Повелитель магии

Первая часть. Начало.

Человек бежал сквозь лесную чащу, его зеленоватый плащ развевался на ветру, он двигался очень быстро, каждое движение было рассчитано, так проявляет себя инстинкт истинного охотника. Несмотря на такую гонку, дыхание преследователя не сбилось, ему пришлось продираться через кустарник, но когда он преодолел это препятствие, на нем невозможно было заметить ни царапины. Казалось, что этому охотнику невозможно причинить вред, многие сомневаются, что члены этого ордена вообще являются людьми. Их имена произносились редко и всегда с почтением – это был Собиратель или Повелитель Магии.
Сейчас он шел по следу очередного одаренного. Вдруг, Собиратель резко остановился, чутье подсказало охотнику, что жертва совсем рядом, ошибки быть не могло. Навстречу ему вышел юноша лет двадцати, утомленный длительной погоней, он с трудом говорил, пытаясь восстановить дыхание.
– Я ждал тебя, но надеялся, что ты не придешь, не заметишь меня. Без боя  я не сдамся, лучше умереть, сражаясь, чем принять судьбу, которую ты мне уготовил, – произнес молодой человек.
Собиратель внимательно оглядел своего соперника, было понятно, что исход битвы предрешен, но Повелителю понравилась дерзость жертвы. Легкая улыбка тронула его губы, а в глубине черных глаз загорелся огонек азарта. Он положил правую руку на рукоять меча.
– Сдавайся, ты не сможешь победить меня. Сдавайся, и я обещаю тебе легкое избавление, – предложил Собиратель.
– Не будь так уверен в своей победе!
Юноша внезапно вскрикнул, и клубы дыма окутали его с ног до головы. Сейчас Сэм Нэдрин призывал себе в помощь силы самой природы, чтобы совершить трансформацию. Когда дым рассеялся, перед Повелителем стоял белоснежный волк, в облике этого зверя больше всего поражала не его сила, а глаза. Сейчас перед охотником стоял дикий зверь с человеческим, осмысленным взглядом, это доказывало, что Сэм смог достичь в своем искусстве вершин мастерства. Не многим удавалось перевоплотиться в животное, сохранив человеческий разум.
Из пасти волка вырвался душераздирающий вой, от которого кровь стынет в жилах. И этот зов был услышан – к месту схватки стали подходить дикие волки, звери зажали охотника в кольцо. Тогда вожак выступил вперед и попытался заговорить, из его горла вырвались лающие звуки, лишь отдаленно напоминающие человеческую речь.
– Ты погибнешь здесь! – Прорычал он
Но его соперник не выказал ни малейшего признака страха и произнес:
– Ты снял свою маску, тогда я сниму свою.
Он расстегнул застежку плаща и сбросил его на мокрую траву. На нем был простой суконный камзол черного цвета, почти без украшений, и только серебряная брошь в форме лилии напоминала о том, кто он такой. Его черные, как смоль, волосы опускались до плеч, оттеняя  аристократическую бледность лица. Можно ли назвать этого человек красивым? Это сложный вопрос, но, взглянув на него, было сложно отвести взор.
 Тем временем, кольцо врагов сжималось, но он как будто не замечал этого. Собиратель легким движением руки вынул клинок из ножен. Это был необычный меч, он являлся продолжением, частью своего хозяина.  Стая подходила все ближе, охотник одарил их презрительным взором.
– Убирайтесь! – Резко произнес Повелитель.
Казалось, сам его голос обладал магической силой. Звери остановились и жалобно заскулили, пытаясь вымолить прощение за свою дерзость.
– Убирайтесь, я не буду вас преследовать, – повторил он.
Волки начали отступать, с опаской оглядываясь по сторонам, и только отойдя на приличное расстояние, они перестали пятиться и рискнули повернуться к противнику спиной.
– Вот мы и одни, Сэмюель. Покажи, на что ты способен!
Ответом ему был рык белого волка. Сэм прыгнул, желая вцепиться в горло своей жертве, но он был недостаточно быстр, охотник с легкостью увернулся от этого броска. Зверь делал попытку за попыткой, но его противник все время успевал уйти от удара. Силы начали изменять Сэму, дали себя знать последствия многочасовой гонки. Волк тяжело дышал, и правая лапа зверя слегка дрожала, видимо, это было последствие неудачного приземления.
– И это все на что ты способен? – С вызовом спросил Собиратель.
Эта фраза, как кнутом ударила по самолюбию юноши, и он сделал еще один бросок. Казалось, еще мгновение и он повалит соперника на землю, но Повелитель не дрогнул, испытав на себе удар и тяжесть его тела. В действительности, ему было достаточно выбросить  вперед меч, и для дерзкого юноши все было бы кончено. Но вместо этого охотник ударил зверя рукоятью своего оружия. От этого, волк потерял ориентацию, и охотник с легкостью повалил Сэма на спину. Собиратель приставил к его груди острие клинка.
– Всмотрись в утреннюю зарю, ибо ты видишь ее в последний раз, – тихо произнес победитель.
Сэм вернул себе человеческое обличие, он больше не сопротивлялся. В глазах юноши читалось смирение, сожаление, покорность судьбе и невольное восхищение величием своего палача. Черный меч взметнулся в воздухе, но Собиратель остановил его движение в последнюю минуту.
– Ты достойно сражался, а теперь готов умереть, не прося пощады. Ты достоин того, чтобы жить, но согласен ли ты заплатить мне за эту милость?  Ты будешь служить мне?
Юноша ответил не сразу, сначала он даже не мог поверить в происходящее.
– Это значит, что я буду выслеживать таких же магов как я сам, а потом…
– Перед тобой стоит более простой выбор. Сейчас ты выбираешь между своей жизнью и смертью.
Сэм хотел бросить в лицо своему врагу гордые слова отказа, но не смог. Он осознал, что не готов умереть, только не сегодня.
– Я выбираю жизнь.
Повелитель вложил меч в ножны и отступил на шаг, чтобы позволить юноше подняться.
– Твоя жизнь по-прежнему находится в смертельной опасности, нам надо спешить. Только когда ты обретешь амулет ученика, охота на тебя закончится. – Проговорил Собиратель.
С этими словами он повернулся и медленно пошел прочь, юноше ничего другого не оставалось, как последовать за ним.
– А куда мы направляемся? Только когда ты обретешь амулет ученика, охота на тебя закончится. – Поинтересовался Сэм.
– Ближайший город находится в двух днях пути, там, в штабе ордена, я и объявлю о своем решении.
Они продолжили свой путь, храня молчание. Сэм был даже рад этому, слишком многое изменилось в его жизни и ему требовалось время, чтобы осознать эти изменения. Сейчас у него было больше вопросов, чем ответов.
«Почему он пощадил меня? Что остановило руку этого палача? Наверное, это сейчас не так уж важно. Главное – получить защитный амулет, а потом побег и свобода!» – решил Сэм.
Из этих размышлений его вырвал душераздирающий крик полный ужаса и отчаяния. Сэм кинул беглый взгляд на своего спутника, но тот словно не слышал этого зова. Он только спокойно произнес:
– У нас есть более важные дела, чем помощь селянам.
Юный маг решил не тратить время на споры, в этот момент он не осознавал, что рискует своей жизнью, он просто откликнулся на зов отчаяния. Трагедия развернулась на дороге. Вот что открылось его взору.
Бандиты уже распрягли повозку, но в бедной поклаже крестьян они не нашли ничего интересного. Ярость и разочарование овладели разбойниками, и молодым людям неоткуда было ждать спасения. Парень выступил вперед, желая защитить свою возлюбленную. Главаря изрядно позабавил этот благородный порыв.
– И ты думаешь, что сможешь выстоять против семи вооруженных воинов?
Он уже замахнулся, чтобы нанести удар, но его отвлекли – Сэм успел как раз вовремя.
– Убирайтесь прочь! – Прокричал юный маг.
Вожак окинул дерзкого юношу презрительным взглядом и с ехидной улыбкой произнес:
– А что будет, если мы не подчинимся?
– Тогда я убью всех вас!
– Все это очень забавно, но я не люблю затянувшихся шуток, – он подал знак своим людям. – Свяжите этого молодца, сдается мне, что в оковах он будет более сговорчивым.
Сэмюэль поспешно начал колдовать, призывая силы  для совершения трансформации, но бандиты не собирались ждать, сложа руки, когда он завершит свое колдовство. Сэм почувствовал сильный удар, а затем острою боль в затылке, заклинание рассеялось, юный маг был оглушен. Затем последовал удар в ногу, который заставил его упасть на колени перед разбойниками. Они наслаждались видом поверженного соперника, каждый новый удар сопровождался взрывом злорадного смеха. Но внезапно они все замолчали, на лицах бандитов отразилось удивление, непонимание и даже страх. Сэм нашел в себе силы обернуться, сначала он испытал истинную радость при виде своего нового господина, но эту радость омрачило чувство стыда.
Повелитель обнажил свой меч, на его поверхности поминутно возникали магические всполохи, а в глубине черных глаз мага горел огонь ярости. При этом, черты его лица оставались спокойными, не выдавая даже малейшего оттенка эмоций. Насладившись произведенным эффектом, он решил нарушить молчание.
– Вы напали на моего ученика и уже за это заслуживаете смерти, но я хочу дать вам еще один шанс. Верните то, что забрали у этих людей и убирайтесь прочь! Но если вы жаждите прервать свой жизненный путь сегодня, то я готов оказать вам такую честь.
Атаман медленно опустился перед Собирателем на одно колено и проговорил дрожащим от страха голосом:
– Благодарю вас за милость, Повелитель.
– Уходите, пока я не передумал.
Разбойники не заставили себя долго упрашивать, они поспешно ретировались, не забыв принести извинения путникам, которых хотели убить минуту назад.
Собиратель лишь мельком взглянул на спасенных им людей. На лицах молодых влюбленных он заметил только выражение страха, неподдельного ужаса, вероятно, они боялись своего спасителя больше, чем разбойников. Но сейчас его беспокоило безрассудство того, кого он хотел назвать учеником.
– Ты подверг себя опасности и ради кого?
Сэму стало жутко обидно, что этот человек видел его унижение, и уязвленная гордость породила затаенную злость.
 – Я хотел помочь! – Срывающимся на крик голосом произнес юноша.
– Поднимайся, нам нужно спешить. Твое неумелое колдовство может дорого стоить нам обоим.
Сэм был подавлен, его самолюбие было уязвлено, но когда он трезво оценил произошедшее, то понял, что за один день ему удалось дважды избежать смерти и все благодаря милости одного человека. Это внезапное открытие заставило его по-другому взглянуть на Повелителя магии.
– Мастер, вы знаете все обо мне, а я даже не знаю вашего имени.
– У меня больше нет ни имени, ни прошлого. Я утратил все в день своего посвящения.
 Возможно, это была всего лишь иллюзия, но Сэм мог поклясться, что эти слова были произнесены с сожалением.
– Что они сделали с вами?
– Я все расскажу, когда ты будешь готов к этому знанию. Можешь звать меня как тебе угодно: мастером, учителем или Имрисом Клэймом. Имя – это всего лишь звук.
Сэм поневоле стал все больше восхищаться своим учителем, но это не повлияло на его первоначальное решение – совершить побег, как только он получит защитный амулет.
Как и говорил Имрис, они прибыли в город на исходе второго дня. Это было небольшое поселение, единственной достопримечательностью которого являлась крепостная стена, построенная еще во времена расцвета Империи. В центре города возвышался замок лорда, по сравнению с домами простых горожан, величие этого строение казалось непростительным.
Здание гильдии располагалось в купеческом квартале. Надо признать, что дома зажиточных горожан выглядели довольно нелепо, их владельцы слепо следовали веяньям моды и украшали свои жилища обилием лепнины, совершенно не задумываясь о том, как все эти элементы сочетаются друг с другом. На фоне этого пестрого узорочья выделялось здание гильдии: простое, без лишних декоративных элементов, оно казалось черным вороном в окружении рыночных сорок. При виде этого строения Сэма охватил невольный трепет, ощутив перемену настроения своего ученика, Имрис произнес:
– Сейчас тебе нечего бояться, здесь ты обретешь то, что так долго искал.
Переступив порог, они оказались в общей комнате, где их встретил пожилой слуга. Увидев Собирателя, он отвесил глубокий, исполненный достоинства, поклон и произнес:
– Вас уже ожидают, господин.
– Грейн, позаботься о моем ученике, пока я буду совершать приготовления.
Сэму не хотелось расставаться с Имрисом, тем более сейчас, когда он чувствовал себя загнанным в ловушку, но он подавил внутренний протест, боясь показаться смешным. Ему отвели небольшую комнату на втором этаже. Ему вручили книгу с уставом ордена и оставили в одиночестве. Вечером будущему ученику принесли скромный ужин. Но юноша даже не притронулся к еде, сейчас он многое бы отдал, чтобы узнать, чем занимается его учитель.
В это время Имрис находился в покоях, куда допускались только посвященные. Это была маленькая комнатка без окон, посередине стояло большое зеркало в тяжелой серебряной оправе. В помещении царил полумрак, несколько одиноко стоящих свечей не в силах были победить тьму. Имрис неподвижно стоял напротив зеркала, он осторожно коснулся его поверхности и зашептал слова заклятья. Предмет откликнулся на слова колдуна и начал менять свои свойства. Поверхность стекла стала абсолютно черной, но это продолжалась недолго, постепенно стали проступать контуры предметов и очертания человеческой фигуры, но это не было отражением Имриса, по ту сторону стекла на него взирал почтенный старец. Подобные волшебные предметы обычно служили средством связи между членами ордена.
– Приветствую вас, Магистр.
Старец лишь кивнул в знак приветствия.
– Что привело тебя сюда? Ты уже отыскал того мага-оборотня?
– Да, магистр. И теперь я хочу назвать его своим учеником.
Магистр довольно улыбнулся.
– Значит, гонка началась! Кого ты выбрал ему в соперники? Помни, что условие смертельного поединка еще никто не отменял.
Имрис хотел возразить, но подавил этот безрассудный порыв, вместо этого он спокойно произнес:
– Да, я уже выбрал второго ученика, поэтому из убежища я заберу сразу два медальона.
– Я по-прежнему считаю, что ты поступил неправильно, выбрав мага-оборотня. Неужели ты доверяешь ему?
Имрис выдержал испытывающий взор Магистра и ответил:
– Время покажет. Я знаю одно – он попытается убить меня завтра ночью.

Вторая часть.

Сэм не мог уснуть всю ночь, ожидание было мучительным. Нет, он больше не боялся, юноша просто устал так жить, постоянно убегая, ему хотелось, чтобы все это закончилось. Первые рассветные лучи стали проникать в комнату, предвещая рождение нового дня.
Молодой маг подошел к зеркалу и с трудом узнал свое отражение. Некогда коротко подстриженные волосы отрасли, и сейчас спускались золотыми прядями до плеч, на щеках больше не играл юношеский румянец, можно сказать, что за этот месяц он изменился больше, чем за несколько предшествующих лет. Но кое-что осталось неизменным – взгляд. Несмотря на все жизненные испытания, которое отложили свой отпечаток на черты его лица, взгляд юноши оставался прежним, от этих голубых глаз всегда исходило тепло, которое было отражением сердечной доброты этого человека. Некоторое назовут это глупой наивностью, но я назову это даром – верить людям и видеть в них, прежде всего, хорошее, несмотря ни на что.
– Господин, вас ожидают.
Сэм вздрогнул, он даже не заметил как вошел Грейн.
– Что меня ждет? – Этот вопрос юноша задал без особой надежды, с какой-то обреченностью.
Старый слуга замер на пороге и после непродолжительного молчания ответил:
– Вам повезло, что вы попали именно к Повелителю Имрису, все могло бы быть намного хуже. Вы сами скоро поймете это.
Гейн принес ученику новую одежду: такой же черный камзол и плащ, видимо, это было походное облачение для членов ордена. Сэма отвели в зал на первом этаже, в его центре стояла статуя, рука умелого мастера изваяла ее с такой тщательностью и мастерством, что, казалось, достаточного одного касания жизни и этот скорбный странник сойдет со своего пьедестала. Сэм слышал раньше об этом, есть легенда, что первым Повелителем магии стал отшельник, который обрел великую силу благодаря отречению от своих чувств и желаний. Перед статуей, на небольшом возвышении лежало два амулета, как и брошь Повелителя, они были отлиты в форме лилии, но было и одно отличие – в центре каждого медальона находился камень, прозрачный как горный хрусталь.
Юноша не придал этим деталям никакого значения. Сейчас все его внимание было сосредоточено на единственном человеке – Имрисе.  Повелитель магии подошел к амулетам и встал лицом к статуе, каменная фигура начала испускать легкое белое свечение.
– Да услышат меня все Ищущие, все Защитники и Собиратели. Я беру ученика под свою защиту, ручаюсь за него жизнью.
Произнеся эти слова, Имрис взял в руки кинжал и провел лезвием по своей ладони. Из раны выступила алая кровь, он поднес руку к медальонам, и капли крови упали на жертвенник, это стало  толчком к трансформации материи. Камни, заключенные в амулетах, притянули к себе живительную влагу и преобразились, теперь в центре каждой лилии блистал рубин. Повелитель взял один из амулетов и подошел к ученику.
– Склонись передо мной! – Приказал Собиратель.
Сэм безотчетно подчинился этому приказу, наверное, сейчас и сам король склонился бы перед Имрисом, столько силы было в его голосе. Теперь, заветный талисман покоился на груди молодого мага, казалось еще шаг и все мечты сбудутся, но было в этом и что-то неправильное. Все давалось слишком легко, недоброе предчувствие поселилось в сердце юноши.
Как только ритуал был завершен, они сразу отправились в путь. Такая поспешность казалось Сэму очень странной, но он был даже рад этому. Осуществить свой план ему было гораздо легче вне стен города, но сначала он хотел узнать больше.
– Учитель, можете мне объяснить суть ритуала, который вы провели? И как действует амулет? Почему их было два?
– Сейчас ты видел только финальную часть, она и является сутью всего ритуала. Посредством статуи, которая служила передатчиком моих слов и действий, все члены ордена узнали, что я взял ученика. Амулет оберегает тебя, теперь другие Собиратели не смогут выследить тебя, но сокрытие не абсолютно, оно основано на моей крови. Поэтому я могу найти тебя в любое время, и никакие магические барьеры не смогут оборвать эту связь.
Последние слова поразили юношу, все его надежды рушились, а свобода опять ускользала. Он даже замедлил шаг, оглушенный этой новостью.
 «Все кончено, я опять загнан в ловушку и нет выхода, нет помощи. Хотя, один выход есть». – Он украдкой бросил взгляд на того, кого теперь звал своим учителем – «Только один человек может выследить меня… Нет! Я не могу так поступить!»
Теперь перед юношей стоял крайне сложный выбор между собственной свободой и жизнью своего преследователя, и когда Сэм осознал это, ему стало по-настоящему страшно, он не хотел выбирать.
Сумерки опустились на землю, и путники остановились на привал. Сэм собрал дров и развел огонь. Имрис сел напротив своего ученика, созерцание пламени костра в эту тихую лунную ночь настроило его на лирический лад.
– Ты даже не спросил меня, куда мы направляемся.
– А разве это имеет значение? – Сэм ответил довольно резко, но сразу пожалел об этом и, устыдившись, отвел взор.
Имрис сделал вид, что не заметил этого.
– Сейчас я ищу второго ученика, согласно традиции должно быть именно так. В этом и состоит твоя первая миссия – ты должен будешь распознать мага.
– Но как?
– Некоторые называют это интуицией. Я хочу проверить насколько это чувство развито у тебя, оценить степень твоей одаренности. Не бойся неудач и помни, что в твоих силах свершить многое.
Сэма тяготил этот разговор, хотя нет, его тяготило решение, которое он принял.
– Когда-то я слышал легенду о великом короле, который правил страной мудро и справедливо, – начал свой рассказ Имрис. – Забывая себя, он приносил личные интересы в жертву долгу. Но все проходит, и безжалостная смерть забрала его. Старший сын короля взошел на трон, но был он юн и считал, что знает мир лучше, чем его мудрые советчики. Юному монарху не давала покоя слава собственного отца, он хотел стать великим, но не хотел ждать. Увлекшись ложными идеалами, венценосец решил чужой кровью купить себе бессмертную славу. И одна за другой державы падали к ногам его. Столько боли принес он миру, что крик его невинных жертв смог проникнуть в высшие сферы бытия, неся страшную весть старому королю. Скорбь его была велика, это была скорбь не только монарха, но и отца. И свершилось невозможное – дух вернулся в мир смертных, но, забыв как быть человеком, он преобразился, и стал существом, исполненным силы и мудрости – так родился белый дракон. И устремился он на поиски юного короля, в это время кипела жестокая битва, и тиран уже успел напоить свой меч кровью. Суд дракона был скор и жесток, он уничтожил того, кого при жизни звал своим сыном, а следом осудил и самого себя, обратив магию, дракон стал подобен каменной статуе, которую и по сей день можно увидеть на поле той битвы. Но сон его не вечен, великое существо оживет, откликнувшись на зов истинного короля.
– Красивая и страшная легенда.
– Это лишь одна из историй, которую поведал мне отец. – Имрис резко умолк, увлекшись, он сказал больше, чем хотел. – Но нам не стоит забывать о реальности. Этот лес  таит множество опасностей.
Сэм не дал ему договорить и предложил:
– Я буду на страже до полуночи.
– Как скажешь, – согласился Имрис.
Удары сердца мерно отсчитывали время. Сэм сидел возле своего учителя и охранял его сон. На лице молодого человека отразилась мертвенная бледность, а в глазах был лихорадочный блеск.
«Я никогда не смогу победить его в открытом бою, и убежать тоже не могу – остается одно». – Его рука импульсивно сжала рукоять кинжала – «Нет! Неужели я действительно думаю о такой возможности? Я не могу сделать этого!»
Резким движением он вынул кинжал из ножен и обернулся к спящему.
«Убить безоружного, убить человека, который спас тебя. Даже для свободы это непомерная цена!»
Он перевел свой взгляд на кинжал, его руки дрожали, испытав отвращение к самому орудию, Сэм резким движением отбросил его в сторону. По его щекам катились слезы, но он не замечал этого, сейчас юный маг утратил последнюю надежду на спасение, но это достойная цена за собственную душу.
– Я рад, что ты принял решение, – произнес Повелитель, поднимаясь.
Эти слова как громом поразили молодого человека, он не смел поднять глаз на своего учителя.
– Вы знали? Тогда почему? – Его голос сорвался, но Сэм нашел в себе силы и твердо произнес – Я приму любое наказание.
Имрис сел у потухшего костра, угли еще таили в своей глубине прежний жар, но не способны были породить пламя.
– Пришло время для правды. Я намеренно поставил тебя перед ложным выбором, ты думал, что выбираешь между моей жизнью и свободой, но ты выбирал между своей жизнью и смертью. – Собиратель тяжело вздохнул. – Нет, не думай, я бы не остановил твоей руки, но это бы не помогло. Защита амулета основана на моей крови и связана с моей жизнью, как только я умру – медальон утратит свою силу.
– Вы хотели умереть?
– Нет, но когда-нибудь мы все умрем.
Сэм не мог поверить в происходящее, он ожидал и даже жаждал кары, но Имрис не дал ему искупления. Юного мага душило чувство вины и стыда, но было в этом океане эмоций и новое чувство – преданности и невольного восхищения.
– Теперь я постою на страже твоего сна, отдохни, завтра нас ждет тяжелый день, – произнес Собиратель.

