Вчера было завтра - I

    Мария встала чуть позже Мишки, когда тот уже крутился на кухне.
   – Мам, иди чай пить, – крикнул он, явно довольный тем, что у него все получается «по хозяйству».
   – Сейчас, – Мария взяла телефон и набрала Сергея. – Сереж, доброе утро! Я только справиться – сегодняшние планы у нас в силе? Если «да», то расскажи мне –  где и как встретимся.
   …Заедешь? Может, тогда с нами чай попьешь, а потом Мишку по пути забросим?..
   Она зашла на кухню. Мишка сидел и готовил бутерброды.
   – И на дядю Сережу готовь. Он скоро будет. Тебя до школы подвезем.
    Мария взяла бутерброд, подвинула к себе кофе и стала рассматривать Мишку. 
   – Мам, а ты что так смотришь? – Мишка неуклюже покрывал маслом хлеб.
   – Хорошо смотрю! Иди, открывай дверь, – Мария повернула голову к коридору почти одновременно со звонком в дверь.
    Сергей, как всегда, был с утра бодр и подтянут.
   – Угощай, великий повар, – он вышел из ванной и сел рядом с Мишкой напротив Марии. – Что с утра не веселы? Что носы повесили?
   – У меня все нормально, – тут же отреагировал Мишка и взглянул на Марию.
   – Ещё бы. Запутал меня вчера «в конец». У него все нормально…
   …Сережа, а зачем перед «икс в квадрате» в уравнении стоит коэффициент, если все коэффициенты уравнения можно разделить на него и ничего не изменится? А?.. – Мария взглянула на Сергея.
   – В смысле – квадратный трехчлен преобразовать в приведенное квадратное уравнение? Да? – Сергей жевал бутерброд и  оглядывал то Марию, то Мишку.
   – Да! – почти хором подтвердили они.
   – Так уравнения существуют не для того, чтоб их решали в школе. Уравнения – результат анализа какого-то процесса. Попытка найти неизвестное число, интересующего аналитика. Его можно найти и так, и так. Способов много.
     Разницы никакой, как вы его будете искать. Это дело вкуса.  Смысл процедуры в поиске неизвестного. А процедура может быть… ну, может привести к любой форме уравнения. Я так понимаю, что надо найти «икс». А уж как – дело ваше. 
   – Дело вкуса… – Мария встала из-за стола. – Дело вкуса… Миша, давай собирайся, у нас мало времени.
…Мишка выскочил из машины, помахал рукой и побежал к школе.
  – Ты обещала сегодня рассказать, что случилось, и зачем тебе нужен этот, прямо скажем, – рискованный, эксперимент над собой, – Сергей смотрел вслед Мишке.  Тот бежал, останавливался, поворачивался, махал рукой и опять бежал к школе. – Может, отложим все это, или ещё лучше – прекратим его. Я извинюсь перед Димкой и все мы забудем о том, что было.
  – Хорошо. Раз обещала – то слушай. Только не перебивай. Я не знаю – с какого конца тебе все это рассказать.
  – Маш, время есть. Начинай с любого – разберемся, – Сергей повернулся к Марии.
   – У меня была прабабушка. Я её плохо помню. Мамина бабушка. Помню, что она была и все, а какая?.. Я посчитала – получается – мне было тогда два годика. 
   Ну, вот… Ты знаешь, что контингент, с которым я занимаюсь, достаточно специфичен. Оказалось, что у них кроме общей черты – приличного состояния, присутствует и явный набор общих лингвистических особенностей речи. Сначала мне это показалось просто интересным, а потом… а потом мне захотелось в этом разобраться. Я почувствовала азарт охотника. Доехала до аспирантуры, переговорила со своими, те рот разинули. Смотрю, у них даже ручонки затряслись.
«Ну», – думаю, – «украдут идею!» Я к своему бывшему руководителю… Тот жалеет, что ранее наработанный материал пропадет, поскольку его никак в эту тематику не сунешь… Боится, что мало может быть мне полезен…
      Что-то ещё…
     Одним словом – решили мы сформулировать постановку задачи.
     Ты знаешь все это и понимаешь, что если это удается, то практически полдела сделано. Ну, вот…
Засела я в «публичку». Там ничего… ничего нет, естественно по этому вопросу. Я уже начала рыть в психологии в психиатрии… Нет ничего. Такое ощущение, что до меня никто там не копался. У меня тоже стали руки дрожать.
     Непроходящее ощущение, что   «вот-вот» оно где-то тут…
– Азарт – не всегда помощник, Маша, ты же должна понимать, – Сергей слушал внимательно.
