Хроники Иркутского насобачного гусарского полка

"Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить..."

Андрей Макаревич

"Едет Ленин на свинье, Сталин - на собаке,
Ленин Сталину кричит: "Мы с тобой - казаки!"

Устное Народное Творчество

Каких только историй не услышишь в пригородных электричках!... За это-то я их и люблю: скрашивают, знаете ли, такие истории монотонную дорогу под перестук колёс. А так, если есть интересный собеседник или расказчик-оригинал - красота! - любуйся пейзажем за окном, слушай, да запоминай - авось, и пригодится такой случайный рассказ. И вот совсем недавно, двигаясь в пригородной электричке в сторону моей любимой Старой Ангасолки, услышал я совершенно феерическую историю: немолодой дядька-дачник с пышными бакенбардами "a-la Царь Александр II", ехавший со мной рядом, погрузился в события двухвековой давности, и рассказал совершенно феерическую историю создания Иркутского гусарского полка, который, как известно, "до самого Парижа дошёл и узурпатора Буонопартия пленил".

Нет-нет! - я всё знаю: на самом-то деле всё вовсе не так было! На самом деле, Иркутский полк был не гусарским, а драгунским - а "гусарским" он стал называться только после того, как его объединили с недоукомплектованым Московским гусарским полком, который на свои средства формировал граф Салтыков... Повторяю: я всё это знаю. Но версия моего случайного попутчика кажется мне если уж и не достоверной, то, во всяком случае, заслуживающей того, чтобы быть записаной. Равно, как и того, чтобы познакомить с ней читающую публику, ибо рассказ этот просто великолепен! Такие вот устные полуанекдотические легенды - это тоже часть истории, и заслуживают того, чтобы остаться в истории. И вообще, кто знает, какие легенды и "достовернейшие" исторические анекдоты будут через двести лет (крошечный, вообще-то, срок по меркам истории!) будут рассказывать о нас и о нашем времени.

...- Ни фига не знаем мы своей истории! - мой попутчик обернулся ко мне, и пристально поглядел на меня. Мы с женой только что обсуждали какой-то эпизод Отечественной войны 1812 года, который, в лучших своих традициях, передёрнул граф Лев Николаевич Толстой в своём знаменитом четырёхтомнике. Я думал, что беседуем мы достаточно тихо - но вот, поди ж ты! - услышал нас попутчик, и вступил в разговор.

- Вот вы, например, что-нибудь слыхали про Иркутский гусарский полк? - я уже, было, собирался блеснуть эрудицией, и сообщить дядьке-дачнику, что да, мол, был такой полк, конечно же слыхали... Но дядька не дал мне договорить: - Конечно же, не слыхали! Ну, так я вам сейчас расскажу!

Он поудобнее уселся на жёсткой скамье электрички, подвинул к себе стоявший на полу алюминиевый горбовик, и начал свой рассказ:

- Значит, так! Как только началось военное вторжение французов, Царь Александр I объявил общую мобилизацию! В его Указе говорилось, что каждая губерния должна снарядить и отправить к театру военных действий свой гусарский полк! А что такое гусарский полк и кто такие гусары? - рассказчик хитро подмигнул нам, - это ж, братцы мои, лёгкая кавалерия! И - не просто лёгкая кавалерия, а чисто-дворянское формирование. Не элитное, конечно же - именитые наши нотабли от века в Кавалергардском Отдельном Его Величества полку служили - но, тем не менее... А теперь смотрим, что представляла собою тогда наша Иркутская губерния? - наш рассказчик снова хитро подмигнул нам, и продолжил: - Судите сами: территория - от Енисея, и до Аляски включительно, а населения - с гулькин нос! В Иркутске даже к 1917 году дворян было - раз, два - и обчёлся! У нас даже и Дворянского собрания не было - за неимением нотаблей - Общественным собранием обходились! А уж в 1812 году и подавно никакого полка из иркутских дворян не наберёшь - разве что, роту... Ну, и что делает наш Генерал-Губернатор?

- Что? - спрашиваем мы. Этот мужик с горбовиком и бакенбардами бесцеремонно врубился в нашу беседу, атаковал нас с наскока - чисто по-гусарски! Но его не хочется перебивать - хочется слушать дальше. И мы слушаем.