Третья часть.

Маленькое пушистое чудо сделало первые шаги. Мягкие лапки котенка еще не окрепли и, сделав очередной шаг, он непременно падал. Жажда познания толкала его идти вперед, все казалось новым и непреодолимо манило за собой. Но внезапно он осознал, что оказался совсем один, голубые глаза беспокойно озирались по сторонам, а из розовой пасти вырывался беспомощный крик. Он звал маму, но она его не слышала.
Имрис присел на корточки перед несчастным существом и, протянув руку, замер, предоставляя право выбора котенку. Маленький зверек тут же поднялся и, спотыкаясь, побежал к путнику. Оказавшись  в ладонях Повелителя, он благодарно заурчал, но при этом маленький зверек не сводил своих огромных глаз с Сэма. Имрис успокаивающе произнес:
– Не волнуйся, волк не тронет тебя. Я отнесу тебя в деревню, там ты будешь в безопасности.
Сэм в первый раз видел его таким, на обычно бесстрастном лице Собирателя отразилась легкая улыбка, казалось, что даже его взгляд стал мягче, теплее. Созерцание этой картины немного отвлекло его от  тревожных мыслей. Юный маг знал, что они совсем близко от своей цели. Еще вчера Имрис приказал ему скрыть все знаки отличия. А это означало, что его первое испытание началось, и он должен отыскать мага в этой деревеньке.
– Для первого раза я немного упрощу тебе задачу и укажу на семью. Следуй за мной, приказал Повелитель.
Сэм сомневался, что ему хоть что-то удастся. Стоял полдень, и работа в деревне замерла. Все наслаждались получасовым обеденным отдыхом. Кто-то отдыхал прямо в поле, привалившись на сноп сена, а кто-то мог позволить себе забежать домой, чтобы отдохнуть в окружении близких людей.
Имрис уверенно прошел через всю деревню, на ее окраине стоял небольшой деревянный дом, принадлежащий местному кузнецу. Это строение почти ничем не отличалось от других, почти. Было видно, что семья с любовью относится к своему жилищу, особенно поражала резьба на оконных наличниках, она была выполнена с такой точностью и мастерством, что могла бы поспорить своей красотой с кружевом.
Имрис лишь мельком взглянул на дом, его сейчас волновало совсем другое. Он быстро поднялся по ступенькам и постучал в дверь, ему открыла хозяйка. Это была полная женщина лет пятидесяти. Ее волосы были аккуратно забраны под белый чепец, а праздничное платье почти полностью закрывал белый фартук. Увидев странного гостя, она остановилась на пороге и замерла.
– Мама! Помоги мне! Пора вынимать хлеб из печи, без тебя я не справлюсь, – произнесла девушка, подбегая к матери, она сначала даже не заметила гостя.
– Простите за то, что потревожил вас. Мы просто странники, которых гонит вперед судьба. Я и мой друг надеялись найти приют в этой деревне, – проговорил Имрис.
Сердце подсказывало Элеоноре, что этому человеку не стоит доверять, поэтому она ответила:
– У нас большая семья и все, что я могу вам предложить, это угол в нашем хлеву, не думаю, что вас это устроит.
Повелитель ответил спокойно и учтиво:
– Я с радостью приму от вас эту милость и заплачу за гостеприимство.
В подтверждение своих слов, он достал пару серебряных монет. Хозяйка приняла деньги, ей даже стало немного стыдно за свою грубость.
– Анна, отведи гостей и помоги им устроиться на новом месте, а я пока закончу с обедом.
Услышав это, девушка слегка покраснела, Анна не сводила своих зеленых глаз с гостя. Он казался ей пришельцем из другого мира. Все в нем: правильность черт, манера говорить и даже взгляд, отличало его от тех людей, с которыми ей приходилось общаться раньше.
Девушка решилась прервать затянувшееся молчание:
– Вы так и не назвали своего имени.
– Люди зовут меня Имрисом, а это мой друг Сэм.
 Она машинально обернулась в его сторону, но затем продолжила свой «допрос»:
– Наверное, за время странствий вы много видели и узнали. Как бы я сама хотела выбраться отсюда!
Имрис приблизился к девушке и протянул ей спящего котенка, который клубочкам свернулся в его ладонях.
– Он тоже запутался, но ты можешь помочь ему. Ты нужна ему.
Анна аккуратно взяла котенка на руки, от этих перемещений он проснулся и зевнул, показывая всем свой розовый язычок.
– Спасибо! – С улыбкой произнесла она.
Девушка поспешила в дом со своим маленьким сокровищем.
Когда Сэм убедился, что они остались одни, он смог дать волю своему негодованию:
– К чему весь этот фарс? Зачем вы морочили голову этой девушке?
– Я дал тебе возможность просканировать ее. Маг – это один из членов этой семьи, – Собиратель смерил холодным взглядом своего нетерпеливого ученика. – Неужели ты полагаешь, что у нас так много времени? Я чувствую, что другие Собиратели уже идут по следу волшебника. И если они обнаружат его первыми и провозгласят право крови, то я уже ничего не смогу сделать.
Сэм разозлился еще больше.
– Но вы знаете кто это! Вам ничего не стоит спасти его прямо сейчас!
– Это не мое испытание, а твое. Если ты сможешь вовремя его распознать, то… – Имрис прервал свою речь, услышав чьи-то шаги.
Мальчик лет десяти бежал к ним со всех ног.
– Мама приглашает вас на обед, – радостно произнес ребенок.
Семейство Гэмбов состояло из семи человек. Отец восседал во главе стола, он поднялся, когда вошли его гости, и пригласил их присоединиться к трапезе. По правую и левую руку от него сидели старшие сыновья – Христиан и Фредерик. Они были не схожи друг с другом, как луна и солнце.  Христиан всегда был мечтателем, то чем он занимался, не могло увлечь юношу, молодой человек желал большего для себя и в этом он нашел себе единомышленника – Анну. Младшая сестра полностью разделяла стремление брата. Фредерик же не привык раздумывать о будущем, он работал в кузнице с полной самоотдачей и умел радоваться малому: хорошо сделанному мечу, ясной погоде и сытному обеду. С младшим членом семейства Гэмбов наши путники уже познакомились, его в доме все звали просто шалопаем, мальчик еще не успел столкнуться с тяготами жизни и взирал на мир своими наивными голубыми глазами.
Во время ужина Анна была необычно молчалива, она даже не поднимала взгляда на гостей. Не в пример ей, ее сестра Кларисса болтала без умолку, желая выпытать все секреты у своих новых знакомых и поминутно поглядывала на Сэма.
Хотя трапеза была закончена, хозяин не спешил отпускать своих гостей. Джон Грэмб хотел больше узнать о них:
– Жена говорила мне, что вы странствуете, но вы не похожи на обычных путников.
В этот раз, Имрис промолчал и предоставил возможность ответить Сэму.
– На дорогах сейчас опасно, и мы должны быть готовы постоять за себя, – ответил юноша.
– Да, но чем вы зарабатываете себе на жизнь? – Продолжала «допрос Клара.
Этот вопрос поставил Сэма в тупик, поэтому Имрису пришло вмешаться в разговор.
– Мы были в услужении у графа Кларенса Клевского, но после того, как у него пропал сын, граф стал все больше замыкаться в себе. Он прогнал всех слуг и отгородился от мира, – в голосе Имриса звучала неподдельная горечь. – Сейчас мы странствуем в надежде найти себе новое место, но ничто уже не будет как прежде.
Джон не смог остаться равнодушным к этой истории и проговорил:
– У нас на чердаке есть свободная комната, думаю, что в доме вам будет уютнее.
Эти слова обожгли Сэма как удар хлыста. Его мучило чувство вины, он не хотел разрушать покой этой семьи, которая отнеслась к ним с таким участием. Юный маг хотел, чтобы этот кошмар поскорее закончился.
– Благодарю вас за гостеприимство, – учтиво ответил Имрис.
На следующий день, Сэм оставил своего учителя и взялся за дело. Он наблюдал за работой старших братьев и отца семейства, но не почувствовал магического отклика. Потом он вернулся в дом, чтобы помочь девушкам по хозяйству. Они вместе пошли за водой, и юноша даже не заметил, как по молчаливому согласию, Анна оставила свою сестру с ним наедине. Кларисса была очень хорошенькой молодой леди, у нее были большие зеленые глаза, как и у сестры, но если у Анны были волосы цвета золотой пшеницы, то локоны Клары были черны как ночь. Ее отличало открытое выражение лица, увидев ее улыбку, было невозможно не улыбнуться в ответ.
– А вы надолго у нас? – Чуть слышно спросила она.
– Я пока не знаю…
– Думаю, что вам нет нужды уезжать. В нашей деревне вы с легкостью сможете найти себе работу. Человеку просто необходимо место, которое он может назвать своим домом, – наклонившись, она как будто случайно коснулась его руки.
Юноша тяжело вздохнул и ответил:
– К сожалению, не все зависит от нас.
Время шло, а Сэм все не находил ответа, он не чувствовал магии вокруг себя. Иногда его сердце озаряла слабая надежда.
«Возможно, он просто ошибся, и маг живет не в этой семье?»
На третий день Имрис потребовал у него ответа:
– Ты определил мага?
Сэм виновато опустил голову, ему было стыдно признаться в своем провале, и он решился положиться на удачу и ответил:
– Да, учитель, я думаю, что это Христиан.
Имрис сделал вид, что поверил ему.
– Хорошо, тогда сегодня вечером, когда соберется вся семья, ты раскроешь правду, о том кем мы являемся, а затем я передам защитный амулет Христиану. У тебя еще есть время подумать, ошибка может дорого стоить всем нам, – предупредил Собиратель.
Сэм с замиранием сердца ждал вечера, ему казалось, что время бежит слишком быстро. Вот уже за столом собралась вся семья. Юноша поднялся со своего места, все взгляды тотчас устремились на него. Вокруг воцарилась неестественная тишина, он уже хотел начать свою речь, но тут входная дверь распахнулась. На пороге стоял мужчина лет двадцати пяти, его правая рука покоилась на рукояти меча, он вглядывался в лица присутствующих, как будто искал кого-то. Имрис предусмотрительно отступил назад, чтобы не быть замеченным раньше времени. Лицо незнакомца исказилось от гнева, и он резко произнес:
– Я прибыл сюда, чтобы покарать мага! Выдайте его мне, и никто больше не пострадает.
Джон встал из-за стола и выступил вперед и смело ответил на этот вызов:
– Я перед вами, можете казнить меня!
Незваный гость вынул меч из ножен и приставил его к горлу крестьянина.
– Хватит!
Незнакомец невольно обернулся на звук голоса, Имрис выступил из тени.
– Я думал, что обучение поможет тебе, Брэндон, но ты так же близорук, как и всегда.  Опусти свой меч, – отчеканил Имрис.
Мужчина секунду колебался, но все же опустил оружие.
– Я знаю, что означает твое прибытие и теперь только поединок может разрешить наш спор. Эта семья находится под моей защитой, – сказав эти слова, Имрис вынул меч из ножен. – Отступи добровольно или дерись!
Брэндон опустил клинок и встал на одно колено и произнес:
– Я отдаю себя на вашу милость, милорд.
Довольная улыбка отразилась на лице Повелителя Магии.
– Я отпускаю тебя, – сказав это, Имрис повернулся к хозяину семейства.
Джон заметно побледнел, но не сошел со своего места.
– Ваше желание защитить близких заслуживает уважения, но мне не нужна бессмысленная жертва. Я знаю, кого вы укрываете, и предлагаю этому человеку защиту – медальон ученика. Ему не придется больше прятаться и носить браслет, блокирующий чары.
Но Джон не поверил ему и ответил:
– Вы не заберете никого из моих детей! Я не позволю!
Но его речь была прервана.
– Нет, папа! Не делай этого, я сама хочу пойти с ним, – с этими словами Анна встала из-за стола и подошла к Имрису. – Я готова.
Имрис с жалостью посмотрел на девушку, его провокация удалась, но он надеялся, что все выйдет по-другому.
– Прошу всех покинуть нас. Брэндон, Сэм, встаньте на страже у дверей.
Когда они остались одни, Собиратель устало опустился на скамью. Теперь он ясно видел картину происходящего, но ему не доставало только одного доказательства.
– Анна, отдайте мне волшебный браслет, – попросил Собиратель.
Девушка безропотно исполнила его приказ. Стоило ей снять со своей руки этот обруч, как Имрис почувствовал потоки иной магии. Повелитель положил браслет перед собой и начал внимательно изучать заклятье, которое начертал на нем мастер древности. Таким образом, он хотел выиграть время, чтобы все обдумать. На его лице отразилась грусть, но это был лишь миг. Девушка несмело приблизилась, ей хотелось помочь. Анна положила руку ему на плечо.
– Милорд, что с вами? – Несмело спросила она.
Имрис пристально  посмотрел на нее, девушка не отвела взгляда.
– Я не могу назвать тебя ученицей, – отчеканил он.
Волшебница резко отступила назад, она сильно побледнела, а в глазах заблестели слезы.
– За что? – Еле слышно произнесла она.
Повелитель не ожидал такой реакции, но смог сохранить внешнее спокойствие и ответил:
– У всех моих поступков есть причина. Выходя из штаба ордена, я определил, где живет мой будущий ученик, проанализировал его способности, характер и, конечно, пол. Но я ошибся… – при этих словах Имрис машинально дотронулся до браслета. – Я не учел возраст.
Анна непонимающе посмотрела на него.
– Гаситель магии защищал вас и Брэнден, как и я, не мог засечь проявление вашей магии, но в этой семье есть другой волшебник, ради которого я и пришел – это ваш младший брат. Силы еще не проявились в нем, но обязательно проявятся.
На лице волшебницы отразился неподдельный ужас, теперь она начала понимать.
– Но я не могу взять в ученики девушку или ребенка. Я не обреку вас на такую судьбу.
Анна опустила голову, ей казалось, что сейчас она услышала свой смертный приговор.
– Что с нами будет? – Спросила она.
– Ничего. Я объявил, что беру вашу семью под защиту, и эта клятва останется в силе.
– Вы же сами знаете, что будет дальше. Сейчас только ваше присутствие удерживает Брэндена от активных действий, мы обречены.
Собиратель был поражен, она озвучила его худшие опасения. Анна хотела опуститься перед ним на колени, но он не позволил ей этого сделать. Имрис быстро встал и поднял девушку. Повелитель держал ее за плечи, лицо Анны было так близко, легкий румянец окрасил ее щеки, а зеленые, как изумруды глаза, смотрели с мольбой.
– Моя жизнь в ваших руках, я подчинюсь любому вашему решению.
Имрис думал, что ему чужды человеческие эмоции, но этого даже он не смог перенести. Повелитель сделал шаг назад и проговорил:
– Я буду тебя обучать, а этот браслет передай брату. Будет лучше, если он никогда не узнает о собственной силе.
Его сердце болезненно сжалось, когда он увидел счастливое лицо Анны.
«Это моя ошибка. Если бы я мог все изменить!» – Невольно подумал он.
Собиратель настоял на том, чтобы они отправились в путь немедленно, он опасался, что Брэнден сможет разгадать правду. Имрис чувствовал, что он появился здесь не случайно.
На время, их пути разошлись. Брэнден нашел уединенное место в лесу. Убедившись, что остался один, мужчина развел костер и стал напряженно вглядываться в языки пламени. Его серые глаза приобрели красноватый оттенок, темно-русые волосы были коротко подстрижены, черты его лица не отличались изяществом, а сросшиеся брови придавала ему воинственное даже злое выражение. Это был человек, который привык убивать, за это его и возвели в ранг Охотника.
Брэнден потянулся к небольшому мешочку, который носил на поясе, достав оттуда магический порошок, он бросил его в огонь. Пламя сразу приобрело белый цвет, и в его глубине можно было различить черты человеческого лица.
– Я нашел его, Магистр.
Его незримый собеседник не отличался терпением и резко спросил:
– Тогда почему он все еще жив?
Охотник виновато опустил голову.
– Я не могу победить в битве с воином его класса. Вы же знаете, что он получил ранг Советника.
При этих словах пламя взметнулась ввысь, освещая все пространство, но уже через секунду ярость Магистра утихла.
– А кто говорил о честном поединке? Следи за ним и ударь, когда он будет ослаблен. И помни, что он  теперь уязвим.
– Магистр?
– Слабость Имриса в его учениках, используй это. Убей его, и сила пророчества больше не будет иметь над нами власти.
– Да, Хозяин.
Охотнику не  пришлось долго ждать.

Четвертая часть.

