Глава 41

          К приходу хозяйки гость уже совсем освоился и накрыл на стол. Строго осмотрев умопомрачительный натюрморт, Зоя Петровна большую часть продуктов отправила в холодильник:

            - Борис, как вас по батюшке!?

            - Можно по имени.

            - Завтра у вас причастие, – без упрека в голосе напомнила она.

            - Ах, да! – Тениальный хлопнул себя по лбу. - Я так увлекся мыслью отметить наше знакомство, что совершенно забыл об этом. Увы, каюсь.

            - Не извиняйтесь, пока не начала служить в храме, нечасто соблюдала посты. Что уж говорить о вас городских. Современный ритм жизни не способствует погружению в веру настолько, чтобы все вошло в устоявшуюся привычку. Все мы, выходцы из СССР, с немалыми трудностями возвращаемся к тому, что для наших предков составляло первооснову бытия.

            - Это вы верно подметили.  Я работаю очень много, иногда забываю, какой день недели, где уж проследить скоромную ли  пищу вкушаю или нет. Перехватил на бегу и дальше. Хотя такая тоска порой накатывает: и чего бежим!?  А у вас хорошо, душа радуется. Детство вспомнилось, дом у нас примерно такой же был,  все запахи знакомые, забытые, но родные. Спасибо, что приютили.

            -  Вам спасибо. Мне приятно, что такой знаменитый человек у меня в доме.

            - За славу приходится платить, и поверьте мне, Зоя Петровна, плата порой совсем не адекватна. Но чего уж прикидываться агнцем, без такой жизни я себя уже и не мыслю. Скажите, а что за женщина приходила за хлебом?

            - Аннушка!? Служит здесь. Она очень славная. Её отец директором школы работает у нас в Лучистом. Кириллов Виктор Иванович, замечательный человек.
 
            Чтобы скрыть волнение, Борис добавил:

            - У меня дочка тоже Анюта, сейчас с женой на Кубе загорают. И чего людей тянет куда-то, а я бы пожил у вас, если можно, недельку-другую.
 
            - Да живите сколько душе угодно.

            - Душе-то угодно, но не получится, к великому сожалению. Завтра обвенчаем молодых и срочным порядком обратно в Москву. Труба зовет. Сегодня уже телефон раскалился, пришлось отключить.

            После ужина Борис отправился прогуляться, спросить, где проживает Анна, все же не решился, поэтому кружил вокруг храма в надежде на случайное свидание. Когда повернул к источнику, издали заметил женскую фигурку, сердце сладко екнуло. Заторопился, но с противоположной стороны тропинки стремительно приближалась другая тень и Борис сдержал порыв. Присмотрелся.
 
            Святой источник был обнесен красивым заборчиком из ажурных металлических секций, сбоку располагалась небольшая беседка там на одной из скамеек и  сидела женщина. Вид ее казался настолько скорбящим, что вызвал у Бориса жалость,  в следующую секунду внутри все заклокотало:  он рассмотрел человека, вышедшего из тени – это был батюшка настоятель. Борису показалось, несчастная плакала. Он замер, и стал наблюдать, оставаясь незамеченным под раскидистой кроной черемухи.  О чем говорил отец Кирилл, слышно не было, однако вскоре «скорбящая» поднялась и, повинуясь, пошла за ним. Борис с облегчением выдохнул,  ему показалось, это была не Анна. Мелькнула утешительная мысль: «Наверное, жена настоятеля. Да, конечно же». Потому как они вели себя,  сомнений не осталось, это супружеская пара, и женщина была беременна.

            Весело насвистывая, Борис отломал ветку черёмухи и направился к дому. Добрая хозяюшка вывешивала чистое белье во дворе:

            - Батюшки светы, Борис, что же вы свистите!? Вам бы молитвы читать!

            - Вы, ругайте меня, Зоя Петровна, ругайте. Что делаю не так, сразу говорите. Когда же мне еще представится такая возможность пообщаться с вами с глазу на глаз. Вы – редкой души человек!

            Бориса распирало от безотчетной радости, хотелось петь, кричать и говорить комплименты. В бытность свою шоуменскую никому, ни за что на свете, не сказал бы таких слов. Хотелось заключить в дружеские объятия эту замечательную старушку, чем-то неуловимо напоминавшую его маму. С силой, но легко выдохнув, он все же воздержался от таких нежностей:

            - Эх, правда, как же хорошо у вас. Спокойной ночи! Завтра рано вставать.

            - Доброй ночи и вам, Борис! Набор для венчания  лежит на столе  в спаленке, я проверила, все как надо, не волнуйтесь. Алина звонила, ей тоже сказала, чтобы не волновались, пусть приезжают прямо ко мне, и уже отсюда совсем готовыми, направятся под венец.

            - Спасибо вам. Я и забыл, обещал вечером созвониться, а телефон свой отключил.

            Борису снился святой источник и Аннушка, видимо, потому что перед тем как лечь спать,  долго думал о ней.  Теперь уже точно она сидела в легкой тени ажурной беседки,  на воде весело играли солнечные зайчики и, отражаясь радужными бликами, слепили глаза. Борис приблизился, протянул букет каких-то совершенно невиданных, но изумительно красивых цветов, Анна заулыбалась и поднялась ему навстречу.  Слов  не было,  но он услышал, что она еще никогда не получала такого чудесного букета. В том момент, когда Борис уже готов был заключить в объятия любимую женщину, ледяной душ окатил их. Они разом повернули головы в сторону родника, там стоял батюшка Кирилл, и неодобрительно смотрел на них. Тениальный проснулся со щемящим чувством тоски, святая вода в тот миг не показалась ему благословенной.
 
