Чувство юмора - определение

Чувство юмора (юмор)  – это эстетическое чувство, художественная интерпретация мысли или образ, действие, содержащие в себе шутку, иронию, пародию.

Шутка – это сентиментальная веселая игра, построенная на обмане чувств, на обмане разума, а также (2) - это игривая, удивительно выстроенная мысль или просто неожиданное остроумное замечание по поводу всего,  жизненно и социально значимого для человека и олицетворенного в его воображении; игровое поведение предполагает азарт и чувство успеха, триумф.

Ирония – это критика в шутливой форме.

Пародия – утрирующий художественный образ, заостряющий внимание (увеличивая - гипербола, или уменьшая - литота, эвфемизм) на всех, подлежащих критике-осмеянию деталях пародируемого объекта (персонажа) удивительно или  неожиданно высвечивая (или рисуя) его странным и смешным.

Смех – это рефлекторный  всплеск эмоции природного веселья  в критической, социальной и эстетической оценке столкновения (игры)  двух смысловых контекстов,  представляющих собою своеобразную щекотку ума, лёгкое социальное противоречие, псевдоразум, псевдосовершенство,  гротескное превращение. Виновником комизма всегда является человек (образ чудака) - на фоне позитивного чувства или веселья, экзистенциального переживания радости жизни, социального чувства единения, человеческой сентиментальности.   

Если юмор, ирония, использует метафору или гротескный образ, то буквальное восприятие метафоры и гротеска в этом встречает довольно виртуозную шутку и яркий комический образ, так как данное восприятие обусловлено игровым поведением и сентиментальным отношением.
"Вдруг из маминой из спальни, хромоногий и кривой выбегает умывальник и качает головой... ах ты грязный неумытый поросенок… и одеяло убежало, улетела простыня, и подушка, как лягушка, ускакала от меня" (К.Чуковский).

Шутка нередко необходима для поднятия оптимистического духа и для самообладания.
Например, часто в связи с этим олицетворяется сама судьба с иронией в её адрес: «судьба злодейка», «назло судьбе». Да и жизнь имеет различные сравнения, и по поводу смерти рисуются ироничные образы.

В одном случае, комическое чувство аппелирует к игре (игровому поведению), в другом - к социальной жизни и к чувственности.
Поскольку разум является критерием человеческого поведения, постольку глупость   (странность) как правило появляется "на пути к разуму". И это неожиданно, сентиментально и уже смешно, потому что глупость здесь принимает шутливый образ "перевёртыша", вызывая игровой рефлекс.

«Как верно подчеркивал Гегель, не следует смешивать оригинальность с субъективным произволом, со следованием художника случайно пришедшим ему в голову мыслям. Нельзя отождествлять оригинальность с созданием причудливого. В псевдооригинальном остроумии и юморе художник, по мнению Гегеля, «исходит из своей собственной субъективности и все снова и снова возвращается к последней, так что настоящий объект изображения трактуется им лишь как внешний повод для того, чтобы дать полный простор остротам, шуткам, неожиданным прыжкам мысли, порожденным субъективным капризом. Но в таком случае требование предмета и это порождение субъективности расходятся. И художник оперирует материалом совершенно произвольно, дабы частные черты художника могли выступить как нечто главное». Из-за такой субъективности каприза художник «соскальзывает с действительного юмора на плоскую болтовню». Подлинная оригинальность комедийного произведения вырастает из оригинального осмысления реальности». (http://komichnoe.ru)

Шутка – социальная сентиментальная игра, смысл которой – вызвать удивление и веселье.
Где удивление - атрибут интеллектуальной деятельности человека, а веселье - общее благополучие.
Образцовая шутка  стремится к эстетическому и интеллектуальному идеалу.
Эстетическое и интеллектуальное проявление шутки вызывает уважение,  оказывает социальное влияние и располагает к сентиментальному отношению.
Эстетическая и социальная позиция шутки покрывает стеб  самой  шутки и в случае критики  снимается конфликт.
Необычный, оригинальный, контрастный, образный - эстетический художественный случай социального противоречия – это уже зрелище. А социальный контекст умножает чувственность и наполняет эмоцию. «Зрелищное» социальное противоречие сентиментально и подключает игривое отношение (игровое поведение). Это теперь можно назвать комическим чувством. В комическом чувстве возможно самовозвышение и насмешка. Но комическое чувство самодостаточной личности включает в себя чисто эстетическое, сентиментально-социальное, игровое чувство.
Само по себе нарушение социальных норм, малодушие, порочность, глупость, невежество, не комично и не смешно. Также, не смешны сами по себе разные ошибки, недоразумения и слабость. А искусственное осмеяние при этих проявлениях - это прикрытое чувство злорадства  культурой социальной игры.
Если же негативное явление высмеивается нравственностью, где юмор есть культурное средство борьбы со злом, то ведущую роль здесь играет интеллект, и подлинное остроумие всегда несравненно выше «комизма в природе».

Шутка,  как форма игрового поведения способствует коммуникативной функции (общению) и является нормой социальной жизни.
Также, шутка в юморе (юмор - это "умная шутка") - это интеллектуальная тренировка и развитие навыков в наследственной форме игрового поведения.
(Юмор - это комический афоризм. А комизм - это шутка, шутка - это игра, а игра - это веселье, соревнование, интеллектуальное развитие).
Шутка эволюционно сформирована в обобщение и имеет свою структуру «архетипа» в наследственном знании, наследственном поведении и в общем распознании своих признаков.
Так, например, шутке свойствен «обман», «двусмысленность» или «нелепость», а  наследственная память человека при определённых обстоятельствах (например, улыбка) через безусловный рефлекс располагает декодировать этот «обман» или «нелепость», как «шутку».
В принципе,  шутку и юмор уже можно объяснить через условный рефлекс,  общественное сознание и природную эмоциональность.
Но для чего тогда уже в животной природе существует игровое поведение? А как ярко это проявляется в человеческой природе не только детей, но и взрослых?!

