Лучезар воин. Ярыш. Глава 30

Лучезар воин. Ярыш. Глава 30.

Мятежники плыли по черному оврагу в полном молчании. Хмурые лица, плотно сжатые губы, тяжелые вздохи- все беглецы понимали, что шансов на благополучный исход мало. Лишь всплеск воды под веслами да крики ночных птиц нарушали это мрачное безмолвие.  Серебристый диск луны указывал дорогу мятежникам, освещая высокие и крутые берега оврага.
Мысли атамана метались. Что же выбрать - смерть в бою с воинами Таргитая или плен и бесчестие у каченеев. И если бы с ними не плыли девицы, то Таймур ни минуты не сомневаясь, выбрал бы смерть воина. Его напряженная спина словно ждала, когда же послышатся звуки погони. Но лес словно затаился.
Хмурый взгляд Лучезара говорил красноречивее слов. Подле его ног сидела Малаша, натянутая словно тетива. У девушки не было сил ни на слезы, ни на страх. Она хотела лишь одного - чтобы этот кошмар закончился. Пусть она умрет, но лишь бы больше не мучиться.
Варай в изнеможении вытащил весло из воды- руки словно окаменели. Чара, сидевшая напротив, тут же молча, взяла у парня весло и начала грести. Её уверенные и сильные движения вызвали улыбку у мятежника. А его взгляд словно говорил: и ты еще сомневаешься, что ты прирождённая мятежница? Бороться до последнего, когда уже и надежда на спасение вот-вот растает.
Чара с вызовом посмотрела на Варая, словно отвечая: нет, просто я борюсь за свою жизнь! Не для того я убегала от воинов Таргитая, голодала и рисковала сорваться в пропасть, чтобы стать наложницей у каченеев.
Чара вспоминала смутные указания Орси о том, как найти хижину Кушууна и что сказать колдуну, чтобы он им помог. Если верить Орси, то живет колдун не так уж далеко от этих мест - нужно просто плыть по оврагу и всё. Но успеют ли они доплыть? Как быстро поместник хватится беглецов и сколько у них времени в запасе? Настораживала тишина, царившая в лесу. Не слышно криков погони. И это пугало.

Крик кукушки словно разорвал предрассветную тишину. Почему то все мятежники сразу поняли - вон она погоня. И они не ошиблись. Тут же из леса в лодки полетели копья и стрелы. Правда, целились каченеи осторожно - девушки нужны были живые. Лучезар велел Малаше укрыться за его щитом, а сам приналег на весла.
Каченеев становилось все больше. Они словно появлялись из ниоткуда. Лучезар оглянулся - их лодка плыла предпоследней. Богатырь решился - была не была. Передав весло сидевшему рядом мятежнику,  поднялся в полный рост. Зажав полную горсть порошка туман – камня, богатырь свистнул. Все каченеи повернулись на свист. Желание пронзить храбреца стрелой или копьем было так велико, что многие каченеи подошли к самой кромке оврага, чтобы уж наверняка попасть. Лучезар с криком ярости бросил горсть порошка в сторону каченеев.
Черное облако накрыло многих каченеев, но не всех. А Лучезар не успел увернуться от одной из стрел. Каченей, чья стрела попала в бок богатырю, радостно крикнул. Выдернув стрелу, Лучезар схватил обломок копья, который лежал в лодке. Метнул его в сторону стрелка и тут же услышал вопль раненого.
-Квиты,- пробормотал Лучезар.  То, что наконечники стрел каченеи чем - то смазали, парень понял быстро. Его глаза слипались, тело наливалось свинцовой тяжестью. Сев на свое место, Лучезар зачерпнул холодной воды из оврага и плеснул в лицо. Но и ледяная вода не помогла. Последнее что помнил богатырь, перед тем как провалиться в темноту, это крик Чары:
-Кушуун!!!

Жилище колдуна и знахаря Кушууна хижиной назвать мог только тот, кто никогда не видел ни Кушууна, ни его дом. Впрочем, сам дом разглядеть за высоким частоколом из брёвен, можно было, только попав за этот частокол. Попасть же туда стремились не многие. Только сильная хворь или нужда могли заставить каченея постучать в ворота колдуна.
Жил знахарь отчужденно. На людях появлялся редко, да и к себе никого в гости не звал. Колдуна каченеи боялись, уважали. Верили, что Кушуун общается с лесными духами и состоит в родстве с богами.
Многие уверяли, что видели, как Кушуун на рассвете разговаривает с духом черного оврага и приносит ему щедрые дары. В подтверждение этих слов свидетельствовали и деревянные ступени, которые по склону оврага спускались к самой воде и вели ниже, наверное, на самое дно…

