставляли из Ростова на вертолётах для гарантированно успешных рыбалки и охоты на пернатую дичь.



3. ЦАРЬ И ДАЖЕ БОГ НА ХУТОРЕ!

Общеизвестно, что на Верхнем и Среднем Дону из поселений преобладают станицы, построенные в непосредственной близости от реки. Несколько иначе обстоит дело с поселениями в бассейне Маныча, где преобладают не станицы, а хутора, которые чаще всего удалены от реки - на 1-6 километров. К примеру, в Весёловском районе из 30 населённых пунктов 23 называются хуторами. Более того, бурное прошлое периода гражданской войны, когда всё население Дона и Маныча было разделено на красных и белых, а также на тех, кто за красных или за белых, отразилось даже на названиях хуторов: Красный Октябрь, Красный Маныч, Красное Знамя, Красный Кут...

Как и каждая донская станица так и каждый манычский хутор имеет свою уникальную историю, порой насыщенную не только героическими, но и драматическими событиями. Пишущему эти строки не по силам описать даже краткую историю каждого из хуторов Весёловского района. Поэтому ниже будет лишь слегка затронута история трёх хуторов - Красного Октября, Прогресса и Казачего (Казачего Хомутца). Эти хутора относятся к Краснооктябрьскому сельскому поселению.

Хутор Красный Октябрь основан в конце 20-х годов американцами! А точнее - латиноамериканцами. Ну и уж если ещё точнее, то гражданами Уругвая. Ну, а если уж быть совсем точными, то россиянами, которые перед первой мировой войной эмигрировали из России в Уругвай, построили в чистом поле новый городок, обжили его, а затем, через полтора десятка лет, часть из переселенцев вернулись на Родину, чтобы в Манычской степи построить хутор под названием Новый Израиль. Нет, приехавшие из Уругвая не были евреями по национальности. Но они были членами одной из религиозных сект, которая называлась "Новый Израиль".

Корни этой секты "проросли" в конце 30-х годов 18-го века, когда после смерти Аввакума Копылова в среде христововеров-хлыстов оформилось новое течение, во главе с бывшим наемным работником Копылова Перфилом Катасоновым. Вскоре произошел раскол с остальной массой хлыстов. Последователи Катасонова стали именовать себя "Старым Израилем". В 50-60-х годах 19-го века это движение быстро распространилось в Воронежской, Екатеринославской, Ставропольской губернии, позднее проникло в Донскую, Кубанскую, Тверскую область. Общины израильтян появились во многих селах и станциях Северного Кавказа, в Рязанской, Самарской, Астраханской губерниях. Известно также, что такие общины появились даже в Польше и Финляндии.

Однако, в конце 19-го века, на основе "Старого Израиля" возникла новое религиозное течение называемое "Новым Израилем". Возглавил его бывший сподвижник Катасонова – В.Ф. Мокшин. В 1894 году "новоизраильтяне" провели даже свой первый всесоюзный съезд, но Мокшин не дожил до него. Незадолго до съезда он умер, назначивши себе преемника в лице В.С. Лубкова.

С именем Лубкова связывают расцвет истории "Нового Израиля" как религиозного объединения. Вскоре крестьянин Воронежской губернии Василий Семёнович Лубков объявил себя среди "новоизраильтян" живым Богом и царём 21-го века (именно 21-го, а не 20-го).

Новоизраильтяне были одним из толков хлыстовства, и как таковые, пользовались не столько Библией, сколько "Животной книгой", "Духовным алфавитом", псалмами и текстами собственного сочинения, писаниями и руководствами Василия Лубкова. Название "Новый Израиль" означало, что сектанты являются "избранным народом божиим", таким же, каким, по представлениям иудейских богословов, был исторический Израиль.

В идеологии "новоизраильтян" преобладали упрощенные гностические элементы, смешанные с некоторой долей аскетического дуализма. По вере лубковцев человек рождается в телесной, душевной природе, которая бренна, подвержена дряхлости и смерти; кто не возрождается, из того образуется "живой мертвец со всей мертвецкой прелестью" - ложью, пороками, нечистотою, грехом. Но кто начнет "разрабатывать» в себе "зародыш духовной природы", тот достигает того, что в нем возрождается и начинает преобладать духовная природа; в нем крепнет и растет дух, который вечен и не умирает вместе с телом, а переселяется в безбрежные небесные океаны к общему сочетанию духов-праведников с бессмертным и вечным Богом. Лубков утверждал, что в течение всей истории человечества Бог "проявлял природу" людей, сначала через Моисея, потом через Иисуса Христа, избранного из людей, истинного сына божия и самого совершенного человека. Христос, мол, дал людям свое учение, которое является "солнечной теплотой", возрождающей в человеке духовную природу; но миссия с его воскресением и вознесением не кончилась. Она окончится только тогда, когда на земле будет господствовать только "разум Христов", когда на земле "бог станет среди богов", когда все люди будут олицетворять божество. Именно тогда настанет царство правды и торжество любви,- все люди сделаются благородными, честными тружениками и все народы сольются в одну братскую семью. Миссию Христа, мол, продолжают вожди "Нового Израиля", а "новоизраильтяне" - это те, в которых разум Христов уже царствует, ум которых видит Бога. Одним словом, миссия будет закончена тогда, когда все люди станут "новоизраильтянами".

