Судьба крымского писателя Василия Маковецкого

               

         Вы, как и я, наверняка знакомы с произведениями этого маститого творца великолепной прозы ещё со школьной скамьи. Его рассказы и повести служат и по сей день пособием для преподавания. По ним школьники пишут диктанты, узнают из уст настоящего ценителя крымской природы о красотах нашего края.
        У Василия Яковлевича вышло немало книг и о годах военного лихолетья. «Так сражалась Керчь», «Скала» - эти остросюжетные повести воспитывают в человеке подлинный патриотизм, способность постоять за свою родину.
       Я познакомился с ним, когда он руководил керченским литобъединением в 1976 году. Его сборник очерков «Керченские километры» удивил меня яркостью красок. Мне захотелось воочию увидеть гору Опук, живущих там розовых скворцов и таинственные скалы-корабли.
        Мы договорились съездить в эти места на моём спортивном байке. Недавно купленного чешского скакуна я называл «рыжик» и уже успел исколесить на нём всю северо- восточную часть керченского полуострова. Там, прямо с прибрежных валунов, мы с приятелями добывали азовского бычка и жирных мидий, окружённые уютной красотой скалистых фиордов генеральских пляжей. К сожалению, сейчас эти прекрасные лагуны отгорожены от простых смертных «китайской» каменной стеной частных владений.
        Василий очень правильно выбрал время поездки. И когда мы поднялись по грунтовке на вершину прилегающего к Опуку холма, то увидели потрясающую картину рассвета.
       Слева возвышался громадный остов первозданного вулкана, у которого взрывом когда-то снесло верхнюю часть. Так называемая столовая гора. В мире есть единственный аналог – это гора Кейптаун на юге Африки.  А справа… впереди внизу грязевое озеро переливалось такой сумасшедшей цветомузыкой, что даже виденный мною к тому времени зелёный луч в районе о-вов Антиподов, что под Новой Зеландией, просто меркнет.  Сгусток радужной субстанции, не в силах взмыть в небо, упруго изгибался ковром-самолётом над флуоресцирующей поверхностью Узунларского озера. А вот и они – те самые загадочные скалы-корабли, вид на которые впервые за всю поездку открылся именно с этого пригорка. Словно дирижируя ослепительным гимном восходящему солнцу, две гигантские каменные ладони замерли на самой высокой ноте в двух милях от берега. Я заглушил двигатель «рыжика» и мы зависли над фантастической трёхмерной картиной пробуждающегося мира. 
    Видимо, природа решила не скупиться и на события: над нами с весёлым пересвистом закружилась стайка скворцов. Именно тех, розовых, из которых, если хоть одного за жизнь увидишь – можно смело загадывать желание.
    Василий по-хозяйски указал куда-то на гору, в сторону плоской вершины.   
  – Смотри, видишь?
- А это ещё что за галлюцинации в горах? – подумал я, глядя на далеко-далеко вверху впечатанные в затенено-зелёный склон вулкана желтеющие блямбы. Они напоминали  то ли подвеску с орденами, то ли нарисованных прямо на траве грифонов. Причём в натуральную величину.
- Э-ге-ге-ей!  – Василий, сложив рупором ладони, буквально разбудил спящего великана. И ордена на его груди зашевелились. Это огромные птицы дрофы тяжело полетели вниз. По наклонной, подобно дельтапланам, ловя восходящую струю.
     Так начиналась наша дружба.
     На песчаных пляжах Опука мы готовили пойманных крабов прямо в кипящей морской воде. Очень вкусно. А ещё были совместные походы в катакомбы Аджимушкая. По штольням и коридорам длиной в несколько километров. 
      Для писателя Маковецкого  они служили информационным полем, где он чувствовал себя, выражаясь по-современному – словно флешка, подключённая к большому компьютеру.
        Когда-то, ещё сразу после выхода в свет повести «Скала» - её автора нашла одна пожилая женщина, чтобы выразить своё удивление: «Как вы узнали, что у меня с коровой такой казус произошёл на том самом месте: ведь ни вас лично, да и вообще никого из ныне живущих в ту минуту рядом со мной не было?».
    В искусстве есть два пути созидания: моделирование несуществующего и считывание того, что уже произошло, либо могло произойти.
       Маковецкий умеет не только считывать. Он моделирует. И не просто для экстрима, как это делают в мире фэнтези. Используя доступные лишь ему одному файлы информационного поля нашей Вселенной, он создаёт задуманное им для нас будущее, в котором нет места апокалипсису.
   В прошлом году Василию Яковлевичу исполнилось 80 лет. Человеку, имеющему за плечами такой колоссальный опыт интеллектульного и сенсорного проникновения в  святая святых ноосферы и при этом (или благодаря этому) сохранившему всю детскость непосредственного восприятия мира, не только можно, но и нужно верить на слово. Это больше, чем предположения ясновидцев. Василий моделирует, отталкиваясь от настоящего и опираясь на прошлое.
