Ссора

Дверь с громким стуком закрылась. Руки дрожали и я никак не мог попасть ключом в замок зажигания, чтобы подальше уехать от сюда.
Столько сил потрачено на эту чертову дачу, денег, а в ответ такая не благодарность.
        Видите ли, не закрыл теплицу! В ушах еще звучало:
-Тебе что, трудно прополоть грядку?
-Кран подтекает уже неделю!
-Ты видишь, какие у меня руки от прополки?
-Посмотри, сосед уже навоз на грядки разбросал!...

         Достала она своим нытьем!
         Ей бы старшиной роты командовать!

Выехав на дорогу, немного успокоился. Нужно пожить отдельно, надоело это мелькание друг перед другом. Некогда милый голос, стал хуже квакания ГАИшной машины.
Подъехав к дому, оставил машину у подъезда, поднялся в квартиру.

Меня всегда успокаивала наша новая квартира. Большие комнаты, прихожая, новая мебель. Все располагало к спокойствию и отдыху.
         Включив приемник, прилег на диван. Классическая музыка действовала магически.
        Всегда поражала ее гармония последовательности звуков. Создавалось впечатление, что последующие звуки рождаются с согласия предыдущих. Эта идиллия согласия и умиротворения невольно действовала успокаивающе.
Немного убаюканный размеренной мелодией, я вновь обрел рассудок и его здравый смысл.

Напротив дивана висела моя любимая фотография. На ней молодая, красивая девушка в лодке с веслом. Густые волосы спадали на плечи. Из расстегнутой кофточки смущенно и с любопытством выглядывали ее прелести. Все говорило, даже кричало о юности и непорочности. Веселый, не обремененный заботами, тяготами, еще не прожитой жизни, взгляд смотрел на меня, как бы спрашивая: «Ты помнишь, как все началось?»...

Курсантом последнего курса Ленинградского военного училища я приехал к родителям на летние каникулы. Как — то с другом собрались на ночную рыбалку. Его брат и мы  серьезно подошли к организации этого мероприятия. Взяв лист бумаги, ручку последовательно прошли весь этот путь.

      Приехали - куда девать велосипеды?
      Костер - чем разводить, чем колоть дрова?
      И так весь предполагаемый сценарий нашего выездного мероприятия.

      Место было сказочно своей красотой. Не густой пролесок  выходил прямо к озеру, на песчаный берег. Протяженностью оно было около двух километров и метров пятьсот  шириной. Разбив палатку, об устроившись, оставив его брата на хозяйстве, мы с другом на надувной лодке поплыли выбирать рыбные места. 
 
       И вдруг, из-за небольшого островка нам навстречу показалась лодка. На корме сидел дедок, а веслом орудовала девушка. Она так контрастировала со всем вокруг. Лодка, одно название. Плоскодонка, сбитая из обычных досок, весло - какая -то палка. Тем неописуемо она смотрелась на фоне всего этого убогого суденышка. Словно русалка, сидящая на срубленном дереве, она проплывала мимо.

     Конечно, мы не могли упустить такой шанс. Подплыв и поздоровавшись, начали балагурить, острить, восхищаться природой, ее прической, лодкой. В общем, включили в действие весь свой студенческий репертуар. Даже читали стихи.

     Она делала вид, что с незнакомцами не разговаривает. Но после получасовой  атаки и прочитанных дуэтом стихов, она, наконец, сказала как ее зовут. Дедок оказался родственником, к которому приехала погостить. Учится в консерватории на втором курсе, живет в областном центре. И, конечно, телефон. Мы долго заучивали его у нее на глазах, перекладывая на различные популярные мелодии. Я даже умудрился пропеть его под встречный марш, демонстрируя принадлежность  к военной службе. Наконец они причалили к берегу и мы были вынуждены расстаться. Конечно, весь день и ночь разговору было только об этой русалке-незнакомке. Так видимо все и закончилось бы мимолетным мгновением.
      Но жизнь удивительна своей непредсказуемостью!

Через неделю нам понадобилось ехать в областной центр. В авто магазине следовало купить для мотороллера друга запчасти. До отхода дизель поезда оставалось пару часов и мы рискнули позвонить этой незнакомке. Представившись однокурсниками по консерватории, мы напросились в гости. Нас встретила маленькая, хрупкая женщина с поразительно добрым лицом. Бледные, уставшие глаза приветливо осмотрели нас. Она предупредила, что ее дома нет, но  уже скоро должна придти.