"Возрождение духовной природы" по Лубкову сводилось к тому, что организация секты поднимала сектантов из бедности и придавленности к зажиточности и мелкобуржуазному уюту. Во всех общинах были учреждены комитеты для борьбы с бедностью, для которых собирался путем добровольных пожертвований оборотный капитал. Комитеты выдавали ссуды и пособия в несчастных случаях - при безработице, болезни, увечье, на старость и т. д. Общины организовывали артельное хозяйство и кооперативы разного рода, но чисто производственного характера. Частная собственность считалась священной, и коммунистические тенденции не встречали сочувствия. Социальную базу секты составляло крестьянство.

Весь "Новый Израиль" был разделен В.Лубковым территориально на семь частей, во главе которых Лубков поставил "Начальников стран". В центральном органе "Нового Израиля" было "4 евангелиста", "12 апостолов", "12 пророков", "72 мужа равноапостольских", "7 архангелов". От случая к случаю проводились съезды, например в Ростове-на-Дону в 1905 г., в Таганроге 3 февраля 1906 г. Целью последнего съезда было объединение всего христововерия, но эта цель достигнута не была.

Ещё до 1905 г. общины "новоизраильтян" подвергались преследованиям не только правительства, но и кулаков-односельчан, поэтому главную массу "новоизральтян" составляло рядовое крестьянство. Преследования закончились ссылкой Лубкова в Закавказье и отчасти вынужденным, отчасти добровольным переселением туда множества сектантов. Там, в Елисаветпольской губернии, образовался экономический и организационный центр секты - ряд поселений, поставивших рационально сельское хозяйство и быстро разбогатевших.

В 1910 г. наместник Кавказа издал циркуляр о деятельности "Нового Израиля". В результате стали закрываться многие общины на Кавказе и в Харьковской губернии. Преследования со стороны государства обусловили массовую эмиграцию новоизраильтян за океан.

В 1911 году Лубков посетил США, чтобы найти пристанище для своих последователей, но решил, что страна не подходит для его целей. В это же время он познакомился с уругвайским консулом Хосе Ричлингом. В 1912 году два представителя президента Уругвая Хосе Батле и Ордоньес посетили Кавказ, чтобы посмотреть на потенциальных иммигрантов. Они высоко оценили работы и способности последователей. С 1913 по 1914 год примерно две тысячи последователей под предводительством Лубкова иммигрировали в Уругвай и построили фермерский город Сан-Хавьер.

На сайте можно ознакомиться со статьёй Василия Дубовика о жизни первых русских переселенцев в Уругвае. В материалах статьи приводятся фрагменты из дневника переселенца Михаила Футина, который вёл дневник до 11 апреля 1949 года.

Автор дневника родился 21 мая 1886 года на хуторе Карповском (Ростовская область), в семье донских казаков. Случайно познакомится с представителями религиозного течения "Новый Израиль", он уже через несколько дней посетил тайное собрание "Нового Израиля" и вступил в его ряды.

Из дневника следует, что "новоизраильцы" признавали, что Бог может переходить в человеческий облик. Человек, в которого переселялся Святой Дух, назывался "царем" и возглавлял религиозное течение. Его приверженцы верили в сверхъестественные способности своего "царя", умевшего предвидеть будущее, исцелять людей или, наоборот, наводить порчу. "Новый Израиль" отвергал церковные таинства и обряды, иконы и крестное знамение.

Духовным наставником основателей Сан-Хавьера был Василий Семенович Лубков. Он именовался "самодержцем всего света, Царем Царей, Господом Господствующих". Его приближенных называли апостолами. Лубков был "царем XXI века". В начале XX века Лубков предписал всем ее членам перестать поклоняться имевшимся у них иконам и вернуть их в православные храмы. Так «израильтяне» пошли на разрыв любых отношений с православной церковью.
 