Имрис стоял на страже, охраняя сон своих учеников, он напряженно вглядывался в ночную тьму. Повелитель чувствовал, что за ним кто-то наблюдает, но пока решил не переходить к активным действиям. Сейчас его больше беспокоило, что дар Анны до сих пор не проявился, девушка так долго носила браслет, что теперь не знала, как ей подчинить себе собственную силу. Внезапно он услышал шелест крыльев, к нему приближался черный ворон. Величественная птица подлетела и спокойно уселась к нему на плечо, как будто имела на это полно право.
– Какие вести мне шлет старый друг?
Собиратель отвязал сверток, который весел на шее у птицы и поспешно развернул пергамент.
«На деревню близ Стоунвуда совершено нападение. Древнее зло возродилось, есть подозрение, что жители разбудили крэнзона», – гласило послание.
Выступать надо было немедленно, Имрис отпустил крылатого посланника и сразу направился к Сэму. Юноша недовольно что-то пробурчал, но, увидев встревоженное лицо наставника, тут же вскочил на ноги.
– Разбуди Анну, мы отправляемся в путь! Я все потом объясню.
Они шли спешным маршем уже несколько часов, когда Сэм решил прервать молчание:
– Зачем мы так спешим?
– Пробудился крэнзон, – Имрис с разочарованием отметил, что это имя ничего не сказало его ученикам. – До того как возник орден Повелителей магии, колдунов тоже преследовали. Но не каждого волшебника можно так просто уничтожить, поэтому был придуман ритуал. Их замуровывали заживо в пещерах, блокируя магию. Но палачи не учли главного – маг умирал в пещере, его душа покидала тело, при этом сила оставалась запертой в мертвой оболочке, заставляя его существовать. Крэнзоны одержимы жаждой отмщения и самое страшное то, что они имеют власть истреблять жизнь.
– Но мы ведь справимся с вами? Есть способ победить этого монстра? – Спросил Сэм.
Имрис резко остановился и строго  просмотрел на Сэма и Анну.
– Я оставлю вас в безопасном месте, и вы ни в коем случае не должны следовать за мной! – Отчеканил учитель.
Сэм был обижен таким недоверием, сейчас он чувствовал в себе силы, чтобы победить любого. А сердце Анны предательски сжалось, она понимала, что учитель прав, но не хотела оставлять его.
Солнце уже клонилось к закату, а они еще ни разу не делали привал. Ученики пытались сохранять темп, но силы покидали их. Сэм видел, что девушка начала отставать, еще немного, и она просто упадет.
– Учитель, мы не можем идти дальше, нам необходим отдых, – произнес юноша.
Имрис не стал спорить, он и сам удивлялся, как они могли так долго выдерживать эту гонку. Учитель остановился и проговорил:
– Видишь огни вдали? Это придорожная таверна, там вы найдете себе приют.
 Собиратель достал пару золотых монет и протянул их Сэму со словами:
– Это должно хватить, и помните, если камень в вашем амулете снова станет белым – это значит, что я потерпел поражение и с этого момента вы находитесь в смертельной опасности. Вам будет нужно сразу избавиться от ожерелий, так как они станут маяками для Охотников.
Но тут Анна перебила его:
– Нам не понадобится это знание, потому что вы не погибните!
Имрис лишь горько ухмыльнулся в ответ и растаял в лесной чаще.
– Что теперь будем делать? – Почти безнадежно спросил Сэм.
– Мы последуем за ним.
– Но как?
– Тех денег, которые он тебе дал, хватит на хорошую лошадь, а отыскать его местонахождение не составит труда.
Сэм непонимающе посмотрел на девушку.
– Мы связаны с ним через амулет, разве ты не чувствуешь этого? – Спросила она.
Юноша только покачал головой, лично он никакой связи не ощущал.
В это время Имрис все ближе подходил к месту трагедии, с каждым шагом он все сильнее ощущал отчаяние и злобу пробудившегося существа. Уже издали Повелитель приметил эту деревню, здесь царила неестественная тишина, ни в одном из домов не горел свет, казалось, что это место вымерло. Повсюду были следы ужасной трагедии: брошенная тряпичная  кукла, горстка пепла около корзины с бельем, брошенные инструменты в кузне. Это все, что осталось от людей живших здесь.
– Выходи, Дух! Ты еще не истребила всю жизнь в этой деревне, попробуй сразиться со мной.
Имрис вынул меч из ножен и замер в ожидании. Вдруг подул ветер, стало неестественно темно, дверь одного из домов распахнулась, и он увидел восставшего крэнзона.
Когда-то это была молодая очень красивая женщина, благодаря магии ее тело было неподвластно тлену, поэтому и сейчас она еще сохранила свою красоту. На ней было простое белое платье, но оно не могло сравниться с белизной ее кожи. Глаза мертвой волшебницы были закрыты, способность видеть она утратила вместе с душой. Черты лица хранили спокойствие, казалось, что она просто спит. Белые, как снег волосы спускались до самой земли, отливая серебром в свете луны. Женщина инстинктивно вертела головой из стороны в сторону, пытаясь определить, где находится ее враг, при этом оковы на ее груди издавали мелодичный звон. Тонкая металлическая цепь опоясывала ее талию и стягивала шею, эти путы были соединены между собой при помощи амулета тени – именно он и являлся источником проклятья.
Имрис сделал быстрый рывок вперед, чтобы не дать ей опомниться, но волшебница оказалась готова к этому и увернулась от удара. Она  бросилась в сторону подобно дикому зверю и опять замерла в ожидании. Внезапно амулет засветился черным и, повинуясь желанию погасить жизнь, она направила поток смерти на Имриса.
Повелитель был готов к этому удару и успел сотворить защитное заклятье, но волшебница не думала останавливаться, а только усилила напор. С кончиков ее мертвенно бледных пальцев срывались потоки магии. От этого у Имриса перехватило дыхание, на поддержание защитных чар уходило слишком много сил, и он понимал, что не сможет долго продержаться. Мерцающая серебряная сфера еще ограждала его, но ее радиус начал постепенно сужаться, стоило краю его плаща выйти из защитного поля, как он превратился в пепел, такова была участь любого, кто попадет под действие этих чар.
Повелитель нашел в себе силы сделать шаг по направлению к смертоносному существу. Он медленно приближался к ведьме, каждое движение давалось ему с трудом. Крэнзон не двигался с места и только увеличивал напор, желая сломить сопротивление. Имрис уже не видел ничего вокруг, но продолжал идти вперед. Наступил момент, когда Собиратель почувствовал, что не в состоянии больше сопротивляться, тогда Имрис решил положиться на удачу. Волшебник метнул вперед меч, секунду ничего не происходила, но потом он услышал нечеловеческий крик. Поток смерти рассеялся, и Повелитель смог увидеть, что произошло.
Его меч попал точно в цель, он пронзил волшебницу, разрубив при этом амулет. Глаза существа были широко распахнуты, и в них не было ничего – только черная пустота. Магия, что жила в этом теле наконец-то смогла высвободиться. Он почувствовал легкое дуновение ветра, который принес с собой мелодичный звук женского голоса:
– Спасибо, что прекратил мои страдания. Теперь я смогу обрести покой.
Как только отзвучало последнее слово, тело волшебницы обратилось в пепел. Имрис пошатнулся, силы изменили ему, но тут он почувствовал, как кто–то поддержал его.
– Господин, чем я могу помочь? – Сэм посмотрел на него с беспокойством и искреннем участием.
Имрис нашел в себе силы, чтобы улыбнуться.
– Я скоро оправлюсь. Надеюсь, ты не привел с собой Анну? – Спросил Повелитель.
– Это она привела меня, – ответил Сэм.
Девушка вышла из чащи, она подняла меч и подала его учителю.
– Какая милая сцена воссоединения, – на лице Брэндена играла улыбка, он уже видел поверженного противника у своих ног.
Имрис выпрямился и повернулся к своему врагу.
– Не думал, что ты из тех, кто наносят удар в спину, – отчеканил Собиратель.
Охотника не смутили эти слова.
– Я просто ждал, когда судьба уравняет наши шансы. Теперь я готов биться с тобой.
– Учитель, позвольте мне принять вызов, – в глазах Сэма горела решимость.
Но Имрис не мог позволить ему вступить в смертельный бой.
– Ты не сможешь победить Охотника, ты еще не готов.
– Но учитель!
– Уходите отсюда немедленно! Обещай мне, что позаботишься об Анне.
– Обещаю.

– Так ты принимаешь вызов или нет? – Брэндену натерпелось покончить со своим соперником, каждая минута промедления казалась ему вечностью.
Имрис выступил вперед, опираясь на свой меч.
– Я готов сразить тебя, – без тени страха произнес Собиратель.
Охотник зарычал от переполнявшей его ярости и набросился на своего противника, но тот успел уйти от удара. Брэнден  наносил один удар за другим, но Повелитель все время уклонялся в последнюю секунду.
– Ты просто жалкий трус! Дерись или умри на месте! – Прокричал Охотник.
– И ты еще смеешь называть меня трусом?
Брэнден нанес еще один удар, но  снова промахнулся. В этой схватке Имрис решил положиться на свою природною ловкость. Таким образом, он смог бы измотать противника и накопил достаточно сил для атаки. Маг понимал, что у него будет только один шанс.
Дыхание Охотника  сбилось, стало прерывистым, а руки начали слегка дрожать, но он с удовольствием отметил, что Анна и Сэм не покинули поле боя, а остались наблюдать за поединком. В этот момент Имрис перешел к нападению, его удары не отличались силой, но они были нанесены с таким мастерством, что противнику было очень сложно их парировать. Это заставило Охотника отступить, он начал пятиться назад и внезапно оступился, Повелитель мог убить его на месте, но не сделал этого. Имрис занес меч над врагом.
– Ты проиграл, но я даю тебе шанс сохранить жизнь. Кто послал тебя? – Спросил Повелитель.
Вместо ответа Брэнден криво ухмыльнулся, он быстрым движением высвободил кинжал и метнул его в свою жертву. Имрис резко обернулся, и увидел испуганное лицо Анны, еще мгновение и все для нее будет кончено. Но магия быстрее стали, подчинясь воле Повелителя, кинжал замедлил свое движение и, не долетев несколько сантиметров до девушки, упал на землю. В эту же секунду Имрис почувствовал острую боль в груди – Охотник не упустил своего шанса и нанес смертельный удар.
Собирателя охватила ярость, которую он не испытывал прежде и в этот миг уже Брэндену стало по-настоящему страшно. На мече Имриса появились красные всполохи, он занес его над противником, но его целью был не человек, а его оружие. Повелитель ударил по лезвию, и сталь дрогнула, расколовшись надвое. В это же мгновение округу огласил страшный крик и Брэнден упал замертво. Нет, он не умер, но теперь Охотник стал похож на марионетку, у которой отрезали нити. Его сердце продолжало биться, но все, что составляло его личность, умерло вместе с его мечом.
После этого яростного порыва, Имрис почувствовал, что последние силы покидают его:
«Неужели это конец?» – Невольно подумал он.

Пятая часть.

Он чувствовал, как что-то теплое растекается у него на груди, кровь уже пропитала ткань камзола. Повелитель хотел опереться на меч, но руки не слушались его, ноги подкосились, и он упал на колени перед поверженным противником. В глазах потемнело, Имрис понимал, что падает навзничь, но уже не мог сопротивляться. Повелитель почувствовал, как кто-то задержал его падение, он уже почти не различал звуков. Его звал женский голос, Анна хотела получить прощение.
Имрис почувствовал острую боль в груди, он ждал, что через секунду все закончится, но этого не произошло. Маг ощутил внезапный прилив сил, казалось, даже его рана перестала кровоточить. Повелитель сделал над собой невероятное усилие, чтобы открыть глаза. Меч лежал рядом с ним, но он не узнал своего оружия, его клинок превратился в живой сгусток магии. Живительные нити из этого источника оплели Имриса в подобие кокона, но они не могли исцелить его, а только не давали ему умереть, удерживая душу в истерзанном теле.
Анна стояла перед ним на калениях и плакала, волосы девушки рассыпались, и золотым дождем падал на лицо, подол платья промок, но она не замечала этого. Волшебница только сильнее сжимала его холодную руку и звала. Сэм стоял невдалеке, но парализованный отчаянием, не решался подойти. Юноша невольно вздрогнул, когда услышал слабый голос своего учителя:
– Уходите, вы не сможете мне помочь, – Имрис тяжело вздохнул и импульсивно сжал руку в кулак, пытаясь преодолеть приступ боли. – Хотя бы раз послушайтесь моего совета, от этого зависит ваша жизнь.
Но Анна прервала его:
– Я не покину вас! Вы не умрете! – Девушка невольно перевела взгляд на поверженного Брэндена и спросила. – Зачем вы остановили его?
Легкая улыбка тронула бледные губы Имриса и он ответил:
– Я не мог позволить ему причинить тебе вред.
Сэм внимательно вгляделся в черты лица Собирателя, еще совсем недавно он сам желал ему смерти. А сейчас он начал постепенно осознавать, что за человек находится перед ним, за него не страшно было отдать жизнь. Внезапно на юношу снизошло озарение, он так обрадовался этой мысли, что даже нервически рассмеялся. Анна с осуждением посмотрела на своего спутника, но Сэм даже не заметил этого.
– Ведь мы находимся неподалеку от реки Лейран?
– И чем это может помочь? – С ноткой раздражения спросила девушка.
– Меня здесь долгое время укрывали члены сопротивления, среди них много магов с врожденным даром целителя.
Анна тут же вскочила на ноги.
– Они нам помогут? Нельзя терять ни минуты! – Взволнованно произнесла она.
Вместо ответа юный маг коротко кивнул и начал перевоплощение, уже через пару минут он, в облике волка, скрылся в чаще. Анна тоже не сидела, сложа руки. Девушка набрала хворост, развела костер и вскипятила воду в котле, для компрессов. К счастью, все необходимое нашлось в ближайшем доме и ей не пришлось оставлять раненого. Волшебница боялась остановиться, ей было невыносимо просто ждать. Она смочила компресс и хотела промыть рану, но Имрис остановил ее руку.
– Это не поможет, лучше сядь и выслушай меня.
Анна беспрекословно подчинилась его приказу, даже сейчас он обладал над ней необъяснимой властью.
– Есть одна вещь, которая не дает мне покоя, – Имрис минуту колебался, но потом продолжил. – Я так и не встретился со своим отцом.
– Но почему?
В этот момент в его глазах отразилась боль, смешанная с обреченностью, Анна поддалась порыву и коснулась его руки, желая поддержать.
– Если бы я сделал это, то подверг бы его  и себя смертельной опасности.
Повелитель был тронут участием, с которым его слушала Анна, да и скрывать что-либо уже не имело смысла, поэтому он продолжил свою исповедь:
– Это стало бы доказательством, что обряд посвящения не до конца изменил меня, и я сохранил воспоминания о прошлом. Но главная причина не в этом… – Имрис машинально перевел взгляд на языки пламени. – Он помнит меня восторженным юношей, который мечтал построить корабль и пуститься в плаванье. Я хотел, чтобы он гордился мной, мечтал прославить род Клевских.
Маг замолчал, он хотел попросить ее навестить старого графа, когда… когда все закончится, но не стал. От этих воспоминаний сердце болезненно сжалось, невыносимо было осознавать, что больше нет времени, нет шанса что-то исправить.
В это время белый волк продолжал свой поиск. Он чувствовал, что его цель совсем рядом, поэтому молодой маг перевоплотился в человека и смело направился в самую чащу, стараясь производить как можно больше шума, чтобы привлечь к себе внимание. Услышав легкие шаги, Сэм остановился, поднял руки в знак доброй воли и произнес:
– Я искал вас, мне нужно поговорить с Кираном, жизнь моего друга в опасности.
Хриплый мужской голос окликнул его:
– Кирана больше нет среди нас.
Навстречу ему вышел мужчина, на вид ему было лет сорок пять, необходимость постоянно скрываться наложила на  его свой отпечаток. Серо-голубые глаза смотрели на мир зло и недоверчиво, между бровей залегла глубокая складка, а преждевременно поседевшие волосы стали его отличительной чертой. Поэтому среди своих его звали Белым Следопытом.
– Не думал, что увижу тебя снова, Плэйн, – произнес Сэм.
Мужчина лишь криво улыбнулся и с недоверием посмотрел на своего собеседника.
– Я помню, что ты покинул нас, когда на твой след вышел Советник из ордена Повелителей магии, и теперь ты стоишь передо мной и просишь о помощи.
Юный маг был оскорблен таким приемом, но сдержался, помня о том, зачем он пришел.
– Я не шпион, мне нужна помощь целителей, – прямо ответил он.
– Здесь больше нельзя найти помощи. Недавно на нас было совершено нападение, всех магов увели в форт. Ищи целителей там, если хочешь.
Плэйн подал знак лучникам уходить и скрылся в лесу.
Форт Красной Звезды был перевалочным пунктом для пересылки и содержания беглых магов, у которых не был развит дар «опасный для жизни и здоровья граждан». Бывало  так, что родители приводили сюда своих детей, чтобы избавить всю семью от возмездия. Иногда такие места посещали члены ордена Повелителей магии, они забирали некоторых заключенных для своих целей, остальных же ждала участь страшнее смерти.
Сэм с трудом подавил дрожь при виде этой мрачной крепости из красного амброна. Главное свойство этого минерала – способность отражать магию и характерный красный цвет. Форт был обнесен рвом, железный мост был опущен, но ворота всегда держались закрытыми. Маг с усилием постучал в дверь, ему ответили не сразу, но потом открылась слуховое окно, и он увидел молодого солдата. Видимо, его призвали совсем недавно, так как юноша даже не произнес положенных по уставу слов, а просто уставился на незнакомца.
– Мне необходимо поговорить с комендантом. Немедленно!
Только сейчас Сэм осознал, что его внешний вид оставляет желать лучшего и будь на месте этого новичка более опытный боец, его никогда бы не пропустили. Мага провели через внутренний двор, где уже велись приготовления к казни узников, которые могли все видеть из окон своих камер. Его отвели в одну из угловых башен, наверх вела узкая лестница, по которой непрестанно сновали туда сюда какие-то люди с очень озабоченным видом. Солдат остановился в нерешительности.
– Вам нужно подняться на самый верх, там вы найдете сэра Мюрэла. Удачного дня, господин, – отчеканил он и удалился.
В душе Сэм обрадовался, что пока все проходит так легко, но, прежде всего, он был обязан такому приему одежде, которую ему выдали в гильдии. Маг вошел без стука, желая создать видимость человека, у которого нет времени на пустые формальности. Комендант сидел за столом и внимательно изучал какие-то бумаги, он даже не удостоил взглядом вошедшего. Это был человек лет тридцати, среднего роста оливковая форма с отличительными знаками империи удивительно шла ему, все его движения отличались уверенностью и твердостью, выдавая решительный нрав молодого командира.  Да, этот человек должен был в буквальном смысле пройти по трупам, чтобы занять этот пост.
– Мое поручение не терпит отлагательств. Прошу вас уделить мне внимание.
Мюрэл оценивающе посмотрел на своего нежданного гостя. Командир небрежно облокотился на спинку стула и не спешил вставать в знак приветствия. Сэм не выдержал его пронизывающий взгляд и отвернулся.
– Я слушаю вас, но для начала я хочу узнать, с кем разговариваю.
Сэм постарался взять себя в руки, тем более что  уже поздно было отступать и проговорил:
– Я прибыл сюда по поручению ордена, чтобы забрать целителей, которых вы взяли в плен.
– Вас прислали одного?
– Я думал, что вы сможете выделить несколько солдат в качестве эскорта.
Комендант поднялся со своего места и приблизился к собеседнику, его зеленые глаза опасно блеснули.
– Тогда вам не составит труда предъявить мне свой знак отличия и письменный приказ.
Сэм уверенно достал кулон, но не заметил, что камень в нем изменил свой цвет с алого на темно-красный. Увидев амулет, Мюрэл тут же подал сигнал к нападению и солдат оглушил юношу ударом сзади и юный маг потерял сознание.
– Поместите его в камеру к этим целителям и сообщите в орден, что мы поймали беглого ученика, один из Повелителей магии находится в смертельной опасности, скомандовал комендант.
Сознание постепенно возвращалось к Сэму, он начал различать неясный шум, потом пришла боль. Голова просто раскалывалась, ему казалось, что он чувствует, как кровь пульсирует у него в правом виске, вторя биению сердца. Вокруг было темно и пахло сыростью, окон в камере не было, а по стене непрерывно сбегали капли воды. Источником света служили несколько факелов, которые горели в коридоре. Когда глаза привыкли к полумраку, он стал различать очертания предметов и людей. Рядом с ним сидел старик и с участием смотрел на Сэма, на его бледных губах играла улыбка.
– Я думал, что больше никогда не увижу тебя! – Старец поспешил обнять растерянного юношу.
Старый маг осторожно коснулся его головы, и уже через несколько секунд боль ушла, и Сэм чувствовал себя совершенно здоровым. Тогда он внимательно вгляделся в черты целителя.
– Киран, неужели это ты? – Взволнованно спросил Сэм.
Действительно, в этом человеке было трудно узнать былого воина-целителя. Его борода отросла еще больше и выглядела крайне неопрятно, волосы тоже отросли и сейчас были больше похожи на паклю, он сильно похудел, но ни это беспокоило Сэма. Он больше не видел внутреннего огня, который всегда оживлял эти серые глаза.
– Что произошло? – Спросил юноша.
– Нас схватили, но Лора… они не пощадили ее, – старик нервно перебирал ткань своей рубахи, а взгляд его взгляд стал отрешенным. – Отцы не должны переживать своих детей.
Юноша заметил, что в камере они находятся не одни, в общей сложности здесь содержалось около пятнадцати узников.
– Мы должны выбраться отсюда. Где остальные из сопротивления? – Проговорил Сэм.
Казалось, целитель не слышал его, погрузившись в свои мысли, но через некоторое время он ответил:
– Я не знаю, сюда привели только треть пленников. Но зачем ты вернулся и как смог избежать смерти?
– Я здесь, чтобы помочь другу. Он смертельно ранен.
– Твой друг – мой друг. Но боюсь, что мы не сможет отсюда так просто уйти.
Сэм украдкой посмотрел на свой медальон,  и понял, что медлить больше нельзя. Маг вскочил на ноги и стал бить в дверь со всей силы.
– Выпустите меня! Меня хотя убить! – Начал кричать он.
Ему пришлось вопить довольно долго, но все-таки его крики возымели действие.
– Замолчи или мне придется применить силу! – Недовольно крикнул стражник.
– Если ученика из ордена убьют повстанцы, вы готовы отвечать головой? – После этого Сэм опять продолжил барабанить в дверь.
– Угомонись и отойди, чтобы я мог тебя видеть. Я открываю.
Сэм уже начал перевоплощение, поэтому ему не понадобилось много времени, чтобы завершить колдовство. Как только дверь открылась, из тьмы на стражника кинулся белый волк. Он вцепился в горло своей жертве, все произошло так быстро, что несчастный даже не успел вскрикнуть. Затем маг опять принял человеческий облик и обратился к пленникам:
– У нас есть только одна возможность выбраться отсюда – необходимо раздобыть форму солдат. Сейчас мне нужен провожатый, который знает, где находится склад или комната стражи.
Навстречу ему несмело вышел юноша лет шестнадцати. Франк всегда любил искать неприятности на свою голову и его огненно-рыжие волосы вполне соответствовали его темпераменту.
Сэм переоделся в форму убитого солдата, она пришлась ему почти в пору, только рукава сюртука были чуть коротковаты, а рубашка была забрызгана кровью, но это можно было использовать.
Мальчик обладал природным чутьем следопыта, и уверенно вел своего спутника вперед. Они приблизились к сторожевому помещению, из-за двери слышались веселые возгласы собеседников, судя по голосам, их было всего двое. Сэм с шумом распахнул дверь, держась за горло левой рукой, и картинно упал навзничь. Охранники тут же бросились на помощь раненому товарищу. Они склонились над магом, и в этот момент Франк нанес им удар по голове, от чего оба тут же рухнули, как подкошенные.
Магу повезло – они набрели на прачечную, эти мундиры, конечно, не отличались первозданной чистотой, но выбирать не приходилось. Пленники переоделись, но их по-прежнему было легко обнаружить, так как среди них были женщины и дети, да и сапог хватило только на пару человек.  Сэм решил положиться на эффект неожиданности и удачу. Им удалось пробраться во внутренний двор незамеченными, но когда до ворот оставалось только пару метров, раздался колокольный звон, возвещающий о побеге заключенных. Сэм рванул к воротам и сильным ударом оглушил солдата, который имел неосторожность задремать на посту. Маг попытался открыть засов, но не рассчитал тяжести этой балки, и только когда к нему подоспела помощь, они справились с этим препятствием. За спиной юноша послышался топот сотен ног, свист летящих стрел, потом сдавленные крики, но останавливаться было нельзя.
– Поднимайте мост! Они не должны уйти!
В этот момент пленникам удалось распахнуть ворота.
– Бегите в лес! Разбегайтесь в разные стороны, так нас сложнее будет поймать, – прокричал юный маг.
Сэм беспокоился за своего старого друга, но Киран на удивление хорошо держался. В лесу он чувствовал себя как дома, а ощущение вновь обретенной свободы придало ему сил. Киран согласился пойти с Сэмом, чтобы помочь. Они долго бежали без отдыха, звуки погони постепенно стихали, но Сэма не могло обмануть это ложное спокойствие, поэтому он позволил сделать привал только на один час, а затем снова пустился в путь.
Начало светать, юноша чувствовал, что они уже совсем близко, в этот момент он впервые за долгое время взглянул на свой кулон. Теперь камень внутри него приобрел розовый оттенок – магия почти покинула его. Как только они вошли в деревню, он услышал слабый голос Анны:
– Боритесь, не смейте сдаваться! Я верю, он придет, он успеет.
Анна склонилась над умирающим и непрерывно звала его. Черты лица Повелителя заострились, на лбу выступила испарина, последние часы его мучила лихорадка, от которой он впал в подобие комы. Волшебный кокон, который удерживал его в этом мире, почти угас. Сэм подбежал к своему учителю, но целитель не последовал за ним. Киран просто застыл на месте и молча наблюдал за этой картиной. Юноша поспешно обернулся и с надеждой посмотрел на старца.
– Ты обещал помочь мне! – Прокричал юноша.
Но старик даже не шелохнулся, только улыбка отразилась на его лице, сейчас она больше походила на оскал дикого зверя.
– Я с удовольствием посмотрю на то, как он умрет. Если бы я мог, то истребил бы весь этот проклятый орден, – прошипел целитель.
Анна поднялась с колен, умоляюще посмотрела на Кирана.
– Вы ослеплены своей ненавистью. Почему вы хотите смерти этого человека? Он не виновен в ваших несчастьях, – ее голос заметно дрожал, произнеся эти слова, она замерла в ожидании ответа.
Но целитель остался непреклонен.
– Он один из них  и поэтому не заслуживает снисхождения.
Услышав этот приговор, девушка потеряла последние силы, у нее подкосились ноги, Анна склонилась над умирающим Имрисом. Теперь надежды больше не было, по ее  лицу катились слезы, сердце болезненно сжалось, а в голове жила только одна мысль:
 «Это все из-за меня! Я должна умереть, я должна была умереть!»
За короткое время она успела по-настоящему привязаться к нему и полюбить.
 «Ты не можешь умереть, я еще не сказала, что я люблю тебя».
Это озарение пришло к ней внезапно – одно простое слово «любовь». Казалось, даже время стало течь медленнее, новая радость наполнила ее сердце и теперь она чувствовала в себе силу и знала, что делать.
Анна положила левую руку на рану, а правую на лоб Повелителя, кожа девушки приобрела неясное голубое мерцание. Киран и Сэм физически почувствовали мощь той первозданной магии, которая пробудилась в ней. С кончиков ее пальцев струился поток целительной силы, повинуясь велению ее сердца и разума. В какой-то  момент лицо  девушки исказилось от боли, но она не остановилась, а только удвоила усилия. На щеках Имриса появился легкий румянец, а все раны полностью затянулись, дыхание Повелителя стало ровным и размеренным. Но Анна сама впала в подобие транса и не могла остановиться, продолжая излучать волны целительной энергии. На лице старого целителя отразилось беспокойство, он прокричал:
– Сэм, оглуши ее, иначе она исчерпает все свои силы.
Юный маг нанес точный удар, он поддержал Анну и бережно опустил на землю.
Но тут они услышали неясный шум, погоня шла за ними по пятам, а магический всплеск послужил им отличным маяком. Отряд окружил их со всех сторон, арбалеты были взведены. Молодой офицер вышел вперед, его голос звучал уверенно и твердо:
– Вы окружены, если вы не пойдете с нами, то будете убиты на месте.
Сэм беспомощно огляделся по сторонам.
– Вы не имеете права задерживать нас! – Ответил Сэм, пытаясь сохранить внешнее спокойствие.
– Я вижу, что два члена ордена и целительница лежат здесь, как на поле боя. А вы, юный чародей, пытаетесь защитить беглого мага, обвиняемого в измене.
Он повернулся к солдатам, которые стояли позади него и приказал:
– Этих двух заковать, а для тех, что без сознания немедленно сделать носилки. Мы возвращаемся в форт!