    Квартира была коммунальная. Общая кухня, метров тридцать квадратных площадью, прихожая, заставленная ящиками и утварью. Комната небольшая, но уютная, с маленьким балкончиком с видом на дорогу. Все чисто, на своем месте. Было видно, что живут здесь только женщины. Прождав около часа, рассказав все истории, которые мы знали, выпив по три чашки чая, мы засобирались домой.
    На дизель конечно опоздали. Поэтому возвращаться домой пришлось вечером. В оставшееся время зашли в центральный универмаг и по случаю купили гитару.

   Вот так с запчастями, с гитарой вошли в поезд и начали искать место поудобнее для двоих. Войдя в очередной вагон, мы остолбенели. Перед нами на пассажирском сидении, у окна сидела она. На фоне людей с котомками, мешками, всяким скарбом, она смотрелась как Святая Мадонна. Не веря своим глазам и удаче, мы разместились рядом. Что вытворяла эта пара молодых людей, сейчас воспроизвести трудно.
    Одно точно, что полтора часа пути прошли, как мгновение. Мгновения, незабываемые своей  искренностью, восхищением красотой юной девы, ее вниманием и пониманием наших прибауток и студенческих песен. В награду за все содеянное был получен адрес и телефон общежития консерватории.

Вернувшись из отпуска, конечно первое письмо было послано ей. Затем письма каждый день, ну, через день точно. Рассказы об учебе, учениях, соревнованиях, подъемах по тревоге, зачетах, прогулках без нее по вечернему Ленинграду в увольнении.

Как-то она приехала в Ленинград. На всю жизнь остались воспоминания о прогулках по Невскому проспекту, набережной Невы у разведенного моста. Как сидели в сквере прижавшись, друг к другу, словно одно целое. Как отдавались всеобщему студенческому, Питерскому настрою вечерних прогулок и проводу белых ночей. И, конечно, первый поцелуй.  Нам еще мешали носы. Было смешно и трогательно от всей этой неловкой ситуации.

      В последнем, перед выпуском из училища, отпуске сделал ей предложение, и мы поженились.

Она оказалась мужественной женщиной - настоящей женой офицера. Ведь ей пришлось перейти на заочное отделение.  В гарнизоне работы не было, ездила за тридцать километров, на двух автобусах. Пианино не было нигде. Получив незачет на сессии по фортепьяно, постигала навыки игры на нарисованной на ватмане клавиатуре. Иногда у соседа, заместителя командира полка. Эта картина долго стояла у меня перед глазами.
На столе ватман с нарисованными клавишами. Склоняясь над их безмолвными пародиями, будущая выпускница государственной консерватории отрабатывала пассажи, что- то бормоча под нос. Конечно, консерваторию она закончила, но какой ценой!
      Беременная, потом с ребенком, тещей ездила на экзаменационные сессии. Все это было!

По долгу службы пришлось сменить шесть гарнизонов, девять переездов на новое место жительства! Жили на квартирах, в общежитиях, однокомнатных квартирах, двушках. И всегда, рядом была она безропотная, готовая по приказу командования следовать за своим избранником. То есть за мной... 

К счастью ее карьера сложилась удачно. Она стала очень хорошим педагогом.   
       Указом главы государства, ей было присвоено звание Заслуженного работника культуры России. Умение работать с солдатами, детьми офицеров, с совсем маленькими детьми закалили, придали ей уверенность в том, что делает и как. Мне никогда не было стыдно за свою жену, где бы мы ни служили и где бы она ни работала. Даже иногда наоборот...

Я так увлекся, что совсем забыл, зачем здесь нахожусь. Очнувшись от нахлынувших воспоминаний, мне вдруг стало не по себе от всего случившегося. Совсем ни к чему все это. Она там одна и наверно страдает, а ты здесь изображаешь обиженного. Ведь ты ее выбрал, позвал за собой. Она доверилась в надежде на взаимную любовь, достойную, спокойную жизнь.

     Да, сейчас есть некоторый достаток, но ведь жили же вообще по-спартански и  никогда не было от нее упрека на судьбу!
 
Стало неловко и стыдно за минутную свою вспышку. Собравшись, зайдя в магазин и купив хорошего вина, поехал обратно на дачу.

Она стояла среди грядок и что-то ковыряла лопатой. Было видно, что делает это через силу, чтобы как то отвлечься, не дать  волю чувству обиды и нелепости всего происходящего.

Подойдя к ней, тихо сказал:
-Извини, я был неправ. Давай, как в былые времена посидим у камина с фужером  хорошего вина.
-А я приготовила твои любимые блинчики с визигой...


Рецензии
Очень проникновенно и искренне. Читается удивительно легко.

Чернов Андрей   27.07.2016 08:41     Заявить о нарушении
Спасибо Андрей за понимание и отклик.
Удачи!

Евгений Торн-Тихонов   28.07.2016 19:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.