- А вот что! - дачник-краевед поднимает вверх палец, - Генерал-губернатор был - голова! И он издаёт свой указ, в котором объявляет, что в формируемый гусарский полк принимаются не токмо дворяне, но все желающие, без различия племён и сословий! И вот, когда этот губернаторский указ зачитали в каждой деревне, то в деревнях началось - что? - тут рассказчик направил указующий перст на меня, и стал похож на знаменитого красноармейца с плаката.

- Что - слегка опешив, спрашиваю я.

- Да пьянка! - наш попутчик раскатисто захохотал, и остальные пассажиры повернулись к нам и тоже начали прислушиваться к рассказу. - Пьянка началась на радостях! Это ж мужики так поняли, что их теперь с дворянством в правах уравняли! Вот и пошёл по деревням праздник: пьют, да гуляют!

- А тут, - здесь чУдной мужик понижает голос, и продолжает уже заговорщицким тоном, - буряты... Буряты смотрят, что у русских праздник, и ничего понять не могут. "Однах-то, чего у вас за праздник? - спрашивают у русских буряты, - Так война началась, храмцуз на нас напал!" - радостно отвичают мужики. "И - чего, однах-то теперь? - не понимают буряты, - "Чо -чо!" - отвечают им мужики, - Царь-батюшка таперя нас в гусары служить зовёт! В элитные конные войска! Будем теперь все, как дворяне, как господа! Вот чо!"

- Буряты призадумались, а потом и говорят: "А мы, однах-то, тоже хотим в гусары!" - а мужики им отвечают: "Нет! это - токмо с разрешения губернатора!" - здесь рассказчик вновь подмигивает нам, и продолжает свой рассказ:

- Теперь представьте: выходит Его Высокопревосходительство утром на балкон своего дворца, и видит: вся набережная запружена бурятскими конниками! Набережную же представляете? Так там парка-то раньше не было... Так вот: вся набережная конниками бурятскими запружена! Ну, Генерал-губернатор вестового посылает: сгоняй, мол, узнай, чего им надо. Вестовой возвращается, и докладывает: так, мол, и так, приехали буряты с улусов - в гусары записаться хотят! Губернатор обрадовался, зовёт полковника, который из Петербурга приехал: вот, дескать, тебе войско - принимай под свою команду! А полковник, как увидел эту туземную рать, так чуть заикаться не начал: "Я, - говорит, - этих степняков под свою команду брать не буду! Они ж ни строя не знают, ни Устава - да и куда их столько?! Нам полк сформировать надо, а тут их - на целую дивизию! Нет и нет!"

- Ну, Губернатор тут, конечно же, возмутился: "Бери, - говорит, что есть! А что много их - так мы им скажем: пусть промеж собой самых лучших выберут!" Сказано - сделано: позвали во дворец самых знатных из тех, что под губернаторский балкон съехались, да и говорят им: вы, мол, сами выберете из своих воинов тех, что самые лучшие! И что, вы думаете, сделали буряты?...

- Что?! - в третий раз спрашиваем мы у удивительного нашего попутчика. А он опять хохочет, и продолжает:

- Они соревнования устроили! Прямо здесь же, под балконорм у Генерал-губернатора! Навроде олимпийского многоборья: борьба, джигитовка, стрельба из лука, скачки - прямо, Сурхарбан! А потом победителей выстроили в шеренгу - вот, мол, самые лучшие! Губернатор на это дело смотрит, и опять - полковнику: "Ну, что скажешь? Принимай полк!"

- Полковник смотрит - и чуть не плачет: буряты-то эти - один к одному, здоровяки! А на своих маленьких лошадках сидят - ногами чуть земли не касаются! Полковник - губернатору: "Это ж стыд! Они ж - будто на собаках сидят! Насобачный полк какой-то!..."

Тут Губернатору это надоело: "Бери, - рыкнул он на полковника, - таких, какие есть! Других нету! И завтра же выдвигайтесь в поход, бить Буонопарта! Всё!" - а бурятам и говорит: " - Всё, братушки! Поздравляю! Вы теперь - гусары Его Величества!" - а они, как услышали, так давай кричать "Ур-р-ра!"

