Сага о Свантесонах. Часть 3

     КОШМАР СВАНТЕ СВАНТЕСОНА

Однажды Сванте Свантесону приснился кошмарный сон. Это был самый настоящий кошмар, и Сванте Свантесон тревожно ворочался и стонал во сне, а после проснулся со вскриком и в холодном поту.

Снится Сванте Свантесону, будто бы сегодня воскресенье, и он идет со своей собакой Свантой по Свантесонгатан на набережную. Сначала сон был вполне мирным и даже нравился Сванте Свантесону, потому что все, что происходило во сне, происходило и на самом деле каждое воскресенье, то есть он так же вставал попозже, не спеша завтракал, а потом шел гулять с собакой Свантой на набережную или в парк. Сванте Свантесон счастливо улыбался во сне: “Славно, - думал Сванте Свантесон, - на этой неделе у меня и у Сванты целых два воскресенья”. Потом мысли Сванте Свантесона приняли несколько иной оборот: “Да, - думал Сванте Свантесон, засыпая меж тем все глубже и глубже, - несправедливо будет, если сейчас моей Сванте не снится такой же сон. Иначе ведь только у меня будет два воскресенья”. И Сванте Свантесон, тот, который снился Сванте Свантесону, попытался приласкать собаку Сванту, которая снилась Сванте Свантесону и бежала рядом со Сванте Свантесоном, который снился Сванте Свантесону. И вот тут-то началась путаница, которая вылилась в самый настоящий кошмар.

Первым, кого Сванте Свантесон встретил на Свантесонбру, был Сванте Свантесон, хозяин лодок, которые постоянно стояли на набережной. Сванте Свантесон еще издалека заметил высокого, светловолосого и голубоглазого Сванте Свантесона; тот по обыкновению расхаживал вокруг своих лодок, поджидая ранних клиентов, желающих взять лодку напрокат. Сванте Свантесон подошел поближе и приветственно взмахнул рукой: “Доброе утро, Сванте, - произнес Сванте Свантесон, - как поживаешь?” Сванте Свантесон странно взглянул на Сванте Свантесона и отступил шаг назад, поближе к своим лодкам. “Уж не знаю, кто вы такой и за кого меня приняли, только я не Сванте. В нашем городе вообще никого так не зовут”.
Сванте Свантесон только рассмеялся: “Да ты же известный выдумщик, Сванте Свантесон со Свантесонбру, - хохотал Сванте Свантесон, - тебя в городе все так и называют: Сванте Свантесон Выдумщик!” Однако лицо Сванте Свантесона оставалось серьезным и даже стало чуть более отчужденным. “Я не знаю никого в этом городе, кому бы пришло в голову называть меня, во-первых, дурацким именем Сванте Свантесон, во-вторых, выдумщиком; в-третьих, я вообще не могу представить себе дурацкий город, в котором хотя бы какого-то дурака зовут дурацким именем Сванте Свантесон”.

Тут и Сванте Свантесону стало не смешно. “Однако, - произнес он, покраснев от обиды, - на этот раз ты, Сванте Свантесон со Свантесонбру, которого все называют Сванте Свантесон Выдумщик, и у которого я столько раз брал лодку напрокат и которому всегда платил аккуратно, однако на этот раз ты зашел слишком далеко. Эта выдумка – не лучшая твоя выдумка, даже можно сказать худшая”. Сванте Свантесон остановился на мгновение перевести дух. “Ты, наверное, специально хочешь меня обидеть, иначе не стал бы называть мое имя дурацким”.

Сванте Свантесон на это ответил: “Должно быть, вы приняли меня за другого. Меня зовут Бенгт Бенгтсон, я и живу здесь, на Бенгтсонбру, а это мои лодки. Ваше имя показалось мне странным, прошу простить меня за бестактность”.

Сванте Свантесон буквально остолбенел, а у Сванте Свантесона, которому снился остолбеневший Сванте Свантесон, во сне волосы стали дыбом. “То есть как это тебя… вас… зовут Бенгт Бенгтсон?” – прошептал испуганный Сванте Свантесон. “А вот так, родители назвали, вот все так и кличут”, - ответил Бенгт Бенгтсон, надменно покачиваясь на носках своих блестящих сапог. При этом человек, который к ужасу Сванте Свантесона нес всю эту галиматью, становился все больше и больше похож именно на Сванте Свантесона со Свантесонбру, который сдавал лодки на прокат.

К счастью, тут из-за угла показался старый верный друг Сванте Свантесона – Сванте Свантесон со Свантеландвеген. Сванте Свантесон радостно помахал ему рукой, а когда Сванте Свантесон подошел поближе, дружески хлопнул его по плечу. Однако Сванте Свантесон против ожидания не ответил ему тем же и, напротив, уставился на Сванте Свантесона довольно злыми глазами. “Ты чего дерешься?” – сердито произнес Сванте Свантесон.

“Сванте, - воскликнул Сванте Свантесон с облегчением, - я не дерусь, просто я очень рад тебя видеть, потому что вот этот Сванте Свантесон, который нам уже столько лет дает лодки напрокат, и которого весь город зовет Сванте Свантесон Выдумщик, совсем заморочил мне голову, мне просто даже как-то не по себе стало”.

