Маршрутка 12

Когда смотрю на себя в зеркало, хочется смеяться и плакать одновременно. Дело в том, что в заветном окошке, в котором выдают что-нибудь красивое, закончилось все, осталось лишь немного изюма, но и его урвали стоящие впереди. Мне же вручили только пустой пакет и заверили: «И так сойдет». «Сходило» как-то грустно. К двадцати пяти годам я имела опыт общения лишь с несколькими представителями мужского пола, да и то краткий. Я бы даже сказала, очень-очень краткий.

          С такой внешностью надо довольствоваться неказистым счастьем, но в том-то и беда, что мне приходились по вкусу исключительно симпатичные молодые люди, такие как Максим. Мы жили в соседних кварталах и часто по утрам ездили на маршрутке №12, от конечной до конечной: я – в аптеку, Максим – в супермаркет бытовой техники, работал там продавцом-консультантом. Он нравился мне настолько, что примерно за полгода совместных поездок, я умудрилась приобрести в этом магазине телевизор, пылесос, чудо-печку, несколько чайников, кофеварку, фен и прочую ерунду. Он же меня не замечал: я была всего лишь обычным покупателем, а в транспорте, того хуже, занятым сиденьем. И это было вполне логично, если сравнить меня с девчонками Максима – им изюма при рождении отсыпали щедро.

         Чаще всего мы попадали на «газельку» Коли – моего давнего знакомого, работавшего уже много лет на одном и том же маршруте. У Коли было две семьи, поэтому проехать стоя он разрешал весьма охотно, пьяных не высаживал и постоянно забывал про сдачу. Однако в тот понедельник наотрез отказался брать у меня деньги.
– Бонус, как постоянному клиенту, – махнул он рукой. – Ты как всегда, до аптеки?

          Я кивнула.
– Без остановок поедем. Мест нет. Здесь всем до конечной.

          Я, конечно, удивилась: с чего бы? А потом села рядом с Максимом на единственное свободное сиденье. Смотрела в окно, на пассажиров и, потихоньку, на Максима и думала о том, что вижу этих людей намного чаще чем родную маму, и очень глупо, что мы до сих пор незнакомы и не говорим друг другу «здравствуйте», хотя это так здорово, когда утром тебе улыбаются и спрашивают «как дела». Но в больших городах так не принято, здесь каждый сам по себе, и всем наплевать на твои дела…

– Доброе утро. Можно с вами познакомиться? – сказал кому-то Максим.

          «Везет же» – позавидовала я, достала сотовый и сделала вид, что в нем нечто очень интересное.
– Можно?

          «Да что же она молчит?! Я бы уже успела все свои паспортные данные выдать… А с кем он, собственно, решил познакомиться?» – дошло тут до меня. Я обвела маршрутку взглядом. Единственной более-менее подходящей кандидатурой была я сама, бабуля со слезящимися трахомными глазами вряд ли могла впечатлить его, остальные же пассажиры были мужчинами.

– С вами, с вами, – улыбнулся Максим, когда я ошалело уставилась на него.
– Зачем? – «паспортные данные» застряли в горле.
– У меня корыстный интерес. Хочу вами воспользоваться.

         Я чуть было не ляпнула, что тоже этого желаю, причем давно, хотя бы в качестве компенсации за многочисленные бытовые приборы, но сумела сдержаться.
– И как же?
– Надо выручить одного моего приятеля – Ларсона.
– Он что, швед? – удивилась я.
– Ирландец.
– И что для этого требуется?
– Зайти ко мне домой, взять щенка и принести на конечную в десять вечера. Вы на Окружной живете? В каком доме?
– В пятом.
– А я в девятом. Это рядом.
– Знаю. Но причем здесь я? Попросите кого-нибудь из знакомых, – начала я набивать цену. – И вообще, с чего ради я пойду к вам домой?
– Как вас зовут?
– Оксана.
– А меня Максим, так что теперь мы тоже знакомы, – ответил он. – Понимаете,  совершенно не к кому обратиться, а ситуация критическая. Поможете? Это очень важно. Я вас отблагодарю.
– А сами почему домой не зайдете? – поинтересовалась я.
– Обстоятельства. Я приеду сразу на остановку в начале одиннадцатого. А щенка надо сначала накормить, он маленький.
– А почему бы это вашему Ларсону не сделать?
– Он безответственный тип.
– А если он не явится за щенком?
– Явится. Я ему накажу. 
– И что мне делать с этим Ларсоном? Щенка ему отдать?
– Просто поболтайте о том, о сем, а там и я подскочу. Решим небольшую проблему, а дальше все, что пожелаете, – пообещал Максим. – Вот ключи. Квартира двадцать три.
–  А вы не боитесь давать ключи незн… практически незнакомому человеку? – спросила я. – Вдруг я…

         Максим перебил:
–  Вы – Оксана из пятого дома, – и слегка улыбнувшись, посмотрел мне в глаза.
– Ну, хорошо, – согласилась я. – Но я раньше восьми не освобожусь.
– Это ничего. Главное, сразу езжайте домой, ко мне домой. Корм на кухне на подоконнике, и воды щенку свежей налейте.