«Если на тебя нежно падают лепестки роз, посмотри, не летит ли вслед за ними горшок...» (юмор из интернета)

Это типичная шутка, которая вначале прельщает, убаюкивает, или настраивает, вызывая у нас положительные эмоции, эстетическое чувство. Далее следует неожиданный поворот и развязка (в данном случае, удивляющая своей реалистичностью, которая затрагивает социальную сферу  и субъективный опыт).
Через синтетическое (целостное) восприятие данная информация параллельно опознаётся, как обобщение «шутка» и запускается безусловный рефлекс игрового поведения.
Все суммарно воспринятые эстетические и сентиментальные  факторы, а также по интеллектуальной шкале – противоречия и неожиданность,  действуют в текущем психическом процессе,  накапливая психическую энергию и создавая психофизиологический «затор» с дальнейшим высвобождением и разрядкой этой энергии (смехотворной эмоции).
Игровое поведение подключается к разрядке и способствует продлению и подкреплению высокого психического тонуса.
Сама композиция (образ)  данной шутки представляет собою «парадоксальный гротеск» в эстетической категории,  а  «перевёртыш» - в игровой.
Шутка, иллюзионизм, и гротеск – имеют много общего. Гротеск содержит загадку и возвращает к себе внимание.
Когда дети строят рожицы или гримасы, то по природе - это игра, по поведению – шутка, а конструкция этой шутки – гротеск. Гротеск способен «удивлять», синтезировать психическую энергию и положительные эмоции эстетического - сентиментального плана.

 Если мы даже выходим за сферу гротескной образности или человеческого и социального, например, в несколько причудливую форму неживой природы, то эта 'причудливость' может вызвать у нас комическое чувство по трем причинам:
 1. Неожиданность.
 2. Ассоциация с человеческим действием, олицетворением неживой природы.
 3. Срабатывание  рефлекса игрового поведения (игровое поведение у человека имеет более обширную сферу специализации, развития различных навыков - занимает большую часть эмоциональной жизни и не утрачивает своей актуальности в возрастном периоде).

Если не находится игры и шутки в самой природной среде, в социальной и деятельной жизни, то человек это создаёт сам. Вот она психология юмора! По меткому определению В.Даля: "юмор - весёлая, острая, шутливая складка ума, умеющая подмечать  и резко, но безобидно выставлять странности нравов или обычаев; удаль, разгул иронии".
Вот такая "складка ума и разгул иронии" может подмечать странности и в неживой природе через её олицетворение.

В регламенте «игрового поведения и развития навыков» в игре и соревновании возможен «насмешливый» смех. Также, в борьбе с пороками,  в человеческой культуре мы пользуемся театральным, литературным искусством, сатирой. Здесь также, есть место юмору и гротеску, но это в основном «иносказательный» смех.
Когда глупость пытается выглядеть умно («умничать») – это зачастую комично и смешно, потому - что, это двуликое противоречие несколько удивительно и располагает к игривому отношению к себе. Здесь критическое отношение к не столь безобразному (несовершенному, негативному) как бы отходит на задний план, а вперёд выходит эстетическое удивление и культура "игрового поведения".
Если глупость доходит  до полного невежества, то здесь ни юмор, ни ирония не подойдут. С этим уже борется сатира. Здесь чувство юмора являет себя ни как рефлекс и культура игрового поведения, а как разновидность искусства - культурная борьба со злом и невежеством. Где на передний план выходит критика, а игра остаётся как средство создания комического и осмеяния, насмешки, а не сентиментальности.
      
Вообще же, смех – это сентиментальное явление. Мы смеёмся, будучи заряжены положительной эмоцией, будучи вовлечены умом в игру эстетических идеалов (по Канту) и под  эстетическим впечатлением гротеска. А социальный объединяющий фактор при смехе сильнее и выше «игры – соревнования».

По предположению Лейбница, мозг всегда находится в исчислении всевозможных категорий восприятия. И поэтому такие понятия, как 'смена фреймов' или 'когнитивный - эстетический диссонанс' (по семантической теории) вполне естественны.
Любые неосознанные, но имеющиеся обобщения памяти (фреймы, скрипты, схемы) как стереотипы восприятия и обобщения в психических процессах, при определенном расхождении в конфигурации и параметрах могут отразится гротескным бликом. А в контрасте - как те же американские горки. И это означает, что для смеха бывает достаточно "игры" релаксирующих и ободряющих состояний психики.
Также, переживание неожиданного на положительном фоне, сознание (или подсознание) интерпретирует как "шутку" (снова, эстетически оформляя уже некий гротескный штрих). Видимо, так оно и есть, если принять во внимание, что стратегия шутки на эмоциональном - взять на испуг, а на интеллектуальном и эстетическом - вызвать удивление.
 


Рецензии
Юмор, смех и их производные - великий дар разума.

Иван Таратинский   01.06.2014 23:30     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв!

Михаил Пушкарский   03.06.2014 12:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.