Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы

Война не окончена, пока не сказана вся правда о ней.

Я родился в 1937 году и по закону Украины от 18 ноября 2004 года отношусь к категории «дети войны». Мои детские впечатления о войне совершенно недостаточны для создания сколь-нибудь полной картины мировой трагедии, но, научившись читать и писать, я довольно рано осознал, что даже то немногое, что мне довелось тогда увидеть и пережить, находится в вопиющем противоречии с пафосом и героикой отечественной военной литературы. Кстати, сама эта литература начала появляться отнюдь не сразу после 1945-го, да и в сталинские времена войну скорее замалчивали, чем героизировали: слишком свежей была память, слишком горькой и страшной, слишком болезненной… А потом, спустя два десятилетия, будто бы разверзлись небеса и обрушился шквал, смерч, тайфун величия и героизма. Началась трансформация победы, оплаченной десятками миллионов человеческих жизней, в национальную религию…

Л.Улицкая: "Пафос, цветущий вокруг нашей победы, так велик, что забывается, какой ценой это далось и какую цену платили еще много лет после". Но война, любая война, это не только и не столько героика, пафос, фанфары, победы, сколько грязь, кровь, глупость, предательство, ложь, насилие, страдание, страх, смерть, моря крови, тысячи и миллионы смертей… По словам Николая Никулина, "война это смерть и подлость, подлость, подлость. И свинство".

Нам говорят, что правдивая история Второй мировой войны вообще невозможна, потому что она подрывает чувство патриотизма, снижает уровень групповой самооценки, очерняет страну и народ. «А человеку противно, неприемлемо снижение групповой самооценки. Все военные истории (да и вообще все истории всех народов) идеализированы. Каждый народ идеализирует себя. Это относится к любому народу». Это правда, но не вся правда. Потому что историческая правда рано или поздно все равно торжествует, а историческая ложь навсегда остается ложью. Не верю я и в теорию «двух правд» — положительной и отрицательной, генеральской и солдатской. Правда не только многолика и многоуровнева, но эволюционна: время отшелушивает от нее всё сервильное, служивое, пафосное, и в конце концов человечество узнает, кем на самом деле были люди, воевавшие по подлому принципу «Война всё спишет».

Я уже не говорю о давно забытом нападении СССР на маленькую Финляндию (1939-40), когда соотношение жертв грандиозной и милитаризованной страны и маленькой безоружной Финляндии сотносилось как 7,5:1, а СССР как военный агрессор был исключен из Лиги Наций...

Медведевские «Комиссии по противодействию фальсификации истории» (на самом деле, конечно, по продолжению фальсификации оной) и шизофренические "законы" Яровой обычно добиваются прямо противоположного результата — даже те, кто не думал заниматься поиском и распространением исторической правды, займутся. Леонид Гозман уже заявил, что публично нарушит закон в первый же день его опубликования, а публицист Ю.Хольтман добавил: "И таких будут сотни и тысячи. И новых сайтов, и групп, и блогов будут сотни и тысячи. Никаких МВД и ФСБ с прокуратурой не хватит, чтобы этому противодействовать. Тем более, что закон этот только вызовет интерес к исторической правде и неприятие официальной лжи. Яровая и ее заказчики напрасно считают всех столь же трусливыми, как она. Это очень большая ошибка".

Какая историческая правда, когда даже дневники ленинградских блокадников по сей день заперты в спецхранах и фактически изъяты из обращения… Откуда нам узнать, что смертность блокадников достигала порой 10 тысяч человек в день? Пока история в руках фальсификаторов, пафос будет полностью заменять трагедию и ужасающие потери. Пренебрегая всем этим, по словам историка Н.Соколова, нигде в мире победа в этой войне не сделалась едва ли не единственной скрепой гражданского социума, как у нас сейчас.

Официальная военная история СССР была филиалом идеологического отдела ЦК КПСС. Поэтому естественно, что она соткана из военно-патриотической мифологии, то есть это — параистория, как большая часть совковой литературы о войне — паралитература. Почему В.Суворов и М.Солонин привели в дикое раздражение, я бы сказал — в неистовство — официальную советскую историческую школу, это своеобразное подразделение Министерства обороны? Потому что она исправно и подло выполняла военно-политический заказ. Потому что параисторию писали не историки, а мошенники-фальсификаторы, делавшие то, что им велено. А когда велели другое, они писали другое. Мне трудно судить, верна или нет версия Суворова о подготовке Сталиным войны, хотя я знаю, что ее поддерживают многие западные историки. Лично я разумею иное: после "генеральной чистки" высшего командного состава Красной Армии Сталин жутко боялся начала войны в 1941 г., и похоже, Гитлер использовал этот страх себе на пользу.

В военное время эта фальшивая мифология создавалась военными корреспондентами, а затем ангажированными писателями. Сервильность, служивость, продажность наших историков и писателей на протяжении многих лет, прошедших после 1945 года, привели к сильнейшей, грандиознейшей деформации событий военных лет, сделали войну чуть ли не парадной, отечественной, победоносной, героической. Фактически это было живописание на незахороненных трупах, на морях крови, на страданиях миллионов и миллионов людей — виды из Кремля, из генеральских и маршальских кабинетов, из переделкинских дач и цековских «распределителей»… Хуже того, война с нацизмом не была войной за свободу, и это даже не скрывалось властью, один из представителей которой (Молотов) прямо признал: «Не просто бессмысленна, но преступна война против гитлеризма под флагом фальшивой борьбы за демократию».

По мере удаления от ужасов Второй мировой официальные книги о ней все больше напоминали победные реляции и фанфары. По словам писателя М.Веллера, лак на историю ВОВ (пример киноэпопея Озерова "Освобождение") нашими историками поливался бочками. Кто-то из украинских историков сказал: «Мы — историки — подобны гильдии факиров. Мы знаем все тайные страницы, мы знаем, как оно было на самом деле. А обществу надо давать удобоваримый и полезный продукт. Им стоит знать только то, что они знают — и не больше». Вот в итоге и получилось, что на самом деле всё было даже не совсем так, а совсем не так. И лишь изредка в это море обманок, партийных кличей и генеральских мемуаров попадали капельки солдатской и народной правды… Я попытался оценить соотношение правды и героики, горечи и фанфар, искренних признаний и генеральско-исторического пафоса, "солдатской и лейтенантской прозы" и видов из Кремля — получилось что-то невероятное, немыслимое, несравнимое: на тысячи и тысячи книг, генеральских мемуаров, героических романов и рассказов, ангажированных трудов историков — всего несколько десятков действительно правдивых книг, тут же заклейменных «патриотами» от «СМЕРШа» и «заградотрядов» предательскими, русофобскими, проплаченными Западом. Кстати, зачем их было проплачивать Западу, где в море литературы о Второй мировой как раз доминировали историческая правда и честность. Но большевистско-гебистское зомбирование населения СССР делало свое дело: именно те силы, по вине которой война оказалась столь бездарной, кровавой, разрушительной, гибельной, теперь обвиняли честных авторов в предательстве, русофобии и проплаченности из-за рубежа.

Я согласен с тем, что историческая правда сложна и многоуровнева, что ее нельзя упрощать или освещать односторонне, но ведь именно совковая история Второй мировой стала ярким примером однобокости и вселенской лжи. Попытка Марка Солонина развенчать грандиозное по масштабам Военное Вранье сделала подвижника изгоем и «предателем», чья цель — «оправдать фашистскую агрессию против СССР, опорочить, а то и опровергнуть победу Советского Союза». Верные Русланы от совковой истории, все эти гавриловы, тельманы, никифоровы, куманевы, ермолаевы, исаевы и являются современными фальсификаторами. Между тем, именно Марк Солонин подверг коренному пересмотру истоки разгрома РККА в начале войны, показав, что его причиной было не неравенство сил, но полномасштабный развал армии, выразившийся в массовом дезертирстве и сдаче в плен: «Массовое дезертирство и массовая сдача в плен были одновременно и причиной, и следствием, и главным содержанием процесса превращения Красной Армии в неуправляемую толпу». Еще одной причиной стало резко отрицательное отношение значительной части населения к Советской власти, которая обманула народ, превратила колхозников в новых рабов-крепостных, устроила раскулачивание и голодомор. Массовые репрессии 1937-1938 годов в армии, по мнению М.Солонина, «превратили значительную часть командных кадров Красной Армии в смертельно и пожизненно запуганных людей», которые боялись проявить всякую инициативу и были лишь передаточными шестеренками» великого полководца»: «...Участие товарища Сталина в войне — это нечто подобное тому, что пьяный ханыга напился, в пьяном угаре поджег дом, потом проснулся, кинулся его тушить…»

Свидетельствует М.Веллер: "Писать о войне неправду нельзя. Это чрезвычайно подло, кроме всего прочего. Когда Никулин говорит: "Больше всего вреда было от этих редакторов дивизионных газет, которые сидели где-то в корпусных армейских штабах за 50 километров от передовой и писали свои статьи — розовая водичка, не имеющая отношения к действительности и сплошная ложь". Сами корреспонденты к этой лжи привыкали. И когда Константин Симонов в своих дневниках "Разные дни войны" — книга из лучших, которая у нас выходила в послевоенные советские десятилетия — писал о том, что его фотокор Яша Халип для того, чтобы были правильные снимки, всегда имел с собой каску, бритву с мылом и помазком, белый подворотничок (тряпочку белую) и ниточку с иголочкой. Потому что бойца, который снимался... Он лично иногда его брил, надевал на него каску. Боец подшивал подворотничок и вот в таком виде сидел на фотографии. А на самом деле всё это был тихий ужас... Вся эта мерзость, вся эта грязь, все эти муки и ужас — вот это и есть война, которую надо видеть для того, чтобы не хотеть".

Война — это не лживая военная корреспонденция и не миф о 28 панфиловцах, придуманный корреспондентом "Красной звезды" Александром Кривицким и подправленный главным редактором Давидом Ортенбергом, а, скажем, — правда о том, что почти всё мирное население Сталинграда погибло и было на гибель обречено, потому что командование выполняло приказ перевозить за Волгу только раненых. "И все книги о Сталинграде писали о боях, которые проходили как будто на Луне. Как будто народу, жителей, мирных граждан — детей, стариков, там не было". Выпуская через 60 лет после войны книгу «Мой лейтенант», Даниил Гранин признавался: «Раньше я не хотел писать про войну, считал, что о ней уже есть много замечательных книг. Но в них нет МОЕЙ войны, а она была особенной».

Зимой 1941-42 гг. ЗАГСЫ Ленинграда не только не регистрировали смертность во время блокады города, но разрешили массовые захоронення «по спискам». Официоз не просто ввел в оборот фальшивое число жертв Ленинградской блокады в 191 тыс. человек, но дал указание историкам не отклоняться от этой цифры. А ко всем, кто имел смелость «отходить», то есть говорить правду о миллионе погибших от голода, немедленно привешивалась бирка фальсификаторов истории. Существовали запреты на многие темы блокады — истинной смертности гражданского населения, масштабов каннибализма, дезертирства, предательства, литерного снабжения партбонз, ответственности за просчеты и преступления последних, даже на публикации «живой истории», «блокадних дневников», «осадных записей» и т.д., и т.п. Только недавно узнал, что именно в тот самый страшный момент блокады, когда иждивенцам полагалось 125 грамм «хлеба», — в этот самый момент самолетами в Ленинград завозили 346 тонн мяса, копченостей, 51 тонну шоколада, 18 тонн масла, 9 тонн сыра. Догадываетесь — кому? Зимой 1941-42 гг.

О масштабах запретов и фальсификаций свидетельствует даже назавание одной из недавних научных конференций — «Блокада рассекреченная»… Я уж не говорю о других «запретных темах» или регулярных «чистках» архивов (уничтожении множества прискорбных или шокирующих документов и о засекречивании менее «опасных»). Еще — о выступлениях главы государства на темы истории, которые становятся «руководством» для историков или предостережением оных от «идеологического мусора» (терминология самого главы)...

Кстати, об архивах и исторических документах. Настоятельно рекомендую читателям прочесть замечательную статью Валерия Лебедева "Слепые архивы России", опубликованную в "Независимом бостонском альманахе" (http://lebed.com/2015/art6715.htm). Перед Вами откроется детективно-увлекательная история российской истории в целом, иллюстрируемая уникальными примерами, например, связанными с историями убийства Сталина и Берии. Гарантирую огромное удовольствие и новизну.

Вот она, правда о войне: средняя продолжительность жизни русского солдата на передовой в битве под Сталинградом не превышала суток... То есть ежедневно в Сталинград отправляли огромное количество солдат и почти всех — в один конец. Их даже отправляли больше количества погибших, потому что помимо убитых на передовой нужно было заменять раненых. Тут уж было не до гражданского населения...

Уровень ужасов Сталинградской битвы был таков, что даже не засекреченные исторические документы времен войны ныне практически полностью выведены из обращения. Даже по официальным данным во время Сталинградской битвы потери Красной армии  составили 1 347 214 человека (без учета войск НКВД, народного ополчения и гражданского населения). По неофициальным данным эта цифра может быть в полтора раза больше.

Из 750 тысяч гражданского населения (жителей и эвакуированных) к февралю 1943 года в Сталинграде осталось… 28 тысяч человек… Причем количество эвакуированных точно никто не считал, а цифра в 250 тысяч носит скорее идеологический, чем реальный характер. Очень даже возможно, что немцы эвакуировали в Белую Калитву даже больше жителей города, чем сталинградские райкомы партии.

Только за время Сталинградской битвы 13500 советских военнослужащих были приговорены военным трибуналом к смертной казни. Расстреливали за дезертирство, переход на сторону противника, "самострельные" ранения, мародерство, антисоветскую агитацию, отступление без приказа. Солдаты считались виновными, если не открывали огонь по дезертиру или бойцу, намеревающемуся сдаться в плен. Огромное количество перебежчиков на первой фазе битвы вселяло в немцев неоправданный оптимизм.