Шестая часть.

Утренняя прохлада проникла в комнату через распахнутое окно, начало светать. Имрис лежал неподвижно, боясь вспугнуть это наваждение.
 «Неужели это не сон? Но как такое возможно?»
Повелитель  резко открыл глаза, он находился в маленькой комнате, большую часть  которой занимала кровать, из мебели там было всего пара стульев, стоявших вдоль стены, и тумбочка. Стены были сложены из камня с красноватым отливом, они удивительно мерцали на солнце. Имрис попытался приподняться и, к удивлению, ему это удалось без особого труда. Он машинально дотронулся до груди, где совсем недавно была страшная рана, но от нее на коже не осталось даже рубца.
 «Что же произошло?»
От этих мыслей его отвлек звук приближающихся шагов. Молодой человек поспешно открыл дверь, но, встретившись взглядом с Повелителем, на мгновение застыл на месте. Это была секундная слабость, юноша опустился на одно колено и покорно склонил голову.
– Простите меня за вторжение, милорд.
Имрису показалось знакомым лицо этого человека, и он решил проверить свою догадку.
– Не думал, что встречу тебя здесь, Генри Свен. Поднимись, голову стоит преклонять только перед королями, – произнес Имрис.
Генри невольно вздрогнул и ответил:
– Я не мог и надеяться, что вы вспомните меня.
Глаза юноши светились неподдельным восхищением.
– Как я мог забыть героя битвы под Грандом, который сражался со мной плечом к плечу. Но почему ты здесь и до сих пор в звании рядового?
– Я сам попросил об этом переводе, – при этих словах печать отразилась в глубине серо-голубых глаз юноши. – Вы – моя последняя надежда!
Имрис уже начал догадываться о причине этого визита.
– Сегодня в полдень состоится казнь всех пленников, это решено сделать в назидание другим, как выразился наш комендант, – ему потребовалось время, чтобы совладать с эмоциями. – Но моя сестра в этом не виновата, она не принадлежит к членам сопротивления! Лиана просто запуталась, она хотела помогать людям, развивать дар целителя.
– Хорошо, я постараюсь помочь, но прежде я должен знать, что здесь произошло и где мои ученики.
Генрих рассказал ему про побег заключенных, погоню и как молодая волшебница спасла Имриса, когда целитель хотел оставить Собирателя умирать.
– Мага-оборотня должны сегодня казнить вместе с остальными пленниками, а девушка содержится под надзором в одной из комнат крепости.
Повелитель понимал, что сложилась очень непростая ситуация. Сейчас, чтобы спасти Сэма, будет недостаточно власти ордена.
– Жди в коридоре, мне понадобится сопровождающий, – Приказал Имрис.
– Как прикажете, милорд.
Генри еще раз поклонился и только потом вышел. Собиратель быстро облачился в свое черное одеяние, рука привычно легла на рукоять меча.
«Меня не просто так вернули в этот мир, настало время действовать!» – Решил он.
Сэр Мюрэл поспешил подняться в знак приветствия.
– Рад видеть вас, милорд, – произнес он, увидев Имриса на пороге своего кабинета, затем комендант обратился к своему помощнику. – Проследите, чтобы меня никто не беспокоил.
Имрис дождался, когда они остались одни и только после этого начал разговор:
– Вы хотите казнить моего ученика.
– Нет, я хочу казнить преступника, даже вы не можете спорить с законами империи.
При этих словах Мюрэл не смог скрыть довольной улыбки.
– Тогда расскажите мне о его преступлениях, как вы знаете, я не мог следить за развитием событий, – спокойно ответил Имрис.
Командир охотно пересказал все, что произошло с момента его встречи с Сэмом. Когда он закончил, Повелитель был готов сделать ответный ход.
– И это все?
Коменданта насторожила эта реплика.
– Этого более чем достаточно.
– Тогда посмотрите на ситуацию под другим углом. Я приказал моему ученику привести помощь целителей из форта, но вместо того, чтобы предоставить ее, вы напали на посланца и заточили его в своем каземате. Несмотря ни на что он смог исполнить свой долг и привел лекаря ко мне, и за это вы сейчас хотите его казнить.
Улыбка сошла с лица командира, довольный произведенным эффектом,  Имрис продолжил:
– Таким образом, я предоставляю вам выбор. Либо я взываю к верховному правосудию империи, и сам буду защищать жизнь ученика, либо вы добровольно отпустите его. На суде мое слово будет противопоставлено вашему и, не сомневайтесь, я смогу многое рассказать о той помощи, которую оказал вам орден.
Мюрэл заметно побледнел и не сразу смог взять себя в руки. В первый раз он потерпел такое сокрушительное поражение.
– Я отпущу вашего ученика, милорд.
– Сегодня вы собирались казнить всех своих пленников. Как вам известно, для целителей действует право присяги. Вы предлагали им этот путь?
– Они отказались, – с безразличием бросил комендант.
– Я хотел бы поговорить с ними еще раз.
– Как пожелаете, вы сможете обратиться к ним перед казнью.
Имрис поднялся и, подходя к двери, произнес:
– Вы поступили мудро, приятно знать, что даже в таком месте люди не забыли о милосердии.
Солнце стояло в зените, все в округе замерло, казалось, мир затаился в ожидании страшного события. Пленников вывели во внутренний двор и поставили напротив помоста, на котором уже ждали три палача. Они были специально вызваны сюда для массовой казни заключенных. Сэм пытался найти выход, но его не было. Лучникам был дан приказ стрелять в любого, кто захочет бежать. Юный маг пытался поддержать Кирана, но целитель давно простился с жизнью и сейчас безучастно взирал на происходящее. Комендант взошёл на помост и громко произнес:
– За попытку побега вы все проговариваетесь к смерти через отсечение головы, – звук его голоса многократно усилился, отразившись от каменных стен. – Но вам будет дан шанс на спасение.
При этих словах Имрис вышел вперед, он оглядел собравшихся. В лицах этих людей читалась обреченность и страх.
– Вы знаете, кто я, – при этих словах он невольно тронул брошь на своей груди. – Главной целью Ордена всегда было поддержание мира и порядка в империи, и поэтому я здесь. От рождения вы были одарены великой силой исцеления, так поставьте ее на службу народу. Согласно закону, любой целитель, присягнувший на верность, будет освобожден от наказания и получит помощь от Ордена.
Ответом Имрису была тишина, несчастные поминутно поглядывали на Кирана, не решаясь сделать первый шаг. Сэм стряхнул с себя оцепенение и шепотом обратился к старому целителю:
– Согласись, и ты спасешь всех!
Но Киран не собирался так легко сдаваться и отчеканил:
– Нет!
– Неужели твоя ненависть так глубока, что ей теперь нужна жертва и твоих соплеменников? Ведь здесь стоят не только воины, но также женщины и дети! Что сказала бы Лора?
В глазах старца заблестели слезы, в этот момент он осознал, насколько глубоко злоба отравила его душу.
– К нам проявили милосердие, – старец вышел вперед и склонил голову. – Я не ожидал этого от вас, милорд, в то время как я сам пренебрёг долгом, и оставил вас умирать. Теперь, зная это, вы по-прежнему готовы предложить мне прощение?
Имрис приблизился к целителю.
– Присягните и будете прощены, – затем он добавил чуть тише. – Сейчас речь не о моей жизни, не придавайте людей, которые так верят вам.
Вместо ответа Киран опустился на одно колено и проговорил:
– Отдаю свою жизнь на вашу милость. Клянусь в верности империи, да послужит мой дар во благо.
Стоило ему произнести эти слова, как люди один за другим стали повторять эту клятву.
Повелитель обратился к коменданту:
– Сэр Мюрэл, вам следует немедленно сообщить об этом в Орден. А пока, разместите этих людей в комнатах крепости.
– Да, милорд.
Коменданту тяжело дались эти слова, он был из тех людей, которые любят командовать и не привыкли подчиняться.
Со всех узников сняли кандалы и препроводили под стражей в комнаты. Имрис не рассчитывал, что удастся спасти стольких людей, его переполняла истинная радость. Он не намеревался находиться в крепости дольше необходимого, но у него осталось еще одно незавершенное дело – разговор со своей спасительницей.
Анна могла наблюдать за происходящим из окна своей комнаты. Она еще не до конца оправилась, но, услышав голос учителя, забыла обо всем. Девушка смотрела на него и не могла удержать улыбки.
« У меня получилось! Он жив!»
Она следила за каждым его движением, пытаясь распознать признаки недавнего ранения. Анна с облегчением вздохнула, когда узники дали присягу и только тогда устало опустилась на стул. Она даже не заметила, как задремала у окна.
Имрис осторожно открыл дверь и вошел, в этот момент он невольно залюбовался спящей девушкой. На щеках волшебницы появился легкий румянец, дыхание стало ровным и глубоким, золотые локоны были аккуратно уложены в прическу, и только одна непослушная прядь падала на лицо.
«Все верно, ей было лучше никогда не встречать меня. Но теперь я смогу все исправить», – решил Имрис.
Он осторожно коснулся ее руки, Анна хотела встать, но Имрис удержал ее.
– Прошу, просто выслушай меня, – тихо проговорил он.
Девушка не сводила с него своих зеленых глаз.
– Я обязан тебе жизнью и сейчас могу вернуть этот долг, – он протянул ей руку. – Отдай мне амулет ученика.
В глазах девушки отразилась боль.
– Почему? – Дрожащим голосом произнесла она.
Имрис не ожидал такой реакции, но продолжил:
– Ты – целитель, а значит, есть другой путь. Магов с таким даром призывают на службу империи. Больше не нужно будет скрываться, сначала тебя определять в лавку травника, где ты получишь необходимые знания, а потом – свобода. Ты сможешь вернуться в свою деревню или странствовать по миру, помогая людям. С этой минуты все в твоих руках.
Сейчас девушке казалось, что мир рушится вокруг нее, каждое его слово было новым ударом. Имрис повтори свое предложение:
– Отдай мне амулет, его защита больше тебе не нужна.
Она не могла отступить сейчас, это бы означало даже потерять возможность быть рядом с ним.
– Я не хочу уходить, – твердо ответила Анна.
Имрис не понимал, почему она так поступает, он не намерен был так легко сдаться. Повелитель вынул из ножен свой меч, его лезвие было подобно зеркалу, но оно не отражало света. Оружие само являлось источником магии, на это указывали редкие световые всполохи, которые возникали на его поверхности.  Собиратель занес меч и направил острие в пол, оружие легко раздробило деревянный настил, Имрис отпустил рукоять и отступил на шаг.
– Как ты думаешь, что это за оружие?
Девушка как завороженная смотрела на своего учителя.
– Это ваш меч, милорд.
Имрис подошел чуть ближе к клинку, ему больно было даже вспоминать о произошедшем, но он должен был убедить Анну.
– Это не простое оружие, оно соткано из магии и не только, оно выковано из моих воспоминаний и является частью меня. Этот меч не будет больше служить никому, если ты прикоснешься к нему, его магия атакует тебя. Но за все нужно платить, – повелитель посмотрел ей прямо в глаза и продолжил свое признание. – Помнишь, что случилось с Брэнденом, когда раскололось его оружие?
Девушка начала понимать, она еле слышно ответила:
– Он впал в подобие глубокого сна.
Имрис горько улыбнулся.
– Это сложно назвать сном, сейчас его тело продолжает жить, но это все, что от него осталось. Ученик проходит множество испытаний, чтобы доказать, что он достоин, и если ему это удается, над ним проводится ритуал, они называют его «преображением». Этот обряд создан для того, чтобы лишить тебя души, воспоминаний, иногда люди даже теряют способность колдовать, отнятая часть заключается в лезвие, – он перевел взгляд на свой меч. – Я не знаю, сколько длилась эта пытка, мне казалось, что я умирал тысячу раз, и каждый раз меня возвращали к жизни, чтобы продлить мои мучения.
Я не потерял себя, смог отдать только малую часть, – он на секунду замолчал, но потом продолжил свою речь. – Я хотел взять учеников, способных выдержать эту боль, пройти через все и сохранить себя.
Он легко поднял меч и вложил его в ножны.
 – Власть не должна быть абсолютной и только когда мы знаем, кто мы есть, и помним, что было в прошлом, мы не забудем значение таких слов как милосердие, честь и справедливость.
Имрис ожидал, что услышав правду, она отступит, но девушка сейчас думала о другом. До этой минуты она и не представляла,  сколько ему пришлось испытать, сейчас она не просто любила его, но восхищалась им. Анна стала лучше понимать Повелителя, слова нашлись сами собой:
– Милорд, я благодарна вам, что вы не стали ничего скрывать от меня, – она резко выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза. – Вы сказали, что обязаны мне жизнью, так верните мне свой долг. Я хочу остаться, во мне хватит силы и решимости, чтобы все преодолеть.
Имрис пристально взглянул на нее, она действительно изменилась за последнее время, никогда он  не видел такого блеска в ее глазах, не слышал такой силы и уверенности в голосе.
– Ты действительно хочешь этого?
– Да.
– Тогда завтра мы уезжаем, нам лучше остановиться в убежище Ордена, чтобы начать тренировки, – подойдя к двери, Имрис остановился. – Помни, до начала испытаний перед «преображением» ты можешь уйти в любой момент только попроси.
– Я не воспользуюсь вашим предложением, милорд.

