Во власти Зверя Глава 35

                Глава 35

    - Добрый вечер Иван Сергеевич, - сказал Звягенцев, приветливо улыбаясь.
Иван лишь кивнул в ответ, с удивлением бросив взгляд на маленькую девочку, сидящую в кабинете Звяген-цева.
    - Присаживайтесь. Вы помните, какой у нас сегодня день?
    - Если я не ошибаюсь, сегодня пятница. Я хотел бы попросить вас, отпустите меня домой. Вы поставили меня на ноги, и за это я вам бесконечно благодарен. Оснований держать меня здесь, у вас нет. Клиника у вас частная, каждый день моего пребывания здесь, стоит вам кучу денег. Поэтому не тратьте деньги и свое драгоценное время на такого пациента, как я.
    Звягенцев слушал монолог Ивана и понимающе кивал в ответ. «Терпение, еще раз терпение – главный постулат людей нашей профессии. Сейчас важно не спугнуть пациента. Позволить ему расслабиться, усыпить бдительность», - думал он.
    - Конечно же, я вас отпущу. У меня нет никакого права держать вас здесь против вашей воли. Вы, если хотите знать, можете уйти отсюда в любую минуту.
    - В таком случае, позвольте откланяться, - Иван поднялся с кресла и направился к выходу.
    - Иван Сергеевич, если вам не трудно, задержитесь на пару минут. Я хочу вам кое-что показать.
    Иван медленно повернулся. Тяжелое предчувствие камнем легло на сердце. «Вот оно чувство страха, - подумал он. – А я надеялся, что мне удалось справиться с ним».
    Звягенцев достал из ящика стола альбом и протянул его Ивану.
    - Взгляните на эти рисунки.
    Иван взял альбом и перевернул страницу. С альбомного листа на него смотрели налитые кровью глаза, пронизанные ненавистью и болью. Разрушив построенную им преграду, в сознание вторглось то, что он пытался забыть - дьявольский коридор. Едкая волна зловония окатила его с головы до ног, словно он опять очутился в лабиринте дьявола.
   С трудом, оторвав взгляд от картинки, Иван пристально посмотрел на Звягенцева.
   - Откуда это у вас?
   Звягенцев кивнул в сторону девочки.
   - Ничего не понимаю, - пробормотал Иван. Не выпуская из рук альбома, он опустился в кресло.
   - Сейчас я вам все объясню, - сказал Звягенцев. – Простите мне мою самонадеянность. Я сам не представлял всей серьезности того положения, в котором оказался наш материальный мир. Как вы, наверное, догадываетесь, нас окружают десятки, сотни, а может даже и тысячи невидимых миров. Все они существуют в данный момент, параллельно с нашим материальным миром. Мы их не видим, не слышим, но это не значит, что их нет. Другое дело, какое
влияние они оказывают на наш мир? - Звягенцев замолчал, испытывая чрезвычайное волнение.
    - Вы думаете, на людей оказывается давление со стороны параллельных миров? – нарушил молчание Иван.
    - Да. Во всяком случае, за последнее время это вмешательство стало очевидным. Как видите, даже на детей, - ответил Звягенцев. – Позвольте, я отпущу девочку, и мы продолжим наш разговор.
    Звягенцев нажал кнопку вызова. В кабинет вошла медсестра.
    - Проводите девочку в палату и накормите ее ужи-ном. До свидания, Карина, - он ласково погладил ребенка по голове.
    - Подождите! – воскликнул Иван. – Разрешите мне поговорить с ней.
    - Если вы дадите слово, что не будете пугать ребенка. Ваше волнение может передаться ей, что очень не желательно. Следите за каждым сказанным вами словом, - сказал Звягенцев. Он отпустил медсестру, затем достал диктофон. – Если вы не возражаете, я запишу ваш разговор.
    Иван молча кивнул и подошел к Карине. Присев на корточки рядом с девочкой, он взял ее за руку.
    - Карина, давай знакомиться. Меня зовут дядя Иван. Я хочу тебя кое о чем спросить. Можно?
    - Я вас знаю. Я видела вас в пещере. В ней сидит кто-то очень страшный. Я слышу крики, - голос у девочки был тихий и равнодушный.