Виктора Некрасова как только не черкали и не гнобили, но стоило ему, вопреки всему, сказать правду о войне, как он немедленно оказался персоной нон грата и далее мог неслышно говорить только из Парижа. Оказавшись в эмиграции, Виктор Некрасов написал статью «Советская литература и эквилибристика» — в каком-то смысле почти вся литература о войне оказалась именно такой. А задолго до этого писатель с зажатым властью ртом писал: «Неправда — главный бич искусства. Она бывает разная — в желании увидеть то, чего нет, или не видеть того, что есть. Я не знаю, что хуже».

Когда маршал С.К.Тимошенко поставил перед ВГК вопрос об эвакуации гражданского населения и беженцев, находящихся в Сталинграде, Сталин не только не дал ход этому предложению, но предупредил о строгой ответственности за распространение пораженческих и эвакуационных настроений. Тогда же в историю вошла фраза Сталина: «Пустых городов солдаты не защищают». Хотя приказа о запрете эвакуации гражданских лиц из Сталинграда не существовало, в сталинские времена он — после сказанного вождем — был излишним. К тому же транспорты, курсирующие через Волгу в блокированном Сталинграде, могли перевозить исключительно военные грузы. Всякие сантименты были отброшены, солдаты и гражданское население получили предупреждение: «Те, кто не помогает Красной Армии всеми возможными способами, не соблюдает дисциплину и порядок, являются предателями и должны быть безжалостно уничтожены». Результат известен — более 200000 (по другим даным — чуть ли не вдвое больше) погибших в Сталинграде гражданских лиц. В том или другом случае больше, чем в Хиросиме. Точное число жертв этой страшной битвы с абсолютной уверенностью не может быть определено. Оно, по разным данным, находится в интервале от 700000 до 2 миллионов военнослужащих и лиц гражданского населения, причем грандиозность самого этого интервала является наглядным свидетельством отношения большевиков к людям как к скотине. Кстати, о скоте: по некоторым данным к эвакуации скота во время войны большевики относились гораздо внимательнее, чем к эвакуации людей: за неэвакуированный скот можно было получить наказание, а за неэвакуированных людей никому ничего не грозило…

Марк Солонин: «Та страна, в которой с 17-го по 41-й год через колено ломали общество, истребляя целые социальные группы, и тот искусственный целенаправленный негативный отбор, который был произведен на всех ступенях управленческой лестницы, не могла победить Гитлера без чудовищных колоссальных человеческих потерь. Так она была, эта страна, сделана, и в таком состоянии она подошла к моменту начала войны».

Документы высшего руководства страны времен ВОВ засекречены по сей день и практически на 100%. Я уж не говорю о засекреченных миллионах дел в Подольске и идущих по сей день изъятиях из этих документов. Такая вот «правдивая» история…

Сакраментальный вопрос: почему Минобороны России до сих пор скрывает огромный массив документов по истории ВОВ? Стыдно открывать? Всплывут какие-то вещи, которые могут стать пятном на потомках многих известных тогда людей? если откроется беспрепятственный доступ ко всем документам ЦАМО, в том числе и тем, которые хранятся за пределами собственно архива в Подольске, та версия войны, которую нам создал Сталин, окажется совсем несостоятельной?

Самое потрясающее касательно войны — тотальное сокрытие исторических документов о важнейших моментах войны, дающее основание для самых сумасбродных версий ее начала. Ситуация здесь буквально такова будто Вторая мировая война началась до новой эры.

Служивые и ангажированные историки по сей день елозят и перетирают хрень Сталина о военном и техническом превосходстве вермахта перед Красной армией накануне войны. Почему хрень? — Потому что по Версальскому договору вооруженные силы Германии были ограничены 100-тысячной сухопутной армией, обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота подлежала передаче победителям и Германии запрещалось иметь многие современные виды вооружения. Мобилизация в армию и перевооружение страны Гитлером были начаты даже не после прихода последнего к власти, а лишь за 3-4 года (!!!) до начала Второй мировой. Превосходство действительно было, но — Красной армии над вермахтом…

Чем же в таком случае объяснить сокрушительное ее поражение, можно сказать, разгром 1941-начала 1942 гг.? Дело в том, что Гитлер обвел Сталина вокруг пальца, как лоха: развел не только пактом о ненападении, но глубоко внушенной мыслью, что главный враг Германии — Англия и что им необходимо объединиться для ее разгрома. И «великий полководец» не только поверил «братцу», но даже в день нападения немцев 22 июня запретил своим солдатам стрелять в противника. Вплоть до 12 июля Сталин вообще считал, что на западной границы страны идет не война, а отвлекающий конфликт и надеялся урегулировать его переговорным путем.

Накануне войны наши войска не находились на границе. Они были сосредоточены в зоне от 30 до 300 километров от нее, тогда как вермахт перед ударом находился на расстоянии 800 метров от границ СССР... Как такая военная дикость вообще могла происходить в атмосфере, когда только слепой и глухой могли не знать о приближении войны? Я уж не говорю о том, что накануне войны немецких специалистов возили по нашим военным заводам, в деталях показывая производственные линии по созданию новейшего оружия. Свидетельствует историк: «Здесь приведены реестры немецкой делегации авиационной, которая объезжает наши авиационные заводы, и им показывают только два самолета, полный цикл их, Пе-2, наш лучший, так сказать, пикирующий бомбардировщик, и МиГ-3, самый высотный, который может доставать самолеты, летающие на высоте, где не летают немцы, а летают англичане. Их пускают везде».

Разумея, что в одиночку Германии Англию не одолеть, Гитлер загодя "развел"  Сталина, предложив участвовать в войне против англичан. Берлинские переговоры в ноябре 1940 года, якобы закончившиеся ничем, скорее всего завершились тайным соглашением между советским и германским руководством о совместном проведении этой операции. С этого момента главной для Сталина стала идея вывести с помощью немцев свои армии на берег Северного моря, а потом решить, куда ударить: по Лондону — вместе с немцами — или по Берлину — вместе с англичанами.

Накануне вторжения в СССР Гитлер через посла Деканозова передал Сталину план операции «Барбаросса» (!), внушив «дружку», что этот план — только отвлекающая фальшивка, созданная для обмана англичан. И «союзничек» клюнул на этот крючок, восприняв все данные собственной разведки о подготовке немцами войны как английские диверсии. Гитлеру он верил, а собственным агентам — нет!

Таким был диктаторский стиль руководства: вождь знает всё, «фальшивый» план операции «Барбаросса» лежит у него на столе, друг-союзник не подведет, а все остальные — предатели и вредители. Даже Лаврентий Берия не знал тогда, какие у Сталина планы на 41-й год…

Германия потерпела сокрушительное поражение в Первой мировой из-за того, что вела битву на два фронта. «Братец» Гитлер никогда не повторит эту ошибку, считал Сталин. В голове «марксиста» просто не укладывалось, что «гений Гитлера» — именно так он воспринимал «братца» — способен на такую смертельную ошибку.

Свидетельствует историк:
И произошло то, что никогда в истории не было: русских разгромили наголову. За 41-й год в плен попало 3,8 миллиона человек, миллион погиб, это 4,8. Вся наша армия к началу войны была 5,2 миллиона. То есть, фактически была разгромлена вся армия... Самое поразительное второе, что Германия, начиная с 19-го года, не имела армии. Ей было запрещено иметь армию, и она стала… Гитлер издал закон о воинской повинности только в 35-м году. И поэтому Германия в 39-м году, то есть за 4 года, не могла создать армию, превосходящую колоссальную армию СССР, в принципе.
Если положить на две ладони, на одну 22 июня, и что произошло, ну, конечно, с последствиями, в этот день, а на второй — все остальные дни войны, я еще не уверен, какая рука перетянет. Потому что 50% всех военных запасов СССР, которые были свезены к границе, были захвачены или подорваны, взорваны, пропали. То есть, это был неслыханный разгром… Тысяча самолетов в первый день, за два дня — две с половиной тысячи самолетов. Это вообще неслыханно в истории.

Я не являюсь профессиональным историком, но твердо знаю, что еще никогда и никому не удалось скрыть нелицеприятную правду, особенно когда речь шла о великих исторических событиях. Правду можно секретить, прятать в архивах, деформировать, уничтожать, но еще ни одному тирану не удалось войти в историю в мантии «осчастливливателя» и ни одному некрофилу — предстать в тоге гуманиста. Правда о чудовищных преступлениях Ленина, Сталина, Гитлера, Гиммлера, Мао, Пол Пота не может быть скрыта именно в силу их чудовищности, и никаким количеством лжи и насилия кровь нельзя превратить в «брызги шампанского»… Подобным образом никакая государственно-большевистская политика зомбирования населения, никакие пафосные книги и фильмы не способны скрыть жутких реалий Второй мировой, полной неподготовленности к ней страны и армии, заваливании врагов трупами наших мальчишек, грандиозных, заоблачных потерь, бездарности новоиспеченных командиров (когда дивизиями командовали бывшие капитаны, потому что высшие чины были арестованы и казнены) или, короче, — жуткой, бесчеловечной цены победы.

Чего стоит только один страшный факт: к концу октября 1941 года, то есть через 4 месяца после начала войны, в Красной Армии оставалось лишь 8% (!) от участников боев на 21 июня 1941 г. Одними лишь пленными армия за три месяца боев потеряла свыше 3 миллионов. Общие потери Красной Армии с 22 июня 1941 г. по 1 апреля 1942 г. составили 6.328.592 человека, в том числе безвозвратные — 3.812.988 человек. Для сравнения приведу общие потери Германии с 22 июня по конец февраля 1942 г. — 1.005.636 человек, соотношение 6:1.

Кстати, в новом пропутинском учебнике истории не нашел отражение НИ ЕДИНЫЙ ПРАВДИВЫЙ ФАКТ войны из новых книг о ней. Медведевско-путинская концепция «героической» истории вообще-то заставляет учителей открыто врать, скажем, фальсифицировать историю Второй мировой, то есть с младых лет приучает к нормальности государственной лжи. Я уж оставляю за скобками принудительную ангажированность учителей истории.

Когда Вермахт захватывал западные районы СССР, до прихода захватчиков повсеместно начинались массовые расстрелы — это войска НКВД уничтожали «политических» дабы последних не захватил враг. А почему никто и никогда не требовал расследования военных злодеяний в Восточной Пруссии, столь рельефно описанных Леонидом Рабичевым в книге «Война всё спишет»?.. И разве достаточно для их оправдания слов «святая месть»? Чудовищные преступления нацизма осуждены Нюрнбергским процессом, а кто и когда осудил варварство ковровых бомбардировок Дрездена, атомных — Хиросимы и Нагасаки или массовых изнасилований и убийств немецких женщин и детей на территории самой Германии?..   

Я давно задумал книгу «Другая правда о Второй мировой», но реалии жизни отодвигали и отодвигали выполнение замысла: интенсивная научная работа, научные монографии, многие книги по реставрации разрушенных тоталитаризмом пластов культуры… Короче, когда я вернулся к своему замыслу и начал накапливать материал, то быстро понял, что «мой поезд ушел»: нет никакого смысла повторять написанное. Но поскольку материал для книги был уже в значительной мере собран, в один прекрасный день я осознал, что книгу писать нет надобности по другой причине: собранное мной само по себе уже является книгой, к которой мне нечего прибавить. Оставалось лишь расставить собранный материал по неким условным рубрикам — и получилась антология, которую я отдаю на суровый суд читателя. Почему суровый? Потому что воспитанный на пафосе и героике войны русский читатель уже успел высказаться по сути честного освещения войны, и это высказывание совершенно определенно: злобное очернительство, оплаченное из-за рубежа. Поскольку из-за рубежа, как, впрочем, и от собственной страны, мне ничего не «перепало», нахожу утешение в том, что единственное, в чем меня не смогут обвинить злопыхатели, — это в добровольном принятии  предстоящего очернительства, поношения и клеветы. 

Книга включает четыре разновеликих раздела: ДОКУМЕНТЫ, ХУДОЖЕСТВЕННО-МЕМУАРНАЯ ЛИТЕРАТУРА, ПУБЛИЦИСТИКА И ПОЭЗИЯ.

Прежде чем переходить собственно к документам, хочу довести до внимания читателей два материала документального характера, принадлежащих перу небезразличных и честных людей.

Президент Центра розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества, академик, генерал-полковник, адмирал Степан Савельевич Кашурко.

ВЫСТРАДАННАЯ ПОБЕДА
«ХВАТИТ ЛИКОВАТЬ!», ИЛИ ПОБЕДА ГЛАЗАМИ ПОЛКОВОДЦА

На склоне лет странно вглядываться в те далекие времена, когда ты еще не понимал многих вещей, впоследствии прояснившихся со всей беспощадной очевидностью. Неужели можно было в упор не видеть того, что перед глазами, не осознавать неоспоримой истины?
Можно. Это дело нехитрое. Такова уж человеческая природа: мы часто слепы и глухи к тому, чего не хотим знать. Иное знание причиняет такую боль, что душа спешит инстинктивно отгородиться от него. Но правда от этого не перестает быть правдой. Доверчивому оптимизму, сохраняемому ценой самообмана, грош цена, в конечном счете, он лишь умножает зло. Надобно сказать спасибо тем, кто избавляет нас от трусливой слепоты, каким бы горьким ни было прозрение. Что до меня, хочу принести эту дань благодарности памяти знаменитого военачальника, маршала Ивана Степановича Конева. А было так.

