Кошелёк

Любящий деньги не насытится деньгами
/Соломон, Экклезиаст/

Выходной не задался с утра. Серое, клубящееся свинцовыми, тяжелыми тучами небо, ожидало дождя. И скоро крупными каплями ударило по пыльному асфальту, рассыпалось горохом по окнам. Спустя четверть часа, на выбитой десятками ног детской площадке, образовалась огромная лужа. Косые стрелы дождя с размаху вспарывали ее гладь; вода вскипала множеством больших пузырей, и они диковинными, светящимися сферами плавали по ней и предвещали долгую непогоду.
Илья стоял на лоджии, у открытого окна, курил. Все планы его рухнули и растворились в этом проливном дожде. И рыбалка, к которой он готовился всю неделю, и вечерние посиделки с мужиками у костра, и неизменные сто пятьдесят под уху…. Весь день теперь насмарку… 
В свои не полные тридцать, он только одно и успел – жениться. За все свои недолго прожитые годы не особенно то и напрягался, что бы чего-нибудь достичь. Всё как-то шло своим чередом. Вот и квартирку, пусть не большую, но опять же, без каких либо усилий получил по наследству от бабушки. В общем, всё в жизни решалось само собой, можно сказать без его участия и он не тяготился этим. Просто жил…. И не задумывался о смысле жизни. Но, как и многие на свете мечтал о деньгах, при этом суммы, вмещавшиеся в голове его, были со многими нулями. Однако каких либо усилий заработать эти деньги не предпринимал, и даже лотерейные билеты не покупал.  Вот бы  просто найти несколько миллионов, да еще бы в заграничных долларах. Мечтающий о деньгах, всегда думает как потратить деньги, и о-о-о-чень редко о том, как их заработать. Такова уж сущность человеческая.
Но алчность, один из самых мерзких грехов людских, в нем еще не проснулась – время видно еще не подошло. Мы ведь многих пороков своих не ведаем, пока соблазны не заползут в сознание  и не начнут терзать Душу. Может так и прожил бы Илья жизнь свою никакую, да только вот судьба его неожиданно  запнулась. Почти на ровном месте, но так, что ….  Дьявол ли подшутил, Ангел ли решил испытать его на прочность, о том известно только тому, кто вел Илью по жизни. Но испытания ему уже были приготовлены. Совсем немного оставалось до событий, которые изменят его жизнь, да и не только его. А  пока Илья смотрел на плотный, косой дождь, с каждой минутой убеждаясь, что планам его сбыться сегодня не суждено.
- Птьфу, - раздраженно сплюнул в окно. Неожиданно дождь стал реже. Мелкий бисер его был почти незаметен, и только мушки на водной глади указывали на него.
Жена Люська, вышла на лоджию, поежилась.
- Может в магазин сходишь, за вкусненьким, - сказала она, и потерлась плечом, как кошечка, только что не замурлыкала, - пока дождь притих.
Илья затянулся пару раз, докуривая сигарету почти до фильтра, щелчком выбросил окурок за окно.
- Ну ладно, давай деньги, - в голове у него тут же возник план, как поприятнее скоротать выходной, но делиться им с женой не собирался, - тогда точно денег даст в обрез, только на покупку.
Прыгая на левой ноге, надел штаны, туфли, взял зонт.
- Только ты не долго, - сказала жена, подавая три сотенные купюры, - а то под дождь попадешь, вымокнешь ещё.
- Я скоро, - и хлопнул входной дверью.
Дождь сыпал мелкими бусинками за шиворот, холодил открытый лоб. Раскрыв зонт, Илья шлепал по многочисленным лужам и обдумывал - что бы ему купить такого вкусненького, что бы еще и на бутылочку хватило. То, что он купит себе водочки, он знал, еще не выходя из дому – иначе чего бы он поперся в такую слякоть «за вкусненьким».
Неожиданно заметил, а вернее почувствовал каким-то внутренним, почти животным чутьём, что-то лежащее на мокром тротуаре, на половину в луже. Подойдя ближе, Илья понял, что это кошелёк, простенький кошелёк на застежке «молнии». Поднял, раскрыл – вот свезло, так свезло: две тысячи рублей лежали свернутыми зелененькими купюрами и даже не вымокли. Вытащив деньги, он положил их в карман брюк, а кошелёк машинально сунул в другой.
Уже подходя к магазину, Илья решил, что купит бутылку водки 0,7, что б и на воскресенье хватило (все равно погода дрянь), ну и жене конечно тортик,  да килограмм апельсин. Это на одну тысячу, а другую заныкать надо, пригодится в следующую субботу на рыбалке. Не каждый же выходной дождь будет.