   Недавно я нашёл в интернете на ю-тубе видео с известным астрологом и популярным экстрасенсом А.Литвиным. Называется  «Прогноз на 2012 от Александра Литвина». (Можете набрать в поисковике и убедиться.) Вот смысл его слов (14-17мин): скоро появятся люди-проповедники …с плохим зрением, которые будут говорить интересные вещи…это – провидцы. К ним стоит прислушаться.
     Мой старый друг почти слеп. Недавно по этой причине он лишился работы и жилья. И это несмотря на то, что он является  членом Союза Писателей (ныне НСПУ) ещё с середины прошлого века. У него мизерная пенсия.
    Как мне стало известно со слов одного московского поэта, наш бывший знакомый и недавний руководитель крымского отделения НСПУ Владимир Бушняк что-то там себе в Коктебеле приватизировал. Оно и понятно: для молодой семьи жильё нужнее, чем бездомному старику-классику подвижничества, ратующему за наше с вами будущее в экологически чистом пространстве.
      А вот Василию Яковлевичу, когда он приехал в Керчь, в cередине 60-х прошлого века,   власти города сразу выдали ордер на двухкомнатную квартиру. Но, поскольку рядом рабочая семья селились вчетвером в однокомнатку,  писатель и гражданин  решил отдать им свою. Сам же до 2002 года жил в однокомнатной квартире.
      Затем ему предложили работу и ведомственное жильё в  музее села Новониколаевка. Пришлось продать свою керченскую точку опоры и перебраться в деревню. Затем цены на квартиры резко подскочили.
        И вот он - без жилья и без материальной возможности арендовать необходимую для писателя отдельную квартиру…
        Может быть до этой ситуации и не дошло б. И жил бы Василий ещё без проблем на временно предоставленной ему жилплощади по ул. Свердлова, 35.
      Но старый писатель не мог сидеть без дела. Он поднял в газетах вопрос о состоянии экологии в Крыму, в частности в Керчи. Ведь у нас под боком уже готовят площадки и терминалы для мощного цементного завода. И это в окрестностях города, где расположены туберкулёзная и онкологическая лечебницы. Получается, что Крым из благодатной здравницы постепенно превращается в сырьевой придаток для более развитых стран. Это что, африканский сценарий? По счастью, я в Гвинейском заливе недавно был и работал. И видел во что превращают природу пресловутые современные сырьевые порталы. Почитайте мою повесть http://www.proza.ru/2010/06/07/530 «Африканский рейс»(18+). Там всё с натуры.
   Автор 14-ти интереснейших книг В.Я.Маковецкий – эколог старой закалки.
    В 1990 году, во многом  благодаря его заметкам в центральной и Крымской прессе, власти приостановили, а затем и прекратили строительство Крымской АЭС.
    Но писатель и гражданин Василий Маковецкий  не угомонился, хотя условия игры во многом изменились. Цементный завод и терминал в наше время – это покруче, чем атомная станция при социализме. Акционерные общества. Частный капитал людей, которым пофиг экология Крыма.
        Может и здесь писатель своим окриком, как тогда на Опуке, разбудил спящего великана?  На этот раз великан оказался монстром.
P.S. Пока я писал эту заметку, Василий Яковлевич оказался с прединфарктным состоянием в городской больнице. Мы с литобъединенцами  «Лиры Боспора» зашли его проведать. Благо, и в общей палате ему повезло: один из соседей, читая замусоленную книжку, стал восхищаться её автором. Оказалось, это «Скифское золото» - одна из лучших работ Василия Маковецкого. Такие инциденты для писателя – как бальзам на душу. Вот, только, сколько в этой золотой душе осталось жизненных ресурсов, чтобы противостоять вандалам, потрошащим Крымскую землю?
2012-09-20
г. Керчь



Сейчас Василий Яковлевич, благодаря общественности (мы всем литобъединением собрали подписи для мэрии с просьбой предоставить писателю жильё) уже более года живёт в однокомнатной социальной квартире со всеми удобствами. А недавно в издательстве "Таврия" небольшим тиражом вышли сразу несколько его книг.
 2014-03-10  г. Керчь


Рецензии
Я читал все книги моего друга Василька Маковецкого и сейчас , когда он почти ослеп , он написал мне письмо .
Вася стоит того , чтобы о нём вспоминали как можно больше его друзей и знакомых .
Приветствую вас .
Всего вам доброго , уважительно

Михаил Лезинский   08.03.2014 19:17     Заявить о нарушении
Спасибо за высокую оценку. Я горжусь этой дружбой. Кстати, я только от него. Вам большой дружеский привет от Василия.

Василий Нестеренко   09.03.2014 19:57   Заявить о нарушении
Лезинский, слышала, ушел от нас?
Мы с ним немного ереписывались

Нина Турицына   21.06.2017 10:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.