В канун 25-летия Победы маршал Конев попросил меня помочь ему написать заказную статью для «Комсомольской правды». Обложившись всевозможной литературой, я быстро набросал «каркас» ожидаемой «Комсомолкой» победной реляции в духе того времени и на следующий день пришел к полководцу. По всему было видно: сегодня он не в духе.
— Читай, — буркнул Конев, а сам нервно заходил по просторному кабинету. Похоже, его терзала мысль о чем-то наболевшем.
Горделиво приосанившись, я начал с пафосом, надеясь услышать похвалу: «Победа — это великий праздник. День всенародного торжества и ликования. Это...»
— Хватит! — сердито оборвал маршал. — Хватит ликовать! Тошно слушать. Ты лучше скажи, в вашем роду все пришли с войны? Все во здравии вернулись?
— Нет. Мы недосчитались девятерых человек, из них пятеро пропали без вести, — пробормотал я, недоумевая, к чему это он клонит. — И еще трое приковыляли на костылях.
— А сколько сирот осталось? — не унимался он.
— Двадцать пять малолетних детей и шестеро немощных стариков.
— Ну и как им жилось? Государство обеспечило их?
— Не жили, а прозябали, — признался я. — Да и сейчас не лучше. За без вести пропавших кормильцев денег не положено... Их матери и вдовы глаза повыплакали, а все надеются: вдруг хоть кто-нибудь вернется. Совсем извелись…
— Так какого черта ты ликуешь, когда твои родственники горюют! Да и могут ли радоваться семьи тридцати миллионов погибших и сорока миллионов искалеченных и изуродованных солдат? Они мучаются, они страдают вместе с калеками, получающими гроши от государства...
Я был ошеломлен. Таким я Конева видел впервые. Позже узнал, что его привела в ярость реакция Брежнева и Суслова, отказавших маршалу, попытавшемуся добиться от государства надлежащей заботы о несчастных фронтовиках, хлопотавшему о пособиях неимущим семьям пропавших без вести.
Иван Степанович достал из письменного стола докладную записку, видимо, ту самую, с которой безуспешно ходил к будущему маршалу, четырежды Герою Советского Союза, кавалеру «Ордена Победы» и трижды идеологу Советского Союза. Протягивая мне этот документ, он проворчал с укоризной:
— Ознакомься, каково у нас защитникам Родины. И как живется их близким. До ликованья ли ИМ?!
Бумага с грифом «Совершенно секретно» пестрела цифрами. Чем больше я в них вникал, тем больнее щемило сердце: «...Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков. Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи. С изуродованными лицами 501342. С кривыми шеями 157565. С разорванными животами 444046. С поврежденными позвоночниками 143241. С ранениями в области таза 630259. С оторванными половыми органами 28648. Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион 10 тысяч. Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион 121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами 418905. Так называемых "самоваров", безруких и безногих — 85942».
— Ну, а теперь взгляни вот на это, — продолжал просвещать меня Иван Степанович.
«За три дня, к 25 июня, противник продвинулся вглубь страны на 250 километров. 28 июня взял столицу Белоруссии Минск. Обходным маневром стремительно приближается к Смоленску. К середине июля из 170 советских дивизий 28 оказались в полном окружении, а 70 понесли катастрофические потери. В сентябре этого же 41-го под Вязьмой были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артполк Резерва Главного командования и полевые Управления четырех армий.
В Брянском котле очутились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артполков и полевые Управления трех армий.
Всего же в 1941-м в окружение попали и не вышли из него 92 из 170 советских дивизий, 50 артиллерийских полков, 11 танковых бригад и полевые Управления 7 армий.
В день нападения фашистской Германии на Советский Союз, 22 июня, Президиум Верховного Совета СССР объявил о мобилизации военнообязанных 13 возрастов — 1905-1918 годов. Мгновенно мобилизовано было свыше 10 миллионов человек.
Из 2-х с половиной миллионов добровольцев было сформировано 50 ополченческих дивизий и 200 отдельных стрелковых полков, которые были брошены в бой без обмундирования и практически без надлежащего вооружения. Из двух с половиной миллионов ополченцев в живых осталось немногим более 150 тысяч».
Говорилось там и о военнопленных. В частности, о том, что в 1941 году попали в гитлеровский плен: под Гродно-Минском — 300 тысяч советских воинов, в Витебско-Могилёвско-Гомелъском котле — 580 тысяч, в Киевско-Уманьском — 768 тысяч. Под Черниговом и в районе Мариуполя — еще 250 тысяч. В Брянско-Вяземском котле оказались 663 тысячи, и т.д.
Если собраться с духом и все это сложить, выходило, что в итоге за годы Великой Отечественной войны в фашистском плену умирали от голода, холода и безнадежности около четырех миллионов советских бойцов и командиров, объявленных Сталиным врагами и дезертирами.
Подобает вспомнить и тех, кто, отдав жизнь за неблагодарное отечество, не дождался даже достойного погребения. Ведь по вине того же Сталина похоронных команд в полках и дивизиях не было — вождь с апломбом записного хвастуна утверждал, что нам они ни к чему: доблестная Красная Армия врага разобьет на его территории, сокрушит могучим ударом, сама же обойдется малой кровью. Расплата за эту самодовольную чушь оказалась жестокой, но не для генералиссимуса, а для бойцов и командиров, чья участь так мало его заботила. По лесам, полям и оврагам страны остались истлевать без погребения кости более двух миллионов героев. В официальных документах они числились пропавшими без вести — недурная экономия для государственной казны, если вспомнить, сколько вдов и сирот остались без пособия.
В том давнем разговоре маршал коснулся и причин катастрофы, в начале войны постигшей нашу «непобедимую и легендарную» Красную армию. На позорное отступление и чудовищные потери ее обрекла предвоенная сталинская чистка рядов командного состава армии. В наши дни это знает каждый, кроме неизлечимых почитателей генералиссимуса (да и те, пожалуй, в курсе, только прикидываются простачками), а ту эпоху подобное заявление потрясало. И разом на многое открывало глаза. Чего было ожидать от обезглавленной армии, где опытные кадровые военачальники вплоть до командиров батальона отправлены в лагеря или под расстрел, а вместо них назначены молодые, не нюхавшие пороху лейтенанты и политруки...»
— Хватит! — вздохнул маршал, отбирая у меня страшный документ, цифры которого не укладывались в голове. — Теперь понятно, что к чему? Ну, и как ликовать будем? О чем писать в газету, о какой Победе? Сталинской? А может, Пирровой? Ведь нет разницы!
— Товарищ маршал, я в полной растерянности. Но, думаю, писать надо по-советски.., — запнувшись, я уточнил: — по совести. Только теперь вы сами пишите, вернее, диктуйте, а я буду записывать.
— Пиши, записывай на магнитофон, в другой раз такого уж от меня не услышишь!
И я трясущейся от волнения рукой принялся торопливо строчить:
«Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей, не родившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества». Тут ручка-самописка, как живая, выскользнула из моих дрожащих пальцев.
— Товарищ маршал, этого же никто не напечатает! — взмолился я.
— Ты знай, пиши, сейчас-то нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой Победе! Об этой кровавой бойне! Чтобы в будущем быть бдительными, не позволять прорываться к вершинам власти дьяволам в человеческом обличье, мастерам разжигать войны.
— И вот еще чего не забудь, — продолжал Конев. — Какими хамскими кличками в послевоенном обиходе наградили всех инвалидов! Особенно в соцобесах и медицинских учреждениях. Калек с надорванными нервами и нарушенной психикой там не жаловали. С трибун ораторы кричали, что народ не забудет подвига своих сынов, а в этих учреждениях бывших воинов с изуродованными лицами прозвали «квазимодами» («Эй, Нина, пришел твой квазимода!» — без стеснения перекликались тетки из персонала), одноглазых — «камбалами», инвалидов с поврежденным позвоночником — «паралитиками», с ранениями в область таза — «кривобокими». Одноногих на костылях именовали «кенгуру». Безруких величали «бескрылыми», а безногих на роликовых самодельных тележках — «самокатами». Тем же, у кого были частично оторваны конечности, досталось прозвище «черепахи». В голове не укладывается! — с каждым словом Иван Степанович распалялся все сильнее.
— Что за тупой цинизм? До этих людей, похоже, не доходило, кого они обижают! Проклятая война выплеснула в народ гигантскую волну изуродованных фронтовиков, государство обязано было создать им хотя бы сносные условия жизни, окружить вниманием и заботой, обеспечить медицинским обслуживанием и денежным содержанием. Вместо этого послевоенное правительство, возглавляемое Сталиным, назначив несчастным грошовые пособия, обрекло их на самое жалкое прозябание. Да еще с целью экономии бюджетных средств подвергало калек систематическим унизительным переосвидетельствованиям во ВТЭКах (врачебно-трудовых экспертных комиссиях): мол, проверим, не отросли ли у бедолаги оторванные руки или ноги?! Все норовили перевести пострадавшего защитника родины, и без того нищего, на новую группу инвалидности, лишь бы урезать пенсионное пособие...
О многом говорил в тот день маршал. И о том, что бедность и основательно подорванное здоровье, сопряженные с убогими жилищными условиями, порождали безысходность, пьянство, упреки измученных жен, скандалы и нестерпимую обстановку в семьях. В конечном счете, это приводило к исходу физически ущербных фронтовиков из дома на улицы, площади, вокзалы и рынки, где они зачастую докатывались до попрошайничества и разнузданного поведения. Доведенные до отчаяния герои мало-помалу оказывались на дне, но не их надо за это винить.
К концу сороковых годов в поисках лучшей жизни в Москву хлынул поток обездоленных военных инвалидов с периферии. Столица переполнилась этими теперь уже никому не нужными людьми. В напрасном чаянии защиты и справедливости они стали митинговать, досаждать властям напоминаниями о своих заслугах, требовать, беспокоить. Это, разумеется, не пришлось по душе чиновникам столичных и правительственных учреждений. Государственные мужи принялись ломать голову, как бы избавиться от докучной обузы.
И вот летом 49-го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от "мусора"!»
Власть предержащие только того и ждали. Началась массовая облава на надоедливых, «портящих вид столицы» инвалидов. Охотясь, как за бездомными собаками, правоохранительные органы, конвойные войска, партийные и беспартийные активисты в считанные дни выловили на улицах, рынках, вокзалах и даже на кладбищах и вывезли из Москвы перед юбилеем «дорогого и любимого Сталина» выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой праздничной Москвы.
И ссыльные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель: не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: «За что, товарищ Сталин?»
Так вот мудро и запросто решили, казалось бы, неразрешимую проблему с воинами-победителями, пролившими свою кровь «За Родину! За Сталина!».
— Да уж, что-что, а эти дела наш вождь мастерски проделывал. Тут ему было не занимать решимости - даже целые народы выселял, — с горечью заключил прославленный полководец Иван Конев.
Зловещее слово «война» с древних времен знакомо нашему народу. У нас особое отношение к защите Отечества. С кем только не сражались наши предки! Им довелось обороняться от древних гуннов, аваров, хазаров, печенегов, половцев, шведских феодалов, немецких псов-рыцарей, татаро-монголов, поляков, на протяжении многих веков громивших и разорявших Русь. Всё это не могло не сказаться на формировании национального характера или, выражаясь по старинке, русского духа.
Только почему именно русского? Народ у нас многонациональный, не вчера он таким стал, и во все времена, чуть настанет година опасности, этот народ проявлял небывалую решимость к объединению, сплачивался. А если его вожди оказывались безвольными, неспособными возглавить воинство, повести на борьбу с врагом, люди брали судьбу страны в свои руки. Свою решимость бороться с чужеземными захватчиками они скрепляли устной присягой, клятвой на оружии и перед Господом Богом. Но так было в старые времена, когда народ чувствовал себя хозяином своей земли. И вот настало новое время. Сталинское. Не надо объяснять, какое. Все и так хорошо знают, что тогда творилось. И грянула новая война — Великая Отечественная. Народ встрепенулся, готовый дать сокрушительный отпор фашистским ордам. Люди были уверены — Сталин поведет их к победе...
Но что за наваждение?! Гитлеровские полки всего за три дня прорвались в глубь страны на 250 километров, а вождь затаился, не кажет глаз, да и гласа его что-то не слыхать. Прошло еще три дня. Немцы уже в Минске, захватили пол-Белоруссии, а вождь — отец родной — всё помалкивает. Стар и млад рвется в бой, атакует военкоматы, осаждает призывные пункты, а те, само собой, и денно и нощно проводят мобилизацию, гонят наспех сколоченные, порой, чуть ли не безоружные команды на фронт, которого практически уже нет. Народ недоумевает, народ в смятении: да где же он, где любимый и мудрый заступник всего человечества? Куда подевался кумир, воспетый в песнях и былинах?
Не ведали обманутые массы, какая тайна скрывается за этим державным безмолвием. Знали бы они, что великий вождь великой страны оказался великим трусом! Что целых десять дней, как пугливый зайчишка в кустах, он отсиживался на своей подмосковной даче, в панике ждал ареста от своих приближенных, которых не успел окрестить врагами народа и расстрелять, как расстрелял Рыкова, Косиора, Тухачевского, Якира, Блюхера и еще полтора миллиона людей, некогда завоевавших советскую власть и выпестовавших на свою голову этого головореза.
«О, если бы знали, кто такой Сталин…» Сказал и тут же спохватился. Да ничего бы особенного не произошло. Никто бы не стал брать, как в старые добрые времена, судьбу страны в свои руки. Почему? Разве не было у нас талантливых людей, отважных и толковых? Конечно, были. Но именно они первыми гибли в предвоенных чистках: кто покрупней, позаметнее, кто выделялся в серой толпе. Так что их мало осталось, да и уцелели из них те, кто либо научился не высовываться, либо за десятилетнее сталинское правление дал себя оболванить, как сказали бы позднее — зомбировать безудержной кампанией возвеличивания мелкого человечка, но большого тирана, «отца народов», безжалостно пожиравшего своих «сыновей». Видимо, его хваленая мудрость сводилась к наглой бандитской поговорочке: «Бей своих, чтобы чужие боялись!»
Чужие не испугались, а обезволенный советский народ способен был только на одно: безропотно проливать кровь. Снова и снова идти, повинуясь командам, в смертельный бой. Не задумывался - отучили. Что из этого вышло? Именно то, о чем говорят цифры докладной записки маршала Конева. От полного разгрома Советский Союз спасли безбрежные просторы и неисчерпаемые людские ресурсы, которых командование не жалело. И, конечно, неодолимое желание народа изгнать гитлеровских захватчиков с родной земли — когда дошло до дела, не крикливый энтузиазм, не навязанная извне любовь к вождю, а это естественное чувство вело и поддерживало.
Между тем Сталин, насилу оправившись от шока, наконец-то 3 июля выступил по радио. Ну, слава Богу, живой! Народ тоже ожил, воспрял духом, услышав необходимое в ту пору уму и сердцу воззвание: «Братья и сестры, идите в бой. Родина вас не забудет!» И люди, у которых эта власть украла веру в Отца Небесного, пошли, ища опоры в имени того, кто с наглостью самозванца заменил его собственной усатой персоной. Бессмертного Бога нет, но смертный идол назвался их братом, он обещал не забыть… Пошел и чечено-ингушский народ. На защиту огромной многонациональной державы маленькая кавказская республика послала более 40 тысяч лучших сынов и дочерей, смотревших на это как на исполнение своего святого долга. Сражаясь, они проявляли высшую воинскую доблесть. А вот и неопровержимое свидетельство, те же упрямые цифры: в Чечено-Ингушетии к званию Героя Советского Союза было представлено 96 чеченцев и 24 ингуша — ни в одной республике не нашлось столько Героев (в процентном отношении к общей численности населения).
Итак, Сталин убедился, что опасность миновала, пост генсека остался за ним. Оклемавшись, он принялся за старое. Едва ясно стало, что победа не за горами, ему вздумалось утолить свою кровожадность расправой с малыми народами. Теперь можно было обойтись и без них, а вот без террора он управлять не мог. Не владел этим искусством. Коварный от природы, вождь обманул и воинов Чечено-Ингушетии, и — в который раз! — замороченную страну. Да, ведь она не помешала ему цинично извратить смысл недавней клятвы: «Идите в бой, Родина вас не забудет!»
Лучше бы она о них забыла…
Одновременно с высылкой мирного населения, отправленного, по сути, на каторгу, из армии отчислили доблестных сынов Чечено-Ингушской республики. Да не отчислили — отшвырнули, словно выкуренные сигареты, — за бортом жизни оказались десятки тысяч воинов, невзирая на их боевые заслуги. Такова была награда за верность, мужество и пролитую кровь. Вождь подло плюнул в душу всем чеченцам и ингушам, объявив их изменниками и трусами. И кто объявил — первейший трус, лжец, а если глубже посмотреть, то и предатель. Ведь он, пока правил страной, загубил в ней столько миллионов людей, сколько Гитлер убил в концлагерях и на полях сражений. Вот уж воистину несчастный советский народ! Его уничтожали одновременно два палача — один душегубствовал под фашистским знаменем, другой под коммунистическим.
Мне и всем тем, кому дорого доброе имя чеченцев и ингушей, трудно в полной мере восстановить справедливость, воздать должное каждому совершившему подвиг на фронтах Великой войны. Почему? Да потому, что по приказу Сталина из боевых архивов изымались и уничтожались свидетельства героизма воинов-кавказцев. К счастью, были в стране порядочные люди, всё, что только могли, делавшие для сохранения фронтовых документов. Из тех, что удалось уберечь, видно, что многих геройски погибших чеченцев и ингушей умышленно именовали пропавшими без вести. Подлог как политическая мера: ведь надо было оправдать расправу, доказать, что их поделом объявили изменниками (правда, ни в одной уважающей себя армии пропавший без вести к предателю не приравнивается, но кого это смущало?).
О том, сколько гнусной несправедливости было допущено в отношении репрессированных народов, я узнал в ходе поиска без вести пропавших защитников Родины, за который взялся и по велению своей совести, и согласно приказу (может быть, здесь вернее сказать — по поручению) все того же маршала Конева. Когда он возглавил только что созданный к 20-летию Победы Центральный штаб Всесоюзного похода по дорогам Великой Отечественной войны, я стал его порученцем и, как говорилось в начале, по сей день благодарен судьбе за встречу с таким честным и мужественным человеком. Кстати, лишь благодаря ему я смог защититься от инсинуаций некоторых высоких чинов, пытавшихся обвинить меня в симпатиях к «предателям: чеченцам и ингушам». Знаменитый полководец говорил мне:
— Твой долг помочь маленькому народу избавиться от недостойных нападок и унижающего клейма.
Они и поныне не перевелись, чиновные ура-патриоты, готовые без конца оскорблять этот многострадальный народ, навешивая паскудные ярлыки. Угроза «мочить в сортире» близка их мироощущению, они стремятся понимать ее как можно расширительнее…