- Скажу, что только тысячу нашел, - от принятого решения потеплело на душе, настроение, испорченное с утра дождем как-то не заметно наладилось. Прикупив все что запланировал Илья, шагал домой улыбаясь немногочисленным горожанам, и мелкий дождь уже не казался таким нудным и противным, и лужи стали светлее…
Мало нужно человеку для счастья, ох как мало. Всего-то пару тысяч рублей.
Люська встретила улыбкой. Доставая сласти для жены стал рассказывать о находке; жена недоверчиво слушала, но когда поставил на стол незапланированную бутылку, и показал кошелёк, вытащив его, в доказательство сказанного, из кармана, сказала:
- Ладно уж, везет тебе сегодня, можно и выпить немного, да и погода к этому располагает.
Ободренный женой, Илья поставил на стол рюмки, быстренько разложил вилки, жена приготовила немудреную закуску: огурчики, помидорчики, разогрела недоеденный с вечера плов. А Илья уже за столом – откупоривает бутылку, да разливает веселящий напиток.
Люся, убирая со стола счастливый кошелёк, раскрыла его, и догадка осенила её сияющее лицо:
- А что же ты молчишь, - и вытащила из кошелька две зелененькие купюры.
Илья растерянно посмотрел на жену, глаза его явно сожалели о своем промахе. Как же он не рассмотрел, сколько всего денег то было в кошельке, разочарованию его не было предела.
Жена еще раз внимательно заглянула внутрь кошелька, убедилась в том, что он пуст, закрыла на молнию, и положила на стол.
Что либо говорить по этому поводу было поздно, и Илья молчаливо согласился – недосмотрел однако, что ж делать теперь.
Сели за стол, выпили по рюмочке. Горькая прошлась по внутренностям, чуть затуманила сознание, сделала мужчину счастливым и словоохотливым.
- Ты представляешь, - уже в который раз рассказывал он жене о своей удаче, - иду, а он лежит, наполовину в луже, почти не видно его было. И главное деньги то сухие. Во дела какие.
Илья снова взял кошелёк, дернул замком, открыл…
Зеленый хруст заставил его мгновенно замолчать: черная внутренность находки  снова зеленела тысячными купюрами. Илья медленно вытащил деньги, распрямил их, пересчитал: один, два. Да и что там пересчитывать – всего две тысячи. Перевел взгляд на Люську, та с открытым ртом, приготовившись уже вкусить дольку апельсина, застыла. Сунула руку в карман халата, и так же медленно, как и муж, вытащила из него еще две тысячные купюры.
Налили еще, и теперь уже молча, выпили. Посидели тихо. Люська протягивает руку к кошельку, открывает…
- Есть!!! Две тысячи рублей!!!, - она быстренько закрывает кошелек и тут же открывает его снова – Увы! Кошелек оказался пустым.
- Может мы сошли с ума? - жена бросает кошелек на стол, и вопросительно смотрит на Илью, - но ведь вот они, деньги то… на столе…
- Надо выпить, - ничего более умного не смог придумать муж и разлил по рюмкам.
Выпили, закусили. Теперь уже Илья открывает кошелек – Опа! Вот они денежки зелененькие, дорогие вы мои, - и снова вытащил две тысячи. 
- Может нужно подольше посидеть, пока они там накопятся, - имея в виду деньги, сказала Люська.
- Нет, - догадался Илья, - нужно каждый раз выпивать, - и добавил, - по сто грамм.
- Ага, больно умный стал, - жена взяла бутылку и убрала со стола.
Потихоньку, будто боясь спугнуть, взяла со стола кошелек, медленно открыла и достала из него две купюры по одной тысяче рублей.
- Видал, - молвила она, закрывая кошелек, - а ты выпивать, выпивать.
Илья сидел загадочный, чуть ошеломленный, но уверенный что повезло то в первую очередь ему. Ведь это он частенько мечтал о такой вот находке, ну не о таком кошельке конечно, но о деньгах, которые можно просто найти, давно мечтал…
И вот наконец-то судьба улыбнулась им – все мечты, даже на первый взгляд наивные, начали сбываться.
Снова посидели, теперь уже без выпивки, снова открыли кошелек и снова достали деньги. И опять две тысячи рублей.
Что приключилось с людьми дальше описать не возможно. Вся работа по дому заброшена, кухонный стол чисто убран: на нем только кошелек и деньги. Много денег. Они высились горкой посреди стола. За столом двое взъерошенных: мужчина и женщина, с сумасшедшими глазами, в полном молчании уже несколько часов кряду открывают кошелек, забирают деньги, закрывают кошелек, кладут его на стол, минуту другую ждут, и снова открывают, забирают, закрывают…
Уж и полдень минул давно, и дождь прекратился, солнце разогнало мутные тучи, играет лучами в подсыхающих лужах…
Наконец Илья не выдержал
- Давай хоть подсчитаем, сколько… набралось всего, - язык не повернулся сказать «заработали».