Седьмая часть.

Они выехали на рассвете. Сэм выглядел немного уставшим, ему пришлось многое пережить за последние дни, юноше не хотелось покидать Кирана. Старику нужна была поддержка, как никогда, но юный волшебник не решился попросить Имриса об отсрочке. В отличие от него, Анна сидела в седле прямо и не выказывала признаков усталости. Девушка оказалась умелой наездницей, лошадь беспрекословно повиновалась всем ее приказам.
Повелитель ехал впереди, указывая путь. Чем дальше они продвигались, тем извилистее становилась дорога, она заводила их все глубже в чащу леса, уже совсем скоро она превратилась в неприметную тропку. Внезапно, вокруг стало очень темно, как будто по команде, деревья сомкнули свои кроны. Собиратель придержал коня, животное нервно мотало головой из стороны в сторону, проявляя признаки страха перед неведомой опасностью.
– Нам придется спешиться, дальше проехать невозможно.
Он легко спрыгнул на землю и подбадривающе потрепал своего коня за гриву, после этого касания, животное начало успокаиваться, Имрис прошептал какие-то слова, и скакун  покорно опустил голову. Как только Повелитель отошел на шаг, конь повернул в противоположную сторону и поскакал прочь, две других лошади последовали за ним. Анна не смогла скрыть своего восхищения и спросила:
– Что вы сделали, учитель? Как вам это удалось?
– Я расскажу тебе, но всему свое время, – он строго посмотрел на своих учеников. – Этот лес – ловушка для непрошенных гостей, поэтому будьте предельно внимательны. Идите за мной след в след. Сэм, возьмись за край моего плаща, и возьми Анну за руку. Во мраке вы можете увидеть призраков, которые будут звать  вас, но они лишь тени прошлого, которые приведут вас к гибели.
Сэму не надо было повторять дважды, он проворно нагнулся и крепко сжал в руке грубую ткань плаща, вторую руку он протянул Анне. Девушке было немного страшно, но она смогла побороть в себе эту слабость и крепко сжала руку друга.
Чем дальше они продвигались, тем сильнее сгущалась тьма, она обступила их стеной, стала почти осязаемой. Вдруг Сэм услышал знакомый голос, слева он смог различить силуэт женщины, юноша боялся поверить. Маг быстро отвернулся, но она продолжала звать:
– Я больше не боюсь, вернись ко мне, я люблю тебя.
Но Сэм продолжал идти, не оборачиваясь, и только одинокая слеза сбежала по его щеке.
 «Это не моя мать, а только тень…» – пытался убедить себя юноша.
Голос становился все настойчивее, но он не стал вслушиваться в смысл слов, постепенно дух начал отступать, а потом исчез во мраке, из которого был рожден.
Анна видела, что с Сэмом что-то происходит, но не знала чем помочь. Она хотела обратиться к нему, когда почувствовала чье-то присутствие. Тень приняла обличье Имриса, на его лице играла улыбка.
– Пойдем со мной, доверься мне, – потом улыбка исчезла с лица призрака, и он нежно произнес. – Я люблю тебя!
Анна вздрогнула от этих слов, как от удара, и отвернулась от наваждения. Ей не нужна была ложь, гораздо важнее было просто следовать за своим учителем, она отыскала его взглядом и тихо произнесла:
– Он только один, остальное лишь тень.
Наваждение было разрушено, тень звала ее, но девушка не слышала этого, она смогла выстоять.
Имрис замедлил шаг и с облегчением проговорил:
– Мы пришли.
Повелитель вынул из ножен меч и легким движением рассек им воздух. Тьма вокруг них дрогнула и расступилась, их практически ослепил яркий дневной свет. Они стояли посреди небольшого внутреннего двора, а перед ними возвышалось причудливое строение, сложенное из белого камня с островерхими зелеными крышами, по своей форме они напоминали пламя свечи. Не успели они осмотреться, как парадные двери с шумом распахнулись, и на пороге появился пожилой человек, облаченный во все черное, отчего его окладистая, тщательно причесанная, борода казалась белее снега.
– Вы рискнули провести учеников сквозь тень, господин?
Имрис приветливо улыбнулся старцу и ответил:
– В цитадель должны входить только достойные.
Хранитель поклонился своему гостю, а затем отступил на шаг и произнес:
– Для вас уже готовы комнаты на втором этаже, зал для тренировок свободен. Сейчас в убежище нет никого кроме вас.
– Благодарю тебя, Солен.
– Всегда рад услужить.
Они разошлись по своим комнатам, чтобы отдохнуть после нелегкого пути. Сэм устало опустился на кровать, он практически не замечал ничего вокруг, сейчас все его мысли были только о том видении. Слова, сказанные призраком, не выходили у него из головы, он даже не заметил, как вошел Имрис. Повелителю хватило беглого взгляда, чтобы убедиться в правоте своей догадки.
 – Я пришел, чтобы поблагодарить тебя, – произнес учитель.
Сэм смутился, он не хотел, чтобы наставник видел его слабость.
– Я не справился и если бы не Анна…
Имрис подошел к окну и повернулся к нему спиной, чтобы юноше было легче высказаться.
– Ради меня ты пошел на огромный риск, а также ты пытался спасти своих друзей. И только благодаря такому стечению обстоятельств они остались в живых. Я просто хотел, чтобы ты знал, что я горжусь тобой и благодарен тебе, – признался Повелитель.
От этих слов на душе у Сэма стало спокойно и даже радостно.  Имрис сделал небольшую паузу, и только потом продолжил:
– Там, в тени, я почувствовал твою боль. Что ты увидел?
Юноша колебался, ему хотелось довериться этому человеку, но что-то останавливало его.
– Я спрашиваю не из праздного любопытства. Возможно, я смогу помочь.
Сэм тяжело вздохнул.
– Не думаю, что здесь можно что-то исправить, – признался молодой маг. – Это случилось, когда мне было около двенадцати лет, я играл во дворе со своими братьями. Отец принес нам щенка, и мы вместе стали придумывать ему имя. Но собака, как будто боялась меня, когда я попытался приблизиться, щенок спрятался, ища защиты у моих друзей. Мне стало ужасно обидно, вдруг я почувствовал страшную боль в правой руке, когда я посмотрел на нее – вместо руки у меня была звериная лапа. Произошло частичное превращение. Это было первое проявление моих способностей. Братья с криками разбежались в разные стороны, тут я услышал звук бьющейся посуды. Мать стояла на пороге и с ужасом смотрела на меня.  Мне было страшно, я сделал шаг по направлению к дому, – Сэм с трудом перевел дыхание, но продолжил рассказывать. – Когда я вбежал в дом, она стояла в дальнем углу, вооружившись ножом. Она что-то кричала, я уже не мог разобрать слов. Я убежал и с того дня у меня уже нет дома.
– Ты пытался вернуться?
– Нет.
Имрис подошел к Сэму и положил руку ему на плечо, желая ободрить.
– Ты должен увидеться с ними, – проговорил Собиратель.
Сэм со страхом посмотрел на своего собеседника.
– Я не могу!
– Ты должен развеять этот страх и оставить прошлое в прошлом. Я буду рядом.
Сэм с трудом верил в происходящее.
– Спасибо вам, учитель, – ответил юноша после минутного молчания.
– Утром жду тебя в зале для тренировок, а сейчас отдохни, этот день был слишком долгим.
Имрис не ожидал, что Сэм так легко откроет ему правду. Теперь он знал самое уязвимое место своего ученика, и это давало ему шанс излечить душу юноши. Разговор с Анной он решил отложить.
«Для того чтобы убедить эту девушку нужно не просто понять ее страхи, но и причину, по которой она отказалась уходить», – решил он.
Зал для тренировок располагался на первом этаже, и представлял собой огромное помещение без  окон и практически без мебели. Стены в нем были отделаны красноватым камнем, поглощающим магию. В помещении было светло, как днем, но источников света не было видно.  Имрис отложил в сторону свое оружие и взял в руку простой меч, сначала он решил провести занятие с Сэмом. Юноша с невольным восхищением посмотрел на своего учителя, ранее он не встречал бойца равного ему.
– Твоя техника должна быть основана на твоем даре, на звериной силе и реакции. Даже в облике волка ты не ослабляешь контроль, это ограничивает тебя, не бойся довериться своей силе.
Повелитель принял боевую стойку.
– Подними меч и нападай! – Приказал учитель.
Сэм замер в нерешительности, сама мысль поднять оружие на своего наставника казалась ему неприемлемой. Имрис почувствовал его замешательство.
– Не волнуйся, я знаю, о чем прошу. Нападай!
Юноша сделал сильный выпад, но он оказался недостаточно быстр. Повелитель легко ушел в сторону, и оказался за спиной своего ученика.
– Если бы мы дрались по-настоящему, ты был бы уже мертв. Воспользуйся своим нечеловеческим зрением, чтобы почувствовать мои движения до того как я начну действовать. Закрой глаза, сосредоточься.
Сэм попытался прислушаться к себе, подобного перевоплощения он еще не пытался вызвать. Он резко обернулся, глаза юноши приобрели желтоватый оттенок, но это был внешний отклик внутренних изменений. Имрис довольно улыбнулся и произнес:
– Теперь я буду нападать.
Сначала он нанес прямой удар, атака была молниеносной, в последнюю секунду Сэм смог блокировать ее. Имрис отступил на шаг и снова пошел в атаку, юноша старался уловить малейшие движения учителя, чтобы предугадать, куда будет направлен следующий выпад. До определенного момента ему это удавалось, но он начал уставать, отчего потерял концентрацию, и сразу пропустил удар. Имрис вовремя заметил изменения в его состоянии, и легко коснулся лезвием куртки ученика даже не повредив ткать.
– Сейчас ты пытался отбить все атаки, поэтому быстро исчерпал свои силы. Прежде всего, ты должен ослабить противника, уходи от ударов, пытайся перехватить инициативу.
Сэм никак не мог восстановить дыхание после тяжелой схватки, в то время как его учитель не выказывал ни малейших признаков усталости.
– Ты достойно сражался, отдохни, – произнес Имрис. – Позже мы повторим этот урок, а сейчас позови Анну.
Повелитель откинул меч в сторону, и он с шумом ударился о каменный пол. Сейчас перед ним стояла более сложная задача – помочь девушке раскрыть свой дар. Анна почти бесшумно открыла дверь, и подошла к нему.
– Для того чтобы добраться сюда, я выбрал опасный путь. Я хотел, чтобы при помощи тени вы столкнулись со своими тайными желаниями и страхами, – Начал свою речь Имрис. – И сейчас я хочу узнать, что ты видела.
Девушка опустила глаза, она знала, что если признается, то потеряет все.
– Я узнаю, если ты солжешь, – предупредил он.
Анна ответила не сразу.
– Я видела человека, которого люблю, – на ее щеках выступил легкий румянец. – Призрак принял его облик и звал к себе, но я знала, что это неправда.
Она с трудом сдерживала слезы, Имрис хотел продолжить расспросы, но пожалел девушку и остановился.
– Надеюсь, ты расскажешь мне все, когда будешь готова, – произнес он и перешел непосредственно к тренировке.
Повелитель вынул из ножен небольшой кинжал.
– Ты должна научиться контролировать и использовать свой дар. Я не целитель, поэтому попытаюсь помочь тебе исходя из общих положений для любого мага. При первом проявлении, магия основана на эмоциях, истинное мастерство состоит в том, чтобы вызывать дар, не прибегая к чувствам. Но сейчас я хочу от тебя одного – научись вызывать силу и контролировать ее.
Он поднес лезвие к своей руке и провел им по ладони, девушка хотела остановить его, но не успела. Кровь тонкой струйкой стала капать на каменный пол.
– Я был твоим первым спасенным, думаю, так тебе будет легче, – он протянул ей свою руку.
Анне даже не понадобилось делать над собой усилий, сердце наполнила теплота, она легко коснулась его руки, и рана тут же исчезла, Имрис был поражен.
– Ты намного сильнее, чем я думал, твоя сила идет от сердца и не нуждается в тренировке. А умеешь ли ты обращаться с оружием? – Поинтересовался он.
– Я дочь кузнеца, отец считал, что все его дети должны знать основы военного искусства. Мне всегда нравились парные мечи.
Повелитель на секунду задумался.
– Тебе лучше будет тренироваться вместе с Сэмом, только сначала используйте деревянные мечи с металлической сердцевиной. Твоей сильной стороной должны стать выносливость и ловкость. Если ты научишься лечить в бою собственные раны, то тебя невозможно будет победить.
Девушка послушно кивнула.
– Я буду вынужден уехать на неделю или чуть больше, все это время продолжайте тренироваться.
– Куда вы направляетесь, милорд? Вам не нужна моя помощь?
Имрис секунду колебался, но потом произнес:
– Нет, я тот путь я должен пройти один. Я еду за своим прошлым.

Восьмая часть.

