В чем суть Революционного мышления?

19 декабря 2012 г.

Я решил вынести вопрос, указанный в заголовке, в отдельную публикацию, потому что он очень важен для результативности множества дискуссий, в которых сталкиваются непримиримые идеологии.

Типичный пример такой дискуссии вспыхнул в рецензиях и замечаниях на публикацию Александра Гачикус "Классовая сущность маоизма":  http://www.proza.ru/2009/09/07/772

Конкретно, я имею в виду мой спор с автором, выступающим под ником Иъ Лю Ха, вспыхнувший по поводу того, как следует уничтожать классы - через уничтожение их представителей (так утверждает Иъ Лю Ха), или через, например, развитие общества в направлении создания условий, культивирующих "гармонически развитую личность", - то есть, через развитие общественных отношений, а не через уничтожение людей.

******

Логика, как способность применять силлогизмы для получения выводов из исходных тезисов , бессильна там, где требуется менять исходные – самые первые – тезисы.

Эти «самые первые» тезисы принимаются на веру, как аксиомы.
И в этой вере могут содержаться драматические ошибки, - аксиоматические ошибки.

Под революционным мышлением я предлагаю понимать мышление, способное выходить за рамки общепринятых аксиом, сопоставлять их с аксиомами противоположного смысла и делать сознательные выборы в пользу иных аксиом.

Например, есть система аксиом геометрии плоскости – пять аксиом Евклида.

Одну из них множество математиков в течение двух тысяч лет пытались вывести из остальных четырех – но не смогли.

Наконец, появился Лобачевский и, заменив эту аксиому на ее отрицание, открыл, что новая система аксиом также имеет право на жизнь – применима на практике – как и система Евклида – и выстроил новую геометрию, чем, в частности, предвосхитил появление теории Эйнштейна, в которой «кривизна пространства», суть новации Лобачевского - обычное рабочее понятие.

Лобачевский и Эйнштейн дают примеры революционного мышления в предложенном выше смысле.

Иъ Лю Ха, в указанной дискуссии, упрекнул меня, что я не оспорил ни одного из его доводов.

Я сознательно не стал их оспаривать, ибо все они лежат в плоскости логичных выводов из конкретного набора идеологических аксиом, Принятых на Веру.

Оспаривать эти выводы так же нелепо, как, находясь внутри Веры в аксиомы Евклида, оспаривать доказанные теоремы Евклида, или, находясь внутри Веры в аксиомы Лобачевского, оспаривать теоремы, доказанные из них.

Итак, я предлагаю мыслить революционно – выйти за рамки частных систем аксиом, рассматривать их со стороны и обсуждать не частные выводы, логичные относительно тех или иных постулатов, Принятых на Веру, а саму Проблему Выбора Аксиом.

Ибо эта проблема и есть главный предмет истинно революционного мышления.

Классики марксизма, в этой связи, поступили парадоксально.

С одной стороны, они проявили революционное мышление – разоблачили классовую ангажированность всех теорий, то есть, условность их истинности. Любая теория истинна лишь в рамках конкретной системы аксиом, то есть, конкретной классовой позиции.

Но, разоблачив классовую ангажированность общественных теорий, они не удержались на высоте революционного мышления.

Как говорили еще древние греки: стать легко, быть трудно.

Так и Маркс с Энгельсом, а за ними и все их последователи.

Поднялись на высоту революционного мышления лишь для того, чтобы быстро и безоглядно рухнуть в жесткие ущелья одной из частных классовых аксиоматик, порожденных общественным разделением труда – в ущелье аксиоматики фабрично организованного труда.

Аксиоматика фабричного труда – это то самое ущелье, которое кормило фабриканта Энгельса, кормившего, в свою очередь, Маркса.

Энгельс залюбовался на внутрифабричный порядок – порядок планирования, учета и контроля, наведенный частной собственностью над обезволенным трудовым ресурсом, над трудом, ставшим абстрактным для труженика, отдающего себя во власть фабрики.

Классикам марксизма показалось, что этот частнособственнический идеал следует навязать всему обществу – ликвидировать рыночную стихию, порождаемую свободными предпринимателями, ликвидировать буржуев, превратить общество в единую фабрику.

Иначе говоря, логику частного ущелья навязать всему миру.

Этот классовый выбор Энгельса, очевидно, означает конец революционного мышления: ибо требует опуститься с революционной высоты в объятья частнособственнической - фабричной – идеологии.

Прежде чем продолжать дальше, я задам Вам вопрос – Вы согласны встать на уровень революционного мышления и признать, в частности, тот факт, что, сделав выбор в пользу частной аксиоматики – подняв лозунг «Диктатуры пролетариата», -классики марксизма отказались от революционного мышления?

Согласитесь, что мы с Вами сможем продолжать содержательную дискуссию только в одном случае – если оба поднимемся на уровень революционного мышления, что означает, в частности, отказ от лозунга уничтожения всех тех классов, которые исповедуют иные, чем наши, аксиомы?