    - Эти крики ты слышишь из пещеры? – осторожно спросил Иван.
    - Пещера везде, и крики везде.
    Иван и Звягенцев переглянулись, казалось, они чувствовали одно и тоже. От тихого голоса ребенка волосы вставали дыбом.
    - Расскажи мне, Карина, какая она – пещера? – от волнения голос Ивана дрогнул.
    - Она очень большая. Пол мокрый и красный, стены тоже красные. Там темно. Здесь тоже темно, но там темнее. Везде злые глаза. Они страшно кричат! Я боюсь! – Карина вскрикнула, закрывая ладошками лицо.
    Звягенцев выключил диктофон и подошел к девочке.
    - Успокойся, маленькая, - он провел рукой над головой ребенка. - Сейчас ты заснешь, и будешь видеть только хорошие сны.
    Его голос был нежен и ласков, словно он говорил с очень близким и дорогим ему человеком. Девочка довер-чиво потянулась к нему и впервые за весь вечер улыбнулась.
    - А мне можно остаться здесь? – пролепетала она сонно.
    - Нет, моя девочка. Сейчас тетя унесет тебя в твою комнату, где ты поспишь, - тихо сказал Звягенцев. – Иван Сергеевич откройте дверь и позовите медсестру.
Звягенцев подхватил ребенка на руки. Иван предупредительно распахнул перед ним дверь.
    - Отнесите ребенка в палату, - тихо сказал Звягенцев, бережно передавая девочку медсестре. – Теперь она будет спать до утра.
Как только за ними закрылась дверь, выражение его лица стало злым.
    - Я же вас просил не пугать ребенка! Неужели ваши вопросы были так необходимы? – раздраженно заметил он.
    «Ты бы еще кулаком по столу стукнул, - подумал Иван, чувствуя себя виноватым. – Откуда мне было знать, что эта обыкновенная на вид девочка обладает сверхъестественными способностями». Он действительно не ожидал услышать от ребенка ничего подобного. Особенно его потрясло то, что девочка видела лабиринт, видела его в лабиринте. Но как это возможно?
     - Может у девочки психическое расстройство? Может быть у нее галлюцинации? – неуверенно спросил он.
     - Может быть. Все может быть. Хотя, что такое галлюцинации? Возможно, это способность видеть параллельные миры? Разве мы – люди можем до конца понять, что влияет на наш разум? Какой демон безумия руководит нами? Да и нужно ли нам пытаться сохранить здоровый рассудок, мешающий нам осознать первопричину зла? – Звягенцев был сильно возбужден, и не замечал, что переходит на крик.
    - Почему вы кричите? – тихо спросил Иван. По своему опыту он знал, что если говорить тихо, это немного отрезвляет слишком возбужденного собеседника. Так случилось и в этот раз.
    - Извините, я немного погорячился, - сказал Звягенцев. – Вы правы, криком ничего не объяснишь. Но я очень хочу, чтобы вы меня поняли. Мы перемалываем своим разумом гору информации. Нам доступно огромное количество знаний накопленные веками, которые могут объяснить все. Но кто вкладывает в нас эти знания, кто преподносит нам уроки жизни, и зачем? – Звягенцев пристально посмотрел на Ивана. – Вы ведь были там. Вы видели то, о чем рассказала девочка. А может, у вас тоже были галлюцинации?
    Иван покачал головой. «С какой стати я должен молчать? Я ничего не подписывал, и ни на что не соглашался. Единственная причина моего молчания – это Николай. Как сказал дьявол, его ждут вечные муки, если я заговорю. Он обещал облегчить страдания Николая, не трогать Машу и детей. Но можно ли верить обещаниям призрака. Эта тварь готова была дать любые обещания, лишь бы вырвать у меня согласие. Согласие на что? Что наш мир вечен и не истребим. Согласиться с этим, значит подвергнуть материальный мир еще более кровавым и жестоким испытаниям! Позволить дьяволу властвовать над нами вечно! Слишком большая цена моему молчанию…».
