Аксиома Батиста

Двурукий вёл себя в изоляторе спокойно. На Рема "приходили" смотреть по сетке, как на невиданную диковинку. Анализ идентифицировал пленника, как Антона. Анка извелась в желании начать диалог, но не осмелилась ослушаться приказа Александра Васильевича, самого старого из наблюдателей и Верховного Координатора проекта. Александр Васильевич смотрел на лежащего Антона и ждал, когда закончится действие сонного газа. Экран монитора, размером во всю стену операторской комнаты, полностью передавал реальность происходящего в помещении изолятора.
   - Что ты мечешься? Сядь, Анна Михайловна. Ты, всё-таки, мой заместитель. А не стажёр из института истории цивилизаций.
   Анка остановилась, "бросила взгляд" на спящего Антона так, как будто он мог её услышать.
   - И что мы будем с ним делать? - с нажимом выговорила она и посмотрела на демократично настроенного Верховного Координатора.
   - Пусть Совет Наблюдателей решает. Я на себя такую ответственность взять не могу, - соберём командиров всех групп и посмотрим, что получится.
   - Да вы что? Александр Васильевич? А если они его отпустят? - был и такой вариант среди возможных решений. Право голоса имели лишь те командиры, кто провёл на планете не менее десяти лет. Выше совета только Галактический Суд Истории.
   - Отпустят - значит заслужил. А пока не надо давить на происходящее. Вы что, имеете личный интерес? - вопрос был некстати. Щеки женщины вспыхнули непроизвольным приливом крови. По коже поползли мурашки и холодок нейронного тока. В кровь прыснул адреналин.
   - Почему личный интерес? А что, равенство перед законом отменено результатами запрещённой деятельности? И ограничить нарушителя в свободе или выслать под планетарный арест не есть благо для тех, чьи права саморазвития он нарушил своими поступками? - чуть не задохнулась Анка от длинной и заковыристой череды вопросов. Обсуждение грозило перерасти в спор. На беседу Верховного и его заместителя начали оглядываться операторы дежурной смены в центре слежения,- женщина эмоционально перевела возникшую тему о личных мотивах на разговор о грубых нарушениях Кодекса Наблюдателя.
   - Ты предлагаешь выслать Антона на Землю?
   - Я предлагаю освободить планету от его заботы и вносимых изменений. Он почти скомкал цель эксперимента о чистом наблюдении за развитием истории. И вы знаете, что самое мелкое наказание, даже для опытного наблюдателя - это отстранение от работы. А он не просто наблюдает, он творит то, что хочет!
   - Вот именно это я и хотел сказать. Только не то что хочет, а то, что им нужно для обыкновенного счастья. Мы это уже прошли. Войны, эпидемии, мракобесие, инквизиция, фашизм, геноцид, опасность ядерной войны. Они как дети. Даже не понимают что им нужно самим. И любой более или менее властный и хитрый человек может навязать свой порядок и устои. Построить систему отношений, что будет подпитывать и удерживать строй. Подменить ценности их призрачными извращениями в угоду своему тщеславию. А что Двурукий? Построил для себя дворцы? - Анка скорчила гримасу.
   - Он себе бункера нарыл под планетой, - попыталась она защитить свою точку зрения.
   - А живёт где? Ты видела? У торговца на рынке загородный сарай лучше выглядит, чем его хоромы.
   - И что? Власти у него не убавилось! - апеллировала женщина к объективным фактам.
   - Зато население Арканара выросло за триста лет в десять раз. А в Ирукане: еле-еле вдвое! Если бы не обширность земель ордена, то Двурукий проглотил бы их - не поперхнувшись! У него тюрьма полупустая стоит уж лет пятьдесят!
   - Вот-вот! Проглотил, захватил, завоевал! - скрестила руки на груди Анка.
   - А ты хочешь, чтобы его библиотеку сожгли? Учёных повесили над костром? Врачей задушили в тюрьме? А учителей утопили в океане?
   - А он, когда взял королевство, что делал? Вешал, рубил, продавал в рабство. Цель оправдывает средства, Александр Васильевич?
   - А ты знаешь, как король Венгрии наказал своих чиновников за взяточничество в средние века?
   - Знаю! И что? Прибивать всем провинившимся к голове гвоздями дощечку с надписью: Взяточник?? Чем тогда мы хуже дона Рэбы и его сутан?
   - Вот в этом и парадокс! Хорошее достигается насильственными методами быстрее, чем способами убеждения!
   - Но ведь это преступление над свободой выбора личности!
   - А откуда этим личностям под нами знать, что для них добро, а что зло? У них тёмные века длились столько, что не понятно, как выжила письменность! - спор, продолжился бы и далее если бы Антон не заворочался просыпаясь. Скаканули показатели жизнедеятельности на экране. Двурукий открыл глаза и заморгал, приспосабливаясь к свету. Потёр глазные яблоки кистями рук.
   
   - Где я? И какой сегодня день? - это было первое, что он спросил, опустив ноги с застеленной одноразовым пластиком кровати.
   
