Глава 35

            После возвращения из плена Кирилл стал одним из самых известных и востребованных журналистов, получил заказ написать книгу от очень солидного издательства.
         
            Работа над текстом теперь вызывала минуты глубокой задумчивости.  Раньше писалось легко,  речь  шла о  людях посторонних, дистанцироваться от материала не составляло особого труда. Иногда герой очерка вызывал симпатию, но все же личное никогда не превалировало. Профессиональную этику Лавренёв чтил свято.
 
            Теперь не удавалось вынырнуть из воспоминаний о злополучной командировке. Пока Алина хлопотала по поводу ужина, он пришёл на кухню, чтобы выговорится:

            - Совершал разные поступки: красивые, странные, умные и глупые. А теперь задаю себе всего один вопрос и не нахожу ответа. Почему люди продолжают с азартом убивать друг друга? И термин-то придумали, какой – горячая точка! Вроде и не война совсем, а так легкий ожог на теле планеты.  Я недолюбливал Копылова, но ведь человек никому на самом деле не сделал ничего плохого. Не могу вспомнить ничего хорошего, но и ничего плохого тоже.  Тот, кто стрелял в него, даже не был с ним знаком. Так, тупо и бессмысленно, убил и все. А я сейчас сижу и ломаю голову, что написать, думаю, о его детях, которые будут читать мои слова и захотят  узнать, за что погиб их отец. Похвалить, не за что, никакого героического поступка он не совершил. Печальная ситуация. Знаю одно: война не признает никакого опыта, ей нужны только жертвы. Никогда не смогу понять человека отдающего приказ на массовое убийство. Начинаю склоняться к мысли, что наша планета на самом деле поле битвы темных и светлых сил. Смешно, правда!?
 
            - Нет, совсем не смешно. Я каждый день молилась за тебя. Ездила в Тумеево к Зое Петровне.  Бог, в самом деле, есть.

            Они и не заметили, что пора включить светильник. Алина стояла спиной,  но Кирилл догадался, что девушка плачет. Вспомнил, как там, под чужим солнцем,  тосковал  по любимой, и в минуты отчаяния переставал верить в возможность этой встречи. Прошло уже два месяца после возвращения, а он так и не заговорил о несостоявшейся свадьбе. Встал со стула, подошел и очень бережно обнял.
 
            Почувствовал покалывания в кончиках пальцев, такое случается в самые волнительные моменты. Алина повернула лицо, их солёные губы встретились. Вселенские заботы и печали, уступили место земной человеческой страсти, всепобеждающая сила любви вознесла их до небес. Это самая жизнеутверждающая несвобода, в плену которой хочет оказаться каждый из нас.

            Книгу написал в срок, а от презентации отвертеться не удалось, пришлось выполнять условия контракта. Алина была в экспедиции, и обычная атмосфера светской тусовки тяготила Лавренёва. Хотелось поддержки со стороны близкого человека, друг Гришка приехал, но вёл себя странно: отделывался дежурными фразами и уходил от разговора. Издатель остался доволен книгой, ажиотаж подогревали весьма умело, и уже намечался дополнительный тираж. 
 
            Удовлетворив профессиональное любопытство, коллеги перешли к легкому фуршету. Воспользовавшись моментом, Лавренёв сделал еще одну попытку разговорить Григория, который продолжал держаться отстраненно. Кирилл никак не мог угадать причины, по которой произошли такие перемены, и решил действовать прямо:
 
            - Что с тобой, давай колись!? Признавайся, чем так загружен!? Случилось что?
 
            - Да, так, – начал всё так же неопределённо Григорий, но вдруг прорвало:

            - А что тебя удивляет! Помнишь, как звонил и уговаривал: бросай свой отпуск, тут командировка важная. Из головы теперь не выходит эта мысль, валялся бы вместо Копылова с дыркой в голове. Хорошенькая перспективка - не находишь!? А ты, вот так же, как сейчас, ходил бы в героях дня.
 
            - Постой, Гриша, о чём ты, я не понимаю. Упрекаешь меня в том, чего не было!?
 
            - Ну, конечно, где тебе понять нас, сирых и убогих, ты же теперь знаменитость!
 
