Пятая графа

     В прежней жизни не было, пожалуй, ни одного официального документа, где бы ни требовалось указать свою национальность. Именно для того и существовала пресловутая пятая графа. Государство строго контролировало, сколько жителей страны и именно каких национальностей принимают участие в выборах, учатся в школах, институтах, посещают  библиотеки, лежат в больницах, обращаются в поликлиники и тому подобное. Ну, а уж о приёме на работу – и говорить нечего: процент представителей коренных национальностей и всяких прочих на рядовых и руководящих должностях выдерживался неукоснительно. Как правило, руководитель назначался из числа лиц коренной национальности, а уж на посты пониже могли быть назначены даже евреи. Еврей  руководитель  - скорее исключение, чем правило.
       После выступления вождя всех народов на приеме в Кремле по поводу победы в Великой Отечественной войне, было обозначено, что в стране существует великий русский народ, за который он провозгласил здравицу, и братские народы, вроде бы, как рангом пониже: братский украинский народ, братский белорусский народ, братский грузинский народ и им подобные. Остальные народы, как правило, не перечисляемые, но, тем не менее, тоже братские, проходили по графе – прочие. Вот тогда-то, видимо, и возникла острая необходимость классификации населения страны по принадлежности к той или иной, к великой или не очень великой национальности. Вспомнили о пятой графе.
    А вот у меня долгое время вообще не было ни какой национальности. В свидетельстве о рождении ни у меня, ни у моих родителей не была проставлена национальность. Очевидно, в те далекие времена, наверное, существовала какая-то новация, по которой национальность не упоминалась. Это обнаружилось, когда я, будучи в эвакуации в Киргизии, пошел в школу. Но учителям-то как быть? Графа должна быть заполнена. Догадливые педагоги сообразили: откуда приехал, - такая и национальность. Когда я вернулся на Украину, уже другие педагоги, а следом за ними соученики, расставили всё по своим местам. Они же доходчиво разъяснили, что  еврей, не самый лучший вариант национальности. Дискуссии на эту тему с одноклассниками, как правило, завершались взаимным расквашиванием носов и прочих участков тела, благо этой науке я был давно обучен, находясь в детдоме, а также, общаясь с сельскими пацанами в эвакуации. Да и в городе жили мы в таком бандитском районе, где нужно было уметь постоять за себя. Со временем в школе пришли к выводу, что национальный вопрос со мною лучше не обсуждать.
   Но вот наступила пора получать паспорт, и вопрос о национальности возник снова. Паспортистка, заполняя бланк и сверяя его со свидетельством о рождении, спросила какую писать национальность. Я к тому времени был мальчиком довольно начитанным и поэтому предложил записать национальность, которую вычитал в одной из книжек -... тофалар! -  народа, живущего где-то далеко в Сибири и насчитывающего всего несколько сотен человек. Она посмотрела на меня долгим и задумчивым взглядом..., поняла, что нечего задавать глупые вопросы и самолично  утвердила меня в звании –  « ЕВРЕЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА». За что запоздалое спасибо ей! Скажу честно, в школе, в институте это мне нисколько не мещало.
 Проблемы начались гораздо позже, уже после окончания института .
     Помню, как во времена «застоя» и развитого социализма попробовал я поменять работу – перейти в какой-либо другой институт, пусть даже на меньшую должность. Новый самодур директор, что называется, «рубил» старые руководящие кадры и перспектива вылететь из института с плохой записью в трудовой книжке как-то меня не прельщала. Благо в нескольких местах работали на высоких должностях мои хорошие знакомые: с одними вместе учился, с другими – просто поддерживал дружеские отношения.  Созвонился с одним, договорился о встрече пришел. Встретились радушно, завели разговор о причинах моего визита. Нормальная реакция людей, связанных давней приязнью. Просмотрели тематический план работ, определились, где бы я мог трудиться, и друг приглашает в кабинет   (начальство, как ни как!) начальника отдела кадров. Кадровик покрутил в руках мои бумаги, поёрзал, пошмыгал, потом спрашивает хозяина кабинета: «Простите меня, я могу говорить открытым текстом?» Получив утвердительный ответ, продолжал: «Вы же знаете, что наш институт каждую пятницу в райкоме партии на оперативке имеют за то, что... у нас евреев больше нормы(!), а Вы ещё и своего друга к нам тянете». Мы-то всего на всего наивно посчитали, что для работы, прежде всего, требуется соответствующая подготовка и желание работать. Дудки! Пятая графа опустила нас с небес на землю... Потом были у меня и другие попытки, но все они заканчивались, в конечном счете, так же      
     А, вот  что  интересно, в «Книжке альпиниста», как ни странно, пятой графы не было. Да и, действительно, только вдуматься, какая разница какой национальности страхующий тебя альпинист! Я, например, два сезона ходил в связке с прекраснам парнем из Кадиевки Иваном Лукьяненко и разница в национальностях нам как-то не мешала. Тем не менее, когда в 60-х годах в СССР приехал Норгей Тенцинг – покоритель Эвереста, в одной из центральных газет было опубликовано одиозное сообщение. Дословно я его, увы, не помню, но звучало примерно так, что к нам в страну приехал один из  великих покорителей   высочайшей горной вершины земли - Эвереста, шерп Норгей Тенцинг (в связке с новозеландцем Эдмундом Хиллари). Далее сообщалось, что в Советском Союзе гость решил подняться на Эльбрус (а надо отметить, зимнее восхождение на Эльбрус - мероприятие довольно трудное и опасное). И, очевидно, чтобы подчеркнуть многонациональность нашей страны, сообщалось, что отважного шерпа сопровождали:  далее следовал перечень действительно знаменитых альпинистов, но с указанием национальности каждого -  сваны, грузины, русские... Список спортсменов заканчивался, дословно, «и  фотограф Вадим Гиппенрейтер». Сработала пятая графа. Очевидно, что национальности на него просто не хватило –   фотограф и всё! А ведь он был к тому же ещё и великим альпинистом!