Однако Сванте Свантесон продолжал смотреть на Сванте Свантесона злющими глазами. “Какой еще Сванте? Что ты несешь? Никогда я не брал лодки ни у какого Сванте Свантесона, да и не взял бы никогда никакой лодки ни у кого, кто носит такое дурацкое имя – Сванте Свантесон, наверное, такая лодка затонула бы прямо у причала, будь ее хозяином некто Сванте Свантесон. А этот уважаемый человек, которого ты, незнакомец, дерзнул назвать дурацким именем Сванте Свантесон, ни кто иной как Бенгт Бенгтсон с набережной Бенгтсонбру, у которого я, житель этого города Бенгт Бенгтсон, и мой лучший друг Бенгт Бенгтсон с Бенгтсонгатан, всегда берем лодки напрокат, да, мы берем лодки напрокат только у уважаемого Бенгта Бенгтсона. И вовсе не потому, что других лодок нет, просто мы его очень уважаем, и я, и мой лучший друг Бенгт Бенгтсон”.

Тут у Сванте Свантесона все окончательно помутилось в голове, но он все еще пытался востановить хоть какой-то порядок в мыслях. “Как же так, - горько воскликнул Сванте Свантесон, - как же так? Неужели я больше не твой лучший друг? Почему ты называешь какого-то неизвестного мне Бенгта Бенгтсона своим лучшим другом? Почему ты сам называешься не Сванте Свантесон, а Бенгт Бенгтсон? Почему ты назвал нашего лодочника Сванте Свантесона по прозвищу Выдумщик не Сванте Свантесон, а Бенгт Бенгтсон? Что происходит?”

Сванте Свантесон Выдумщик, упорно называвший себя Бенгтом Бенгтсоном, и Сванте Свантесон, который никогда бы не взял лодки ни у кого, кого зовут Сванте Свантесон, но тем не менее на яву, а не во сне, бравший лодку у Сванте-Бенгта никак не реже 1 раза в неделю, переглянулись. “Сдается нам, незнакомец, - сказали они, медленно закатывая рукава, - сдается нам, незнакомец, что ты пришел в наш город для того, чтобы оскорбить всех нас. Пожалуй, не будет большого греха, если мы зададим тебе трепку сами, не собирая всех наших друзей”.

Сванте Свантесон похолодел, а Сванте Свантесон, которому снился похолодевший Сванте Свантесон и закатывающие рукава Сванты-Бенгты, весь покрылся холодным потом. “Какие еще друзья, - лепетал Сванте Свантесон в растерянности, - какие друзья, разве у нас не одни и те же друзья?”

“Да как у нас могут быть одни и те же друзья, когда мы видим тебя впервые! – закричали Сванте Свантесон и Сванте Свантесон, упорно называвшие эти имена дурацкими. – Вот мы тебе сейчас зададим за наших друзей!”

И тут на бедного Сванте Свантесона посыпались удары. “Это тебя за меня”, - сказал Бенгт Бенгтсон и залепил Сванте Свантесону оплеуху справа. “А это тебе за меня”, - сказал Бенгт Бенгтсон и залепил Сванте Свантесону оплеуху слева. (Теперь уже Сванте Свантесон не сомневался, что это никакие не Сванте Свантесон со Свантеландвеген и Сванте Свантесон со Свантесонбру. Это наверняка были самые настоящие Бенгт Бенгтсон и Бенгт Бенгтсон.) Удары продолжали градом сыпаться на бедного Сванте Свантесона. “А это тебе за моего школьного приятеля Бенгта Бенгтсона, который учился в параллельном классе и женился на высокой, светловолосой и голубоглазой дочке старого Бенгта Бенгтсона, старшего партнера юридической фирмы “Бенгт Бенгтсон, Бенгт Бенгтсон, Бенгт Бенгтсон и партнеры”… А это тебе за Бенгта Бенгтсона, с которым я служил в армии… А это тебе за Бенгта Бенгтсона, с которым я и мой лучший друг Бенгт Бенгтсон с Бенгтсонгатан всегда ходим на рыбалку… А это тебе за высокого, светловолосого и голубоглазого Бенгта Бенгтсона, который нравится всем женщинам…”

Но не удары страшили несчастного Сванте Свантесона. Его не покидало странное ощущение, что он хорошо знает всех тех людей, которые и за которых его сейчас осыпали оплеухами, и в то же время это были совсем другие люди. И что самое страшное – это просто парализовало Сванте Свантесона – так это то, что всех этих одновременно знакомых и незнакомых людей, да, всех – всех! – звали совершенно одинаково и странно – Бенгт Бенгтсон!

С криком Сванте Свантесон проснулся, отер рукой пот со лба, подозвал собаку Сванту, погладил ее по голове и сказал: “Нет, Сванта, напрасно ты радостно машешь хвостом. И мне, и тебе, пожалуй, вполне хватит одного воскресенья, того, которое в календаре, а то, что во сне, нам, так и быть, не нужно”. И Сванте Свантесон спокойно заснул.
___________________________
сентябрь 2000 г.

ДРУГИЕ ИСТОРИИ О СВАНТЕСОНАХ:
- 1. ДРУЗЬЯ СВАНТЕ СВАНТЕСОНА http://www.proza.ru/2012/10/03/389
- 2. СВАНТЕ СВАНТЕСОН И НОТАРИУС http://www.proza.ru/2012/10/03/396
- 3. КОШМАР СВАНТЕ СВАНТЕСОНА http://www.proza.ru/2012/10/03/399   


Рецензии
Затем Сванте Свантесону приснилось, что он Сидоров-кассир, а его собаку зовут ТузБубён. От такой сложной кошмарности, он потом неделю не мог уснуть, всё дрожал от страха.

Альжбэта Палачанка   06.03.2013 15:34     Заявить о нарушении
Зато Бенгта Бенгсона больше не боялся :) Подобное подобным :)

Максим Федорченко   06.03.2013 15:46   Заявить о нарушении