- Ну, продолжает свой рассказ наш собеседник, - Губернатор в тот вечер приказал: чтоб во всех городских кабаках новопожалованым гусарам чарку водки бы подносили, а денег за это чтоб не брали. И всем горожанам приказал, чтобы защитникам Царя и Отечества наливали.

- Ну, а буряты те пошли по городу угощаться, да загадку тут же придумали: почему у Бонупарта лица нет? Горожане ту загадку в тот вечер уже тысячу раз слышали, но всё равно подносили новопожалованым гусарам чарку - и, только когда те выпьют до дна, спрашивали: почему, мол, нет лица у Бонупарта? "А потому, - отвечали новопожалованые гусары, - что лицо, однах-то, не голове растёт! А раз Бунопарт этот на нас напал, то у него, стал быть, и головы нет, а вместо головы - ж*па! А раз ж*па - значит, пороть пойдём!" - здесь наш спутник вновь расхохотался, и его добрый раскатистый смех подхватили и многие пассажиры, - вот такой вот наивный степной патриотизм!

- Ну, да ладно, - отсмеявшись, продолжил рассказ этот хороший дядька, - выдвинулся новый полк к театру военных действий. Был он сформирован из бурят, примерно, на две трети. Вахмистры - те сплошь русские: они службу знают, и им был приказ: пока полк двигается, обучить новобранцев всему, что должен знать гусар. Вот вахмистры и объясняют всё - по дороге, да на привалах: как строй держать, да как атаковать, да кого атаковать, а от кого гусару хорониться... Кто первый враг гусара? - рассказчик снова пристально смотрит на меня, и сам себе отвечает: - улан! Улан, потому, что улан вооружён пикой! Буряты, как услышали слово "улан", так испугались: слово-то - тюркское, означает на всех тюркских языках "красный"! А красного человека эти новобранцы видели и знали только одного - городского палача - вот и испугались. Ну, вахмистры им стали объяснять, что улан - это не палач, а всадник с пикой. Для гусара с саблей - первый враг!

- Тут они давай смеяться, буряты, то есть: "Он с пикой, однах-то - ну, и мы пики возьмём!" А вахмистры говорят: "Не положено!" - "Почему?" - спрашивают новобранцы, - а вахмистры опять: "Не положено - и всё! Гусару положено с саблей быть, а если он возьмёт пику, то он уже улан, а не гусар. А гусару уланом быть НЕ-ПО-ЛО-ЖЕ-НО!"

- Я не знаю, - продолжает рассказ наш собеседник, - поняли те буряты, или не поняли, почему гусару уланом не положено быть. Но они по другому сделали: раз им пики не положены, они вспомнили некоторые приёмы сабельного боя, которые ещё их прадеды против пик и копий применяли - да и показали их русским вахмистрам, да гусарам! Вахмистры - в шоке: вроде, нигде в уставах таких правил конного боя нет - но ведь против пики действует! Действует! А значит, так тому и быть!...

- Ну ладно, - мужик взглянул в окно, и засобирался, - моя станция скоро, поэтому заканчиваю. Короче, слава про этот Иркутский гусарский полк, в котором гусары улан с их пиками саблей сбивают и из седла выкидывают, по всему русскому фронту пошла! А полк, к слову, так "насобачным" и прозвали, как полковник говорил. Правда, их уже на Урале на нормальных, высокорослых коней переседлали - но кличка-то эта осталась!... Ладно, ещё короче: из других полков к иркутским гусарам стали посылать учиться сабельному бою: езжайте, мол, к этим насобачникам, поучитесь у них! А как вернутся гусары в свои полки из нашего, их спрашивают: "Ну что, насобачились улан саблей на скаку сбивать?" - а те отвечают: насобачились, мол.

- Вот так и слово новое пошло - "насобачились"! И - от нашего Иркутского гусарского полка, между прочим! Но у нас ведь никто ни фига историю не знает, всё забыли на фиг!... Ладно, ребята, ни пуха вам! - дядька с бакенбардами "a-la Царь Александр II" взвалил на спину горбовик и двинулся к выходу. Через минуту поезд тронулся, и мы увидели, как наш удивительный попутчик спускается по насыпи в сторону дачного посёлка Ханчин.

Очень прошу: если он встретится кому-то из вас в слюдянской электричке, поблагодарите его за этот рассказ.


Рецензии