   В ответ, механический голос, нёсшийся отовсюду, и казалось возникающий непосредственно в голове, спросил.
   
   - Вы подтверждаете, в здравом уме и твёрдой памяти, что в соответствии с биоданными вашей карты вы являетесь Антоном Лунёвым? Разведчиком-наблюдателем Института Всемирной Истории? - Двурукий поднял вверх глаза. Осмотрел стены, нахмурился, переплёл руки на груди, выпрямил спину. И гордо, и поучительно отчеканил.
   
   - Я Рем Двурукий, Глава Тайного Совета Девяти, кавалер империи и гордость метрополии, правитель Арканара и верный союзник княжества Юрана, опора светлой веры, помазанник божий и муж Киры Первой. Требую немедленно меня освободить и вернуть домой. И с кем имею честь общаться? - не удержался от ухмылки Глава Тайного Совета Девяти. Вопрос мужа Киры Первой остался без ответа.
   "А ведь не удивился, хитрец, совершенно! - подумал Верховный, - значит был готов, знал! Ишь, как выпрямился. Как будто это он нас допрашивает, а не мы его!"
   - А мы требуем: вернуть аппаратуру омоложения, клонирования, регенерации тканей, разведывательный бот, три синтезатора 'Мидас', станции подпространственной связи и все незаконно присутствующие на планете высокотехнологичные предметы обихода с информацией из всемирной библиотеки. В случае положительного ответа Совет наблюдателей рассмотрит вашу просьбу, на своём заседании.
   
   Кавалер империи задумался. Хмыкнул. Затем демонстративно лёг на кровать, сложил руки на груди и закрыл глаза. На последующие вопросы отвечал быстро, развёрнуто, но так, чтоб надо было задать один или несколько дополнительных. Каждый ответ заканчивал фразой с требованием о возвращении.
   - Да он же просто тянет время, - первой сообразила Анка.
   
   - Может, заставим всё рассказать под психогенератором? - Анка в сомнении смотрела на медитирующего Двурукого.
   - Нельзя, этика вещь постоянная, а вот включить детектор лжи не помешает, - Александр Васильевич кивнул, и на экране замелькали графики и пушистые линии 'синтезаторов правдивости'. Двурукий не противился - отвечал на каждый вопрос спокойно и с достоинством. Требовал вернуть его на родную землю к семье при каждом ответе.
   - Он говорит правду. Он действительно Рем Двурукий. А где, тогда, Антон?
   
   - Где-то на планете, - спокойно ответил Рем. На мониторе контроля все линии и графики подтвердили правдивость ответа ложного Антона.
   - Он нас перехитрил. Пока мы гонялись за Ремом Двуруким, то настоящий Антон руководил отражением вторжения. Мы вызвали всех опытных наблюдателей на экстренный совет, а планета практически осталась без объективного присмотра. Ай, да Антон! Даже меня обвёл вокруг пальца! Включайте панорамный обзор. Всем наблюдателям вернуться к местам контроля на поверхности. Вывести отчёт за последние двенадцать часов на основной дисплей. Карту боевых действий на голографический стол. Рема - в Красные горы. Память не стирать. Загипнотизировать на то, что был у богов и вложить в него послание к Антону Лунёву, - Верховный распоряжался быстро, грамотно и предвосхищал пропущенное.
   - Как думаешь где он? - спросил, проверяя себя и обучая Анку Верховный.
   - Там где труднее всего. В столице Арканара, - не раздумывая ответила Анка.
   - Ничего подобного. Вот на это он и рассчитывает - на нашу с тобой инертность в мышлении. Антон сделал вывод и не зря изучал труды по военному искусству. Он за передовой линией войск, на узле своей связи. Нам необходимо отслеживать мелкие и одиночные группы всадников, спешащих от столицы в тыл и обратно, - Верховный упустил из виду ещё одну хитрость своего ученика - "голубиную почту" птицы Сиу.
   Пока группа исторической контрразведки готовила возвращение Двурукого - на планете события подошли к своей кульминации. Верховный Координатор проекта лично шёл к планетарному боту, куда вели Рема Двурукого. Когда гордость метрополии надёжно пристегнули к амортизационному креслу, то Александр Васильевич попросил сопровождающих и техников на минуту оставить его наедине с пленником. Техники и разведчики переглянулись, но команду-просьбу выполнили.
   - Три минуты Александр Васильевич, больше никак. Корабль в завершении предстартового режима, - развёл руками, извинился и пояснил старший на полётной палубе.
   Некоторое время Рем и Координатор смотрели друг на друга и молчали. Верховный задумчиво и озабоченно решал что-то своё. Рем чуть улыбался насмешливо с ожиданием и знанием того, зачем пришёл Учитель Антона к боту.
   - Скажите, Рем Двурукий,- вежливо начал Верховный, - Антон ничего не хотел передать лично, на словах? - Рем усмехнулся ободряюще по доброму, совсем как Антон.
   - Да. Он просил сказать, что мы всегда в ответе за тех, кого наблюдаем.


Рецензии