Солен шел впереди, освещая путь, старик держал факел твердой рукой, его пламя ровным светом освещало каменные своды древнего прохода. Сейчас они направлялись в самое сердце убежища – зал Врат. Имрис сохранял внешнее спокойствие, но душу его терзали сомнения. Он не мог поступить иначе, но долг требовал, чтобы он остался с учениками. Эти два человека доверили ему свои жизни, и пока обучение не завершено, он не имел право оставлять их. Выход был только один.
– Подожди, – попросил Повелитель.
Солен остановился, ожидая приказа.
– Я прошу тебя, как Хранителя, оберегать моих учеников пока я буду отсутствовать. А если они захотят уйти… – Имрис на секунду задумался, но, отбросив сомнения, продолжил. – Не держи их и не препятствуй. А вместо этого направь на верный путь и помоги найти дорогу из убежища.
Хранитель еле заметно улыбнулся.
– Разве вы не видите, Повелитель? Они не покинут вас. Юноша уважает вас как наставника, как отца, которого он не знал. А девушка…. стоит только увидеть, как преображается ее взгляд, когда вы входите в комнату, чтобы все понять. Она не оставит вас даже если на кону будет стоять ее жизнь.
Имрис был поражен этими словами.
«Возможно ли это или старец ошибся? Разве меня можно полюбить?» – Невольно подумал он.
Ему хотелось вернуться, но он взял себя в руки.
– Ты так и не ответил мне.
Старик преклонил голову в знак почтения.
– Простите меня, Повелитель, я забылся. Ваше желание будет исполнено в точности.
Имрис дотронулся до его плеча в знак благодарности.
– Ты всегда был мне верным другом, Солен.
– Для меня честь служить вам, Повелитель Имрис.
Все слова были сказаны и они продолжили путь. Хранитель подошел с небольшой железной двери и открыл ее, перед ним тотчас встал магический барьер, преграждая путь.
– Возвращайся в убежище, дальше я пойду один.
Имрис смело шагнул вперед, яркая вспышка ослепила его, когда зрение вернулась к нему, Повелитель обнаружил, что стоит в центре зала, куда его переместило преддверное заклятье. Его окружали пустые арки врат, сейчас, в неактивном состоянии, они походили на глазницы черепа – путь в черную бездну.  Имрис встал напротив одной из арок и обнажил клинок, Повелитель с силой вонзил его между каменных плит пола. Маг закрыл глаза, положил руки на рукоять меча, и попытался представить место, куда ему необходимо было попасть. Лезвие стало проводником его мысли, указывающей путь, и воли, подчиняющей себе древнюю материю. Субстанция внутри арки заволновалось, как озеро, в которое бросили камень. Портал стал проецировать образы – хаотичные картинки мест. Это продолжалось пару минут, внезапно все замерло, и в этот момент Имрис открыл глаза. Перед ним была оживленная деревенская улица, а вдали виднелся заброшенный замок. Повелитель с легкостью высвободил меч и шагнул в портал.
У него перехватило дыхание,  казалось, что на секунду его жизнь растворилась в океане энергии, такое ощущение всегда возникает при прямом перемещении живой материи. Маги прибегают к этому способу крайне редко, только если хотят очень быстро попасть в конкретную точку, и при этом, чтобы их перемещение нельзя было отследить. Магия портала начала действовать. Сначала появилась легкая тень, которая стала приобретать очертания человека, еще секунда и его облик полностью проявился, а о недавнем перемещении напоминало только легкое свечение. Имрис специально выбрал в качестве конечной точки хлев, иначе возникновение человека из воздуха могло вызвать сильный переполох. Войдя во внутренний двор, он услышал чьи-то крики, голос говорившего был высоким, а речь сбивчивой, судя по всему, это был мальчик лет пятнадцати. Первоначальная догадка оказалась верна. Четверо подростков окружили мальчика, они что-то кричали. Вдруг один из них вышел вперед, в руке у него был камень, юноша сделал замах, но Имрис успел его остановить. Повелитель схватил нападавшего за руку и предотвратил бросок. Они не ожидали, что им может кто-то помешать, сразу воцарилась неестественная тишина.
– Оставьте его!
Парень, который только недавно хотел напасть на беззащитного, сейчас сам не на шутку испугался, он начал что-то лепетать, пытаясь оправдать свои действия.
– Он колдовал, господин. Наш долг был его наказать, – произнес один из мальчишек.
Имрис отпустил руку юноши и отчеканил:
– Только члены Ордена имеют право наказывать, только они могут определить присутствие магии. Сейчас я вижу только нечестный бой, если бы ваша жертва обладала магической силой, вы бы все превратились в головешки за долю секунды.
В глазах подростков отразился страх.
– Уходите, вам нечего здесь делать.
Не дожидаясь второго приглашения, они разбежались в разные стороны. Повелитель лучше пригляделся к жертве нападения. Это был мальчик лет четырнадцати, он сидел на корточках, облокотившись спиной о стену дома, ребенок инстинктивно закрыл голову руками, ожидая удара. Имрис опустился на корточки перед ним, и попытался успокоить.
– Они ушли, тебе больше ничего не грозит. Как тебя зовут?
Паренек посмотрел на своего спасителя и, запинаясь, произнес:
– М.. меня зовут Гален, – он начал успокаиваться и слова нашлись сами собой. – Я не хотел, правда. Они дразнили меня хромоножкой, и тогда я разозлился, а потом…
– Что случилось потом?
– Я поднял руку и один из них закричал от боли. С кончиков пальцев сорвался снежный вихрь, – в глазах мальчика отразился ужас. – Что будет со мной?
«Раннее проявление дара, уже через пару дней здесь появится Охотник с приказом убивать. Если только…»
Имрис поднялся и подал руку Галену.
– Расскажи мне все, что знаешь о поместье графа. Он до сих пор там живет?
Мальчик поднялся и бодро залепетал, в душе гордясь, что к нему обратились как к равному.
– Каждую неделю к нам приходит слуга графа, он берет припасы и уходит. Самого графа Клевского уже много лет никто не видел, но я думаю, что он живет затворником в замке. Мама говорит, что он до сих пор ждет своего сына, и отказывается поверить в его смерть.
Сердце Имриса болезненно сжалось, Повелитель поспешил переменить тему разговора.
– Расскажи, где ты живешь, я навещу твою семью сегодня вечером.
– Мой отец мельник, любой укажет на его дом. Мы живем на окраине деревни, дом можно узнать по флюгеру в виде петушка, это отец по просьбе моей сестры сделал.
– Тогда встретимся вечером, и не говори ни кому о том, что здесь произошло.
– Как скажете, господин.
Имрис не хотел оставлять мальчика, но медлить было нельзя, Повелитель не мог позволить, чтобы его заметил здесь Охотник, а это означало, что ему нужно спешить.
Собиратель смог пройти через деревню, оставшись неузнанным. Дорога из поселения вела прямо к замку, когда-то это был широкий тракт, а теперь за порослью травы еле угадывалась тропа. Деревянный мост был опущен, а ворота, ведущие во внутренний двор замка – распахнуты. Прогнившие доски опасно поскрипывали под ногами, Имрис старался ступать очень аккуратно. Он не мог поверить, что здесь все так изменилось. По пути сюда он не смог отыскать яблоневый сад, который они посадили вместе с отцом, фонтан, что был у парадного входа, пересох, даже флаги с гербами рода, превратились в подобие выгоревших рваных тряпок. Имрис подошел к центральному входу и с силой постучал в дверь, но никто ему не ответил. Тогда он попытался открыть ее, но она не поддалась, видимо, хозяин заперся на засов изнутри. Повелитель попытался найти ответ в своей памяти.
«Конечно! Задняя дверь, которая вела в кухню, должна быть открыта», пришла к нему спасительная мысль.
Он смог отыскать еле приметную боковую дверцу, Имрис толкнул ее плечом со всей силой, и она со скрипом распахнулась. Внутри было темно, не только двери были заперты на засовы, но также и все окна были закрыты ставнями. Мужчина дождался, когда его глаза привыкнут к полумраку, и продолжил свой путь по извилистым коридорам замка. Он прошел через кухню и оказался в обеденном зале, сейчас его окружала только тьма, тишина и запустение. Тени прошлого встали перед ним, заставляя вспоминать, возрождая призрак былого величия. Имрис провел рукой по холодной поверхности стола, и сел справа от тронного места графа.
«Я могу бродить в этом замке неделями и ничего не найти…» – с горечью подумал он.
Он решил испытать последнее средство.
– Взываю к хозяину дома. Я посланник из Истарна, у меня есть известие о молодом графе Клевском.
Его слова эхом разнеслись по пустым коридорам замка.
– Все напрасно…
Но тут он услышал шаги, кто-то быстро приближался к нему, с усилием опираясь на металлическую трость. Старик держал свечу на вытянутой руке и напряженно всматривался в темноту, пытаясь найти говорившего. Имрис застыл на месте не в силах произнести ни слова. Повелитель узнал старца, годы и горе изменили графа почти до неузнаваемости, но он узнал его. Граф Кларенс направился к своему нежданному гостю.
– Вы назвали себя гонцом, но, к сожалению, я мало чем смогу помочь вам, граф уже давно не живет в замке. Я его бывший слуга Крас, последний обитатель этого дома с призраками.
Имрис отступил на шаг, чтобы его лицо находилось в тени.
– Вы не сможете обмануть меня, я знаю кто вы. У меня есть послание для вас, граф.
Кларенс перестал претворяться и резко выпрямился.
– Я не жду гостей или известий.
Вместо ответа, Повелитель снял со своей руки кольцо, мысленно он поблагодарил темноту, иначе бы старец заметил, как дрогнула его рука. Имрис хотел открыться ему, прокричать о том, что он здесь, но не мог.
– Мне сказали, что это кольцо станет знаком. Ваш сын жив, он в безопасности.
Старик смотрел на кольцо с гербовой печатью и не мог поверить.
– Где он? Что с ним?
Он судорожно сжал руку своего собеседника, боясь, что тот исчезнет как призрак.
– Он вернется домой, как только это станет возможным.
Тут старец поднял выше свечу, в ее свете блеснул знак Повелителей Магии, который Имрис носил на груди.
– Это вы забрали его! Вы лишили меня всего!
Повелитель хранил молчание.
– Убирайтесь! – В глазах графа горела ненависть и страх, он начал пятится назад, – Зачем вы опять играете с моим разумом? Разве я не достаточно претерпел? Вы решили посмеяться надо мной, внушить ложную надежду.
Кларенс бросил кольцо на каменный пол и с силой наступил на него сапогом. Имрис подошел, к двери и тихо произнес:
– Ночь темна перед самым рассветом.
Старый граф машинально продолжил:
– Не пропусти рождение нового дня, – страшная догадка поразила старика. – Откуда вы знаете?
– Он просил передать эти слова, если вы не поверите. Теперь ваш сын один из Повелителей Магии.
Граф Клевский первым нарушил молчание, он, наконец, понял кто перед ним.
– Главное, что ты жив. Теперь мне не страшно умирать.
Старец снял со своей руки перстень.
– Я отнял то, что принадлежит тебе по праву. Прими его с моим благословением.
Имрис приклонил колено перед отцом и почтительно принял дар.
– Я хочу увидеть твое лицо.
Вместо ответа волшебник отошел на шаг, он прижал руку к своему сердцу, а потом бросил что-то во тьму. В воздухе появились десятки светящихся сфер, повинуясь воле своего создателя, они поднялись к самому потолку и осветили все пространство. Когда Имрис посмотрел на отца, в глазах графа блестели слезы.
– Значит это не сон, и ты пришел, они не смогли изменить тебя, и ты вспомнил, – в этот миг тень беспокойства отразилась на его лице. – Пророчество о Повелителе Судеб начало сбываться, они не должны об этом узнать. Тебе нужно уходить как можно скорее!
– Я никогда не слышал о таком пророчестве.
– Ты просто не знал, что искать. А теперь иди, я не переживу, если эта встреча навредит тебе.
Он подошел и судорожно обнял сына, а потом резко отстранился.
– Обещай мне, что больше не придешь.
– Я не могу.
Все оставшееся время они провели, вспоминая о прошлом. Когда солнце начало клониться к закату, настало время прощаться. Старый граф все понял без слов. Он обнял сына, и еще долго смотрел ему в след, улыбаясь со слезами на глазах.
Когда Имрис вернулся в деревню. Его взгляд упал на красивый дом, который украшала изящная фигурка деревянного петушка.
 «Пора исполнить свое обещание», – решил он.
Повелитель подошел и постучал в дверь, но ему не открыли, он постучал более настойчиво. Только через пару минут Имрис услышал звук отодвигающегося засова. Ему открыл мужчина лет сорока, облаченный в домашнее платье, вид у него был крайне недовольный.
– Здесь у нас не постоялый двор.
Повелитель откинул плащ, чтобы мельник понял кто перед ним.
– Впустите меня сейчас или ночью к вам придет Охотник.
Мужчина сильно испугался и впустил своего гостя, тон разговора тут же переменился.
– Чем могу служить, господин?
Собиратель решил перейти сразу к сути.
– Сегодня днем я стал свидетелем непреднамеренного волшебства, первой вспышки силы. Ваш сын Гален способен замораживать материю, только пожелав этого.
Хозяин дома стал бледен, как мел.
– Вы же не накажете нас? Клянусь, я не знал!
Имриса передернуло от омерзения.
– Отдайте мне мальчика, и я уйду.
Незадачливый отец тут же скрылся в соседней комнате, он вывел полусонного мальчика к Повелителю.
– Возьмите его и уходите, – произнес хозяин.
– Вы дали ему проститься с матерью? – Спросил маг.
Мужчина замялся, не зная, что ответить. Имрис протянул юноше руку и произнес:
– Пойдем, я помогу тебе.
Гален был напуган, но ему хотелось верить своему спасителю, он несмело сделал шаг вперед и крепко взял его за руку.
– Нам нельзя терять ни минуты. Сейчас мы начнем гонку со смертью, – он обернулся к хозяину дома. – Нам понадобятся две лошади.
Мельник туту же исчез из виду и привел двух оседланных лошадей.
Они скакали всю ночь, но к утру им пришлось сделать привал, силы юноши были на пределе, еще немного и он просто вывалился бы из седла. Когда они развели костер, Гален набрался смелости и задал вопрос, который мучил его все это время:
– Кто вы и куда мы направляемся?
– Я член ордена Повелителей магии, направляемся мы в убежище ордена, там я и планирую оставить тебя. Хранителю Солену нужен помощник, и ты вполне подойдешь на эту роль, но до этого мы должны уйти от Охотника и остаться неузнанными.
– Охотника?
– Это член ордена Повелителей, который отслеживает проявление магического таланта. Он выслеживает начинающих магов, их либо убивают, либо отвозят в качестве пленников, чтобы использовать  как материал для создания «кукол». Есть другие варианты развития событий, но они не открыты для членов ордена ранга Охотника.
Юноша заметно побледнел.
– Тогда почему вы помогаете мне, ведь все Повелители магии – существа без сердца и эмоций.
Имрису было неприятно слышать это, но он терпеливо ответил:
– Мной руководит соображение выгоды. Я не хочу встречаться с Охотником, чтобы избежать ненужного  конфликта. Мне нужен человек с твоими способностями, я хочу взять тебя собой, но не настолько, чтобы подвергать свою жизнь опасности.
Повелитель сказал ему ту правду, которую мальчик готов был услышать. Конечно, Имрис хотел обойтись без встречи с Охотником, но при необходимости, Собиратель готов был защищать юного волшебника, чего бы это ни стоило.
– Куда мы направляемся? – Спросил мальчик.
– К забытому озеру. Отдохни, через пару часов нам нужно будет продолжить нашу гонку.
Озеро было еще одним универсальным порталом, но, чтобы активировать эти врата, нужно было быть членом ордена.
Юноша быстро задремал, в то время как Имрис охранял его сон, прислушиваясь к звукам возможной погони. Повелитель сосредоточился и смог уловить еле заметные колебания магии, характерные для применения заклятия поиска. Он тут же начал будить Галена.
– Преследователь отстает от нас на два часа, нам нужно отправляться в путь.
Юный маг неуверенно поднялся на ноги, и хотел пойти к своей лошади.
– У нас нет на это времени, – Имрис уже сидел верхом и подал ему руку. – Садись позади меня и держись изо всех сил, от этого зависит твоя жизнь.
Гален не стал спорить, стоило ему забраться на лошадь, как животное перешло на галоп. Мальчик не понимал, что за магию применил Имрис, но конь мчался как ветер, и при этом, дыхание скакуна было ровным, словно он шел шагом. Создавалось ощущение, что маг наделил свою лошадь властью над пространством и временем. Внезапно скачка прекратилась, Имрис спешился и помог спуститься своему спутнику. Мальчика охватил легкий озноб, но он нашел в себе силы, чтобы идти дальше.
– Прости, что пришлось подвергнуть тебя этому испытанию, потерпи еще немного.
Гален огляделся по сторонам. Они находились в тихой роще, где-то вдалеке слышался шум падающей воды. Совсем близко он увидел озеро, в которое впадала небольшая речка. Но что-то смущало его, какая-то опасность таилась в его водах. Даже в месте слияния реки и озера его поверхность была идеально ровной. Юноша не удержался и бросил камень в стоячую воду, камень скрылся из виду, а на поверхности не появилось даже легкой ряби. Имрис с укоризной посмотрел на мальчика.
– Не стоит шутить с силами, которые тебе не ведомы, – Имрис протянул ему руку. – Не отпускай моей руки, просто иди следом.
Они подошли к самой кромке воды, но не остановились, Повелитель заходил все глубже, вот уже уровень воды поднялся до пояса, а они все продолжали идти. Гален шел за ним след в след, он не решался задавать вопросы, мальчик просто верил. Вода укрыла их с головой, как только это произошло, юный маг почувствовал сильный рывок, он чуть не отпустил руку своего проводника.  Это длилось лишь долю секунды, потом все кончилось так же внезапно, как и началось. Солнечный свет ослепил мальчика, потом он начал приходить в себя, слух постепенно возвращался к нему.
– Мальчику пришлось многое испытать, я оставляю его на твое попечение. Дай ему защитный амулет, я ручаюсь за него, – обратился Имрис к Солену, который уже встречал их.
– Я положусь на ваше слово, господин.
– Где сейчас находятся мои ученики?
– Они пошли в сад, милорд.
Имрис был рад, что все удалось, он оставил юношу на попечение Хранителя и отправился в сад. Повелитель не хотел, чтобы его заметили раньше времени. Слова, сказанные Соленом, не выходили у него из головы.
Анна сидела на скамейке, закрыв глаза и подставив лицо солнечным лучам, она старалась скрыть свою тревогу, но Сэм чувствовал, что что-то не так. Он старался развлечь, поддержать, развеять ее печаль, поэтому он так обрадовался, когда нашел этот волшебный уголок. Юноша сразу отвел ее сюда. Сэм осторожно подкрался сзади и закрыл ей глаза руками.
– Я приготовил тебе сюрприз, – произнеся эти слова, он достал очаровательную розу. – Самый прекрасный цветок для самой прекрасной девушки.
Легкий румянец окрасил щеки Анны, она улыбнулась своему другу и произнесла:
– Спасибо.
Имрис сам не знал почему, но когда он увидел, как она улыбнулась Сэму, ему захотелось уйти. Он не хотел, чтобы они заметили его, не хотел разрушать их сказку. Он почувствовал тяжесть на сердце.
«Глаза обманули старого Хранителя.  А если я отпущу их обоих? Это будет означать смертный приговор для меня…»
Повелитель быстрым шагом направился к выходу из этого уголка природы. Анна вздрогнула, услышав шорох, черная ткань плаща промелькнула  вдалеке.

Девятая часть.

Имрис поспешно вышел из сада, сейчас он хотел найти уединенное место, чтобы все обдумать, но случилось непредвиденное. Повелитель почувствовал легкое дуновение, этот магический поток принес с собой обрывки слов.
– Я нашла тебя! Явись ко мне, мой воин из камня.
Звук был чистым и холодным, подобно горному ручью, как только смолкло последнее слово, Повелитель увидел перед собой светящуюся точку, которая стала сердцем портала. Уже через несколько секунд перед ним стояла арка врат в другой мир. Имрис смотрел вперед как завороженный, раньше он никогда не сталкивался с подобной магией. Невидимый собеседник повторил свое приглашение.
– Приди и докажи, что достоин.
Этот голос обладал манящей силой, он пытался сопротивляться, но все было безуспешно. Повелитель подходил все ближе и ближе к порталу, когда оставалось всего пару шагов, он услышал, как распахнулась дверь, которая вела в сад. Имрис резко обернулся и увидел испуганное лицо Анны.
«Она не должна быть здесь», – подумал он.
Маг за долю секунды сплел заклятье магического барьера, а затем повернулся к ней спиной и вошел в портал. Анна с силой ударила по преграде, но барьер не дрогнул, только когда Имрис исчез,  преграда развеялась.
Собиратель чувствовал, что эти врата ведут не просто в другую точку на карте, а в иную область вселенной.  Казалось, он летел, разрывая оковы самого времени, Имрис закрыл глаза, ожидая финала этого необычного спектакля. Маг не боялся того, что его ждет, полагая, что в этой жизни ему нечего терять. Через некоторое время движение замедлилось, а потом остановилось совсем. Повелитель с любопытством огляделся по сторонам. Перед ним простиралась голая равнина, устланная туманом, пространство было наполнено голубым светом, но источника свечения не было видно. Имрис чувствовал, что все здесь соткано из магии и то, что он видит сейчас не более чем иллюзия. Такой властью могло обладать только одно существо.
– Я прибыл по твоему зову, Дух.
Туман заколебался и начал принимать форму. Волшебник невольно вздрогнул, когда увидел кто перед ним. Молодая женщина была одета во все черное, как и все Повелители Магии, ее черные волосы были уложены в незамысловатую прическу, на губах играла легкая улыбка, она смотрела прямо на мага, но как будто не видела его.
– Зачем ты играешь со мной? – Резко произнес Имрис.
– Тебе не нравится образ своей наставницы? Я взяла его из твоей памяти.
Имрис отвернулся от этого видения и ответил:
– Если ты заглянула в мою память, то знаешь, какую боль мне приносят эти воспоминания.
Стоило ему произнести эти слова, как наваждение рассеялось.
– Воин из камня с живым сердцем. Тебе предстоит испытание, скоро от твоего решения будет зависеть судьба королевства. Готов ли ты стать Повелителем Судеб?
– Я не стремлюсь к власти.
– Обернись, мой воин, и помоги мне принять решение.
Перед ним возникло три зеркала, от каждого из них тянулись тонкие серебряные нити, а на небольшом возвышении покоился кинжал с изящной резной ручкой. Дух продолжил свою речь:
– Трое виновных ждут своей участи, загляни в суть и вынеси свой приговор.  Нить – это воплощение их жизней, оборви ее и виновный умрет.
Имрис подошел к первому зеркалу, стоило ему коснуться стеклянной поверхности, как он увидел перед собой череду страшных событий. Маленький мальчик играл во дворе и вдруг заметил в траве раненную птичку, так велико было его желание помочь, что это послужило толчком к проявлению дара. Он смог излечить ее раны одним касанием, и пташка легко вспорхнула с его руки. Но свидетелем этого чуда стал отец семейства, и страх поселился в душе старого лесоруба. Он сам вызвал Охотника. Вечером, посланник смерти постучал в дверь сельского дома, и отец вывел своего сына на казнь, мать даже не попыталась защитить своего ребенка, она просто стояла у окна и смотрела.
Имрис отдернул руку и ведение прервалось.
– Кто из них заслуживает смерти? Отец, который отдал своего ребенка, мать, которая не остановила его или Охотник, что стал палачом и не оставил жизнь целителю?
– Я хочу увидеть все, прежде чем вынести решение.
– Как пожелаешь.
Повелитель подошел ко второму зеркалу. Он увидел мага, который бежал сквозь лесную чащу, пытаясь спастись. Волшебник оказался умелым следопытом, поэтому ему удалось выиграть немного времени. Мужчина надеялся затеряться среди жителей небольшого городка. Он попросил укрытия у своей сестры, и девушка помогла ему без колебаний. Но он не знал, что члены ордена Повелителей магии без труда могут разоблачить его. Три Охотника окружили несчастного, волшебник осознал, что выхода нет. В этот миг его охватил страх и отчаяние, под влиянием таких сильных эмоций его дар вышел из под контроля, он сам превратился в подобие живого факела, уничтожающего все на своем пути. Охотникам удалось спастись, но жителям деревни повезло меньше, почти все они погибли в волшебном пламени. Маг очнулся на пепелище, он не помнил ничего из произошедшего, и с ужасом смотрел на то, что осталось от деревни.
– А кто виновен сейчас? Маг, который уничтожил целую деревню или Охотники, которые подвели его к краю безумия и даже не попытались защитить простых людей?
Имрис не ответил, а только подошел к третьему зеркалу. Маг уже принял решение, и хотел поскорее закончить с этим кошмаром. Он увидел Повелителя Магии, который разговаривает со своим учеником.
–Ты должен справиться, Мэрас предал нас. Я рассчитываю на тебя!
Затем Повелитель прошел потайным коридором ко второму ученику и сказал ему те же слова:
– Я знаю, что Кристиан стал тебе почти братом, но ты должен понять, что это в прошлом. Он предал нас.
Два ученика сошлись в смертельном поединке, Кристиан оказался более искусным воином. Его рука не дрогнула, когда он нанес удар тому, которого раньше называл братом.
– Кто по-настоящему виновен? Учитель, который посеял ненависть или Кристиан, который нанес смертельный удар?
Имрис взял в руки кинжал и отошел на шаг.
– Здесь нет истинного виновника. Я вижу только жертв безжалостной системы, частью которой стал я сам. Если кто и должен умереть сегодня, то только я.
– Ты так мало ценишь свою жизнь? Тогда покончи с ней.
В его руках появилась тонкая нить собственной жизни.
«Так просто и так тяжело», – подумал он.
Маг занес лезвие, перед его мысленным взором встали лица учеников, испуганные глаза Анны. По его щеке покатилась слеза.
«Прости, что так поздно понял, прости, что не успел сказать».
Оружие опустилось, и тонкая нить распалась в его руках, но ничего не произошло.
– Ты был готов умереть за этих людей, даже осознав, что тебе есть ради чего жить дальше. Ты доказал, что достоин моего благословения. Я буду оберегать, и направлять тебя, но выбор пути всегда останется за тобой. Гроза уже близко. Спеши в деревню, где родился один из твоих учеников, там ты найдешь человека, нуждающегося в помощи.
Как только отзвучало последнее слово, Имрис почувствовал сильный толчок, Дух судьбы вернул его в убежище. Повелителю казалось, что с момента его исчезновения прошла целая вечность, но для Анны пробежало только пара секунд. Девушка подбежала к своему учителю, в  ее глазах стояли слезы, она вся дрожала и не могла произнести ни слова. Имрис поддался порыву и осторожно обнял ее, желая успокоить. Она застыла от неожиданности, как пойманная птичка, боясь разрушить это мгновение. Повелитель зашептал заклятье сна, он подхватил Анну на руки и понес наверх. Он не понимал, что ее так испугало, но надеялся, что сон принесет ей облегчение. Уходя из комнаты, Имрис обернулся и проговорил:
– Еще немного и я не смогу отпустить тебя, даже если ты попросишь.
Анна погрузилась в глубокий сон без сновидений. На следующий день ее разбудил осторожный стук в дверь.
– Госпожа, Повелитель Имрис ожидает вас в малом зале.
Судя по голосу, это был Солен, но из чувства такта старый Хранитель не стал входить, произнеся всю тираду через дверь. Анна быстро переоделась в дорожный костюм и спустилась вниз, Имрис лишь бегло взглянул на нее, и жестом пригласил присесть. Она с шумом отодвинула дубовый стул, по другую сторону круглого стола уже сидел Сэм. Повелитель собрался с мыслями и начал свою речь:
– Во время своих странствий я начал забывать, что значит по-настоящему доверять людям. На самом деле это не я, а вы стали моими учителями, поэтому я хочу, чтобы вы знали правду. Я усомнился в конечной цели наших странствий. Я не поведу вас по тому пути, по которому заставили пройти меня. Я хочу изменить существующий порядок, а не следовать ему, – он сделал небольшую паузу, но потом продолжил. – Это стремление поставит меня вне закона, поэтому я предлагаю вам уйти сейчас. Защитные амулеты останутся у вас, они не утратят силу, пока я жив.
Сэм медленно поднялся со своего места и ответил:
– До нашей встречи я был рабом собственного страха, загнанным зверем. Вы подарили мне новую жизнь, я последую за вами, куда бы ни привел этот путь.
Анна тоже не раздумывала ни секунды.
– Я не покину вас.
– Тогда нам не стоит терять ни минуты. Кому-то в деревне Мейриз нужна наша помощь.
Сэм заметно побледнел, услышав это название.
«Значит, настало время встретиться со своим прошлым», – понял юноша.