     - Молчите, - Звягенцев встал из-за стола, подошел к книжному шкафу, открыв дверцу, он достал оттуда лист ватмана и папку. В папке лежали вырезки из газет.
     - Читайте. Вы журналист по профессии, вам должно быть это интересно.
     Иван взял одну из статей. Бегло пробежал глазами. Статья называлась «Историческая встреча с пришельцами». В ней ученый, крупный специалист НАСА признается, что больше не может выносить обет молчания и наблюдать, как обманывают весь мир. Ученый утверждает, что в 60–е годы в НАСА начались контакты с инопланетянами, причем сразу с несколькими расами. Будто бы почти все они агрессивно относятся к людям. Далее утверждалось, что не только на Земле, но и во всем космосе идет нешуточная борьба за выживание. Многочисленные силы зла, очень близкие к землянам по умственному развитию, но отличные по внешнему облику, начали войну за захват территорий.
    - Ну что вы на это скажете? – спросил Звягенцев.
    - В свое время я много об этом читал. Комментировать не берусь, пусть ученые сами разбираются.
    - Ученые так погрязли в материалистических догмах, что не в силах оторваться от них. Мы ищем зло в космосе, в инопланетянах, в летающих тарелках, а оно здесь – рядышком, невидимое и неслышимое. А может кому-то выгодно, чтобы мы знали то, что знаем, - почти утвердительно сказал Звягенцев. 
    - Вы говорите с такой уверенностью. А вам не приходило в голову, что люди созрели для знаний. Тысячи ученых годами работают в различных областях науки. Неужели их труд напрасная трата времени и сил? Все равно рано или поздно они бы получили эти знания, - сказал Иван. Он понимал, о чем говорит Звягенцев, и даже был согласен с ним, но его бесила самоуверенность собеседника.
    - Я надеюсь, что вы меня не принимаете за идиота. Человечеству все дается с трудом. Такова его природа, - спокойно ответил Звягенцев. – Лет десять назад у меня возникла своего рода теория о смысле рождения человека, его миссии. Никто не знает, для чего человек появляется на земле. Никто не знает, когда возникает в человеке потребность к совершению зла. В какие моменты его жизни? Ведь все люди рождаются милыми, добродушными малышами, и все получают одну и ту же информацию. Растет тело, растет банк полученных знаний. Возможно, в момент закладки знаний и происходит атака на человека, вернее, на то, что внутри него. Я имею в виду - душу человека, так как тело человека лишь орудие для исполнения его миссии.
     Звягенцев развернул на столе лист ватмана.
     - Вот взгляните. На этом эскизе изображена наша планета, окруженная неким экраном. Его установили силы Антимира, чтобы потоки истинных знаний Света не дости-гали Земли.
     - Объясните, - сказал Иван.
     - Человек, как энергетическая система, не имеет аналогов во Вселенной. В момент своего рождения человек получает колоссальный заряд энергии, что обеспечивает дальнейшее его развитие, работу его сердца, мозга и всего организма. Энергия дана человеку Высшими силами, но под влиянием ложной информации она используется для разрушения  материального мира. Это -  уничтожение тела человека, и всего, что его окружает, я имею в виду планету Земля.
     - Вы утверждаете, что всю информацию человек получает извне. Но разве не сам человек генерирует идеи, совершает открытия в науке?
     - В людях заложены огромные способности, о которых они даже не подозревают. Купаясь в информационном поле, они, как губка впитывают в себя информацию, а затем ее материализуют. Я  убежден, что вся информация поступает из враждебных нам миров. Пока параллельные миры не вмешивались в нашу жизнь, человечество имело примитивные орудия труда, и вполне довольствовалось этим. Последние сто лет эти миры полностью заражены злом, поэтому и информация, поступающая к нам, вредит землянам. Это касается всех сфер деятельности человека: науки, искусства, медицины, экономики, политики. С тех пор, как появилось радио и телевидение, нас стало легче пичкать  негативной информацией, которую мы с удовольствием поглощаем.
    - Вы так говорите, словно мы не люди, а животные, нашпигованные всякой всячиной, - прервал его Иван.