–  Азарт?.. Интересно всё так! Но дело не в этом.
  И стала я ловить на себе в читальном зале взгляд одной старушки. Она тоже с кипой книг всегда на столе. Такая старушка интересная… Прямо пробивает меня взглядом. А я никак не успеваю встретиться с ней взглядом. Не успеваю…
 …И тут однажды она встала и как-то повернулась так… Не знаю как… Как-то к свету так… Я смотрю – а это бабушка моя.
    Я сразу узнала её. Прабабушка это моя.
    И так она похожа на маму и бабушку…
– Мария. Я не думаю, что это тебя должно так волновать. Похожие люди, двойники, наконец, – это не такая большая редкость в этом мире. К этим вещам надо относиться спокойнее. Значительно спокойнее, – Сергей был серьезен.
  – Я понимаю, Сережа.  Я все понимаю. Только я тебе сейчас скажу самое главное, а ты пообещай, что мы поедем  к  Диме, а не в Кащенко. Ладно?
  – Обещаю.
  – Я поняла, я почувствовала, что эта старушка – я.
  …Они сидели минут десять в машине, глядя на медленно падающие снежинки, которые плотным покрывалом ложились на лобовое стекло, отчего в машине становилось сумрачно и уютно.
  – Как ты это ощущаешь? – нарушил молчание Сергей.
  – Я смотрю на неё, как на себя. Это я. Понимаешь?
     Я не знаю, как тебе сказать это, – Мария была спокойна.
  – И ты, поэтому, решила…
  – И я, поэтому, решила узнать, как я буду выглядеть, когда мне будет больше семидесяти лет. И если бы я это могла сделать, не прибегая к твоим и Димкиным услугам, я бы это сделала. Поскольку – «не могу», то тебе пришлось это узнать. Вот! – Мария улыбнулась и положила руку на руку Сергея.
   – Мне это понятно.
   Но не понятно методологически, что тебе это дает? Тут надо ситуацию «разруливать», мне кажется… пусть и с привлечением кого-то из Кащенко… Что такого?..
   – Я согласна с тобой. Но прежде, чем меня сдадут в «психушку», я могу знать, как я буду выглядеть в семьдесят лет?
    У меня есть такое право? Это желание здорового человека? – Мария стала волноваться.
   – Не кипятись!
   …Думаю, что в таком необычном желании, кроме неожиданности нет более ничего.
     Но ты как-то спрогнозировала свое поведение в дальнейшем в зависимости от ожидаемого тобой результата. Ты же взрослый человек и должна понимать, что Димкин результат – это не больше чем вероятностная картина. И не больше.
    Для меня непонятно, как можно строить планы и совершать какие-то действия, не зная степень вероятности события.
    Димка тебя знает. У него куча твоих фотографий с пятнадцати лет. И что?
    Он сейчас предоставит тебе картинку. И что? На ней может быть, что угодно. В том числе и лицо, совершенно не похожее на лицо старушки. Что тебе это дает? Тут явный «прокол» в методологии эксперимента.
     Допускаю, что это один из путей. Но уверен, что данный путь ложный. Тут же проблема в том, что ты считаешь…
   По сути, ты считаешь, что ты живешь…   Ты считаешь, что сейчас одновременно я могу наблюдать тебя в двух «жизнях»…
   …Нет, Маша, это глупо и логически непонятно.
  Что бы так считать – у вас должна быть хоть одна переменная или константа общая. Но этого не может быть. Этого не может быть никак.
 Я даже не могу сейчас представить, как это будет выглядеть, если я возьму в качестве одной из координат время.
 Получается абсурд.
  Время, получается, имеет криволинейный характер. И ещё хуже эта кривая пересекает саму себя. Что тогда является координатой точки пересечения?
      В каких тогда координатах исследователь должен рассматривать процесс твоей жизни?  И какой из двух…
  И есть ли тогда такое явление – как твоя жизнь во времени? Или вообще чья-нибудь?
     По-твоему получается. Что время является функцией времени. Значит, это может быть функция сколь угодно большого порядка. Значит, при решении уравнения относительно какого-то события можно получить сколь угодно корней этого уравнения. Одним словом событие может происходить сколь угодно раз во времени… 
 …Ну, ладно, я не об этом.
 Хотя тема изрядно потрепана под колесами всяких «машин времени», но тут другое. Тут несколько иное… – Сергей задумался, глядя на уже полностью засыпанное снегом стекло. 
  – Сергей, мы едем к Диме? Или куда? – голос Марии вывел его из раздумий.