Подсчитали. Набралось не мало: триста восемьдесят две тысячи рублей. Попили чайку. Прикинули -  до конца дня можно около миллиончика поиметь. За один день миллион рублей, это ж с ума сойти можно. А за месяц будет… тридцать миллионов, с трудом сообразил Илья. Ведь когда такие деньги можно и без выходных работать. Денег, как известно, много не бывает.
И с еще большим азартом супруги принялись за дело. Опытным путем определили, что ждать, когда кошелек наполнится деньгами (в нем всегда появлялось только две купюры достоинством в одну тысячу) нужно не более 1 минуты. И выходить никуда не нужно. Просто открываешь кошелек один раз в минуту, достаешь деньги, закрываешь его, снова ждешь минуту, и затем всё повторяется.
В небольшие паузы между доставанием денег обсуждали, куда можно их потратить. Спорили даже, но так как этот сказочный кошелек нашел мужчина – последнее слово оставалось за ним. Да и чего спорить-то – денег теперь на всё хватит.
Одна только проблема обозначилась – как объяснить знакомым, родственникам откуда у них взялись такие большие деньги.  Решили пока не думать об этом. Сначала набрать денег побольше. Вдруг чудодейственная сила кошелька пропадет. Но кошель работал исправно – каждую минуту выдавал, словно в банке, две тысячи рублей, супруги аккуратно складывали деньги в пачки, пачки перетягивали резинками от Люськиных бигудей, и укладывали на столе стопками.
Вскоре высветилась еще одна проблемка – кончились резинки от бигудей. Жена, недолго думая, предложила связывать пачки нитками для вышивания - мулине, и работа снова закипела.
В тот первый памятный день, супругам Беловым, фамилия у них была такая – Беловы, удалось набрать (снова не поворачивается язык сказать заработать) почти два миллиона рублей. Но закончили они это приятное дело уже далеко за полночь.
Усталые и счастливые повалились на диван и сразу же уснули.
На другой день проснулись рано. Часов в семь. И сразу же к кошельку – проверить. Но кошелек не подвел и на этот раз – выдал из своего нутра привычную уже сумму. И денежный станок снова заработал. Супруги словно во сне связывали пачки нитками, укладывали их в большую дорожную сумку. Дело спорилось. Минуты мелькали словно мгновенья, дни один за другим убегали в прошлое и забыли наши супруги, что где-то работали и нужно идти на работу. Прекратили ходить в магазин за продуктами и другими необходимыми вещами. Про все на свете забыли бедные люди.
Время шло. С работы их уволили за многодневные прогулы, но это парочку не слишком расстроило. Теперь-то они проживут и без той нищенской зарплаты, которую получали прежде.  Деньги – вот что стало главным смыслом всей их жизни.
Со временем Илья с женой почти перестали выходить из дому, умываться по утрам и чистить зубы. Илья оброс колючей бородкой.
Деньгами были забиты все мало-мальски подходящие места: сумки, полиэтиленовые пакеты, тумбочки. Не договариваясь, они поставили себе цель – накопить триста миллионов рублей. Почему именно триста не смог бы ответить из них никто. Но  этой суммы они  достигли много раньше, чем рассчитывали первоначально. Чуть меньше полугода прошло. 
Но и работали (если можно это назвать работой) не покладая рук. Не на дядю ведь, на себя работали, чего ж прохлаждаться.
Похудели оба, в глазах появился лихорадочный блеск – страсть тайная, страсть к деньгам сжигала их изнутри. Соседи и знакомые качали головой и с сожалением вздыхали – пропадут. Все вокруг почему-то решили, что Беловы начали пить горькую – уж слишком неприглядны стали внешне. Но другая страсть сжигала их, и страсть эта алчностью  называется.  Заменила она им и друзей и родных, даже родителям своим о находке не говорили – а вдруг денег попросят…  Отгородились от всех стеною денежной, решили, что теперь им никто уж и не нужен.
Так и продолжали бы они богатеть, наживали бы, втайне от других, миллионы, перевязывали бы их ниточками, да радовались бы не сметному богатству, если бы не случай.
А случилось страшное. Пропал кошелёк.
Утром обнаружилась пропажа. Обыкновенным утром. Искали долго. Пересмотрели все сумки, шкафы. Вывернули карманы, под диван заглянули – нет кормильца и все тут.
Загоревали супруги. Еще больше похудели и почернели лицом. Словно похоронили кого-то.
И пуще прежнего стали охранять свое богатство. Из дому выходили только по одному - другой должен был караулить деньги. А вдруг сопрут. И соседи стали какие-то подозрительные, так и лезут с вопросами: что у вас, да как у вас? С чего это вдруг. Точно что-то прознали...