Согласны ли вы, что сам лозунг такого уничтожения есть антиреволюционный лозунг, ибо он равносилен уничтожению предмета революционного мышления?

Получается, что главная суть Революционного мышления - способность разоблачать и пресекать классовые "революции", которые по сути всегда есть контрреволюции, ибо уничтожают революционное мышление, навязывают всем узкую логику победившего класса, чем осуществляют деградацию Человека, - будь то либеральная деградация или фабрично-административная - в обоих случаях получаем победу Контрреволюции и уничтожение Революционного мышления!

В качестве примера истинно революционного мышления предлагаю ознакомиться со статьей, написанной более 20-ти лет назад, еще в советское время, с парадоксальным названием: "Антирыночная суть прибыли": http://www.proza.ru/2010/02/25/1245

P.S. После написания данного текста, участник дискуссии Иъ Лю Ха задал следующий вопрос:

"Валентин, скажите пожалуйста, как Вы определяете революцию.
Что такое революция в Вашем понимании?
(Мое определение Вы знаете)."

На этот вопрос я дал следующий экспромт - ответ:

"Революция есть кульминационная фаза смены старой общественно-экономической формации на новую, БОЛЕЕ ПРОГРЕССИВНУЮ формацию.

Контрреволюция есть факт общественного переворота, отбрасывающего общество в рамки РЕГРЕССИВНОЙ формации.

Например, Октябрьский переворот 1917 года в России был Контрреволюцией, насильственно кастрировавшей всё разнообразие бурных ростков экономики, науки и техники России, выведших ее к 1913 году на самые высокие темпы роста в мире и грозивших - при экстраполяции темпов предвоенных (1 Мировой Войны) годов - превратить Россию за считанные годы в самую мощную экономику мира.

Феномен русского роста был кастрирован и втиснут в отсталые рамки фабричной формации, идеалы которой были "считаны" Марксом и Эегельсом из доступных их уму внутрифабричных порядков английской и немецкой промышленности образца 1840-1860 годов.

Россия, в результате Великой Октябрьской Контрреволюции и сопровождавшего ее классового истребления цвета национальных кадров, была отброшена на помойку Истории, а ее народ был обречен пройти страшные, кровавые муки фабрично-административной капитализации (коллективизации и индустриализации 30-х годов).

В объятьях ортодоксальных фабричных порядков, народ России дожил до Перестройки конца 80-х годов, которая, опять же под дирижированием западной "Закулисы", вылилась во вторую Великую Контрреволюцию - Либерализацию, означавшую втаптывание народа в другую крайность, - противоположную фабричному строю, но, как классовая крайность, также контрреволюционную - втискивающую всех в узкие рамки воровского (не истинного) предпринимательства.

В отличие от этих обеих контрреволюций, истинная Революция требует высокого ума и означает возвышение над всеми крайностями, преодоление узко-классовых аксиоматик (идеологий), выход за их рамки и созидательное строительство общественной формации, развивающей Человека, а не втискивающей его в узкие формы какого-то избранного класса с уничтожением всех, кто в эти формы не вмещается.

Поэтому, провозглашаемые Вами тезисы уничтожения представителей других классов я воспринимаю, как контрреволюционные тезисы, льющие воду на мельницу тем или иным врагам России (собирательно именую их "Закулисой").

На это Иъ Лю Ха написал пространный ответ, в котором я выделил 14 вопросов и дал на них следующие ответы.

1. Вопрос: "В чем заключается прогресс? А что, если новая формация менее прогрессивна, но нова по форме и, если она менее прогрессивна но нова, является кульмиационный момент такой смены революцией?"
Ответ.
Нет, не является.

2. Вопрос: «Кроме того непонятно, в чем собственно заключается процесс смены одной формации на другую, кульминацией которого является революция?»
Ответ.
Понятие формации изложено в п.3.2.1. «Зеленой книги России».
Смена формации, согласно истинно революционной части учения марксизма,  происходит так.
Сначала в недрах старой формации вызревает новый, более эффективный способ общественного производства.
Затем – когда новому способу мешает расти политическая надстройка, сформированная при старой формации, - происходит политическая революция, и к власти приходят силы, представляющие новый, более эффективный способ производства.

3. Вопрос: «что считать регрессом, а что прогрессом? Что такое общественный переворот?»
Ответ.
На эти вопросы четкие ответы даны марксизмом. Прогрессом считается воцарение более эффективного способа общественного производства. Главным критерием, по Ленину, является высшая производительность общественного труда.
Здесь я согласен с классиками марксизма.

4. Вопрос: «Почему революция у Вас,это "кульминационная фаза смены старой общественно-экономической формации на новую", а контрреволюция "факт общественного переворота"?
Ответ.
Это не у меня, а у классиков марксизма. Согласно их учению, сначала переворот происходит в экономическом базисе (меняются отношения объективной собственности), затем наступает кульминационная фаза – смена политической надстройки. Революция, по Марксу-Энгельсу-Ленину – лишь политическая кульминация объективного процесса (слово «кульминация» здесь применяют они, а я лишь повторил их слова).