    - Очень точно подмечено. Для существ обитающих в параллельных мирах мы не люди. День за днем, год за годом они разрушают нашу духовную структуру. Человек давно перестал задумываться о смысле своей жизни. Он стал агрессивной биоэнергетической машиной! – повысил голос Звягенцев.
    - Я так не думаю. Возможно, неверное использование знаний, или злоупотребление знаниями, использование их в целях личного обогащения и есть то зло, о котором вы так красноречиво говорили, - возразил Иван.
    - Наш спор не имеет никакого смысла. Мы ничего не можем изменить; человек уже давно не различает, где правда, где ложь, что для него хорошо, что плохо. Сейчас я говорю о примитивных вещах, но к великому моему сожалению, за все свое существование человечество так и не продвинулось в своем духовном развитии. И все потому, что нами давно виртуозно манипулируют, - сказал Звягенцев.
    - Манипулируют? – переспросил Иван. Холодок подступил к сердцу. Сам того, не понимая, он зачем-то обернулся. Ему показалось, что в комнате появился призрак. Дверь была закрыта, но от нее отделился серый, прозрачный силуэт. Бесшумно передвигаясь, призрак приблизился к ним и бесцеремонно расположился в кресле. Иван метнул взгляд на Звягенцева, неужели тот ничего не заметил. Но Леонид продолжал с прежним жаром отстаивать свою правоту.
    - Да, именно манипулируют! Особенно сейчас, когда появилась мировая информационная паутина – Интернет. Все знания мира в компьютере! Бесконтрольный доступ к любой информации! И это при нашей то почти звериной агрессии! – воскликнул Звягенцев.
   - Но вы сами, наверняка, пользуетесь Интернетом, - вяло проговорил Иван, краем глаза наблюдая за силуэтом.
   «Меня контролируют», - подумал он.
   Иван никак не мог рассмотреть черты его лица, так как они были стерты. Словно кто-то прошелся по лицу ластиком, оставив лишь бесцветные тусклые волосы и пустые мертвые глаза.
   - Иван Сергеевич, у вас нет ощущения, что нас подслушивают? – спросил Звягенцев, оглядываясь по сторонам.
   Иван не ответил, он не мог пошевелиться. Его тело будто оцепенело; всего несколько мгновений, и Иван перестал его ощущать. Тела больше не существовало. Сероватый туман наполнил комнату, мебель приняла искривленные формы. Голос Звягенцева становился все тише, да и сам Звягенцев отдалялся, Иван видел только контуры его тела. Сейчас он был похож на большого извивающегося червя…   
   Кабинет Звягенцева исчез. Иван увидел странную местность, которая простиралась на многие километры. Нагромождение серого песка напоминало горы; не было видно ни деревьев, ни кустарников, лишь свинцовое небо сливалось с песком. Все это вызывало ощущение замкну-того пространства.
   Место показалось Ивану абсолютно пустынным. Но вскоре он понял, что ошибся. Вначале он услышал тихий шорох. Постепенно звук усиливался, превращаясь в крики, стоны, клокотание, словно надвигалась чудовищная кипящая лава. Внезапно песок качнуло, горы стали рассыпаться, обнажая жуткие темно-серые клубки.
   Сердце Ивана замерло, он увидел то, что видела девочка. Смерть распахнула перед ним одну из своих дверей, безжалостно уничтожая остатки надежды, за которые он все еще цеплялся.
   Клубки зашевелились, издавая странные стонущие звуки. Иван с ужасом увидел, что они поползли в его сторону, помогая себе сотнями рук и ног.
   - Убить, убить, - шипели клубки.
Ивану захотелось кричать, звать на помощь.
   «- Молчи, - тихий голос проник в его сознание. - Молчи, слушай, смотри».
   «Кто ты?», - подумал Иван.
   «Я – это ты. Я - Иоанн, не бойся меня… Небо скрылось, свившись, как свиток, и всякая гора, и остров сдвинулись с мест своих. И цари земные, и вельможи, и богатые, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и ущелья гор. И говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца. Ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?»
    «- Миллионы людей еще не готовы! Останови нашествие, затвори небо!» - взмолился Иван.
    «- Они никогда не будут готовы. Разве ты не слышишь криков душ убиенных за слово Божее, и за свидетельство, которое они имели? Почему же просишь за тех, кто поклоняется Зверю?»