В дневнике пишется, что именно из-за гонений со стороны православной церкви "лубковцы" и решили уехать из России. В Монтевидео прибывали большими группами каждую неделю. По прибытии всех россиян поселили в так называемый "Иммигрантский дом", жить в котором им пришлось более двух месяцев. В течение всего этого времени духовный наставник, Василий Лубков, находился с ними и всячески им помогал. "За это время люди насиделись в иммигрантском доме, и им показалось, что этому сидению и края не будет" - пишется в дневнике.

27 июля 1913 года переселенцы отправляются на военном пароходе из Монтевидео вверх по реке Уругвай и высаживаются в районе места, где сейчас располагается Сан-Хавьер. Первое время колонистам было крайне трудно жить на новых землях. Некоторые переселенцы ютились в палатках, у большинства не было и их; по ночам люди укрывались куском брезента. Через несколько дней после поселения Василий Лубков решил размежевать полученные земли. Бороздами от плуга были обозначены две улицы. Участки каждая семья выбирала по вкусу. В первые месяцы в колонии не было ни лошадей, ни повозок. Поэтому лес, необходимый для строительства домов, иммигранты перетаскивали вручную. Кухня поселенцев не отличалась разнообразием. Они ели либо кашу, сделанную из кукурузной муки, либо лепешки.

Довольно непросто складывались отношения с местным населением. Уругвайцы смеялись над внешним видом и обычаями русских переселенцев. Из "новоизраильтян" почти никто не говорил по-испански, что сильно затрудняло их интеграцию в уругвайское общество.

Религиозные собрания проводились два раза в неделю в большом здании на берегу реки, которое впоследствии было переоборудовано под мельницу. Через несколько лет после поселения в Сан-Хавьере, Василий Лубков пережил тяжелую операцию по удалению почки. Находясь под наркозом, он увидел сон, содержание которого впоследствии было описано им в книге "Тайна загробной жизни", почитавшейся приверженцами "Нового Израиля".

Через три с половиной месяца после приезда, 15 октября 1913 года, переселенцы решают начать посев сельскохозяйственных культур. На каждые пять семей выделялось по одному плугу и по два-три мула, что, по мнению Футина, способствовало сплочению коллектива общины. Коллективный дух проявлялся и в том, что переселенцам было запрещено жить поодиночке. Бессемейных обязаны были приютить у себя дома другие семьи.
 
Василий Лубков стремился к абсолютному равенству поселенцев в имущественном плане. Неудивительно, что в скором времени наиболее зажиточные семьи возроптали. Раскол возник и на религиозной почве. Один из иммигрантов, Семен Сушков, заявил, что именно он, а не Лубков, настоящий "царь" и "воплощение Бога на земле". И Сушкова признала часть переселенцев. Однако наиболее сильный удар по сплоченности общины нанес Ипотечный банк, основной кредитор поселения. В середине 20-х годов он распорядился разделить всю землю и собственность по семьям. Не выдержав всего происшедшего, Василий Лубков и часть переселенцев решают вернуться в Россию.

Заканчивается дневник описанием непростой ситуации, сложившейся в Сан-Хавьере после отъезда Василия Лубкова и части своих собратьев по вере. Сам же Михаил Футин верил в благополучное будущее русской колонии в Уругвае. Обладая богатырским здоровьем, он почти никогда не болел. Однако, 21 января 1954 года, в результате несчастного случая, Михаил трагически погиб.

В 1926 году, подавшись на обещания советской власти, в Россию вернулись около 300 семей сан-хавьерцев во главе с В. Лубковым. Правительство СССР разрешило им поселиться в манычской степи Сальского округе Северо-Кавказского края (ныне Весёловский район, Ростовской области). Переселенцы привезли с собой сельскохозяйственную технику и инвентарь, а также определённый финансовый капитал.

Вскоре лубковцы заложили новый хутор, который впоследствии стал называться не "Новым Израилем", а "Красным Октябрём". Жили так же, коммуной, ещё до колхозов объединив свои паи. Трудились, как привыкли, не покладая рук. И вскоре добились определённых успехов.

На сайтах (http://www.rostov.aif.ru/society/article/14483/4) и http://gazeta.aif.ru/_/online/don/857/019) имеется интервью с Валентином Михайловичем Забелиным, жителем "Красного Октября":

 - У меня лично в Уругвае близкие, - утверждает В.М. Забелин, - Неподалёку женщина живёт, так у неё родственница — мэр Сан-Хавьера, а всех наших, у кого там кто-то есть, и не перечислишь...

В.М.Забелин — один из немногих, кто помнит прежний уклад и то, как зарождался Новый Израиль. Его мама приехала на Дон, уже будучи беременной. А отец, Михаил Забелин - был образованным человеком, правой рукой Лубкова и одним из руководителей переселенцев.