     .Но то, как меня принимали в этих условиях в члены партии, об этом стоит рассказать!
Мой хороший друг, умница и просто порядочный человек с необычным именем Маркс (он был по национальности бурят) постоянно настаивал, чтобы я вступил в партию. «Ты с твоей внешностью и с твоей анкетой, - говорил он, - никогда не сделаешь научной карьеры, не вступив в партию!» В конце концов, он убедил меня, и я подал заявление о приеме кандидатом в члены партии. В институте, где тогда работал, всё прошло гладко: добросовестный работник, общественник, спортсмен – что ещё? И вот парторг и несколько нас – неофитов прибыли на заседание бюро райкома, где должна была решиться наша судьба. Представители рабочего класса нашей компании были приняты кандидатами в члены партии быстро и единогласно. Наконец дошла очередь и до меня. Естественно, что сейчас я уже не помню какие мне задавали вопросы и какие я давал ответы. Но в какой-то момент второй секретарь решил вмешаться в плавное течение процедуры. На очередной мой ответ он поправил меня, мол, надо было бы сказать, что великий русский народ и народы-братья... и тут мне, что называется, «вожжа попала под хвост». Не дав ему закончить фразу, я изрёк, что, а почему Вы говорите «великий русский народ»? А, что остальные народы менее великие? А великий украинский народ? А великий киргизский или казахский народ? Я, например, представляю великий еврейский народ, давший человечеству когорту великих ученых, поэтов и писателей, философов и военачальников. А по количеству Героев советского Союза на душу населения, евреи занимают третье место! В воздухе повисла зловещая тишина. После тягостной паузы, опомнившись, второй секретарь объявил, обращаясь ко мне, чтобы я подождал в приемной, а парторга попросил остаться.  Время тянулось, как застывшая смола. Я корил себя за свой глупый язык, - нашел перед кем блистать остроумием, да еще и человека подвёл! Но вот отворилась дверь и появился наш парторг, распаренный, взмокший, как после хорошей сауны. Блуждающим взглядом повел по приемной, обнаружил меня и знаком пригласил выйти.
    Помню, как сейчас – стоял ясный снежный день начала декабря, был лёгкий морозец. Хотелось жить и радоваться жизни!.. Парторг отвёл меня в скверик и открыл рот... Закрыл его где-то минут через двадцать. На протяжении всей его тирады я только слышал неоднократно повторяемые слова обо мне, о Боге, моей маме, моей родне и о том, что он обо всём перечисляемом думает. Свои тезисы парторг излагал столь плотно, что вставить слово мне было просто некуда. В заключение он взмолился, чтобы в дальнейшем я держал язык за зубами и, если мне плевать на мою судьбу и карьеру, то у него - трое детей, жена и парализованная мама жены. И его будущее представляет для него определенный интерес, однако он не желает находиться в зависимости от неуправляемых идиотов. И уже в самом конце  проинформировал, что меня всё-таки приняли кандидатом в члены партии, но на следующее заседание бюро райкома со мною он не пойдет даже под дулом пистолета. Я ответил, что, мол, и не надо. Закроем вообще этот вопрос и больше никогда сюда приходить не будем. «Фигушки! – ответил он, - ты уже «засветился», так что хочешь-не хочешь, а приходить придётся. Через год  испытательного стажа, если не натворишь каких-либо глупостей, на которые, ты, как я вижу, весьма горазд будут принимать уже в члены партии. Но я в этом мероприятии постараюсь не участвовать!»
     Спустя год, новый парторг привел меня в Райком. Здесь второй секретарь уже вырос  до первого. Но прошлогоднюю историю, судя по всему, запомнил потому, что спросил: « Ну, как поживает великий еврейский народ?»  Я благоразумно промолчал. Ведь ещё задолго до описываемых событий великий шотландский поэт Роберт Бернс уже писал:

                Когда навстречу бык идёт
                Свернём с его дороги,
                Поскольку он – рогатый скот,
                А мы с тобой безроги.

А великие, как правило, не ошибаются.




Рецензии
АДи! Ну вот , За что боролись, на то и напоролись.А сейчас мы в Израиле "Русские".
С улыбкой!
Ваш
В..
Кстати, бывают же совпадения. Так называется мой Конкурсный Рассказ.

Вахтанг Рошаль   18.04.2019 10:48     Заявить о нарушении
Уважаемый Вахтанг! К сожалению, хочу заметить, что клеймо "русские" здесь, гораздо противнее, чем клеймо "еврей" там. Но там, в принципе, хотя бы была возможность в исключительных случаях обратиться в райком или к депутату ( На себе испытал. Помогало.) Здесь же - как говорится "игра в одни ворота".

Ади Гамольский   18.04.2019 11:26   Заявить о нарушении
Да, ребята...
Историческая Родина не всегда Родина...
Еврейский народ тоже не однороден. Хватает и среди него идиотов.
На своей шкуре испытал, когда Евреи гнобили своих соплеменников
по принципу -Бей своих,чтобы чужие боялись...

Михаил Ганкин   12.09.2019 06:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.