Только храня правду о войне, защищая ее от любых фальсификаций, мы обретаем право, наперекор трагизму совершившегося все-таки, праздновать Победу. А права забывать о ее цене нет ни у кого.

Виктор Гликман
КУДА ДЕЛИСЬ КАЛЕКИ ПОСЛЕ ВОВ?

В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение!
Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще и содержать дешевле. Формальное объяснение: тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники, а неформальная, истинная причина: уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в орденах(!), а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой — из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого позора! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал, что вот это всё! Дальше — тупик. Дальше тишина в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище.
Понять ли нам с Вами сегодня меру беспредельного отчаяния горя неодолимого, которое охватывало этих людей в то мгновение, когда они ступали на землю сию. В тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключенного теплится надежда выйти оттуда, обрести свободу, иную, менее горькую жизнь. Отсюда же исхода не было. Отсюда только в могилу, как приговоренному к смерти. Ну, и представьте себе, что за жизнь потекла в этих стенах. Видел я все это вблизи много лет подряд. А вот описать трудно. Особенно, когда перед мысленным взором моим возникают их лица, глаза, руки, их неописуемые улыбки, улыбки существ, как бы в чем-то навек провинившихся, как бы просящих за что-то прощения. Нет, это невозможно описать. Невозможно, наверно, еще и потому, что при воспоминании обо всем этом просто останавливается сердце, перехватывает дыхание и в мыслях возникает невозможная путаница, какой-то сгусток боли! Простите...

А.Берлин:

СТИХ-МОНУМЕНТ

…инвалиды, войною разрезанные пополам
Евгений Евтушенко

На севере Ладоги, где монастырь*,
Распятый народною властью,
Тюрьма без ограды — страшней, чем Сибирь,
Зияла зловещею пастью.

Настал звездный час — захлебнулась война,
В траншеях немерено павших,
В кумач одевалась родная страна,
Звучали победные марши.

Мальчишки в той бойне с гранатой в руке
На дзоты кидались, под танки!
По минным полям выходили к реке…
Там ныне лежат их останки.

И небо вздымалось, и грунт уходил,
Вскипая бессмысленным адом,
Когда под ногами взрывался тротил
И падали кореши рядом,

Не зная еще, как был милостив Бог
Над их наступающим флангом,
Им смерть подарив… Коль ни рук нет, ни ног,
То горе — остаться подранком!

«Никто не забыт, и ничто не забыто»!
Кто выжил, медали надели на грудь,
Стаканом вина поминают убитых…
Калеки?! Ну что ж, проживем как-нибудь…

И вот, сотни тысяч, они на тележках
Катились, несчастные, по городам,
Без женщин, семьи, в поездах и ночлежках…
Мальчишки-калеки… Я видел их сам.

Суровые лица, слепые глазницы,
Как будто виновные в горе своем,
Просили на водку, чтоб хмелем забыться…
Мы с ними делились последним рублем.

Постыдно стране, к светлой цели идущей,
Встречать, как упрек, в подворотнях дворов
Увечных сынов, к милосердью зовущих,
И видеть назойливый блеск орденов.

Немало забытых судьбой богаделен,
Куда прямо с улиц больших городов
Везли самовары ** — был срок им отмерен
К безвестным могилам без звезд и крестов.

Такому концу не придумать названья
И слов не найти — так ничтожны слова:
Героев своих отдала на закланье
Земля их родная… Их мать предала!

Больны, одиноки, тоскуя по ласке,
Чтоб душу друг другу излить, матерясь,
Они проклинали вождей без опаски,
И немцев, и нашу советскую власть!

В мешках и корзинах в тоске безысходной,
Отчизне отдавшие всё до конца,
Они понимали утробой голодной,
Что подвиги их не сыскали венца,

Что заживо гнить им, подвешенным тяжко
На крючьях железных каленой судьбы –
Танкистам в ожогах, матросам в тельняшках,
Пехоте… им даже не ладят гробы…

И нет монументов несчастным обрубкам,
Безусым юнцам, не познавшим любви…
Пишу эти строки… Мне больно, мне жутко,
И сердце мое — это память в крови.

Что скажем мы внукам? Что скажем мы детям?

"Никто не забыт? И никто не в ответе"!

...никто не в ответе»?!...

* Монастырь на острове Валаам, куда в одночасье «переместили» безногих воинов-победителей.
** Самоварами или чемоданами называли безногих и безруких калек.

РОССИЯ ПРАЗДНУЕТ ПОБЕДУ!

Очередной парад Победы !
Достойно воевали деды,
Ни враг их не сломил, ни беды,
Ни тяготы боев.

На пиджаках — медали, ленты,
А в памяти — войны моменты…
Полки, салют, аплодисменты
И танков грозный рев.

Их в бой повел товарищ Сталин,
И Маршал тем сегодня славен,
Что супротив огня и стали
Их бросил на таран.

Бездарностью своих решений
Народа пару поколений
Оставил на полях сражений
Убийца и тиран.

Его портреты поднимая,
Кто воскрешает негодяя?! —
В краях сегодняшнего «рая»
Полно дурных имен.

Забыв о миллионах павших
И прославляя день вчерашний,
Вы оскорбили настоящих
Героев тех времен.

Людская мерзость безгранична.
Очнитесь, зомби, от величья,
Снимите ленточки отличья,
Прошу — имейте стыд.

И помолитесь о калеке,
О том солдате, что навеки
Лежит в земле, сомкнувши веки,
Поскольку был убит.

Часть 1. ДОКУМЕНТЫ

                            ИЗ КНИГИ «СКРЫТАЯ ПРАВДА ВОЙНЫ: 1941 ГОД»

ИЗ ДОКЛАДА НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР
МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА С.К.ТИМОШЕНКО
О БОЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ КРАСНОЙ АРМИИ ПО ОПЫТУ СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКОЙ ВОЙНЫ НА СОВЕЩАНИИ ВЫСШЕГО РУКОВОДЯЩЕГО СОСТАВА РККА [23-28 декабря 1940 г.]

Большие потери Красной Армии имели место лишь потому, что мы в период мирной учебы воспитывали себя от мала и до велика на условных положениях, то есть сами себя ставили в нужное положение и этим самым ложно воспитывали и обучали наших бойцов. Людям прививалось угождать старшим начальникам, а последние, в свою очередь, нередко не замечали за собой больших ошибок и промахов в своей собственной работе.

О МАТЕРИАЛЬНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ВОЙСК
ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ШТАБА КИЕВСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА В ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ КРАСНОЙ АРМИИ

2 января 1941 г.
Совершенно секретно

Мобзапас огнеприпасов в К[иевскрм] О[собом] В[оенном] О[круге] крайне незначительный. Он не обеспечивает войска округа даже на период первой операции. Значительные складские емкости пустуют. На 25 декабря округ мог бы принять в свои склады 3200 вагонов огнеприпасов, [но] Г[лавное] А[ртиллерийское] У[правление] не выполняет своих планов. Вместо запланированных по директиве Наркома от 20.9.1940 г. № 371649 на второе полугодие 3684 вагона — подано в округ только 1355 вагонов, причем без учета потребностей округа по видам боеприпасов.
В округе совершенно нет мобзапаса материальной части артиллерии и ручного оружия. Нет никаких указаний по накоплению этих запасов для обеспечения первых месяцев войны.
Опыт войны говорит, что уже в первый месяц войны потребуется материальная часть артиллерии, винтовки и пулеметы для пополнения боевых потерь и новых формирований округа.

