Шёлковый базар

Вы читали рассказ С. Юрского "Шёлковый базар"? Не читали, тогда, если у вас наблюдается нехватка витамина "ха", очень советую раздобыть его книжку "Содержимое ящика". Ну а пока я привожу здесь сокращёный отрывок этого рассказа.
Напомнила мне о нём Зина Палеева, опубликовавшая на днях на своей странице миниатюру "Говорят дети".
И так, герой рассказа Юрского, находясь в Японии, вспоминает свою поездку в Китай.

"Жена одного из наших дипломатов сказала нам с Шуриком Ш.:"Я сама свезу вас на Шёлковый базар, вам самим не справиться!" Надо сказать, что мы оба - и я и Шурик Ш. - такие ленивые и нелюбопытные, что не только не собирались на Шёлковый базар в Пекине, но даже не слыхали о таковом. То есть слыхали, конечно, потому что кругом то и дело люди говорили:"Шёлковый базар, Шёлковый базар!", но у нас это как-то всё мимо ушей. А тут Людмила (жена одного из дипломатов!) сказала определённо:"Завтра едете со мной на Шёлковый базар! Иначе вас дома не поймут!" Это правда. Как это можно понять - были в Китае и не были на Шёлковом базаре! Это уж... это из рук вон плохо! Это уж... да что тут говорить?! Шёлковый базар в Пекине! Сами понимаете!

Жара была страшная. Под сорок градусов. Людмила приехала ровно в полдень и вытащила нас из блаженства нашего отеля, где прохлада и кондишен.Мы вышли под вертикальные лучи безжалостного солнца и нырнули под покров раскалённого железа Людмилиной машины. Тронулись в толпе.
Большая у Людмилы машина. И чёрная. Мы раскисли на заднем сидении и тяжело дышали открытыми ртами, поглядывая в полглаза чкрез окошки на тысячи тысяч велосипедистов, которые обгоняли нас с двух сторон. Через два часа проехали два километра, и вот мы на знаменитом Шёлковом базаре.
- Вас тут обманут сто раз за час, и не заметите, - говорила Людмила. Тут такие жохи! Тут надо уметь. А они как увидят, что иностранцы и по-китайски ни бум-бум - и точка, так облапошат! Вы что конкретно хотите купить?
Вопрос был сложный. Мы конкретно ничего не хотели купить...А вместо ответа свой вопрос задавать - тоже неловко: дескать а какой на сегодняшний день ассортимент на Шёлковом рынке, чем, собственно, там торгуют?..Людмила нас выручила. Она сказала:
- Я знаю, что вам нужно. Себе по три рубашки, жёнам по два халата, всем знакомым подарки - шарфики носки. Носки я вам возьму даром, сколько хотите. На 3 юаня 10 штук...

 - Первые два года я по-китайски почти не говорила, - тараторила Людмила. - Как меня лопошили! Вы себе представить не можете! Ужас! Вся зарплата на рынок уходила. Но теперь другое дело. И я натренировалась, да и они меня знают. Ни-хау! Лян-шанян! - крикнула она.
- Ни хау! - замахал ей рукой и заулыбался пожилой китаец.
- Только вы не вмешивайтесь, а то вы всё испортите, - продолжала Людмила. - Я буду сбивать цену, а вы только смотрите и ни за что не вмешивайтесь...
Мы тронулись в толпе. Вся одежда, вся обувь, все волосы, все впадины на наших лицах и телах были пропитаны потом. Людмила шла зигзагами, ловко ввинчиваясь в горячую гомоняшую толпу. Знакомств у неё было великое множество, и она то и дело вступала в бодрые диалоги. А вот китайский язык оказался на удивление простым и однообразным.
- Ху -я? - спрашивала Людмила, выхватывая две рубашки из огромной стопки и обрушивая всю стопку наземь.
- Ниху-я! - уверенно отвечал торговец.
- Пошли дальше! - решительно говорила жена дипломата.
- Ху-я? - сдёргивала она вешалку с халатом, на спине которого была нарисована пагода. Но мы уже заранее знали ответ, принцип как-то быстро схватывался. Парень с крутыми скулами улыбался, кланялся, но был непреклонен.
- Ниху-я! - отвечал он.
Так мы прошли первый длинный ряд. Повернули. Во втором ряду, видимо, торговали китайцы из другой провинции, язык у них был немного другой. Но и тут Людмила была на высоте. Торговец выкидывал десяток прозрачных плоских коробок, в которых что-то сверкало и переливалось.
- Е-бай? - кричал он.
- Ние-бай! - нашлась ответить Людмила.
Торговец шваркнул на землю какие-то шары, которые запрыгали и запели мелодично, он запустил под потолок палатки бумажного голубя, и тот зажужжал пчелой и принялся кружить вокруг нас.
- Е-бай? - вскричал в надежде китаец.
- Ние-бай! - отрезала Людмила. Но вдруг указала пальцем в угол и пригвоздила туземца прямым вопросом: - Ху-я?
- Ниху-я, - вынужден был признать представитель частного сектора социалистического государства.
- Пошли отсюда! Здесь не покупаем. Я знаю, где мы возьмём всё!