Десятая часть.

В этот раз Имрис решил не рисковать и выбрал самый легкий путь из убежища.
– Нам придется идти пешком. Только человек, носящий отличительный знак ордена сможет пройти через барьер.
Повелитель приблизился к кованым воротам,  они были сделаны благодаря усилиям древних мастеров и носили на себе печать тысяч охранных заклятий.
– Эти врата перенесут нас в исходную точку, идите вперед и не останавливаетесь, приказал Повелитель.
Стоило им пересечь невидимую черту, как они оказались там, откуда началось их путешествие – в окрестностях форта Красной Звезды.
– Нам нужно будет посетить поселение около форта, чтобы купить лошадей, – сказал Имрис и пошел вперед.
Обратная дорога казалась легче, чем дальше они уходили, тем светлее становился лес, тьма отступала.
К вечеру они добрались до деревни. Сэм улыбнулся, когда увидел невдалеке деревянные домики, из их труб струился дым, верный признак того, что скоро настанет время ужина. Они зашли в придорожную таверну, в это время там было всего пара деревенских и трое солдат из форта. Воины что-то оживленно обсуждали, молодой человек одним глотком осушил кружку вина и проговорил:
– Я солдат, а не палач. Не могу так больше! Зачем они вообще устроили этот фарс с помилованием?
Имрис замер, услышав эти слова, он тут же обратился к Сэму, желая отвлечь ученика:
– Поговори с хозяином и купи нам лошадей. Думаю, что стоит договориться о комнате, мы продолжим путь утром. Анна поможет тебе.
Сэм почувствовал, что  что-то не так, но не стал задавать вопросов. Повелитель дождался, когда они уйдут, и только тогда приблизился к компании солдат.
– Позвольте угостить славных бойцов Империи, – предложил маг.
Старый вояка с подозрением посмотрел на Имриса, и только недовольно пробурчал:
– Нет больше никакой Империи.
– Тише, Фрис! Простите моего приятеля, у нас просто сегодня скверно на душе, – сказал молодой солдат примирительным тоном.
– Что же могло произойти в форте Красной Звезды, что вы оказались здесь?
Фрис вздрогнул, услышав эти слова.
– Мы пытаемся здесь забыться, а вы хотите, чтобы мы вспоминали?
Повелитель пристально посмотрел на своего собеседника и попросил:
– Расскажите мне, что произошло.
Тут в разговор вмешался третий воин.
– В форте произошла страшная резня. Сначала все было хорошо, как нельзя кстати прибыл сам Советник из ордена Повелителей и помиловал пленников. Повстанцев выпустили из тюрьмы и разместили в форте, но после того как Повелитель уехал, поступил другой приказ. В форт прибыл Магистр и сказал, что ему нужно пополнить сосуд энергией жизни, – голос его дрогнул, даже воспоминание об этом событии причиняли боль. – Сфера была установлена в центре, маги из ордена обступили ее кольцом, пленников согнали во двор, а затем нам отдали приказ убивать.
Рука Имриса непроизвольно сжалась в кулак, его душили боль и отчаяние.
«Я должен был быть там! Я должен был остановить их!»
– Они убили всех? – Как можно более спокойно спросил волебник.
В этот раз ответил Фрис:
– Всех. В момент смерти жертвы, члены ордена направляли поток и втягивали в свой сосуд магию и душу умирающего.
Имрис обернулся и увидел, что ученики возвращаются к нему. Он поспешил закончить этот разговор:
– Вы правы, такая Империя не заслуживает верности.
Всю ночь Повелитель не мог уснуть.
«Магистр решился на массовое убийство, но с какой целью? Он накапливает энергию для какого-то ритуала», – размышлял он.
Имрис искал ответ, но не находил его, оставалось только ждать. Они выехали рано утром, густой туман укрыл землю своим холодным одеялом, первые рассветные лучи не могли пробиться сквозь эту пелену. Поступь лошадей была тяжелой, копыта то и дело увязали в мокрой глине. Сэм поравнялся с учителем и решился задать вопрос:
 – Я видел, как вы разговаривали с солдатами из форта. Что там произошло?
Имрис колебался.
– Учитель, расскажите мне правду.
– Они казнили пленников через несколько дней после нашего отъезда.
Юный маг резко натянул удила и остановил коня. Он испытывал жгучую боль, Сэм хотел повернуть назад и в одиночку напасть на крепость. Умереть и забрать палачей с собой.
– Ты не можешь ничего изменить, нам нужно двигаться дальше, – произнес Имрис.
Сэм поднял взгляд на Повелителя, в его глазах стояли слезы. Юноша был в отчаянии, безумие овладело им.
– Вы один из Них – существо без сердца! Сколько крови на ваших руках? – Сэм хотел остановиться, но слова хлынули безудержным потоком. – Это ты убил их! Ты обещал им помилование, а теперь они все мертвы!
Маг спрыгнул с коня и обратился в волка, Имрис тоже сошел с лошади и встал напротив него.
– Нападай, если не можешь иначе.
Белый волк прижал уши и приготовился к прыжку.
– Нет! – Анна встала между ними, – Сэм, одумайся! Повелитель не виновен в этой трагедии, он сделал все, чтобы спасти людей. Неужели горечь утраты заслонила от тебя правду?
Имрис выступил вперед, он был не намерен прятаться за спиной своей ученицы, но волк уже не хотел нападать.  Сэм совершил обратное превращение, сел на землю и в голос заплакал. Юноша не смел взглянуть в глаза своему учителю. Повелитель подошел ближе и протянул ему руку и спросил:
– Мы не можем изменить прошлого, но мы можем сделать все для того, чтобы подобное не повторилось. Ты готов идти со мной?
– Да, учитель.
Они продолжили скачку и сделали привал только поздно вечером. Сэм вызвался стоять на страже, сейчас ему хотелось побыть в одиночестве. Имрис смотрел на языки пламени, их мерный танец успокаивал, он закрыл глаза, и тут же перед его мысленным взором встало лицо той женщины в черном. Он сбросить с себя это наваждение.
– Кто это женщина, Элиза? – Вдруг спросила Анна.
Она с беспокойством смотрела на Имриса, ожидая ответа.
– Не знал, что ты умеешь читать мысли.
– Вы произнесли ее имя, – смутившись, призналась девушка.
– Она обучала меня искусству воина. Как и все из ордена, она взяла себе двух учеников. Мы скитались по этим землям, выискивая магические аномалии, с каждым новым испытанием становились сильнее. И однажды она решила, что мы готовы к испытанию.
Имрис сам не знал, зачем рассказывает ей все это, боль так долго жила внутри него. А теперь, глядя в ее глаза, ему впервые захотелось освободиться от бремени этих воспоминаний.
– Я был молод  и глуп, но даже это не может служить оправданием. Тогда я восхищался своей наставницей, почти боготворил ее, и она воспользовалась этим, чтобы сделать меня с Дэвидом смертельными врагами. За день перед испытанием Элиза пришла ко мне, она плакала, говорила, что любит меня... – Имрис отвел взгляд, картины прошлого опять встали перед его мысленным взором. – Она сказала, что Дэвид предал нас, что он шпион Магистра и намерен уничтожить ее. Я слушал эту ложь и верил каждому слову. Мне даже не приходило в голову, что все ее аргументы просто абсурдны. Я видел перед собой только любимую женщину, которая оказалась в беде, и ради которой я должен выйти на смертельный поединок.
Услышав эти слова, Анна стала бледна как мел, она почти не дышала, а сердце с силой билось в груди.
– Я победил…  Лучше бы я умер, а не он! Как только бой закончился, меня схватили, но она жестом остановила подручных Ордена. Элиза рассмеялась мне в лицо и, чтобы насладиться моей болью, рассказала правду. Меня уже волокли по коридорам, а она кричала вслед, что призирает меня, как противно ей было слышать мои признания.
Имрис почувствовал легкое касание руки, по щекам девушки катились слезы. Ему хотелось сказать ей, что ее слезы причиняют ему сильную боль, что он доверяет ей как никому другому, что чувствует себя живым только тогда, когда она смотрит на него. Но Имрис молчал, боясь потерять ее, он не хотел становиться между ней и Сэмом.
– Прости, что рассказываю тебе страшные истории, – он заставил себя улыбнуться и протянул девушке платок. – Теперь ты знаешь еще одну причину, по которой я  хочу изменить этот мир. Поспи немного, а я сменю Сэма.
Юноша напряженно вглядывался во тьму.
– Уже завтра мы будем в деревне Мейриз. Почему мы идем туда?
– Я обещал помочь тебе.
Сэм повернулся и направился к костру, уходя, он остановился на секунду и произнес только одно слово:
– Спасибо.
Имрис остался один, он, наконец, мог больше не скрывать своих эмоций.
«Почему все должно быть так? Почему я не стал бездушным истуканом?»
Внезапно он почувствовал дуновение ветра на своем лице, который принес с собой звук голоса. Дух снова обращался к нему:
– Твоя сила в твоих эмоциях.
Имрис проигнорировал это замечание и спросил прямо:
– Что ты хочешь сообщить мне?
– Враги набирают силу, вы можете не успеть. В деревне живет человек, связанный с беглыми магами, вы должны найти его раньше Охотников.
– Хорошо, тогда мы отправимся в путь немедленно!
Повелитель вернулся к костру, ведя лошадей в поводу.
– У нас не осталось времени, нужно выступать, – приказал он.
Ученики не стали задавать лишних вопросов, скачка продолжилась. Дурное предчувствие не оставляло Имриса, стоило ему увидеть на горизонте деревянные крыши домов, как он сильнее пришпорил коня, а чтобы животное выдержало, применил заклятье выносливости. Его спутники остались позади, но он чувствовал, что скоро произойдет непоправимое.
Всех жителей деревни согнали на центральную площадь. Орден послал сюда мага в ранге Смотрителя (это звание выше Охотника, но ниже Советника) во главе отряда из пяти Охотников. Имрис сразу узнал его. Хэлмар отличался фанатичной жестокостью, его посылали обычно для устрашения. Среди простых граждан он получил прозвище Несущий Смерть. Смотрящий поднялся на деревянный помост, и с вызовом оглядел толпу.
– Вы знаете кто я такой. Поэтому советую серьезно отнестись к моим словам. Выдайте мне предателя, и я не убью вас сегодня.
Староста смело вышел вперед, чтобы дать ответ захватчику.
– Убирайтесь! Вы ничего не получите. Среди нас нет предателей!
Хэлмар подал знак, и Охотник метнул кинжал в храбреца, но нож замедлил свой полет и упал к ногам селянина. Имрис вышел вперед, он уже обнажил свой меч.
– Ты всегда любил прятаться за спинами своих слуг и убивать беззащитных. Попробуй сразиться с равным! – С вызовом произнес маг.
Глаза Смотрящего сузились от гнева, он давно недолюбливал Имриса. Хэльмар считал, что только он сам заслуживает звание Советника.
– А ты опять защищаешь  крестьян? Они всегда будут бояться тебя и ненавидеть.
Смотрящий пытался отвлечь Имриса, пока его подручные расставляли ловушку.
– Неужели ты думаешь, что сможешь победить целый отряд и одновременно защитить людей? Такое не под силу даже тебе, – прокричал Хэлмар.
Имрис не ответил, это беседа дала ему возможность сплести защитное заклятье, он накрыл жителей деревни серебряным куполом, который был способен отразить любую атаку.  Хэлмар только ухмыльнулся и произнес:
– Я давно мечтал убить тебя, спасибо, что облегчил мне задачу. Ты сам сковал свою магию, и теперь  у тебя не осталось шансов.
Охотники начали с опаской приближаться, даже сейчас они боялись Имриса.  В это время к нему на помощь подоспели Анна и Сэм, юноша в туже секунду обратился в волка, а целительница достала парные мечи. Но они все равно были в меньшинстве, и такая помощь вызывала у Имриса больше беспокойства, чем радости.
– Ты привел своих учеников, тем лучше, – ехидно произнес  Хэлмар.
– Твои воины боятся даже приблизиться ко мне, а хватит ли сил у тебя?
Смотрящий взвыл от ярости, и бросился на своего врага. Имрису пришлось вступить в неравный бой, он не мог применить магию, иначе защитный барьер мог утратить силу и люди оказались бы в опасности, но победить в битве против противника, который превосходит тебя в силе, без колдовства не представлялось возможным. Хорошо, что хотя бы Охотники не решались пока нападать, они выжидали, когда он ослабнет.  Сэм  и Анна были готовы вступить в бой, если они попытаются помешать поединку. Имрис уходил от ударов, но измотать противника ему не удалось, тот только больше свирепел, а гнев придавал ему сил.
«Если я сниму барьер, то смогу победить, но тогда погибнут люди. А если я проиграю, то барьер падет, и они все равно погибнут», – поразила его безрадостная мысль.
Ответ был очевиден, но он медлил, потому что руководствовался в своих поступках не только разумом. Смотрящий атаковал с удвоенной энергией, силы Имриса были на пределе. В этот момент он почувствовал легкое колебание магии, и все услышали пронзительный голос Духа:
– Ты не можешь проиграть! Прислушайся к своему сердцу, Повелитель Судеб!
Смотрящий замер и со страхом посмотрел на своего противника. Имрис воспользовался этим замешательством и выбил меч из его руки. Хэлмар застыл в ожидании смертельного удара, но Повелитель  Судеб уготовил ему другую участь. Имрис подошел к поверженному врагу, и коснулся его груди в области сердца. В эту же секунду меч Смотрящего рассыпался в прах, а магия, что таилась в нем, устремилась к своему первоисточнику. Поток вошел в Хэлмара, и его душа снова стала целой, он вспомнил все и пришел в ужас от содеянного, первый раз в жизни он плакал. Охотники не стали дожидаться своей очереди и скрылись.
Убедившись, что опасность миновала, Имрис снял защитный барьер, селяне с трепетом взирали на него. Староста вышел вперед и почтительно поклонился своему избавителю.
– Мы никогда не сможем вернуть вам этот долг, милорд.
– Вы знаете мое имя, но я не знаю вашего.
– Меня зовут Альмир, милорд
– Прошу тебя о пристанище на эту ночь.
Староста подозвал своего сына, чтобы тот проводил почетных гостей. Толпа почтительно расступилась, пропуская мага. Они приветствовали его словами благодарности, но все-таки смотрели с некоторой опаской. Сэм следовал за своим учителем, пытаясь сохранить внешнее спокойствие. Он сразу узнал Альмира, также он знал, что человека, который указывает им путь, зовут Клаусом, а дома их ждет Оливия, его родная мать. Он боялся встречи с ней больше, чем с отцом и братом, но продолжал идти. Дом почти не изменился, только добавилась еще одна пристройка, Клаус быстро взбежал по ступенькам, желая предупредить хозяйку:
– Мам, я привел их.
Оливия вышла в сени, и застыла на месте. Женщина смотрела прямо на Сэма, теперь у нее не осталось сомнений. Имрис сразу понял, что происходит.
– Ваш сын сегодня выступил в защиту жителей этой деревни. Вы можете им гордиться.
Вкрадчивый голос Повелителя вывел ее из оцепенения, женщина нерешительно приблизилась к сыну.
– Это действительно ты? – Слезы бежали по ее щекам. – Сможешь ли ты меня простить за то, что не защитила, не помогла, не уберегла?
Сэм обнял ее, Оливия уткнулась в его плечо, она не хотела отпускать его, ей казалось, что стоит разжать объятья, и он исчезнет, как мираж.
– Я ни в чем тебя не виню.
В отличие от Оливии, Клаус был не слишком рад своему вновь обретенному брату. Опомнившись от первой радости, хозяйка засуетилась, желая получше принять дорогих гостей.  Вскоре вернулся и отец семейства, он подошел к сыну и произнес только пару слов:
– Я верил, что ты вернешься!
Имрис пробыл за общим столом ровно столько, сколько было необходимо по правила хорошего тона, а потом поспешил оставить вновь воссоединившуюся семью.
Он вышел на улицу, освежающая прохлада ночи приятно бодрила, Повелитель решил прогуляться по окрестностям. Имрис хотел дать шанс своему бывшему врагу, он услышал, как кто-то следует за ним, это был Хэлмар.
– Я совершил так много зла, я не достоин той милости, что вы мне оказали. За свою жизнь я могу отплатить лишь служением.
Бывший Смотрящий склонился перед  Имрисом в ожидании приговора. Имрис не стал медлить с ответом:
– Ты хочешь, чтобы я подарил тебе искупление, но это не в моей власти, – Повелитель заглянул в глаза своему недавнему врагу, и увидел в них боль и раскаяние. – Я призову тебя, когда придет время. Дай мне руку.
Маг дотронулся до кольца Хэлмара, оно вспыхнуло белым светом, но это длилось всего одного мгновение.
– Не расставайся с перстнем, через него я свяжусь с тобой. А сейчас иди, тебе небезопасно оставаться в деревне.
Воин почтительно поклонился и исчез во мраке. Волшебник вернулся в деревню, он медленно шел по улице, пытаясь найти ответы.
«Где-то здесь есть человек, который может мне помочь связаться с беглыми магами. Но как отыскать его? А если достаточно просто захотеть этого?»
Имрис сначала откинул эту полубезумную мысль, но потом решил попробовать. Маг остановился и сосредоточился на одной мысли, на одном желании. Когда он снова открыл глаза, казалось, что ничего не изменилось, но так было только на первый взгляд. Он почувствовал, как какая-то сила направляет его, он пошел вперед, повинуясь этому предчувствию.  Подойдя к небольшому домику, который располагался у самых ворот, Повелитель остановился.  В окнах этого скромного жилища до сих пор горел свет, поэтому Имрис решился постучать. Он тут же услышал звук отодвигающегося засова. Ему отворила хозяйка дома, увидев своего гостя, она отступила назад, приглашая войти. Это была женщина лет тридцати, ее огненно-рыжие волосы были заплетены в косу, а карие глаза смотрели на мир смело, с вызовом. Имрис чувствовал силу, что таилась в ней, он сразу понял, что она не простая крестьянка.
– Вы ждали кого-то? – Спросил он.
Елена приветливо улыбнулась своему гостю.
– Я ждала вас, Повелитель! Все это время маги скрывались и выжидали, в этой борьбе их поддерживала вера в силу пророчества.
– И во что вы верите?
В глазах Елены появился фанатичный блеск.
– Что придет Повелитель Судеб, обладающий властью над душами, он вернет утраченное и возведет на трон истинного короля.
Ее речь внезапно прервалась, на лице женщины отразился страх. Имрис, как и она, ощутил сильные колебания магии, кто-то творил страшное колдовство.
Повелитель услышал голос Духа:
– Я покажу тебе, что происходит.
Он почувствовал резкую боль во всем теле, ощутил, что падает, но удара не последовало. Его душа отделилась от тела, Имрис безучастно наблюдал, как Елена склонилась над ним, пытаясь помочь. Повелитель оказался в другой реальности, которая недоступна простым смертным. Он увидел рядом с собой ее, Дух предстал в образе молодой женщины. Легкое шелковое платье слегка развевалось на ветру, дева парила в воздухе, не касаясь ногами пола, на ее губах играла легкая улыбка, а глаза были закрыты повязкой из черного шелка.
– Я умер?
– Нет, – произнесла она холодным мелодичным голосом. – Я вызвала тебя в эту реальность потому, что только так ты успеешь увидеть. Дай мне руку!
Он не колебался ни секунды, ее рука буквально источала магическую энергию. Имрис почувствовал толчок, как при перемещении через портал.  Казалось, что они пустились в гонку со временем, пронизывая пространство, два духа устремились к месту совершения страшного ритуала. Имрис оказался на вершине холма, откуда открывался великолепный вид на долину. Дух привел его в убежище древнего короля, это место считалось потерянным, многие полагали, что это всего лишь часть легенды. Но Повелитель мог сейчас убедиться, что легенда, которую он рассказывал Сэму, начинает воплощаться в жизнь. В центре долины возвышалось огромное каменное изваяние, оно имело очертания дракона, по поверию именно сюда прилетел король древности,   чтобы обрести вечный покой. Около этого каменного исполина и совершался ритуал, Имрис уже догадался, кто его проводит.
На земле было начертано кольцо рун, в центре которого располагался сосуд, в нем были  заключены души, и сила тысячи магов. Руны должны были высвободить магию, что таилась в его глубине и направить ее к Магистру. Кожа мужчины приняла золотистое свечение от переполнявшей его энергии, голубые глаза потемнели, а волосы стали белее снега, казалось, что от прежнего человека осталась только оболочка. От каждого слова содрогалось пространство,  и каменный исполин не выдержал такого напора. Сначала его левая лапа, а потом и все тело покрылось сетью трещин, еще один толчок и эта внешняя оболочка рассыпется. Заметив это, Магистр усилил напор. Раздался драконий крик, и кожистое крыло с силой расправилось. Величественное создание отряхнуло с себя эту каменную корку, как пыль. Белый дракон попытался взлететь, но в одно мгновение его оплели тысячи магических нитей. Имрис не выдержал и нарушил молчание:
– Зачем он это делает?
– Ты уже знаешь ответ.
Повелитель действительно знал, но боялся поверить, он уже видел это заклятье в действии. Магия порабощения сейчас оплетала Белого Дракона, соединяя воедино жизнь мага и древнего существа.
– Этот человек хочет сосредоточить в своих руках абсолютную власть. А существо из легенды докажет, что он потомок древних королей. Он подчинил дракона силой, и на земле есть только один человек способный разорвать эти путы – Истинный Правитель, – начал вслух размышлять Имрис.
– И как распознать Истинного Правителя? – Спросил Дух, чтобы натолкнуть мага на верный ответ.
– Это тот, кто, услышав зов дракона, расслышит не просто крик, а слова: «Я жду тебя, мой господин. Побеждает только чистый сердцем».
Имрис еще раз взглянул вниз, сосуд с магической силой был опустошен, но и Магистру осталось произнести только одно слово. Дракон еще раз вскричал, и свет померк в его зрачках, он склонился перед магом в знак покорности.
– Нам пора возвращаться, – произнес Дух.
Стоило Повелителю коснуться ее руки, как он опять почувствовал магический толчок. Постепенно Имрис начал различать звуки, первое, что он увидел, это встревоженное лицо Анны, склонившееся над ним. Маг попытался подняться, это ему удалось без особого труда, он сразу обратился к Елене:
– Нам скоро понадобится помощь сопротивления. Мы направляемся в столицу.
Девушка запротестовала:
– Но это самоубийство!
– Многое изменилось, император с радостью примет любую помощь. Я дам вам знак.
Он коснулся ее ожерелья и, как и кольцо Хэлдана, сделал его проводником.
Они быстро собрались в дорогу. Повелитель не хотел разлучать Сэма с вновь обретенной семьей, но другого выхода не было. Мать долго не хотела его отпускать, и все время просила дать обещания, что он вернется. Отец пытался сдержать свои чувства, но когда Сэм подошел к нему, он заключил его в объятья.  Только с братом он попрощался сухо и сдержанно, Клаус даже не подал ему руки. Имрис помог прервать этот неловкий момент.
– Сэм, нам пора.
У Сэма было тяжело на душе, но он старался этого не показывать.
В это время в башне Крейлиз, Магистр продолжал плести сеть своих интриг. Мужчина стоял у окна, первые лучи осветили его профиль. Он имел аскетичное телосложение, линия скул была резко очерчена, выдавая сильный характер, белые волосы коротко подстрижены, во взгляде читалась напряженность. Не все пошло так, как он задумал, недавно Эйран получил весть о появлении Повелителя Судеб.
«Ритуал отнял у меня слишком много сил, и теперь я живу только пока связь между мной и драконом нерушима», – он с ненавистью посмотрел на древнее существо, которое лежало у подножья башни. – «Надо было сразу убить Имриса, когда он был рядом, когда появились первые подозрения».
– Вы звали меня, господин?
Магистр обернулся, он был рад, что Элиза так быстро откликнулась на его зов.
– Ты всегда была самой способной моей ученицей, я уготовил тебе особое место в своей империи, но прежде ты должна доказать свою верность.
Женщина ответила не раздумывая:
– Приказывайте!
– У тебя никогда не было сердца, даже до посвящения, поэтому тебе так хорошо удается пронзать сердца других, – он слегка улыбнулся. – Отыщи своего бывшего ученика, убеди его в своей искренности, заставь довериться, а потом нанеси удар.
– Он умрет, если вы этого желаете.
– Помни, что с ним путешествует целитель. Бей без промаха, подари ему мгновенную смерть.
В глазах женщины загорелся огонек азарта.
– Где сейчас находится Имрис? – Спросила она.
– Направляйся в столицу, он может быть только там.
Элиза поклонилась своему господину и ответила:
– Считайте, что он уже мертв.