            Кирилл, удивленный до крайности, смотрел  на друга и не верил своим ушам. Его бессменный оператор, заводной и безалаберный, которого он не раз вытаскивал из неприятных ситуаций: отмазывал у начальства, брал на поруки, выкупал из полицейских участков. Бросал в лицо нелепые и совершенно не оправданные обвинения. Прямо, как у Высоцкого: «Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так». Вспомнил пьяные откровения: « Да я за тебя, Кир, кому хочешь глотку порву».
 
            Ревность к чужой славе оказалась сильнее голоса здравого смысла, высказав всё, Григорий направился к выходу. Лавренёв не пытался его остановить:

            - Везёт мне нынче на друзей.

            Обвёл взглядом присутствующих, добрую половину которых видел впервые. Бросилась в глаза откровенная наигранность мероприятия, где до главного действующего лица нет никому дела.  Народ с удовольствием потягивал шампанское, используя момент для решения проблем личного характера: обзаводясь нужными и, так на всякий случай, не очень нужными знакомыми. Кирилл стремительно вышел из зала, понимая, что его уход останется незамеченным, набрал номер телефона Алины, до сердечного спазма захотелось услышать родной голос. Он не видел ее лица, но знал, что она улыбается. Тёплая улыбка появилась и на его лице. Девушка пожелала удачи и, послав виртуальный поцелуй, отключилась. Кирилл к этому времени уже стоял посреди тротуара, с удовольствием подставив лицо под мягкие снежные хлопья.

            Снег шел, не переставая, с самого утра, и к вечеру угроза транспортного коллапса стала реальностью. Почему-то вспомнились детские забавы, катались, цепляясь к задним стойкам троллейбуса. Сэкономить школьный пятачок было делом святым, но не только это: хотелось не отставать от сверстников по части бесшабашной лихости в поступках. Теперь подростки лишены этой безобидной шалости,  из-за невероятной плотности движения такой трюк невозможно проделать.  И вдруг, совершенно неожиданно для себя, Кириллу пришла в голову забавная мысль, почему-то захотелось завершить этот безрадостный вечер чем-то поистине неординарным. Спецтранспорт работал в авральном режиме и, дойдя до края тротуара, он махнул рукой и остановил машину, поздоровавшись, забрался в кабину водителя, не давая времени  опомниться, заговорил:
 
            - Здорово! Подкинь до станции метро. Будь другом.
 
            Чернявый мужичок, сидевший за рулём, неуверенно пожал плечами. Лавренёв в знак благодарности  протянул руку:
 
            - Меня Кирилл зовут.
 
            - А меня Иван.
 
            По мягкому акценту, можно было догадаться о национальности нового знакомого.
 
            - Молдаванин!?  И думаю, Ион.
 
            - Точно, - не стал отрицать собеседник.
 
            - Давно в Москве?
 
            - Два года уже.
 
            - И как, доволен!?
 
            - Сейчас, да. Работа постоянная и заработок приличный. Вот, когда в конце 90-х первый раз приезжал на стройку чуть не пропал, держали на хлебе и воде. Сбежал без документов, армейский дружок помог домой вернуться. Паспорт восстановил и снова сюда. Жить-то как-то надо. У вас порядка больше стало. Нормально.
 
            - Ладно, Ион. Спасибо. Счастливо тебе! Дружить-то как-то лучше, правда!?
 
            - Как у нас говорят: «Море полно волн, а свет – горя». Так зачем его умножать. Будем дружить.

 
            Кирилл направился к станции метрополитена,  на душе стало светлее, поговорил с хорошим человеком и как - будто на исповеди побывал: «А Гришка, что ж, Бог ему судья!».
 
            Снежные хлопья ласково щекотали по лицу, хотелось задрать голову к небу и  улыбаться безмолвному миру чистоты и покоя, который пытается достучаться красотой бархатного звездного неба до глухих сердец. Самые романтичные и нетерпеливые звездочки время от времени, отчаявшись, падают, надеясь хотя бы своим полетом заставить вздрогнуть погрязшее в беспринципности  сообщество людей.


Рецензии
Здравствуйте, Татьяна! Я что -то не понял: эти отрывки под названием "Жизнь продолжается" - часть какого-то большого произведения?
А стихи Ваши мне очень понравились. Буду заходить к Вам читать.
С уважением,

Александр Сизухин   11.01.2013 20:13     Заявить о нарушении
Здравствуйте Александр! Совершенно верно, так уж получилось, что отделаться парой рассказов от этой темы мне не дали. Спасибо! С уважением, Татьяна.

Татьяна Кырова   11.01.2013 20:20   Заявить о нарушении