  – Сначала к Димке. А потом будет видно, – улыбнулся он.
«Дворники» гоняли снег по стеклу, расчищая небо, которое становилось все яснее.
  – …Сначала чай или кофе? – Димка – молодой веселый парень, уникальный по своей специальности, весело улыбался, встречая гостей и помогая Марии снять плащ. 
  – Вот хоть бы кто приехал вечером. Уставшим. Мы бы с ним «с устатку»… Посидели бы. Нет! Все заняты,  один я свободен и скучен от безделья, – стал он ёрничать, приглашая гостей в комнату. – Серега! Мы когда последний раз с тобой сидели, пили, говорили глупости?
   Когда ты последний раз меня пытал, как я «это» делаю?
   Когда я последний раз спрашивал тебя – «когда ты женишься»?
  – Так вроде недавно. Мы же ещё с тобой кому-то «кости мыли» из наших?
  – Это брат, было по телефону… По телефону – «да»! Это мы умеем!
      Маша. Ты все хорошеешь и хорошеешь. Раз тебе не подходит Серега – возьми меня в мужья! Тем более, что я проникся уже нашим будущим… А?
  – Дима. Я обязательно учту твою заявку. Когда буду рассматривать вопрос обустройства последующих лет. А пока… Пока идет сбор «заявок на участие», – засмеялась Мария.
   – Запомни, что от меня уже ты заявку приняла. Садитесь. Серёга, ты понял – от меня уже заявку приняли…
  Дмитрий сел напротив Марии и Сергея в кресло.
   – Я сделал все, что вы просили. Здесь прогноз на твое, Маша, лицо в семьдесят, девяносто и сто десять лет.
      Братцы, поверьте мне, что при кажущейся простоте процедуры – «взять –посмотреть результат», это не так все просто. И если мужчины смотрят на это без эмоций и страха, то женщинам я всегда советую не делать этого.
    Как вы догадались, – сейчас я вас отговариваю брать эти три конверта.
    Пока чайник там собирается кипеть – время есть.
    Кстати, вы меня заберете с собой до центра?
 – Конечно, – Сергей смотрел на Марию.
 – Дима, ты почти уговорил меня. На треть, – улыбнулась та.
 – Это как? – улыбнулся он. – «Почти»?
  – Я возьму только один конверт. Где мне семьдесят, – Мария посмотрела на Сергея.
   – Ты, Маша, надеюсь, понимаешь, что там прогноз на будущее, что может быть без вмешательства сторонних сил извне. Ты понимаешь?
    Без ложной скромности могу сказать, что мои технологии позволяют утверждать, что так не «может быть», а так «будет». 
    Кстати, содержание конверта и подвигло меня поспешить подать заявку, прежде некоторых, – Дмитрий улыбался, глядя на Сергея и Машу.
    Маша протянула руку к конвертам.
 – Этот. Тут фас, профиль, три четверти, – Дмитрий протянул конверт. Два других бросил на стол и поспешил на кухню.
   Мария держала конверт и смотрела на Сергея.
  – Дай мне, – тот протянул руку.
  – Нет, – она вскрыла конверт и вытащила пачку фотографий.
  Отстранившись от Сергея, она медленно перебирала снимки, внимательно их разглядывая.
    Димка возился на кухне. Сергей смотрел на Марию.
    Мария сидела и смотрела на узкую длинную картину с сине-фиолетовыми ирисами на стене справа от рабочего стола Димы.
     Дима зашел, неся поднос с чайником и чашками.
  – Давайте здесь. На кухне вечный бардак. Ну, как вам? – он присел за низкий «гостевой» столик и посмотрел на Сергея. Тот пожал плечами и перевел взгляд на Марию.
   – Дима. А ты мне сбросишь по электронке их? – она похлопала конвертом по колену. – Сейчас.
   – Сейчас? Да запросто. Наливай чай. Кофе на работе набузгаюсь. Сейчас, – он встал и пошел к компьютеру.
    – Готово! – Дима вернулся к столу.
    – Дима, а можно мне отправить письмо с твоего компьютера? – Мария встала.
   – Нет вопросов. Только дай я закрою свою почту, – Дмитрий подошел к компьютеру и тут же освободил место, сделав приглашающий жест.
   Мария села за компьютер и через минуту вернулась к столику.
    Она взяла телефон.
  – Мама, здравствуй.
     …Нет – все нормально.
      …Будь добра проверь свою почту. Там в моем письме фотография. Открой её, посмотри и позвони мне. Хорошо?
  – Ты что-нибудь нам скажешь? – Сергей уперся взглядом в Марию.