Одиннадцатая часть.

Император восседал на величественном троне, и рассеянно слушал очередного посла, который спешил еще раз рассказать о великой беде. Карл отказывался верить в постигшее его несчастье, всего за неделю страна раскололась на два лагеря. Тяжелее всего ему было осознать, что против него выступил его ближайший советник. Для своего мятежа Магистр выбрал именно тот момент, когда император был наиболее уязвим. Не прошло и месяца с момента смерти его единственного сына. Семилетнего мальчика поразила необъяснимая болезнь, с которой не смог справиться ни один целитель.
Монарх сильно изменился, горе сломило его, и даже королева София не могла излечить его своей любовью. Седые пряди появились в его русых волосах, серые глаза безучастно смотрели на мир. Для того чтобы противостоять врагу он должен был мобилизовать все силы, убедить людей сражаться, но он отчаялся и не видел смысла бороться.
– Что может сделать обычный воин против армии Ордена и живого дракона? – Король даже не заметил, что произнес эту фразу вслух.
Гонец тут же умолк, и в зале воцарилась гнетущая тишина. Двери с шумом распахнулись и к трону приблизились трое путников. Анна и Сэм еле стояли на ногах от усталости, но старались держаться прямо. Имрис вышел вперед и склонился перед монархом и с почтением произнес:
– Я отдаю свою жизнь на вашу милость.
– Поднимись и говори.
– Не все маги выступили на стороне предателя. Я готов присягнуть вам на верность, как и все члены сопротивления, стоит вам только пожелать этого.
Карл с любопытством присмотрелся к своему собеседнику и спросил:
– Кто ты?
– Люди зовут меня Повелителем Судеб.
– Ты пришел, чтобы возвести на трон Истинного короля? – Карл произнес эти слова с нескрываемой иронией.
– Я пришел, чтобы поддержать правителя этой страны в трудные времена. Объявите амнистию всем магам страны, и вы получите сильнейшее войско.
Кроль задумался, он не доверял своему нежданному союзнику, но другого выбора у него не было. Монарх произнес, после недолгого раздумья:
– Клэвис, отведи гостей в их покои, они устали с дороги, – затем он обратился к Имрису. – Приходите на вечерний совет, мне понадобиться ваша помощь.
Помилование было объявлено, и маги выступили на стороне императора. Столица готовилась к обороне, сюда стекались все новые и новые силы. Карл начал действовать, с невероятным усилием он  смог преодолеть себя. Король постоянно работал, разрабатывал планы, вникал во все дела, он просто боялся остановиться, боялся, что горе и отчаяние снова овладеют им. Имрис стал его правой рукой, помогая и советуя, за каких-то пару недель он смог войти в приближенный круг правителя. Он часто ловил на себе завистливые взгляды придворных, но они боялись Повелителя, поэтому не решались выступать против него. Анна и Сэм теперь почти не видели своего учителя, весь день они были заняты в военном лагере, помогая новобранцем. Девушка всегда возвращалась в замок, а Сэм оставался в лагере, рассказывать байки у костра, он старался развеять гнетущее ожидание.
Гонцы сообщали, что Магистр собрал силы и скорым маршем движется к столице.
– Мы готовы встретить его, – голос Карла звучал твердо, сейчас он и сам начал верить в истинность своих слов.
В этот момент в зал вошел слуга, он выглядел немного испуганным.
– Отряд из Ордена Повелителей Магии просит об аудиенции, – проговорил слуга.
– Пусть войдут, – приказал монарх.
Элиза выступила вперед, опустилась перед троном на одно калено и проговорила:
– Мой король, мы просим защиты. Магистр возомнил себя равным древним богам, он безумен. Вы – последняя надежда этого мира! Я молю о чести служить вам!
Она с мольбой посмотрела на короля, но Имриса не могли обмануть ее речи. Эта встреча стала для него серьезным испытанием, он смотрел на женщину, которую когда-то любил и не испытывал ничего кроме жалости.
– Ты всегда была правой рукой магистра и теперь, когда он на вершине славы, ты просто покинула его? – С подозрением спросил Собиратель.
Элиза выдержала его испытывающий взгляд и ответила:
– Я там, где мне велит находиться моя честь.
– Тогда ты не откажешься пройти обряд соединения души, – предложил Имрис.
– Если этого пожелает мой король, – она склонила голову в знак покорности.
Карл твердо произнес:
– Да, я согласен с моим советником. Это непременное условие.
Волшебница заколебалась, но отступать было уже поздно.
– Да будет так, – смело ответила она.
Имрис коснулся ее плеча, и Элиза почувствовала тепло исходящее от его руки. Меч волшебницы тут же рассыпался в прах, на ее глазах выступили слезы, но эти чувства были никак не связаны с раскаянием, она жалела об утраченной силе. Этому преображению подверглись, и Охотники из ее свиты, в глазах этих людей она увидела подлинное раскаяние, им уже нельзя было доверять. Она постаралась изобразить дрожь в голосе, когда обратилась к Имрису:
– Спасибо, что освободил меня! Я не могла рассчитывать на такую милость.
Но Повелителя не тронули ее слова.
–  Осталось последнее испытание – принесите клятву на верность, и сможете присоединиться к войскам императора.
Элиза принесла клятву, и ей разрешили остаться в лагере, но не во дворце. По сути, она почти ничего не добилась, а ей хотелось не просто убить свою жертву, она хотела заставить его страдать.
На следующий день Имрис пришел в лагерь, и ей удалось улучить момент, чтобы поговорить с ним.
– Ты все еще ненавидишь меня? – Спросила волшебница.
Волшебника тяготил этот разговор, меньше всего он хотел вспоминать о прошлом.
– Мои чувства не имеют значения.
Элиза не отступала.
– Мне нужно твое прощение.
Он посмотрел на нее с холодной ненавистью, отчего она невольно содрогнулась.
– Я не могу простить тебя, и себя я никогда не прощу за то, что совершил тогда.
Это слова прозвучали как пощечина, сердце женщины болезненно сжалось. Элиза отвернулась, чтобы он не заметил ее замешательства. Имрис больше не добавил ни слова и ушел.
«Почему все стало так сложно? Нет, поздно отступать! Мы враги и все слова уже сказаны», – решилась волшебница.
Но почему-то на сердце у нее появилась непривычная тяжесть, и грусть по утраченному.
Тем временем войско Магистра подходило все ближе, оно было уже на расстоянии дневного перехода от столицы. Имрис надеялся, что собранных сил хватит, чтобы победить, но он понимал, что без Истинного Правителя они обречены на поражение. Нет другой силы, чтобы справиться с драконом. Повелитель взывал к Духу, но ответом ему была тишина.
Возможно, это последний вечер перед битвой, маг страшился будущего, но боялся он не за свою жизнь. Имрис отдалился от Анны, но не переставал думать о ней, он хотел уберечь ее, защитить. 
Волшебник несмело постучал в деревянную дверь, она тут же открыла и, увидев его, застыла на пороге.
– Прошу прощения за поздний визит, – проговорил он.
Анна постаралась взять себя в руки, и пригласила его войти. Имрис сел в кресло у камина и секунду молчал, собираясь с мыслями.
– Уже совсем скоро произойдет страшная битва, и я не хочу, чтобы ты участвовала в этом. Уезжай.
Девушка неправильно истолковала его слова, она думала, что он просто не доверяет ей.
– Вы опять хотите прогнать меня, – волшебница не смогла сдержать слез.
Имрис хотел ее успокоить, он встал и обнял девушку, она тихо заплакала.
– Я прошу тебя уйти не потому, что не верю в тебя. Если ты примешь участие в битве, то единственной моей целью будет уберечь тебя.
Анна отстранилась и ответила ему прямым взглядом.
– Я не могу покинуть тебя.
Имрис взглянул на нее, и с его глаз как будто спала пелена.
«Я обманываю себя или…» ¬ – невольно подумал он.
Он привлек ее к себе и поцеловал. Повелитель ожидал, что она оттолкнет его, но вместо этого Анна обняла Имриса. Девушка горячо ответила на его поцелуй.
Он хотел, чтобы ночь длилась вечно, ведь новый день мог отнять у него это счастье, счастье любить и быть любимым. Радость просто видеть ее рядом, смотреть в ее глаза, касаться ее руки.
– Я полюбила тебя, как только увидела, – с улыбкой произнесла она.
Имрис улыбнулся ей в ответ, и еще раз поцеловал.
– Я впервые вижу твою улыбку, – заметила девушка.
– Ты сделала меня по-настоящему счастливым, – он провел рукой по ее шелковистым волосам. – Обещай мне, что не будешь сражаться.
– Только если ты пообещаешь вернуться ко мне.
– Обещаю.
Анна не хотела отпускать его, она боялась потерять свое хрупкое счастье. Но пришел рассвет, и пространство огласил звук трубы, возвещающей об общем сборе войск. Волшебница проводила любимого, дурное предчувствие не покидало ее.
Девушка зашла в оружейную и, переодевшись в форму пехотинца, спустилась вниз. Ей не составило труда затеряться среди новобранцев. Имрис не знал об этом, сейчас он чувствовал в себе силы победить любого противника, счастье окрылило его. Он занял свое место во главе левого фланга, правым флангом командовал опытный генерал Трас, а основными силами руководил сам король. Две армии сошлись на равнине перед городом, Магистр вышел вперед, и обратился к своему противнику. Магия многократно усилила его голос, так, что он стал подобен грому.
– Я даю вам шанс сдаться на милость Истинного короля. Белый дракон подтверждает правоту моих притязаний. Склонитесь!
Легкий шепот пробежал по рядам, люди стали сомневаться, но Имрис смело ответил Магистру:
– Я был там, когда ты порабощал дракона. Он не служит тебе. Ты не имеешь право именовать себя королем!
Эйран был неприятно удивлен его вмешательством.
– Значит, вы выбрали смерть. В атаку! – Отчеканил Магистр и подал сигнал к наступлению.
Две людские волны устремились на встречу друг другу. Кровь оросила землю, повсюду слышались стоны умирающих. Имрис непрерывно колдовал, отдавая все силы, чтобы усилить защиту воинов, которые сражались в первой линии. Он накладывал сложные чары, и с легкостью поддерживал их, счастье дало ему силы. Маг был так увлечен, что не заметил близкой угрозы. Элиза и не думала сражаться, от ее руки сегодня должен умереть только один человек. Она приблизилась к нему со спины и зашептала слова заклятья ледяных тисков. В ее руке оказалось подобие ледяного копья, это было так легко, что она не удержалась и окликнула свою жертву:
– Посмотри в глаза своей смерти, Имрис – в мои глаза.
Элиза пустила в него заклятье, у Повелителя не оставалось времени, чтобы уйти от удара. Вдруг перед ним промелькнула чья-то тень, человек закрыл его собой, прияв смертельный удар. Маг не сразу понял, что произошло, он с силой откинул Элизу магической волной, отчего женщина упала и потеряла сознание. Имрис поддержал человека, который спас его, он аккуратно снял шлем, желая помочь. Повелитель смертельно побледнел, увидев лицо любимой.
– Ты должна жить! Слышишь меня? – Прокричал он.
Но девушка чувствовала, как ее сердце разрывает лед, а по жилам растекается яд колдовства. Она попыталась улыбнуться и  тихо ответила:
– Из меня получился не очень хороший целитель.
Он обнял ее, отказываясь верить в происходящее.
– Ты должна бороться  ради нас!
Анна закрыла глаза и прошептала напоследок:
– Прости меня. Я буду всегда любить тебя.
Все было кончено, но он не мог поверить, и все продолжал звать, а потом пришла пустота и отчаяние. Имрис огляделся по сторонам, увидел тела павших солдат, теперь он почти физически ощутил присутствие смерти, ее холодную поступь. Впервые маг захотел умереть, Имрис поднялся и пошел вперед, он жаждал встречи с драконом, хотел утонуть в огне. Повелитель мысленно воззвал к древнему существу, и Белый дракон расправил свои крылья. Кто-то звал его, но он уже не слышал.
Сэм видел, что произошло, и пытался остановить учителя, уберечь от безрассудного поступка, но не в его силах было ему противостоять. Дракон тяжело опустился на землю прямо перед Имрисом. Древнее существо было готово нанести удар, Повелитель закрыл глаза, готовясь принять благословение смерти, но дракон не шелохнулся. Исполин замер, увидев своего истинного хозяина, Сэм приблизился к нему, юный маг знал, что делать.
– Я твой хозяин! Я освобождаю тебя от оков, – приказал юноша.
В глазах Белого Дракона вновь загорелась искра жизни, и он склонился перед Истинным королем. Заклятие порабощения было разрушено, и вместе с ним были порваны магические нити, которые поддерживали жизнь Магистра. Как только дракон освободился, Эйран упал замертво.

Эпилог.

Мир стал постепенно меняться к лучшему. Магистр ордена Повелителей магии умер, сам орден распался, а бывшие его члены рассеялись по земле. Сэм явил свою истинную сущность, остановив дракона, но волшебник не стремился к власти и остался слугой при императоре. Теперь судьба всех магов империи в его руках. Сможет ли он справиться с такой ответственностью?
Имрис исчез после сражения, Сэм пытался отыскать учителя, но поиски не увенчались успехом.
Старый мир умер в день великой битвы. Что готовит нам новый рассвет?


Рецензии