ИЗ ВЕДОМОСТИ НЕДОСТАЮЩИХ БОЕПРИПАСОВ
ДЛЯ ПОЛНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ АРМИЙ И ПУНКТОВ СОСРЕДОТОЧЕНИЯ
ВОЙСК КИЕВСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ПО СОСТОЯНИЮ НА 1 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Совершенно секретно

Армии и пункты сосредоточения: Недостает боеприпасов:
5-я армия ........................... 165 вагонов
6-я армия ........................... 135 вагонов
12-я армия ........................... 116 вагонов
26-я армия ........................... 198 вагонов
ст. Повурск ........................... 124 вагона
ст. Дубно, Ровно ........................... 170 вагонов
ст. Злочев ........................... 380 вагонов
ст. Гречаны ........................... 204 вагона
И т о г о: ........................... 1488 вагонов

ИЗ МОБИЛИЗАЦИОННЫХ ДОНЕСЕНИЙ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ СОЕДИНЕНИЙ

9 июня 1941 г.
Совершенно секретно

Процент обеспеченности 31 т[анковой] д[ивизии] по [службе снабжения] Г[орюче] С[мазочными] М[атериалами] к табелю военного времени:
Бензозаправщики ........ 6 %
Водомаслозаправщики ....... 5 %
Бочки железные ........ 204 %
Автобензин ........ 2%
Керосин ................. 0%
Дизельное топливо ........ 0 %
Автол ................. 0%
Солидол ................. 0%

ИЗ МОБИЛИЗАЦИОННЫХ ДОНЕСЕНИЙ ГОСПИТАЛЕЙ

12 июня 1941 г.
Совершенно секретно

Моб. обеспеченность формирований госпиталя:
Полное отсутствие артимущества, инженерного, вещевого имущества, недостаточное количество медимущества и мехтранспорта. Полевой подвижный госпиталь № 2360 к отмобилизованию не готов.
Полевой подвижный госпиталь № 2355 к отмобилизованию не готов из-за неполного укомплектования личным составом, мехтранспортом, полного отсутствия артимущества, вещевого имущества и недостаточного количества медимущества.
Из-за неукомплектованности личным составом, мехтранспортом, артимуществом, вещевым имуществом и недостаточного количества медимущества полевой подвижный госпиталь № 2351 к отмобилизованию не готов.
Из-за полного отсутствия артимущества, вещевого имущества, недостаточного количества мехтранспорта и медимущества эвакоприемник № 89 к отмобилизованию не готов.
Мобготовность эвакоприемника № 88 отсутствует из-за необеспеченности артимуществом, вещевым имуществом и недостаточного количества медимущества.

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ НАЧАЛЬНИКА САНИТАРНОГО ОТДЕЛА ЗАПАДНОГО ФРОНТА

30 июня 1941 г.
Совершенно секретно

В процессе боевых действий все санитарные учреждения, дислоцируемые на территории западной и частично восточной БССР, не отмобилизовались. В результате, фронт лишился 32 хирургических и 12 инфекционных госпиталей, 16 корпусных госпиталей, 13 эвакопунктов, 7 управлений эвакопунктов, трех автосанитарных рот, 3 санитарных складов, 3 управлений госпитальных баз армий, эвакогоспиталей на 17 тыс. коек и 35 других различных санитарных частей и учреждений.
Имущество санитарных учреждений осталось в пунктах формирования и уничтожено пожарами и бомбардировками противника. Формируемые санитарные учреждения на территории восточной Белоруссии остались без имущества. В войсках и санитарных учреждениях фронта большой недостаток в перевязочном материале, в наркотических средствах и сыворотках.
Начальник санитарного отдела З

ДИРЕКТИВА МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА С.К.ТИМОШЕНКО ОТ 25 ЯНВАРЯ 1941 ГОДА

Высший командный состав пренебрежительно относится к вопросам боевого и материального обеспечения операции, войсковые штабы, армейские и фронтовые управления не овладели в достаточной степени искусством обеспечивать операцию материально-техническими средствами и умело организовывать армейский и фронтовой тыл, управлять им, организовывать службу регулирования и твердый порядок в тылу».

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ «О ВОЕННЫХ ТРИБУНАЛАХ В МЕСТНОСТЯХ,
ОБЪЯВЛЕННЫХ НА ВОЕННОМ ПОЛОЖЕНИИ, И В РАЙОНАХ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ»

Военным трибуналам предоставляется право рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения обвинительного заключения.
Военные трибуналы рассматривают дела в составе трех постоянных членов.
Приговоры военных трибуналов кассационному обжалованию не подлежат и могут быть отменены или изменены лишь в порядке надзора ст. 407 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК Других союзных республик.
О каждом приговоре, присуждающем к высшей мере наказания "расстрел", военный трибунал немедленно сообщает по телеграфу Председателю Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР и Главному Военному Прокурору Красной Армии и Главному Прокурору Военно-морского Флота Союза ССР по принадлежности.
В случае неполучения в течение 72 часов с момента вручения телеграммы адресату телеграфного сообщения от Председателя Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР или Главного Военного Прокурора Красной Армии или Главного Прокурора Военно-морского Флота Союза ССР о приостановлении приговора таковой приводится в исполнение.
Остальные приговоры военных трибуналов вступают в законную силу с момента их провозглашения и немедленно приводятся в исполнение.

Председатель Президиума Верховного Совета Союза ССР М.КАЛИНИН
Секретарь Президиума Верховного Совета Союза ССР А.ГОРКИН

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ВОЕННОГО ПРОКУРОРА ВИТЕБСКОГО ГАРНИЗОНА
О РЕЗУЛЬТАТАХ ПРОВЕРКИ ПРАВОВОЙ И ОБОРОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ГАРНИЗОНЕ

5 июля 1941 г.
Совершенно секретно

Работа по мобилизации и формированию запасных полков проходит плохо. На мой взгляд, полки формируются неправильно, командный состав назначается из запасных, часто неподготовленных, неопытных, небоевых командиров. В силу чего взаимоотношения внутри ненормальные, есть недовольство рядового состава причем эти полки не обмундировываются, не вооружаются, питание ненормальное, [хотя] продовольственных запасов здесь много.
Гарнизон располагает большими складами продзапасов, и есть опасность, что они могут пропасть, если не будут приняты меры к их своевременной эвакуации для [последующего] направления по назначению.
Областные органы, в том числе обком и облисполком в этом деле также не приняли никаких мер, как и запоздали со многими важнейшими мероприятиями, в результате чего в городе появилось среди населения тревожное настроение, паника, бегство, бестолковщина и дезорганизация, т. е. появилось все то, от чего предостерегал тов. СТАЛИН в своей речи.
Военный комендант МИРОНЕНКО также сейчас не может обеспечить и не обеспечивает надлежащей работы комендатуры. С возлагаемыми задачами он, безусловно, не справляется.
Характерно, что из города выехали все больницы и госпиталя, а раненых бойцов некуда девать и поступления [их] есть. Сегодня, 5 июля, были раненые на аэродроме, на улице и т. д. от разрыва снарядов и вражеских самолетных пуль.
Тревожное настроение в городе, паника, беспорядки, бестолковая и ненужная эвакуация с каждым днем и часом все больше увеличиваются. Это положение создалось в результате неправильных действий областных органов [власти] и обкома, а в остальных случаях - бездействия этих органов и обкома. До сегодняшнего дня никаких действий никто не предпринимал, все занимались сборами, разговорами и т. п., а не орг[анизаторской] работой.
Секретарям райкомов и директорам предприятий толкового разъяснения никто не дал, а лишь заявили им, чтобы оповестили рабочие коллективы [о том], что заводы и фабрики закрываются на 5-7 дней. На некоторых фабриках и заводах стали выдавать полный расчет и выходное пособие, а на некоторых фабриках и заводах расчета и выходного пособия не выдавали. Тогда среди отдельных групп рабочих, возможно отсталых, стали появляться вредные настроения и недостойные выкрики о том, что бегут коммунисты, администрация и т. д. После чего и на этих предприятиях стали выдавать расчет и выходное пособие.
Всё это создало среди населения тревожное настроение и панику, и 4-го июля весь город перестал жить нормальной спокойной жизнью.
Эти тревога и паника усилились еще и тем, что в городе стало известно о том, что ответственные работники облорганизации эвакуируют сами свои семьи с имуществом, получив на ж.д. станции самостоятельные вагоны. Когда я об этом заявил в обкоме партии, мне сказали, что эвакуацию семей ответственных работников якобы разрешил ЦК [Компартии] Белоруссии, причем жены этих ответ. работников из НКВД, облисполкома, парт[ийных] органов и другие стали самовольно уходить с работы, не дожидаясь выдачи им расчета и несмотря на запрещение руководителей этих учреждений, где они работают.
Сейчас в Витебске не найдется ни одного учреждения, которое бы работало. Закрылись и самоликвидировались все, в том числе облсуд, нарсуды, облпрокуратура, облздрав, промсоюзы и т. д. и т. п.
Тюрьма ликвидировалась. Милиция работает слабо, а НКВД также сворачивает свою работу. Все думают, как бы эвакуироваться самому, не обращая внимания на работу своего учреждения. Почти во всех учреждениях настроение такое, что завтра придет в город неприятель, а поэтому сжигают все архивы и текущие документы. В общем, работа и нормальная жизнь в городе парализовалась полностью.
Сегодня ночью обошли все адреса врачей и никого не застали. Бросили больницы, поликлиники, ясли и удрали. Горздрав мер не принимает и почти самоликвидировался, не приняв мер для оказания необходимой помощи раненым.

Военный прокурор Витебского гарнизона военюрист 3 ранга ГЛИНКА

ИЗ СВОДОК УПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

6 июля 1941 г.
Совершенно секретно

В отдельных районах партийные и советские организации проявляют исключительную рассеянность и панику. Отдельные руководители районов уехали вместе со своими семьями задолго до эвакуации районов.
Руководящие работники Гродненского, Новоград-Волынского, Коростенского, Тарнопольского районов в панике бежали задолго до отхода наших частей, причем вместо того, чтобы вывезти государственные материальные ценности, вывозили имеющимся в их распоряжении транспортом личные вещи.
В Коростенском районе оставлен архив райкома КП(б) и разные дела районных организаций в незакрытых комнатах.
В Проскурове после панического отъезда из города районных и областных руководителей была взорвана электростанция и разрушен водопровод. Отошедшие в Проскуров наши части остались без света и воды...

Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ


Начальнику Главного Управления
политпропаганды Красной Армии
армейскому комиссару 1 ранга МЕХЛИСУ

Следует отметить, что ряд работников партийных и советских организаций оставили районы на произвол судьбы, бегут вместе с населением, сея панику.
Секретарь РК КП(б)У и Председатель РКК Хмельницкого района 8.7 покинули район и бежали.
Секретарь Улановского РК КП(б)У <...>, председатель РИКа <...>, прокурор <...>, начальник милиции <...> позорно бежали из района. Госбанк покинут на произвол судьбы. В РО связи остались ценности, денежные переводы, посылки и т. п.
В этом районе отдел милиции бросил без охраны около 100 винтовок.

Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

ИЗ ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА
О СОСТОЯНИИ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ 11-й АРМИИ

19 июля 1941 г.
Совершенно секретно

С начала вступления в бой, т. е. 4 июля, работа по обеспечению частей боеприпасами, горючим и боепитанием не была организована.
Взаимная связь соединений с корпусом отсутствовала. Тыловые сводки не представлялись.
Несмотря на укомплектованность тыловых учреждений корпуса и дивизий, работу тылов не организовали до начала и в период боевых действий частей, входящих в состав 41 с[трелкового] к[орпуса].
Причиной всего этого является отсутствие контроля и требовательности со стороны старших начальников. Активных мер по розыску имущества и людского состава и заведению учета не принималось.
Эвакуация местного населения производится плохо. Местные Советы и торговые организации уходят первыми, и население остается не обеспеченным хлебом и др [угими] продуктами, несмотря на то, что местное население принимает активное участие в оборонительных работах.

Уполномоченный Военного Совета СЗФ по проверке работы тыла полковник НАЗАРОВ

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ КОРРЕСПОНДЕНТА "КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ" ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА                                                                                          

Секретно

В городе [Пскове] масса беспорядков. При мне неоднократно звонили по телефону коменданту и просили помощи от грабителей — грабили квартиры комсостава и магазины. Охраны и людей для нее комендант не имеет. Для того чтобы хоть как-нибудь сберечь имущество, комендант назначает в караул бойцов, бегущих с фронта, но они зачастую бросают посты и уходят разыскивать свои части.
В городе и окрестностях чувствуется паника, причем порождают панику, как утверждает комендант, ответственные работники. Город разрушают пожары. Дирекция маслобойного завода сожгла завод и скрылась, то же самое сделал начальник бензосклада и др[угие].
В городе брошено много ценного имущества:
а) артиллерийский склад (в котором масса снарядов, патронов, пулеметов);
б) вещевые склады с обмундированием;
в) мясозавод;
г) свиноферма.
Эвакуировать имущество не на чем. Представителей тыла и арт[иллерийского] управления в городе нет. Комендант сам занимается отпуском боеприпасов, продовольствия и обмундирования.
Дороги находятся в отвратительном состоянии. Население их не ремонтирует. Наши части, стоящие без дела вдоль дорог иногда по 5-6 суток, также не исправляют их, а ведь это дело для крупного соединения буквально не дней, а часов.
Наших сил под Островом сосредоточено очень много, но все они действуют вразнобой, не осуществляя никакого взаимодействия.
 
Старший политрук М. КОСАРЕВ

ИЗ БОЕВОГО ДОНЕСЕНИЯ О ПОЛОЖЕНИИ 180-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 22-го ЭСТОНСКОГО СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА

15-16 июля 1941 г.
Секретно

Учет и отчетность в частях и службах запущена. В дивизии имеет место переход на сторону врага части командного и рядового состава эстонцев, что затрудняет точное выяснение потерь в дивизии.
 
Уполномоченные Военного Совета фронта капитан А[вто] Б[роне] Т[анковых] В[ойск] БАРКУНОВ, Военинженер 3 ранга БУССАРОВ

***
ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
Об установлении понятия боевого вылета для истребителей
Приказ № 0685 9 сентября 1942 года
Фактами на Калининском, Западном, Сталинградском, Юго-Восточном и других фронтах установлено, что наша истребительная авиация, как правило, действует очень плохо и свои боевые задачи очень часто не выполняет. Истребители наши не только не вступают в бой с истребителями противника, но избегают атаковывать бомбардировщиков. При выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков наши истребители даже при количественном превосходстве над истребителями противника уклоняются от боя, ходят в стороне и допускают безнаказанно сбивать наших штурмовиков и бомбардировщиков.
Приказом Народного Комиссара Обороны за № 0299 предусмотрены для летного состава в качестве поощрения денежные вознаграждения и правительственные награды за боевые вылеты с выполнением боевой задачи. Этот приказ в авиационных частях извращен на фронтах.
Боевым вылетом неправильно считают всякий полет на поле боя, независимо от того, выполнена или нет истребителями возложенная на них боевая задача. Такое неправильное понятие о боевом вылете не воспитывает наших истребителей в духе активного нападения на самолеты врага и дает возможность отдельным ловкачам и трусам получать денежное вознаграждение и правительственные награды наравне с честными и храбрыми летчиками.