  Дмитрий смотрел с недоумением на их обоих.
  – Сережа! Это она.
  Тут даже не может быть сомнений, – Мария откинулась на спинку кресла.
  – Ребята, проясните – в чем дело, – Дмитрий продолжал рассматривать Сергея и Марию.
  – Похоже, Дима, женщина на твоей фотографии жива и здорова и ты её можешь лицезреть, – сказал Сергей.
   – Естественно могу. И лицезрю. И даже могу потрогать. Если она разрешит даже за коленку, – засмеялся Димка.
    – Ты не понял. Женщина с таким лицом сейчас жива и здорова. И с ней можно пообщаться, – сказала Мария.
    – Ребята!
     Я не могу вам тут долго и нудно объяснять, что и как делается, но поверьте мне… Вы даже не представляете, что такое методом итераций по пяти снимкам прийти к результату. Если я скажу, что компьютер эту работу делает около часа – вам что-нибудь это скажет?
     Ну, Сереге – «да»!
      Серега! Я не знаю, как вам сказать, что это исключено. Тут ни о каких вероятностных характеристиках не может идти даже речи. Серега! Ты понимаешь про что я?
     Ноль! Ноль – вероятность совпадения.
     С другим человеком…
     Нет, ребята…
     Да, ну… «Нет». Тысячу раз «нет».
     Я не знаю, как вам это сказать по-другому.
     …Телефон Марии, лежащий на столе, зазвонил.
     Она оглядела ребят, вздохнула и взяла его.
     Кто-то, видимо, что-то долго объяснял ей, она слушала и смотрела то на Сергея, то на Диму. 
   – Мама… Да, зря ты так волнуешься… Я же тебе всегда говорила, что помню бабушку. Вот и попробовала нарисовать. А потом… ну, там компьютер…
  …Нет у меня никакой фотографии. Это я нарисовала.
 …Мама, что значит «не может быть»?
 …Мама, что значит «она так не ходила»? Ну, не помню я эту брошку-камею… Поэтому и не нарисовала.
  …Мама, что значит «она не  ходила с открытыми плечами»? Не помню я эту кофточку с высоким воротом. Не помню.
  … Ну, хорошо. Ты нарисуешь, и мы переделаем портрет.
  …Хорошо. Сделаем цветной и увеличим.
  …Хорошо. Сделаем сразу, как ты нарисуешь кофточку и брошку.
  … Хорошо, мама. Давай до вечера. У Миши все хорошо. Ну, давай.
     Мария выключила телефон и посмотрела на Димку с Серегой.
  – Я все понял! – Димка встал. – Я все понял. Я понял, как сходят с ума.
     Я понял! Был человек с таким лицом, есть человек с таким лицом  и, возможно, будет человек с таким лицом. Я понял.
     Это я понял. Только тогда я ничего не понимаю в том, чему я учился десять лет! И смею вас уверить, господа, что тогда все в этом мире  ничего не понимают ни в ДНК, ни в механизмах развития и старения человека…  И вообще… есть ли такое явление, как «старение»… Ну, знаете… Тут недалеко и до вопроса – «А есть ли такое явление, как «рождение»… Увольте…
    …Осталось только написать вам  в ВАК и лишить меня докторской степени.
     Да, нет, ребята, это шутка? Розыгрыш? Да?..
     Вы хоть приблизительно понимаете, как устроен человек?
     Вы хоть представляете – из каких кирпичиков состою я, вы, другие?
     … Я никуда не поеду сегодня.
     Серега, оставайся у меня, бара нам хватит на неделю.
     Маша! Маша и ты оставайся. Тут надо хотя бы… Тут хотя бы надо придумать… хоть какую-нибудь гипотезу. Серега, ты понимаешь? Хоть какую!
     Только…
     … А как хорошо начинался день!.. Как хорошо все было с утра-то…
      Я позволю себе коньячка, чтоб уж точно никуда не ехать. Да и снег там…
     …Серега, Маша. Если у меня телефон не будет отвечать – ищите меня в Кащенко.
     …Нет! Если у меня телефон не будет отвечать – приезжайте ко мне.
     …Ребята, приезжайте ко мне. Уведите от греха!

 
     **Продолжение - http://www.proza.ru/2012/11/14/657


Рецензии
Саша, спасибо за интересный рассказ,читаю другие главы не сразу.

Нинель Тован Вежичь   11.02.2017 21:12     Заявить о нарушении
Спасибо, Нинель!
Удачи Вам!
...Там не так все просто!

Саша Тумп   11.02.2017 21:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.