Прошло еще полгода… Снова наступило лето…
Как-то Илья, выйдя ненадолго из дома, торопился в магазин, прикупить кое-каких продуктов (кушать-то все равно нужно). И вдруг, как и в первый раз снова увидел кошелек. Илья остановился, не веря глазам своим, знакомое чувство неожиданной удачи вновь поселилось в душе его. Илья нагнулся и уже почти взял кошелек в руки, как тот подпрыгнул и стал отползать.
- Стой, стой, - закричал Илья, и кинулся за ним вдогонку. Но кошелек упорно стремился за угол дома. Илья встал на четвереньки и быстро, быстро пополз за ним. За углом дома, уже не таясь, хохотали мальчишки, подтягивая кошелек за привязанную нитку.
Наконец Илья настиг свою находку. Схватив ее обеими руками, оборвав нитку, он быстренько заглянул внутрь, убедился в отсутствии денег, но выбрасывать кошелек не стал. Смахнув пыль, осторожненько положил его в карман, и счастливый отправился домой.  Мальчишки посмеялись, покрутили у виска пальцем, и вскоре забыли о своей шутке.
Придя домой, Илья с порога объявил:
- Нашел, нашел, - и, достав из кармана кошелек, показал его Люське.
- Но это не тот, - заявила жена, - обтрепанный какой-то, да и цветом другим. Тот ведь черный был.
- А вдруг и этот заработает, - с надеждой сказал Илья, и положил кошелек на стол. Присели у стола. Наконец Илья не выдержал, взял кошелек и открыл его. Увы, пусто было в нем.
- Я же говорю что не тот, - жена с превосходством взглянула на мужа и добавила, - в дождь надо искать. Ты ведь тот первый, в дождь нашел.
- Да искал я и в дождь, сама же знаешь, - с тоской и обреченностью молвил Илья.
- Дождь видно не такой был, - возразила Люська, нужно вспомнить всё хорошенько.  Какой дождь был – сильный или нет, время и все такое.
- Много ты понимаешь, - вспылил Илья, - шибко умная стала, попробуй сама поищи.
И супруги раздосадованные друг другом разошлись: Людмила в спальню, Илья на лоджию. Закурил.
Вечерело. Белесые облака мохнатыми шапками весь день висевшие над городом, наконец, собрались в огромную темную тучу, и первые крупные капли дождя упали в пыльный асфальт. Илья стоял на лоджии, у открытого окна, курил.
- Вот такая же погода была и тогда, в первый раз, - вдруг вспомнил он, - сейчас докурю и пойду. Душа его запела от предчувствия удачи. Сделав две последние глубокие затяжки, он выбросил окурок, и стал торопливо одеваться.
Люська молча проводила взглядом. Надежда теплилась в этом взгляде, надежда на удачу.
Городская улица, умытая дождем, была пустынна и мокра. Редкие автомашины, разбрызгивая лужи, мчались по своим делам, и только Илья брел под дождем, не обращая внимания на промокшую одежду, осторожно ступал давно стоптанными, чавкающими в воде туфлями, и что-то искал, шаря безумным взглядом по тротуару… 
Никто не ведает судьбы своей… Никто… Даже за мгновение до свершений…
Вдруг, так же как и первый раз, почти в луже, но только на проезжей части, Илья заметил знакомый предмет. Сердце затрепетало – вот оно счастье, снова обняло Душу его…
Неряшливо одетый мужчина, в многодневной щетине, несмотря на отчаянный визг тормозов автомобиля, бросился практически под колеса. Страшный, тугой удар отбросил тело - всё вокруг замерло. И бомжеватого вида мужчина, с зажатым в руке черным кошельком, и автомобиль, несколько секунд назад сбивший его, и водитель автомобиля, твердивший все время:
- Он сам под колеса бросился, он сам… Вы же видели, - обращался он к немногочисленным свидетелям.
Через полчаса, к месту аварии подъехали и экипаж ДПС и карета скорой помощи. Один из автоинспекторов, осматривая лежащее на мостовой тело, вытащил из скрюченной кисти простой черненький кошелек, раскрыл его, что-то вытащил, а сам кошелек положил в карман форменной куртки. Подойдя к напарнику, подал тысячерублевую купюру и тихо произнес:
– Ему она все равно уже не понадобится, возьми на пивко после смены.
Поздним вечером, войдя в темную прихожую квартиры, усталый инспектор снимая форменку, проверил карманы и вытащил черненький кошелек, машинально открыл его…


Рецензии
Написано хорошо. Создаётся объёмная, выпуклая картинка.
Круг сужается. В стиле "Шагреневой кожи".

Солнца, ДИна

Дина Гаврилова   16.01.2013 12:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Дина. И за "Шагреневую кожу" тоже спасибо. Хотя когда писал об этом не думал. Надо будет перечитать...

Николай Ляшко   17.01.2013 08:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.