Высокий старик с длинными седыми космами, одетый в платье из мешковины и заячий тулуп сверху, быстрым шагом шёл по краю оврага. Быстрая походка не вязалась с седыми волосами и бородой, с морщинами на загорелом лице.  Казалось, что увесистый посох служит ему не опорой, а скорее грозным оружием. Его грозный вид не сулил ничего хорошего тому, кто попадётся Кушууну на пути. Завидев колдуна, каченеи замерли.  Старик же, словно и не замечая лесных жителей, шёл сквозь толпу, которая сама расступалась перед ним. Наконец, он увидел из-за чего поднялся такой шум. А точнее, из-за кого. В овраге, на лодках находились люди. Мужчины, обнажив мечи и кинжалы, стояли в полный рост, закрывая собой испуганных женщин. Некоторые из мужчин,  окровавленные, лежали на дне лодок.
Обведя тяжелым взглядом каченеев, Кушуун грозно спросил:
-Кто посмел?!- голос старика, словно раскат грома, отозвался громким эхом.
Вперед выбежал уже немолодой каченей. Поклонившись до земли старику, каченей ответил:
-Приказ поместника Крода! Приказано доставить девиц живыми и невредимыми, а мужчин убить…
-Как посмели вы на моей земле?! А ну прочь! Прочь отсюда!- старик легко поднял посох и ударил им в грудь первого попавшегося каченея.
Каченеи попятились назад, но остановились через несколько шагов, словно перед видимой только им и старику границей. Кушуун обратил свой взор на несчастных в лодках. Чара, решившая, что пора обратиться к старику за помощью, начала:
-Кушуун…
Но старик прервал её взмахом руки. А потом вдруг на языке горной страны сказал:
-Плывите до ступеней, и поднимайтесь.
Потом обратившись снова к лесным жителям, прошипел:
-Прочь!
Каченеи еще попятились, но не ушли. Приказ поместника Крода не выполнен, что они ему скажут?

Малаша и Груша подхватили под руки бесчувственное тело Лучезара и стали подниматься по ступеням. Малаша чувствовала как бьется сердце богатыря, и только осознание того что любимый жив, придавал сил девушке. Чара помогала идти Вараю, которого сильно ранило копьем в плечо. Таймур поднялся по ступеням последним.
Кушуун открыл перед мятежниками высокие ворота. Когда все вошли в просторный двор, старик закрыл ворота на тяжелый засов. Затем оглядел своих гостей. Окровавленные, уставшие, напуганные они вызывали сочувствие. Покачав головой, старик принес из дома какие-то порошки и зелья да чистые тряпицы. По очереди старик подходил к каждому распростертому телу раненного отравленными стрелами. Обмывал рану, сыпал на неё каким то порошком, перевязывал. Потом каждому вливал в рот несколько капель терпкого зелья. И лишь после распорядился отнести бесчувственных воинов в пустой амбар да уложить их на мягкую солому. Когда мятежники выполнили все указания Кушууна старик пригласил их в дом:
-Пойдёмте, гости дорогие. Сейчас и ваши раны залечу. А эти,- старик мотнул головой в сторону лежавших в амбаре,- к вечеру в себя придут.
Чара не могла отвести глаз от старика. Было что-то в нем странное. Говорил старик на языке горной страны правильно, без ошибок. И ростом он был высок для каченея. Но девушка сама видела как каченеи трепещут при виде колдуна. Если бы старик был из другого племени, то каченеи никогда бы не поклонились ему - таковы уж лесные жители. Чара так пристально рассматривала знахаря, что старик почувствовал её взгляд. Их глаза встретились - пронзительный взгляд ярко синих глаз смутил девушку. Лицо старика испещренное глубокими морщинами, потемневшая от прожитых лет кожа, седая борода - казалось всё это жило отдельно от синих ясных глаз, в которых плясали смешинки.  Старик отвернулся от Чары и занялся остальными раненными. Затем принес бочонок с каким то напитком и деревянный ковшик:
-Выпейте с дороги. Сил прибавит.
И снова Чара удивилась, заметив недюжинную силу старика. Тихонько толкнув Варая, девушка спросила:
-Тебе старик не кажется странным?
Но Варай, измученный и обессиленный, лишь равнодушно пожал здоровым плечом.
-Старик как старик.
Когда гости напились и заметно приободрились, старик подвел их к бочке с водой:
-Умойтесь и оботритесь. А я покамест насчет угощений похлопочу.
Чара подошла к Таймуру:
-Атаман, неужели только я заметила, что старик странный? Почему он о нас так заботится? Откуда язык знает?
-Я тоже заметил, Чара. Но сейчас не время отгадывать загадки.

Дом колдуна не был похож на обычное жилище каченея - поместника. Не было многочисленных перегородок, коридоров, лестниц. Одна огромная комната, где сейчас и находились мятежники, из которой куда-то вели несколько дверей. Жил ли старик один, или были у него помощники- всё это оставалось тайной.
Трапеза прошла в молчании. Гости были слишком напуганы погоней, чтобы задавать какие-то вопросы. Им даже и думать не хотелось - что дальше? Старик тоже вёл себя так, будто принимать у себя таких странных гостей обычное дело. И лишь когда трапеза закончилась, колдун поднялся из-за длинного стола. Повернувшись к атаману, Кушуун вдруг весёлым голосом спросил:
-Таймур, а ты не узнал меня?
Атаман удивленно покачал головой:
-Нет…
Старик подошёл к кадке с водой и тщательно умылся, смывая с лица и морщины и почерневшую кожу. Затем снял с себя седую бороду и длинные космы. Повернувшись к мятежникам, он своим изменившимся обликом вызвал вздох изумления. Перед гостями теперь стоял не старик, а зрелый мужчина с чуть заметной сединой на висках. Темно-русые волосы были стянуты на затылке в короткий хвост. Светлая кожа лица, голубые глаза - хозяин однозначно не был каченеем!
Таймур вдруг вскрикнул:
-Армаз! Ты жив?! Но как же… Сколько лет? Дружище!
Атаман всё еще не веря своим глазам подскочил к хозяину дома и крепко обнял того. Армаз не остался в долгу, сжимая в объятиях атамана.
Чара и Варай переглянулись- кто бы объяснил что тут происходит?

Продолжение:http://www.proza.ru/2012/10/26/1170


Рецензии
Кушуун - классный персонаж! Очень понравился!

Алексей Бойко 3   25.10.2015 22:26     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.