    Не зная, что ответить, Иван потупил глаза. Как зачарованный он слушал свой внутренний голос. Память стала возвращать утраченные знания; и то, что когда-то казалось неправильным и даже жестоким, теперь было таким, как нужно. Мир заслуживал наказания, даже если чувства и разум отвергали это: «Ибо всякий от Бога побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир –  вера наша».   
    То, что свершалось в душе, Ивана было подобно напору урагана. Решимость и отчаяние были огромны по своей силе. Он содрогался от мысли, что миллионы людей в данный момент еще не готовы покинуть мир, что им просто не хватит мгновения для покаяния, и тогда бездна навсегда поглотит их. Что будет с Машей и детьми, что будет с его друзьями?
    «- Моя душа во тьме. Я лишь прошу за тех, кого люблю всем сердцем! Пусть все решит Господь!»
    «- Ты прав, мгновение может исправить многое. Но хватит ли у тебя сил сразиться со Зверем? Хватит ли веры пойти на величайшую из жертв и стать праведным перед лицом Бога? О твоем подвиге никто не узнает и никто не станет восхищаться тобой. Возможно, твоя жертва будет напрасна, и люди, за которых ты просишь, никогда не покаются».
    «- Разве это важно? Я не ищу ни восхищения или ни признания. Все, что я делал в своей жизни, было бесполезным, ненужным. Господь Всемогущий дал мне возможность спасти свою душу и души других людей. Нет более высокой и желанной цели! Книга жизни раскрыта. И кто не  записан в книгу жизни, тот будет брошен в озеро огненное. Спасенные народы будут ходить во свете. И если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей. Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!», - мысленно произнеся эти слова, Иван успокоился. В его душу проник Свет, придав ему силы перед великим испытанием. Вся его жизнь до мельчайших подробностей пронеслась перед глазами. Теперь он знал, что никогда не жил по-настоящему. Его поступками управляли обстоятельства, но никогда он сам. Но если так жил он, значит, так живут все люди. Возможность заглянуть в себя, в свою душу, все равно, что заглянуть во мрак. Попробовать стать другим, родиться заново и возвратиться к Богу требовало огромных усилий над собой. Но если он сможет сделать это, то смогут и другие.
    Оцепенение спало, Иван почувствовал необыкновенную легкость, теперь он мог двигаться. Только сейчас он заметил, что дьявольские клубки обложили его со всех сторон. Они излучали ненависть и внушали ужас. В порыве самосохранения Иван сделал шаг назад, закрывая лицо руками.
    «- Возьми щит!» - крикнул Иоанн. От Ивана отделилось светлое облако, своею формою напоминавшее щит. От него исходило яркое свечение. В страшной ярости клубки кинулись на щит, пытаясь разбить его. Иван с ужасом наблюдал за поединком Жизни и Смерти. Зная, что может погибнуть в этой схватке, он продолжал отражать атаки взбесившихся монстров. Туман застилал ему глаза, но улыбка играла на его губах. В его душе сияло Небо, дающее ему силу и веру. Даже когда клубки разбили щит и окружили его плотным кольцом, он продолжал улыбаться. В предсмертной агонии Иван больше не чувствовал Смерти. Бессмертие распахивало перед ним двери в Вечность.


Рецензии
Вы не боитесь писать об этом?

Валерия Карих   11.03.2013 17:54     Заявить о нарушении
Уважаемая, Валерия, писать об этом не страшно. Страшно в этом жить. По моим ощущениям мы живем во времена тяжкие. У нас в Украине, как и во всем мире вводят биометрические паспорта, а это значит час антихриста, как это не фантастически звучит, пробил. Прочтите "Откровение" Иоанна Богослова. С удовольствием прочту Вашу сказку, и выскажу свое мнение. Еще раз с уважением Александр.

Александр Шабалтас   12.03.2013 00:57   Заявить о нарушении
Александр, здравствуйте! Приглашаю Вас заглянуть ко мне на сказку..*)))

Валерия Карих   12.03.2013 14:22   Заявить о нарушении