В целях ликвидации такой несправедливости и для того, чтобы поощрять только честных летчиков, а ловкачей и трусов выявлять, изгонять из рядов наших истребителей и наказывать их, ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором истребители имели встречу с воздушным противником и вели с ним воздушный бой, а при выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором штурмовики и бомбардировщики при выполнении боевой задачи не имели потерь от атак истребителей противника.
2. Засчитывать сбитыми самолетами за летчиками только те самолеты противника, которые подтверждены фотоснимками или донесением наземного наблюдения.
3. Выплату за боевые вылеты и представления к правительственной награде впредь производить, строго руководствуясь пунктами 1 и 2 настоящего приказа.
4. Летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части — в пехоту.
5. Приказ объявить всем истребителям под расписку.

Народный комиссар обороны СССР
И.В.СТАЛИН

***
Совершенно секретно
2865/с 15 ноября 1941 года
Государственный Комитет Обороны
тов. СТАЛИНУ

В республиканских, краевых и областных органах НКВД по несколько месяцев содержатся под стражей заключенные, приговоренные военными трибуналами округов и местными судебными органами к высшей мере наказания, в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями.

По существующему ныне порядку приговоры военных трибуналов округов, а также верховных судов союзных, автономных республик и краевых, областных судов входят в законную силу только после утверждения их Военной коллегией и Уголовно-Судебной коллегией Верховного суда Союза ССР - соответственно.

Однако и решения Верховного суда Союза ССР по существу не являются окончательными, так как они рассматриваются комиссией Политбюро ЦК ВКП(б), которая свое заключение также представляет на утверждение ЦК ВКП(б), и только после этого по делу выносится окончательное решение, которое вновь спускается Верховному суду, а этим последним направляется для исполнения НКВД СССР.

Исключение составляют местности, объявленные на военном положении, и районы военных действий, где указом Президиума Верховного Совета СССР от 27.IV-41 г. военным советам фронтов в особо исключительных случаях, вызываемых развертыванием военных действий, предоставлено право утверждения приговоров военных трибуналов с высшей мерой наказания, с немедленным приведением приговоров в исполнение.

В настоящее время в тюрьмах НКВД республик, краев и областей скопилось 10 645 человек заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, в ожидании утверждения приговоров по их делам высшими судебными инстанциями.

Исходя из условий военного времени, НКВД СССР считает целесообразным:

1. Разрешить НКВД СССР в отношении всех заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, ныне содержащихся в тюрьмах в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями, привести в исполнение приговоры военных трибуналов округов и республиканских, краевых, областных судебных органов.

2. Предоставить Особому Совещанию НКВД СССР право с участием прокурора Союза ССР по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР, предусмотренных ст.ст. 58-1а,58-1б,58-1в,58-1г, 58-2, 58-3, 58-4, 58-5, 58-6, 58-7, 58-8, 58-9, 58-10, 58-11, 58-12, 58-13, 58-14, 59-2, 59-3, 59-3а, 59-3б, 59-4, 59-7, 59-8, 59-9,59-10, 59-12, 59-13 Уголовного Кодекса РСФСР выносить соответствующие меры наказания вплоть до расстрела. Решение Особого Совещания считать окончательным.

Прошу Вашего решения.
НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР (Л. Берия)"

***
"СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
ПОСТАНОВЛЕНИЕ # ГКО - 903 сс
от 17 ноября 1941 г. Москва, Кремль

1. Разрешить НКВД СССР в отношении всех заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, ныне содержащихся в тюрьмах в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями, привести в исполнение приговоры военных трибуналов округов и республиканских, краевых, областных судебных органов.

2. Предоставить Особому Совещанию НКВД СССР право с участием Прокурора Союза ССР по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР, предусмотренных ст.ст. 58-1а,58-1б,58-1в,58-1г, 58-2, 58-3, 58-4, 58-5, 58-6, 58-7, 58-8, 58-9, 58-10, 58-11, 58-12, 58-13, 58-14, 59-2, 59-3, 59-3а, 59-3б, 59-4, 59-7, 59-8, 59-9,59-10, 59-12, 59-13 Уголовного Кодекса РСФСР выносить соответствующие меры наказания вплоть до расстрела. Решение Особого Совещания считать окончательным.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ Государственного Комитета Обороны И. СТАЛИН


                           ЗЛОВЕЩАЯ ТАЙНА СИГНАЛА «ХРИЗАНТЕМА»

К началу сентября 1941 года Сталин потерял уверенность в способности войск и сил флота отстоять Ленинград. Это подтверждают в своих мемуарах тогдашние Нарком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов и командующий Балтийским флотом адмирал В.Ф.Трибуц, которые приводят факт о решении Верховного Главнокомандующего подготовить к уничтожению все боевые корабли и суда в акваториях Финского залива и реки Невы на случай сдачи города немцам. Несмотря на внутреннее возмущение военно-морского командования, решению пришлось подчиниться. Тот же Нарком ВМФ, а также начальник Генштаба Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников направили на подпись Сталину соответствующее распоряжение. Тот подписал его.
Почти год спустя, когда угроза захвата Ленинграда исчезла, план потопления кораблей расценили как следствие паникерских настроений. В соответствии с традициями тех времен, попытались найти виновных. От беды спасла хранимая Н.Г.Кузнецовым копия телеграммы за подписью Сталина. Инцидент был исчерпан, а документальные свидетельства и подробности подготовки широкомасштабной операции уничтожения остались за кадром официальной истории.

ИЗ ПЛАНА МЕРОПРИЯТИЙ НА СЛУЧАЙ ОТХОДА ИЗ ЛЕНИНГРАДА ПО КОРАБЛЯМ И СУДАМ
                                                                                                6 сентября 1941 г.
Совершенно секретно Особой важности

В случае вынужденного отхода из Ленинграда все корабли военного флота, торговые, промышленные и технические суда подлежат уничтожению.
Уничтожение произвести с максимальной степенью разрушения на возможно длительный период.
Уничтожение сооружений на берегу (склады, краны, причалы и подъездные пути) производится соответствующими ведомствами по указанию и плану Городского Комитета ВКП(б).
Ответственность и общее руководство за уничтожение и потопление кораблей флота и разрушение судов и кораблей на судостроительных заводах несет командующий КБФ вице-адмирал Трибуц.

Заместитель Наркома ВМФ Адмирал ИСАКОВ

ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА 3-го ОТДЕЛА КРАСНОЗНАМЕННОГО БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА О ХОДЕ ПОДГОТОВКИ ОПЕРАЦИИ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ БОЕВЫХ КОРАБЛЕЙ И СУДОВ
                                                                                                20 сентября 1941 г.                                                                            г. Ленинград                                                                                Совершенно секретно

Подготовка спец[иальной] операции по уничтожению плав. средств и боевых единиц проходит весьма неорганизованно.
Мероприятия по подготовке спецоперации, с одной стороны, в большинстве случаев передоверены второстепенным людям…
В результате этого отмечено наличие отрицательных настроений, предрешающих печальный исход обороны Ленинграда.


ПУТИ-ДОРОГИ

Жизнь прифронтовой полосы имела свои особенности. Здесь наиболее остро ощущалось жаркое дыхание войны и проявлялась фронтовая неразбериха. По военным дорогам, в том числе и железным, текли неуправляемые, многоликие, беспорядочные людские и транспортные потоки. Логика анархии сталкивалась с жесткими требованиями военного командования и противодействовала его попыткам нормализовать ситуацию. Зачастую оно не могло противостоять безрассудной стихии, и тогда транспортные коммуникации с прилегающими к ним районами превращались в зоны безвластья и бесчинств.

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ОТДЕЛА ТЫЛА 4-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА
                                                                                          
29 июня 1941 г.                                                                                 Секретно

Эвакуация населения происходила стихийно, особенно большой поток беженцев был с бывшей западной границы (Польша).
Население на повозках, пешком, на автомашинах занимало основные пути. Движение большого количества по этим путям войскового транспорта, вооружения и техники создавало пробки, для ликвидации которых требовалось 4-6 часов, длина колонны достигала до 40 км.
Движение по дорогам совершалось отдельными колоннами днем и общим потоком ночью. Утром колонна, не успевшая подойти к пунктам [сосредоточения], подвергалась жесточайшей бомбардировке со стороны немцев с большими потерями транспорта, вооружений и техники.
Начальник отдела тыла штаба 4 армии майор ЛОГИНОВ

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ЗАПАДНОГО ФРОНТА
                                                                                                 9 июля 1941 г.                                                                                   Секретно

В то время, как действующие части фронта имеют крайнюю нужду в автотранспорте, значительная часть машин оседает в тылу и используется самым беспорядочным образом.
На машинах бесцельно разъезжают случайные люди, а иногда и просто проходимцы. Контроль армии за использованием машин отсутствует. Движение на шоссейно-грунтовых дорогах проходит безобразно: дисциплина и режим движения отсутствуют, машины двигаются с бешеной быстротой, беспорядочно обгоняя друг друга. На остановках создаются длительные пробки, аварии, поломки машин. Остановившиеся машины "раскулачиваются". Начальствующий состав не борется за порядок движения и иногда сам нарушает его.

Командующий войсками Запфронта Маршал Советского Союза ТИМОШЕНКО
Член Военного Совета Запфронта армейский комиссар 1 ранга МЕХЛИС

РАСПОРЯЖЕНИЕ ШТАБА ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ОБ ЭВАКУАЦИИ РАБОТНИКОВ НКВД

11 июля 1941 г.
Секретно

Установлено, что работники милиции и НКВД эвакуируются в восточные области, как правило, по шоссейно-грунтовым дорогам автотранспортом и гужевым транспортом разрозненными группами. Какая-либо организация отсутствует. Вместе с эвакуированными уводится большое количество автомашин.
В момент налета авиации противника эти группы создают панику и загромождают и без того загруженные войсками транспортные дороги.

Зам. начальника штаба по тылу ЮЗФ генерал-майор ТРУТКО

ПРИКАЗ ПО ТЫЛУ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

18 ноября 1941 г.
Секретно

За последнее время участились случаи хищения, а подчас и открытого грабежа предметов военного имущества и продовольствия на железнодорожном транспорте.
На ст. Латное задержано 36 военнослужащих, вскрывавших цистерны и вагоны и расхищавших продукты. Среди задержанных оказалось 24 дезертира.
На ст. Уразово военнослужащими проходящих эшелонов разграблены: цистерна спирта, вагон водки и вагон шапок.
Приведенные факты грабежей показывают ослабление в некоторых частях воинской дисциплины, отсутствие должного порядка при следовании войсковых частей по железной дороге, беспечность и попустительство некоторых командиров и комиссаров частей по обеспечению должной дисциплины в своих частях.
Эти позорные для Красной Армии факты свидетельствуют и о том, что охрана государственного имущества на железных дорогах поставлена из рук вон плохо, что дает возможность недисциплинированным бойцам и преступному элементу — дезертирам и мародерам подчас безнаказанно грабить и расхищать продукты и имущество, предназначенные для фронта.
Обязать крмандиров и комиссаров частей усилить воспитательную работу с личным составом, поднять воинскую дисциплину на должную высоту, строго взыскивать с нарушителей.
Лиц, задерживаемых за кражу и грабеж воинских транспортов, передавать военной прокуратуре и судить.

За Замкомвойсками - Нач[альника] тыла ЮЗФ генерал-майор МАРШАКОВ
Военный комиссар Управления тыла ЮЗФ корпусной комиссар ФОМИНЫХ

ДИРЕКТИВА ПО ТЫЛУ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА
О ПРЕСЕЧЕНИИ СЛУЧАЕВ МАРОДЕРСТВА И ГРАБЕЖА НА ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГАХ

3 декабря 1941 г.
Секретно

Приказом по тылу от 18.11.41 г. за № 079 отмечались случаи хищения предметов военного имущества и продовольствия на ж. д. транспорте военнослужащими как дислоцированных, так и проходящих частей.
Спустя некоторого времени органами НКВД вновь зарегистрированы случаи самочинств и мародерства со стороны отдельных военнослужащих, а именно:
<...> запасный полк в колхозах им. Коминтерна и Буревестник сжег два скотных сарая и клуб Писаревского сельского Совета. В колхозе им. Коминтерна взято две овцы, в колхозе «Большевик» разобраны пасеки и птицеферма, в пекарне Писаревского совхоза ночью выставлено окно и забрано 60 кг хлеба.
<...> стрелковый полк самовольно в райотделе забрал строительный материал, предназначенный для мостов, и использовал [его] как топливо; в колхозе им. Буденного уведено 6 лошадей.
Красноармейцы <...> запасного полка в колхозе им. Чкалова на колхозном дворе открыли стрельбу, застрелив двух свиней и несколько гусей, забрали их с собой.
Представители <...> Управления НКВД без чек[овых] требований забрали в колхозах рогатый скот и лошадей.
Сведений о проведенных мероприятиях в Управление тыла ЮЗФ от Начальников тылов армий, Начальников Управлений и ВОСО и Начальников ФРС - НЕ ПОСТУПАЛО.
Это лишний раз свидетельствует и подтверждает отсутствие руководства работой Начальниками тылов армий, командирами и комиссарами тыловых частей и учреждений ЮЗФ по организации охраны имущества и порядка в тылах армий и фронта.