5. Вопрос: «По смыслу контрреволюция, есть антипод революции, но в их основе тогда должен лежать один и тот же процесс, иначе они будут несочетаемы как антиподы.
Как, например задний ход, есть антипод переднего хода, но задний поворот, не может быть антиподом переднего хода, он является по смыслу антиподом переднего поворота».
Ответ.
С этим я согласен.   И революция, и контрреволюции – это факты общественного переворота.
Из того, что я назвал контрреволюцию «общественным переворотом» никак не следует, что я не считаю революцию «общественным переворотом». Здесь Вы зря придрались ко мне.

6. Вопрос: «Если Великая Октябрьская революция была по-вашему контрреволюцией, то ей должна была предшествовать революция. Вы такую революцию можете назвать и описать?»
Ответ.
Октябрьскому перевороту предшествовала Февральская революция.

7. Вопрос: «Если Россия, по-вашему, к 1913 году вышла "на самые высокие темпы роста в мире…то зачем ей понадобилась "страшные, кровавые муки фабрично-административной капитализации (коллективизации и индустриализации 30-х годов)" ? Зачем, если все уже было на высшем уровне и надо было только поменять хозяина?»
Ответ.
Потому что в 1917-1920 гг, из-за воспеваемой Вами классовой бойни, были уничтожены те колоссальные заделы, которые имела Россия.
Например, в 1913 году Россия занимала 1-е место в мире по производству паровозов. А при большевиках, после гражданской войны, пришлось покупать 1000 штук паровозов, за золото, за границей, - собственное производство в руках «новых хозяев» деградировало.

8. Вопрос: «Зачем преодолевать аксиомы? Ведь аксиома потому и аксиома, что очевидна, а все очевидное непротиворечиво. Аксиома аксиоме никогда не противоречит»
Ответ. Очевидное, сплошь и рядом – противоречиво.
Например, Пятая аксиома геометрии Евклида и введенная вместо нее аксиома Лобачевского отрицают друг друга, но каждая истинна в своей области применения.

9. Вопрос: «Каким образом строительство может быть несозидательным?»
Ответ.
Если строительство ведется по ошибочному проекту, то оно может привести к катастрофе.

10. Вопрос: «Почему над крайностями надо подниматься и почему над всеми? Тем более что революция есть крайность, и по-вашему тоже.
И как по-вашему "высокий ум", необходимый для "истинной революции" решает все эти высказанные Вами противоречия?»
Ответ.
Если не подниматься над крайностями, значит рисковать, что тупое противоборство крайностей приведет к победе одной из них, что приведет к деградации общества и человека.

11. Вопрос. «Вы хотите уничтожить классы не уничтожая их представителей? Это невозможно, поскольку класс - форма, а представители -сущность. Форма вторична. Нельзя уничтожить форму не уничтожив сущности»
Совет.
Изучайте труды К.Маркса и Ф.Энгельса, - до той поры, пока они не делают свой контрреволюционный выбор, они излагают истинно революционное, верное учение, ключевым тезисом которого является тезис об объективном господстве производственных, классовых отношений над волей и сознанием людей.
Маркс, Энгельс, Ленин во всех трудах неустанно повторяют (и я в этом с ними согласен), что воля и сознание людей подчинены классовым отношениям, а не наоборот! То есть, согласно марксизму, сознание «представителей» класса – форма, вылепленная классом, как сущностью.
Поэтому Вы здесь неправы, - уничтожая представителей класса, Вы ничуть не уничтожаете класса, - ибо объективные производственные отношения будут объективно навязывать новым людям старые классовые роли.
Класс, как сущность можно уничтожить только изменив производственные отношения – это не мой тезис, это тезис марксизма, с которым в данном случае я согласен.

12. Тезис: «Так деньги всегда будут деньгами имея любую форму, пока не будет уничтожена их сущность. Тогда любая их форма перестанет быть деньгами»
Ответ.
Сущность денег исторически развивается.
Вместе с ней развиваются классовые теории стоимости, по-разному трактующие сущность денег.
В конечном итоге деньги станут всего лишь одним из инструментов измерения человеческой деятельности.
Зачем уничтожать инструменты?

13. Тезис: «Вы, Валентин, занимаетесь демогогией.
Извините!»
Ответ.
Извинение принимаю.

14. Вопрос: «Кстати, как я понял, по-вашему коммунизм, это сожительство буржуев и пролетариев?»
Ответ.
Вы неверно поняли.
При коммунизме общественное производство будет выстроено так, что в нем не будет классов буржуев и пролетариев.

Валентин Левин   21.12.2012 08:08   
А концепция истинной революции представлена в книге: http://www.proza.ru/2013/08/26/1526 ",
а также в Проекте Новой Конституции России: http://www.proza.ru/avtor/orell1


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.