            Вспомнился случай из далекого дворового детства, так же оставивший в душе глубокий след от потери и вечной грусти о чем-то дорогом.  Когда семья поселилась в новенькой пятиэтажке, соседи быстро перезнакомилась между собой. К следующим летним каникулам приученная с раннего возраста к коллективным отношениям ребятня  чувствовала себя единой дворовой командой. Как-то раз к ним подошла пожилая женщина, в руках у нее был довольно увесистый бумажный кулек, перекинувшись парой фраз с самыми бойкими из ребят, добрая тетя начала угощать всех конфетами. Она упорно делала вид, что не замечает протянутой вместе с другими ладошки Бориса. Когда же все конфеты были розданы, неизвестная особа посмотрела на растерянного мальчишку и отчетливо произнесла:

            - А тебе, жиденок, не дам.

            Фраза прозвучали оглушительной пощечиной. Друзья, не понимая, что произошло, удивленно уставились на него, точно впервые видели. Злобная старушенция ушла, ехидно похохатывая. Дети с удовольствием дожевывали полученные сладости, глядя на растерянного Бориса. Самая красивая девочка по имени Света протянула ему свою конфету:

            - Возьми, мне все равно нельзя сладкое.

            Долго еще детская память хранила незаслуженно нанесенную обиду. Откуда взялась эта старуха и куда исчезла, так и осталось непонятно. Сколько потом силился, даже не мог припомнить её лицо.  Но отношения с дворовыми подростками поддерживать перестал. Избегал и Светлану, хотя девочка явно давала понять, что симпатизирует ему и не против общаться, но что-то разладилось. Мальчик ощутил какую-то ущербность. Но нет худа без добра, появилось много других увлечений, Борис стал усиленно заниматься в школе и спортивных секциях. Получил разряды по нескольким видам спорта. Воспоминания о неприятном инциденте уже не жгли душу, а повзрослев, понял, что по большому счету смог состояться как личность, благодаря тому случаю.  Борис давно успокоился, прекрасно понимая, есть такая категория людей, которым нужен повод выплеснуть свою желчь. И старуха просто выместила злобу на беззащитном ребёнке.

            «Благодаря провидению Господню сотни святых источников по стране вновь превратились в места паломничества, а значит, есть надежда на исцеление души народа», - такими словами наставлял его вчера батюшка Кирилл – « надо искать пути к дружбе и единству, а мы прикладываем титанические усилия создавая себе врагов среди людей других национальностей и вероисповеданий».
 
            Борис любовался плавной, размеренной и умиротворенной речью Зои Петровны, которую хотелось слушать и слушать, хотя, казалось бы, обыкновенная женщина, что может узнать от неё нового взрослый состоявшийся человек. У Тениального возникла крамольная мысль, а не устроить ли туристический маршрут с многодневным погружением в жизнь прихожан. Побег из суетности городской жизни на пару недель пошел бы на пользу измотанным клеркам и другим урбанизированным страдальцам, закованным в цепи трудовых и коммерческих договоров.

            Со двора доносился шум и тихий рокот автомобильных двигателей. Борис подскочил и стал быстро собираться. Вышел на кухню, на столе стояло большое блюдо с  оладушками, глубокая тарелка мёда и спелая лесная земляника в стеклянной банке. Зоя Петровна постеснялась будить столичного гостя, приготовила завтрак для тех, кто захочет перекусить с дороги, и ушла по делам службы, а он проспал. Но ничего страшного, все приглашенные  подъехали практически одновременно, пока приветствовали друг друга и переговаривались, Борис успел умыться и привести себя в порядок. А к тому времени появилась и хозяйка дома, Зоя Петровна пояснила, как следует себя вести и что делать. Немного порепетировали, сделалось шумно, и веселое волнение охватило всех. Затем  направились в храм, чтобы отстоять Литургию перед обрядом венчания.

            Во время службы Борису никак не удавалось сосредоточиться, Аннушка пела на клиросе с двумя старушками-подружками, которых ей  приходилось поправлять, но в целом все было вполне отлажено.  Даже если бы они нещадно фальшивили, Тениальный ничего бы не заметил. Новый храм выстроили со знанием дела и прекрасный акустический эффект стал ещё значительнее, когда к певчим присоединилась Зоя Петровна.

            Борис прожигал Анну взглядом, в конце концов, женщина заметила это и слегка нахмурилась. Подавив легкое разочарование, Тениальный стал прислушиваться к иерею, приятный бархатный баритон Кирилла нарочито переходил на басы, но долго не выдерживал и возвращался в привычный диапазон. Когда приступили к причастию, Борис замешкался и хотел пропустить Аннушку вперед, но она с улыбкой объяснила, что первыми положено проходить мужчинам. Он помнил, просто норовил использовать любой удобный случай, чтобы оказать знаки внимания, от ее улыбки настроение резко улучшилось.

            После небольшой паузы перешли к обряду венчания. Лавренев волновался, и мысленно благодарил  православную церковь за то, что беременность не явилась препятствием к венчанию, наоборот, святые отцы советуют скрепить брачный союз до рождения ребенка. Алина была чудо как хороша, животик совсем не портил невесту, а придавал облику трогательную нежность.

            Матвеевы, жалели о том, что до сих пор не решились пойти под венец, хотя Марина  говорила уже об этом не раз. Очень хотелось привить детям желание соблюдать православные традиции. Олег и Лида с интересом наблюдали за красотой и значимостью торжественного события, им поручили опекать пару белокрылых голубей, которых новобрачные выпустят при выходе из храма.


Рецензии
Жизнь продолжается
Интересно рассказали.
От Души -- спасибо
с уважением Олег

Олег Устинов   05.01.2013 19:09     Заявить о нарушении
Здравствуйте Олег! Спасибо! С наступающим Рождеством Христовым! С большим уважением, Татьяна.

Татьяна Кырова   05.01.2013 19:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.