Замкомвойсками - Н[ачальник] тыла ЮЗФ генерал-майор МАРШАКОВ
Военный комиссар Управления тыла ЮЗФ бригадный комиссар РЫБИНСКИЙ
Нач[альник] оргпланового отдела УТ ЮЗФ полковник ГАВРИЛОВ

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

27 декабря 1941 г.
г. Москва
Секретно

На станциях железных дорог, особенно на крупных и узловых, постоянно скопляется большое количество лиц рядового и мл. начальствующего состава, следующих командами и одиночным порядком в войсковые части и служебные командировки, отставших от своих эшелонов или команд, выписанных из госпиталей, возвращающихся после отпусков по болезни, а также призывников, направляющихся в военные комиссариаты.
Среди этой массы военнослужащих, действительно едущих по назначению, немало лиц, старающихся возможно дольше не попасть в свою часть, дезертиров и уклоняющихся от призыва, которые, пользуясь бесконтрольностью со стороны военных комендантов, проживают на вокзалах по несколько суток и даже неделями, находясь на полном иждивении продовольственных пунктов.
Кроме того, проверкой на ж. д. станциях установлено, что дезертиры зачастую переодеваются в гражданское платье, а среди военнослужащих попадаются отдельные лица с давно просроченными и даже с подложными предписаниями, удостоверениями и отпускными билетами.
Совершенно не исключена возможность нахождения в общей массе не только посторонних людей, но и шпионов, одетых в красноармейскую форму и гражданское платье.
Всех военнообязанных, уклонившихся от призыва в армию, а также предъявивших сомнительные документы, задерживать и передавать ближайшим военным комиссариатам.
Сомнительных лиц задерживать и передавать органам НКВД.
 
Заместитель НКО Союза ССР
армейский комиссар 1 ранга ЩАДЕНКО

НА ПОДСТУПАХ К МОСКВЕ

Важность для судеб страны удержания подмосковных рубежей, как и самой столицы, пожалуй, понятна каждому. Поэтому неудивительно, что о Московской битве написано, наверное, больше, чем о других ключевых и поворотных событиях Великой Отечественной войны. Обороне Москвы и разгрому у ее стен немецко-фашистских войск посвящено свыше двух тысяч различных публикаций.
Тем не менее Московская битва пока еще остается во многом неизвестной людям. Почти все авторы работ по этой тематике, в силу понятных обстоятельств, традиционно выбирали и раскрывали только часть правды истории - несомненно героическую, и абсолютизировали ее. В действительности относящиеся к тому времени события носят куда более прозаический и даже трагический характер.
Хватает в истории битвы и вовсе «белых пятен». К сожалению, несмотря на обилие архивного материала, значительная часть документов, особенно по оборонительному периоду, до сих пор находится на «особом хранении» архивов и закрыта для печати.
 
ДОНЕСЕНИЕ ЧЛЕНА ВОЕННОГО СОВЕТА 30-й АРМИИ БРИГАДНОГО КОМИССАРА Н.В.АБРАМОВА
О БОЯХ ЗА ГОРОД КАЛИНИН

17 октября 1941 г.
Совершенно секретно

Когда опер[ативная] группа подъезжала к г. КАЛИНИНУ, то из КАЛИНИНА все в большой панике бежали в направлении КЛИН-МОСКВА.
Ночью 12.10 и утром 13.10 противник сильно бомбил город и наземные <...> части были на подступах у западной окраины самого города. До 12.10 город никто не оборонял. От РЖЕВА до КАЛИНИНА были подготовлены довольно серьезные оборонительные сооружения, которые делали сотни тысяч рабочих в течение нескольких месяцев, но в них ни одного бойца не было, и противник, прорвавшийся у СЫЧЕВКИ, беспрепятственно шел до самого КАЛИНИНА.
Прибывшая 5 с[трелковая] д[ивизия] прямо с ходу вступила в бой. Причем дивизия прибыла только с двумя полками и одним артдивизионом, без тылов и боеприпасов. Сдержать противника на подступах к КАЛИНИНУ она не смогла, и противник к вечеру 13.10 уже занял западную окраину г. КАЛИНИНА.
Местная власть проявила исключительные беспечность и безответственность. Вместо подготовки всего населения к обороне города все растерялись и по существу никаких конкретных мер по организации обороны города не приняли…Настроение у всех руководителей было не защищать город, а бежать из него.
Военный Совет 13.10 потребовал от начальника областного управления] НКВД возвращения всех на свои места, но начальник [областного управления] НКВД только развел руками и заявил, что он теперь бессилен что-либо сделать.
Никакой эвакуации материальных ценностей из КАЛИНИНА не производилось. В г. КАЛИНИНЕ, начиная с ночи 12.10, начались пожары не только от бомб, но и от поджогов диверсантов и самих руководителей предприятий. Пожары никем не тушились.
Организованными заградотрядами с 13.10 по 16.10 задержано различных военнослужащих более 1500 человек. Почти все принадлежат к частям 29 и 31 армий.
В частях армии большие потери начсостава.

Член Военного Совета 30 армии бригадный комиссар АБРАМОВ

РАСПОРЯЖЕНИЕ ЧЛЕНА ВОЕННОГО СОВЕТА 16 АРМИИ
 
27 октября 1941 г.
Секретно

Располагаю данными о том, что отдельные военнослужащие вверенной Вам дивизии высказывают отрицательные настроения, проявляют трусость и имеются случаи пьянства.
Например, красноармеец 1 взвода 1075 с[трелкового] п[олка] <...> в беседе с бойцами говорил:
»Нас хотят уморить голодом. С красноармейцами обращаются как с собаками. Нас прислали на убой».
Красноармеец 1077 с [трелкового] п[олка] <...> говорил в беседе с бойцами:
»Это только успокаивают народ. Сейчас 50 % колхозников настроены против Советской власти. Наши генералы кричали, что будем бить врага на чужой территории, а делается, все наоборот. Русский народ продали генералы».
Красноармеец роты П[ротиво] В[оздушной] О[бороны] 1073 с[трелкового] п[олка] <...> говорил: «Надо бросать воевать. Все равно немца не победить».
Примите соответствующие меры на изжитие вышеупомянутых фактов и наведите порядок.

Член Военного Совета 16 армии дивизионный комиссар ЛОБАЧЕВ

ПРИКАЗ КОМАНДУЮЩЕГО ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ ГЕНЕРАЛА АРМИИ Г.К.ЖУКОВА
ВОЕННОМУ СОВЕТУ 5-й АРМИИ О ПРИНЯТИИ МЕР К ОТХОДЯЩИМ ВОЙСКАМ

Командующий [фронтом] приказал — передать Военному Совету [5 армии], что если эти группы самовольно оставили фронт, то безжалостно расстрелять виновных, не останавливаясь перед полным уничтожением всех бросивших фронт. Военному Совету задержать всех отходящих, разобраться в этом деле и провести в жизнь указания командующего. Вам необходимо выслать разведку на Семикухово и установить фактическое положение в этом направлении.

Командующий Западным фронтом генерал армии ЖУКОВ

ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА МОЖАЙСКОГО СЕКТОРА ОХРАНЫ МОСКОВСКОЙ ЗОНЫ О ЗАДЕРЖАНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

20 октября 1941 г.
Совершенно секретно

Можайским сектором Охраны Московской зоны, созданной по решению Государственного Комитета Обороны, за время работы с 15 по 18.10.41 г. задержано 23 064 чел. военнослужащих Красной Армии. Из этого количества задержанных 2164 чел. являются лицами начальствующего состава.
Задержанию подвергались все военнослужащие, как одиночки, так и группы, отходившие от линии фронта в тыл и не имевшие соответствующих документов.
Все задержанные, за исключением явных дезертиров, выявленных на пунктах сбора при заградительных заставах, направлены в пункты формирований и военным комендантам.

Начальник Можайского сектора Охраны Московской зоны майор г[ос] б[езопасности] ЛЕОНТЬЕВ

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ

Особенно тяжелой для советских войск была обстановка в районе Малоярославца. Для взятия города противник бросил две дивизии — моторизованную и пехотную. Им противостояли соединения и части 43-й армии генерал-лейтенанта С.Д.Акимова: 312-я стрелковая дивизия под командованием полковника А.Ф.Наумова, подразделения подольских пехотного и артиллерийского училищ, 108-й запасный стрелковый полк, сводный батальон 616-го стрелкового полка, шесть артиллерийских полков, гвардейский минометный полк, три отдельных пулеметно-артиллерийских батальона, семь отдельных огнеметных рот и другие.
Все попытки сдержать продвижение противника в этом направлении силами армии оказывались тщетными. Тогда по приказу командования Западного фронта 13-14 октября был предпринят контрудар силами 110-й и 113-й стрелковых дивизий полковников С.Т.Гладышева и К.И.Миронова. Однако и он оказался безуспешным. Не изменил положения и дополнительный ввод в сражение 53-й стрелковой дивизии (командир полковник Н.П.Краснорецкий), 9-й (командир подполковник И.Ф.Кириченко) и 17-й (командир майор Н.Я.Клыпин) танковых бригад. Район обороны был сдан.
В исторической литературе эти бои охарактеризованы упорным сопротивлением войск и больше известны по подвигу подольских курсантов, но в официальных документах события под Малоярославцем предстают несколько иначе.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ СТАРШЕГО ПОМОЩНИКА НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА ШТАБА ЗАПАДНОГО ФРОНТА
ПО ВОПРОСУ ОСТАВЛЕНИЯ ВОЙСКАМИ 43-й АРМИИ РАЙОНА г. МАЛОЯРОСЛАВЦА 18 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА

30 октября 1941 г.
Совершенно секретно

Невыполнение приказов командующего армией, самовольные уходы частей с позиций, слабо налаженное боевое питание войсковых частей, отсутствие контроля за действиями войск 17-18.10 — вот основные недочеты боевой работы 43 армии в этот период.
Слабая обеспеченность частей боеприпасами и артиллерией (которой [в] армии в целом имелось значительное количество) дала возможность танковым группам противника свободно маневрировать в глубине оборонительной полосы наших войск.
Основными причинами неуспеха наших частей являются:
    1) Слабость управления войсками со стороны командования армии и 53 с[трелковой] д[ивизии], благодаря чему значительные силы, находящиеся в их распоряжении, не были своевременно использованы для обороны района и ликвидации прорвавшихся групп противника.
    2) Нерешительность действий 53 с[трелковой] д[иви-зии] в деле восстановления положения на участке Подольского пехотного училища, в результате чего противник незначительными силами свободно маневрировал в районе действий дивизии, деморализуя ее части.
    3) Отсутствие контроля со стороны командования и штабов армии и дивизии за выполнением боевых приказов, в результате чего не только пехота, но [и] артиллерия и специальные части (огнеметные роты) достаточно эффективно на решающих направлениях использованы не были. Большая часть артиллерии (свыше 100 орудий) войсками армии оставлена в районе боев при отходе.
    4) отсутствие танков и артиллерии в таких частях, как 12 с[трелковый] п[олк], 475 с[трелковый] п[олк] и 223 с[трелковый] п[олк], вызывало необходимость создания истребительных отрядов19. Эти отряды созданы не были. Благодаря этому целые части, имевшие полный штатный состав (12 с[трелковый] п[олк] — около 2500 человек), не смогли оказать сопротивления прорвавшимся группам противника и после коротких боев рассеивались.
    5) Одновременно наступление противника в направлении Детчино не дало возможности командованию армии организовать контрудар в направлении Малоярославец, почему противник в течение одного дня (18.10) овладел районом Малоярославец, Воробьи, где в последующем и закрепился.
 
Старший помощник начальника оперативного отдела штаба Западного фронта полковник ВАСИЛЬЕВ

К ВОПРОСУ О «ТАКТИКЕ ВЫЖЖЕННОЙ ЗЕМЛИ»

В период напряженных оборонительных сражений под Москвой директивой командования Западного фронта от 30 октября 1941 года предписывалось: «Разрушить все шоссе, прилегающие к переднему краю обороны, и шоссе, которыми противник пользуется для своего маневра на глубину до 50 км. Разрушения поддерживать непрерывно. Обязательно уничтожить все мосты. Все танкоопасные направления заминировать противотанковыми минами и бутылками с горючей смесью. На возможных направлениях пехотных атак немедленно поставить противопехотные минные поля, проволочные заграждения, завалы, баррикады и подготовить огневые заграждения»
В годы Великой Отечественной войны, пожалуй, впервые за время существования русской и Советской армий были использованы и иные методы из тактики разрушения — тотальное уничтожение при отступлении всего, что только можно было уничтожить, включая населенные пункты. Жители расположенных во фронтовой полосе сел и деревень подлежали насильственному выселению.
Ущерб, причиненный немецкими захватчиками народному хозяйству и гражданам СССР, тщательно подсчитан. Его суммарные показатели предварительно огласили на Нюрнбергском процессе… В статистическом сборнике «Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (М., 1990) сказано следующее: «Немецко-фашистские захватчики полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов и поселков и более 70 тыс. сел и деревень; сожгли и разрушили свыше 6 млн. зданий и лишили крова около 25 млн. человек; разрушили 31 850 промышленных предприятий, вывели из строя металлургические заводы, на которых до войны выплавлялось около 60% стали, шахты, дававшие свыше 60% добычи угля в стране; разрушили 65 тыс. км железнодорожной колеи и 4100 железнодорожных станций, 36 тыс. почтово-телеграфных учреждений, телефонных станций и других предприятий связи; разорили и разграбили десятки тысяч колхозов и совхозов, зарезали, отобрали или угнали в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. овец и коз. Кроме того, они уничтожили и разгромили 40 тыс. больниц и других лечебных учреждений, 84 тыс. школ, техникумов, высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, 43 тыс. библиотек общественного пользования».
Будет ли столь скрупулезно подсчитан ущерб, нанесенный народному хозяйству и населению распоряжениями руководящих лиц нашего государства и армии, и как его справедливо соотнести с приведенной статистикой и требованиями необходимости?
Судя по документам, непродуманные предписания, от которых страдали в первую очередь свои же граждане, вошли в практику в самом начале войны, а во время Московской битвы были узаконены.