         Добрались мы быстро. Это ведь когда опаздываешь, трясешься целую вечность, а когда хочется ехать и ехать, домчишься в один миг.

– Аптека, – крикнул Коля – я всегда выходила чуть раньше.
–Кстати, вы обещали меня отблагодарить, – напомнила я, уже стоя на ступеньках.

         Максим кивнул.
– Помню. Я подарю вам замечательный подарок. До встречи.
– А этот Ларсон, он неопасный?
– Он тихоня, уверяю вас.
– Аптека! – Коля явно нервничал.

         Я посмотрела, как маршрутка скрылась за углом, и потопала на работу. И весь день была абсолютно счастлива. От этого внезапного и от того еще более потрясающего счастья бились банки с микстурой и в избыточных количествах изготавливались мази и кремы. Коллеги с озабоченным видом трогали мой лоб, качали головами и говорили, что это полное безумие – в первый же день знакомства идти в квартиру к молодому мужчине. И вообще, странно все это, странно – раньше внимания не обращал, а тут вдруг… Впрочем, я никого не слушала. Ближе к обеду у меня появилось сильное желание сбегать в супермаркет бытовой техники и купить электромясорубку, но я взяла себя в руки и провела сеанс повышения самооценки – помогло. Более того, я немного «пришла в сознание»: каким образом мы с Ларсоном «поболтаем»? Я в школе французский учила, а он вроде как ирландец. Вот будут на остановке стоять несколько мужчин, что тогда делать?

– Ты английский помнишь? – позвонила я однокласснице. – Мне надо спросить «как тебя зовут».
– Вот из ё нэйм, – подсказала она.
 
          Остаток рабочего дня я повторяла «вот из ё нэйм, вот из ё нэйм, вот из  ё нэйм», добивала аптечные склянки и планировала, что будет после встречи на остановке. «Отправим Ларсона домой, а сами в кафе… Хотя нет, лучше просто погуляем, а то я все бокалы переколочу…».

         До двадцать третьей квартиры я добралась лишь в девять – водитель уважал правила дорожного движения. Прислушалась – тишина, постучала – под дверью заскулили, еще раз постучала, с минуту подождала, а после открыла. Нащупала выключатель. В коридоре сидел длинноухий коричневый щенок. Разулась и тут же угодила в лужу, пока шла на кухню – еще в одну. Щенок побежал следом. Миски пустые, помойное ведро перевернуто, кости обглоданы до блеска.
 
– И сколько не было твоего хозяина? – я присела на корточки и погладила щенка.

         Насыпала корма, налила воды. Управился за минуту, боялась, что подавится. Мельком осмотрела квартиру – ничего особенного. Если не считать полную раковину посуды, у меня все также. Достала косметичку, расческу и привела себя в порядок, а когда часы показали без четверти десять, взяла щенка – теплого и сонного от еды, и пошла на остановку, как и договаривались.

         В десять никакой Ларсон не приехал. И в пять, и в пятнадцать минут одиннадцатого тоже – «вот из ё нэйм» не пригодилось. Я ходила туда-сюда со щенком на руках и думала, что зато очень пригодился бы телефон Максима, потому что и он не спешил. «Что за дурацкая шутка!» – злилась я, поглядывая на часы. В одиннадцать подъехала маршрутка № 12 – последняя.

– А Коля? Он сегодня раньше закончил? Обычно же он последним приезжает, – спросила я водителя.
– Девушка, вы что ж, не знаете ничего?! Разбился он вчера, в центре. Утром, на восьмичасовом рейсе. И пассажиры все погибли.
– Да что вы такое болтаете?! Я сегодня с ним ехала, на восьмичасовом. Я всегда в это время езжу.
– Сегодня?!
– Сегодня.

         Он посмотрел на меня как на сумасшедшую.

– Может и вчера на восьмичасовом были?
– Нет, вчера нет, – честно ответила я. – У меня в воскресенье выходной. Но сегодня...
– Девушка, я вам еще раз говорю – вче-ра! Вчера утром это случилось. Возле «Универмага», лобовуха с «ЗИЛом». Все насмерть. Вы извините, мне ехать надо…

          На автомате я пришла домой, включила компьютер, отыскала нужную информацию:
… Лужин Николай Александрович 1979 г.р. (водитель) – погиб на месте…
… Сойкин Максим Петрович 1986 г.р.  – погиб на месте…



Не знаю, почему эта история произошла со мной, и иногда даже сомневаюсь – не приснилось ли? Но обещанный подарок я все-таки получила, и замечательный подарок. Он, и правда, тихоня и, судя по лужам, безответственный тип – Ларсон, чистокровный ирландец.

 



 




      


         


Рецензии