- Сперва посёлок родился как коммуна, - рассказывает Валентин Михайлович. — В стране только думали такие создавать, а тут чужаки приехали и на тебе — все вместе работают, все друг другу помогают, всё имущество общее. Добра ведь много с собой привезли — рессорные телеги, оцинкованный шифер, два трактора «Фордзон». Работали много и жили хорошо. Молельный дом построили, псалмы вместе пели.

— Хотя хорошая вера была, нравственная, — добавляет Забелин. — Наши предки верили, что Бог — он в душе человека, это его совесть. Если нет в тебе совести, откуда Богу в тебе взяться? Так что "сектанты" для них — слово, на мой взгляд, неправильное. Правда, и закончилось всё быстро. Старики поумирали, а нам, молодым, уже не до прежней веры было: мы социализм строили.

Власти, как вспоминает Валентин Михайлович, переселенцев до поры до времени не трогали. Потом в коммуну прислали своего председателя, двадцатипятитысячника. А затем не прошла и мимо них общая чаша. Старик-коммунар, увидев, как уполномоченный НКВД битый час пытается завести мотоцикл, заметил: мол, в Уругвае с первого раза заводятся. Больше его не видели. Забрали и отца Забелина. Оставшихся бывших коммунаров едва не добила война. Так бы и закончилась история Нового Израиля, если бы в конце пятидесятых Родина снова не вспомнила о своих блудных сынах, кинув в Сан-Хавьер клич: "Возвращайтесь!". В 1961 году, после объявления Н.С. Хрущевым о массовой репатриации, часть переселенцев вернулась в Россию и поселилась в Ростовской области, Ставропольском и Краснодарском краях, Кабардино-Балкарской АССР.

В "Красном Октябре" живёт и А.А Костенко, единственный оставшийся в живых из тех, кто пятьдесят один год назад решился сменить родную Уругвайщину на далёкий и незнакомый Советский Союз.

 — Интересно было узнать, как здесь... — говорит Андрей Андреевич. — К тому же к нам из СССР приезжали, рассказывали, какие тут кисельные берега...

Косенко вместе с другом отправились в дальнее путешествие. Новая старая родина поразила его до глубины души. Во-первых, повсюду лежал невиданный в Южной Америке снег. Во-вторых, здесь в речках не плавали анаконды, зато навалом было овощей. К тому же коллеги по свиноферме решили познакомить иностранца с национальным самодельным русским напитком.

— Они думали, что я выпью и захмелею, — вспоминая, смеётся Косенко. — Я и правда в Уругвае ведь только вино пил. Но ничего — махнул. Мужики глянули, говорят: "Да какой же ты иностранец? Ты русский!"

За будущей женой пришлось всё равно ухаживать на смеси испанского и русского.

Судьба оставшихся в Уругвае сектантов сложилась трагически. Уругвайская диктатура 1973—1985 годов стала временем репрессий, в том числе против русских. Их культурный центр был разрушен. Лишь после 1985 года, при поддержке нового правительства, жители Сан-Хавьера вернулись к нормальной жизни.

19 июля 2010 года в популярной передаче "Жди меня" была показана встреча Юлии Касьяновой, внучки Валентина Михайловича Забелина, со своими родственниками из Уругвая. Вторая половина этой передачи полностью посвящена переселенцам из России в Уругвай.

На сайте (http://www.krestianin.ru/articles/17492.), где помещено интервью Ю.Касьяновой после передачи "Жди меня", отмечается:

"...Сегодня в России найдётся немного людей, кто так же досконально знает всё о русских уругвайцах, как Юлия Касьянова. Почти сразу после легализации семейной истории она занялась изучением испанского, а главное - искала скудные сведения вековой давности в архивах, библиотеках, Интернете, списывалась с потомками возвращенцев первой и второй (в пятидесятых годах) волны. Обратилась в передачу "Жди меня". Телевидение молчало пять лет. За это время собранный Юлей материал лёг в стройное изложение не изданной пока книги. И вдруг поиск закрутился по-новому. На Дон приехала съёмочная группа первого канала. А в начале июня пригласили нашу землячку в Москву. После передачи мы встретились с Юлей... ".

Желающие посмотреть видеоматериалы этой передачи могут воспользоваться такой ссылкой:

Архив "Жди меня". Передача от 19.07.2010 (вторая часть)
http://poisk.vid.ru/?p=11&airyear=2010&id_air=1043


***
Продолжение:
http://proza.ru/2013/01/11/592

Предыдущее:
http://www.proza.ru/2013/01/21/562


 


Рецензии