Мы продирались сквозь абсолютно плотную среду сплошной толпы. Мы уже не утирали пот, не по нашим лицам и спинам текла влага, - мы сами стали горячей влагой, и нам было уже всё равно. Мы понимали, что это наша миссия, что так надо! Мы двигались по знаменитому Шёлковому рынку. Нам хотелось шелков! Мы обязаны были желать шелков!"

Если кто интересуется практической стороной дела, то могу успокоить: купили! Всё мы купили! И рубашки, и носки, и покрывала. И привезли домой...и дарили... и пытались сами пользоваться... только всё это роскошество в наших неуютных северных краях как-то увяло, быстро скаталось, пропиталось неотмываемой пылью, грязью... стало быстро рваться, трепаться и сжиматься в комочек. Не прижились у нас творения шелковичных червей и торговых представителей миллиардного древнего народа."

В конце рассказа автор возвращается к себе в токийскую квартирку и решает заглянуть в китайский ресторанчик.
"Время позднее. Пусто в ресторанчике. Я у окна, и ещё двое в углу. Китайцы, наверное. А может и японцы - это мне пока не узнать. Опыт у меня есть, но он ещё недостаточен. На высокой полке телевизор включённый стоит. Диктор что-то бормочет. И посетители в углу разговаривают...Вот... вот... знакомое что-то в их речи... точно, точно... значит, они всё-таки китайцы.
- Ху-я? - спрашивает один другого.
И я думаю не без гордости: кое-чего я на Востоке знаю! Я могу твёрдо и ясно ответить на поставленный вопрос."

Вы спросите:"А причём здесь рисунки к этому рассказу?"

Кто меня ближе знает, знает и то, что я после объединения Германии погрузилась в преподавание китайского искусства движения: тайши. Конечно, я не могла ограничиться только плавными гармоничными движениями, которым приписывают оздоровительное действие. Я читала тексты по китайской философии (см. "Дао де цзин") и медицине.
Так вот на рисунках схематически представлены два из 12 главных энергетических меридианов, на которых расположились энергетические центры, обозначенные точками. Верхняя точка (1) на макушке, между прочим, называется "baihui", а точка 3 внизу называется "huiyin", что доставляло мне некоторую неловкость, когда доходило до описания их важности. А немцы совершенно спокойно выслушивали их обозначение, потому что в немецком языке совсем другие слова неприличного звучания. Поэтому вам могут предложить курс Hui Chun Gong, а если вам покажется дорого заплатить 300 евро за конец недели, можно купить примерно за 20 евро книжку с описанием чудесных упражнений, которые вернут вам молодость :-)
 


Рецензии
Здравствуйте, Маргарита! Если не знать, что торгуются русский и китаец... то вполне себе обычный, базарный торг с необходимым набором слов, для изъяснения продавца с покупателем. Спасибо! Посмеялся от души!

Олег Литвин 2   05.09.2017 22:12     Заявить о нарушении
Рада, что вы у меня что-то для себя нашли. В молодые годы я бывала на ленинградских рынках. Там так не разговаривали ;)

Маргарита Школьниксон   08.09.2017 13:11   Заявить о нарушении
Олег, оказывается, не только в китайском языке есть слова, которые здесь запрещено использовать. Обнаружила это, читая Дину Рубину. Сегодня поместила отрывок из одного её рассказа.

Маргарита Школьниксон   02.10.2017 19:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.