Противоядие Часть 2. Атлант расправил плечи

Весна неслышно соскользнула с дивана и упруго потянулась всем своим молодым телом, привстав на одну ногу и подняв вверх правую руку. Такой она мне навсегда и запомнилась: стройная фигурка в сияющем нимбе лучей утреннего солнышка.

Наш роман развивался по самой что ни есть классической схеме: любовь-морковь, безудержный секс и розовые очки. Её родители отнеслись ко мне весьма хорошо. Отец, отставной военный моряк с облегчением вздохнул, что дочка наконец-то взялась за ум, а мать, завуч одной из школ, хоть и прощупывала меня иногда пронизывающим взглядом, но, по всей видимости, её проверку на профпригодность я прошёл, потому что она была со мной вежлива и по-матерински заботлива. Меня впустили в семью.

Однажды ярким солнечным летом, когда у меня не было денег на приличный букет цветов, я подарил ей ржавую обезвреженную 82-мм миномётную мину времён Великой Отечественной. Весна, любившая всякие железяки, тут же поставила её на трюмо, где эта мина стояла среди всяких помад, духов и лаков для волос.

Добрая ведьма таскала меня по театрам и кинотеатрам, прививая культуру. В те благословенные времена, когда Кафедральный собор ещё лежал в руинах - летним душным вечером она отвела меня на могилу Иммнуила Канта, прочитав мне лекцию о нём, а к очередным переходным экзаменам я готовился вообще в объятьях Весны в её постели, голом виде, посреди разбросанных учебников по уголовному процессу и криминалистике. В общем - я впитывал полученные от неё знания, как губка.

Но затем наступили трудовые будни: закончив юрфак, Весна пошла служить следователем в райотдел внутренних дел, и вот тут-то я познал всю "прелесть" бытия: всю неделю она пахала, как проклятая, долбя по клавишам пишущей машинки и раскатывая по городу на дежурствах, а выходные - отсыпалась без задних ног. Она была одной из двух моих женщин, которым за всю свою жизнь я прощал курение. Ни одна из моих жён не курила и не курит до сих пор, и за всю долгую службу в МВД у меня не было ни одного служебного романа.

Она легко ввинтилась в наш общаговский блок из четырёх комнат, именуемый «коммуной»: легонько поведя глазами, заставила соседей считаться с её присутствием даже в душе и умывалке, когда оставалась у меня на ночь. Вахтёрши закрывали глаза и пропускали её ко мне в общагу в любое время дня или ночи без документов, мужики дико мне завидовали, а скептики пророчили нам быстрое расставание, но отношения длились и им не было видно ни конца, ни края. У меня появился хищный блеск в глазах и уверенность в себе.

Если Весна не заставала меня в общаге, то писала нежные и трогательные записочки на бланках милицейских повесток, втыкала их в мою дверь и никто из соседей ни разу не посмел вытащить их и прочитать. Обоюдное всепоглощающее чувство захлестнуло нас обоих с головой и казалось, что ничего не предвещает беды, которая явилась в образе милой стройной кучеряшки с княжеским именем, моей будущей первой жены.

Мужчина на подсознательном уровне выбирает себе в жёны ту, которая сможет родить ему здоровых детей. Я не был исключением и поставил Весне категорическое условие: не женюсь на ней, пока она не бросит курить. Она так и не смогла это сделать, несмотря на все мужественные попытки, поэтому мои чувства к ней стали помаленьку охладевать.
И это правильно, ведь здоровый мужской организм требовал разрядки и секса, а вскоре мы стали видеться всё реже и реже. Проклятая работа затянула молоденькую лейтенантшу в омут с головой и времени на меня ей стало катастрофически не хватать.
Что мне оставалось делать? Искать утешение с другими девушками, что я, собственно, и делал, всё больше отдаляясь от зеленоглазой ведьмы, быстро терявшей надо мной контроль.
Несколько месяцев я даже спал с ними двумя по очереди, вкусив прелесть многожёнства, а потом, не придумав ничего лучше, просто познакомил милую кучеряшку с Весной прямо у себя в комнате, предоставив им делёжку себя между собой.
После недолгой словесной перепалки Весна не выдержала первой, и в слезах убежала, а поле битвы осталось за милой кучеряшкой, которая вошла в мою жизнь на долгих десять лет. На её стороне были молодость, красота, отсутствие вредных привычек и (что немаловажно) – верность. Зеленоглазая ведьма ломала ногти в бессильной ярости, но ничего не могла сделать, потому что – помните тот закон? А ведь ученик уже научился противостоять её чарам. Воронёнок подрос и выпорхнул их гнезда, атлант расправил плечи.

После некоторого тайм-аута, сырым февральским вечером я был вызван в квартиру к Весне на переговоры. Вёл себя спокойно, даже нагловато. Потерявшая самообладание Весна выдвинула условия: или замуж или разбегаемся. Не медля ни секунды я ответил: разбегаемся.
Мораль: всегда уходите только на заранее подготовленные позиции. Не отступайте в пустоту!
Мне-то было куда уйти, а Весне – нет. Она вложила в меня слишком много сил и потерпела сокрушительное поражение, от которого так и не смогла оправиться. После разрыва отношений мы больше не виделись. По разрозненным слухам я узнал, что Весна уволилась из милиции и пошла то ли в адвокаты, то ли в частные юристы. Затем я утратил к Весне всякий интерес и перестал следить за её судьбой, но по-прежнему, проезжая на автобусе мимо её дома на Большом Острове, всегда вставал, отдавая ей честь незримого уважения.


Рецензии