ИЗ ПРИКАЗА СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ

17 ноября 1941 г.
г. Москва
Секретно
№ 0428

ПРИКАЗЫВАЮ:
Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог.
Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе немедленно бросить авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и подготовленные диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.
При вынужденном отходе наших частей на том или Другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать.
Ставка Верховного Главнокомандования
Верховный Главнокомандующий И. СТАЛИН
Начальник Генштаба Б. ШАПОШНИКОВ

ДОНЕСЕНИЕ О ХОДЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИКАЗА СТАВКИ ЗА № 0428 НА 25.11.41 г.
25 ноября 1941 г.

Секретно
№0324
 

пп Названия пунктов Какими средствами [уничтожен] и степень уничтожения
1 2          3
1. ГОРОБОВО          Разрушено артиллерией
2. ЗАОВРАЖЬЕ --"--
3. ШАРАПОВКА Сожжена полностью войсками
4. ВЕЛЬКИНО          --"--
5. ЛОКОТНЯ          --"--
6. ИГНАТЬЕВО --"--
7. Пос. им. КАГАНОВИЧА--"--
8. СЕРГИЕВО         --"--
9. СПАССКОЕ         --"--
10. АНАШКИНО         --"--
11. ИВАНЬЕВО         --"--
12. ДЬЯКОНОВО        --"--
13. КАПАНЬ         --"--
14. ХОМЯКИ         --"--
15. ЛЯХОХО         --"--
16. БРЫКИНО         Осталось 5-6 домов
17. ЯКШИНО         Сожжено полностью войсками
18. БОЛДИНО         Остались только каменные постройки
19. ЕРЕМИНО         Осталось 7-8 домов
20. КРЫМСКОЕ и свх. ДУБКИ Сожжены полностью войсками
21. НАРО-ОСАНОВО --"--
22. КРИВОШЕИНО Сожжено частично
23. АНАЛЬШИНО --"--
24. КОЛЮБЯКИНО --"--
25. ТОМШИНО          --"--
26. КАРТИНО          --"--
27. МАСЕЕВО          --"--
28. КОЖИНО          --"--
29. МАКСИХА          Сожжена частично и разрушена
30. ДУБРОВКА          Сожжена частично
31. СУХАРЕВО          --"--
32. МОЛОДЕКОВО --"--
33. МАУРИНО          --"--
34. Совхоз ГОЛОВКОВО --"--
35. СКУГРОВО          --"--
36. ВЫГЛЯДОВКА --"--
37. ТУЧКОВО          --"--
38. МУХИНО          --"--
39. МЫШКИНО          --"--
40. ПЕТРОВО          --"--
41. ТРУТЕЕВО          --"--
42. МИХАЙЛОВСКОЕ --"--
43. БОЛ[ЬШИЕ] СЕМЕНЫЧИ Сожжено полностью войсками
44. ВАСИЛЬЕВСКОЕ --"--
45. ГРИГОРОВО Сожжено частично
46. ХОТЯЖИ          --"--
47. АПАРИНА ГОРА --"--
48. БЕРЕЖКИ          --"--
49. УЛИТИНО          --"--
50. ПОКРОВСКОЕ --"--
51. КАРИНСКОЕ --"--
52. УСТЬЕ          Сожжена частично
53. КОЛЮБАКОВО --"--
Кроме этого организовано 9 диверсионных групп численностью по 2-3 человека и отправлены в тыл противника с задачей поджога. Ни одна из групп еще не вернулась. Главное средство [уничтожения] этих групп - бутылки КС и бензин.
Мосты, находящиеся на МОЖАЙСКОМ и МИНСКОМ шоссе от ЛЯХОВО до КРУТИЦЫ, взорваны.

Зам[еститель] нач[альника] оперативного отдела [5 армии] подполковник ПЕРЕВЕРТКИН

ИЗ СПЕЦИАЛЬНОЙ СВОДКИ ХИМИЧЕСКОГО ОТДЕЛА 5-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА
О ДЕЙСТВИЯХ ОГНЕМЕТНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

3 декабря 1941 г.
с. Покровское
Секретно

Дополнительно отдельной сводкой доношу фактические данные о работе 26 роты ФОГ, огневого вала и эффективности бутылок [КС] на участке 32 С[трелковой] Д[ивизии]. <...>
Дер[евня] АКУЛОВО была сожжена бутылками. Было израсходовано КС. Поджигания производили бойцы химвзвода 17 С[трелкового] П[олка]
Бутылками сожжено 27 домов.

Начальник химвойск 5 армии полковник БРЕГАДЗЕ Ст. пом. по оперразведработе майор БАБУШКИН

ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА МОЖАЙСКОГО СЕКТОРА НКВД
ОБ УНИЧТОЖЕНИИ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

30 декабря 1941 г.
Совершенно секретно

В соответствии с Вашими указаниями по уничтожению населенных пунктов, занятых противником, Можайским сектором [НКВД] проделано следующее:
Диверсионными группами НКВД, перебрасываемыми за линию фронта, были подожженны: РОГАТИНО, ЗАБОЛОТЬЕ, УСАТКОВО,АРХАНГЕЛЬСКОЕ, ВОЛЧЕНКИ, КОВРИГИНО, ГОРБОВО.
Агентурными группами сектора подожжены: КРИВОШЕИНО, НОВАЯ ДЕРЕВНЯ, ХАУСТОВО, ОГАРКОВО и ПАВЛОВКА.

Начальник Можайского сектора [НКВД] старший майор госбезопасности ЛЕОНТЬЕВ

ВОЙНА ЗА ВСЕ СПРОСИТ

Прописная истина — профессиональная подготовленность командира и обученность солдата решают успех боя. От умения воевать зависит и число потерь. Поэтому пренебрежение военным опытом и любая "экономия" на боевой выучке армии оборачиваются на войне тяжкими бедами и трагедиями. Отсюда и начинает свой рост цена больших и малых побед.
Беда в ряды Красной Армии пришла задолго до войны. С середины 30-х годов ее офицерский корпус косили репрессии. К 1940 году сухопутные войска лишились около 48773 человек, Военно-Воздушные Силы-5616 человек и Военно-Морской Флот - свыше 3 тысяч человек командного состава. Арестованными оказались многие военачальники и основная часть руководящего состава центральных управлений Наркомата обороны и военных округов, а также 27 командиров корпусов, 96 командиров дивизий, 184 командира полка, 11 командующих ВВС округов и флотов, 12 командиров авиационных дивизий, 4 командующих флотами и сотни других командиров и политработников. Судьба их известна.
В Красной Армии начался кадровый круговорот. За период с 1938 по 1940 год сменились все командующие войсками военных округов, на 90% были обновлены их заместители, помощники, начальники штабов, начальники родов войск и служб, на 80% - руководящий состав корпусных управлений и дивизий, на 91% — командиры полков, их помощники и начальники штабов полков. В большинстве военных округов до половины офицеров имели командный стаж от 6 месяцев до 1 года, а около 30-40% командиров среднего звена составляли офицеры запаса с недостаточной военной подготовкой.
Предвоенные потуги в преодолении кадрового кризиса должного эффекта не дали. Командный состав в училищах и академиях обучался в условиях острой нехватки военных педагогов, на слабой учебно-материальной базе и по сокращенным программам. Перед началом Великой Отечественной войны текущий некомплект по штатам военного времени в приграничных и внутренних округах достигал более 36 тысяч офицеров, а на покрытие мобилизационной потребности войск недоставало около 55 тысяч человек начальствующего состава запаса.
А вот солдатские беды берут свое начало еще глубже — во временах так называемой «фрунзенской военной реформы» 1924-1928 годов. Тогда от разрухи и экономической безысходности Красную Армию сократили с 5,5 миллиона до 562 тысяч человек. Между тем ежегодная численность призывного контингента по стране, без ущерба для народного хозяйства и образования, была в тот период более 900 тысяч человек, но принять на службу из-за ограниченной призывной емкости армия и флот могли только около 300 тысяч красноармейцев и краснофлотцев. Получилось так, что каждый год до 600 тысяч человек оказывались в стороне от войсковой подготовки. К лету 1941 года миллионы людей, не обученные военному делу, составляли значительную часть призывников.
Для многих командиров и бойцов первые уроки беспощадного «ликбеза» войны стали последними. Учиться воевать пришлось на большой крови.

ПРИКАЗ ЧАСТЯМ 50-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ1

31 августа 1941 г.
дер. Капыровщина
Секретно

В частях дивизии имело место неправильное использование комначсостава, как то: в ротах оставалось личного состава на один взвод, а комсостав участвовал в бою всей роты, что приводило к излишним потерям начсостава, начсостав не берегут, в результате чего за период военных действий с 16 августа с. г. выбыл большой процент начсостава.
Начсостав в частях дивизии используется не по специальности.
Младший [командный] и рядовой состав, отличившийся в боях с немецким фашизмом, на должности начсостава не выдвигается.

Командир 50 с[трелковой] д[ивизии] полковник БОРЕЙКО
Военный комиссар 50 сд батальонный комиссар  ДОРОДНЫЙ
Начальник штаба 50 сд полковник САФОНОВ

ИЗ ПОЛИТДОНЕСЕНИЯ 325-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 10-й АРМИИ РЕЗЕРВА СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ

[не позже 12 ноября 1941 г.]
Секретно

В процессе учебы имели место недостатки. Иногда командиры учат тому, чего нет по расписанию, а именно: регулирование строевого шага, повороты на месте, а не тому, с чем придется столкнуться на войне.
Части соединения ускоренную программу прошли не полностью, качество подготовки низкое. Отсутствие учебного и боевого оружия, боеприпасов не позволяет изучать материальную часть, не дает возможности подготовить личный состав для боя.
Занятия личный состав проводит с применением самодельного деревянного оружия.
Зимнее обмундирование отсутствует. По этой причине только 10 ноября 1941 г. дезертировало 8 человек. Всего дезертировало 82 человека. Разыскано и предано суду Военного трибунала - 16.

Начальник политотдела 325 стрелковой дивизии [Подпись неразборчива]

ИЗ ПОЛИТДОНЕСЕНИЯ 10-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА

2 января 1942 г.
Секретно

Наибольшее количество преступлений отмечено в частях 385 с[трелковой] д[ивизии] по вине командира дивизии, преступно руководившего вверенными ему войсками, неспособного организовать боевые операции не только соединением в целом, но и отдельными частями, благодаря чему не выполнено ни одного боевого приказа Военного Совета армии.
Командир дивизии полковник Савин и военный комиссар Нестерук не организовали систематической разведки сил врага, расположения его огневых средств, тщательного изучения местности и путей подхода к расположению противника, а порой и, своевременно не имея данных о силах противника, назначали атаки вслепую, от чего части несли большие потери.
В силу отсутствия командирской воли и большевистской настойчивости, в сознание массы бойцов и командиров не внедрялось высокой политической сознательности, железной воинской дисциплины, презрения к смерти, наступательного порыва, бодрости и уверенности в победе над врагом.
В силу этого во время проведения боевых операций отдельные лица начальствующего состава и бойцов преступно не выполняли приказы, проявляли неорганизованность, растерянность, трусость и панику, бросали оружие и бежали с поля боя.
Ряд лиц комсостава 385 с[трелковой] д[ивизии] имеют слабую воинскую подготовку.

Начальник политотдела 10 армии [подпись неразборчива]

ВЫПИСКА ИЗ ИСТОРИЧЕСКОГО ФОРМУЛЯРА 376-й СТРЕЛКОВОЙ ПСКОВСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ ДИВИЗИИ
ЗА ПЕРИОД БОЕВ НА р. ВОЛХОВ С 30 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА ПО 1 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА

Бой, организованный в ночь с 30.12.41, не имел средств подавления (минометов и артиллерии) обороны противника и мог быть рассчитан на внезапность и ночной покров. В результате, в начале боя удалось выйти на западный берег р. Волхов и преодолеть предполье, вплотную подойти к главной полосе обороны противника.
Последующие дни продолжались бессмысленные атаки без успеха, неся дивизией6 большие потери. За четыре дня наступления они составили 50 процентов личного состава.
Причинами неуспешных действий дивизии явилось следующее:
Отсутствие разведданных о противнике при поспешном вводе дивизии с марша прямо в бой.
Незнание противника привело к неправильной оценке противника и отсюда к непосильной постановке задач частям и подразделениям.
Отсутствие у нас минометов, артиллерии и авиации, что подрывало уверенность у бойцов и командиров в наш успех.
Преобладающее число командиров — призванные из запаса, с низкой военной подготовкой. Это сильно отразилось на боевых действиях войск.
Низкая подготовка офицеров штаба, несработанность штабов и отсутствие средств связи.
Потери дивизии с 29.12.41 г. по 24.1.42 г. составили 15 000 человек. Дивизия за этот период четыре раза выводилась на доукомплектование и получила в общей сложности 12 000 человек пополнения.

ИЗ БЮЛЛЕТЕНЯ НЕМЕЦКОЙ АРМИИ

14 января 1942 г.
Опыт войны на Востоке

Большевики самые упорные и коварные из всех противников, с которыми нам пришлось столкнуться в этой войне. Как правило, они борются не за какой-нибудь идеал, не за свою Родину, а из страха перед начальником, в особенности перед комиссаром.
Атаки русских проходят, как правило, по раз и навсегда данной схеме — большими людскими массами и повторяются несколько раз без всяких изменений. Наступающая пехота компактными группами покидает свои пехотные позиции и с большого расстояния устремляется в атаку с криком «Ура». Офицеры и комиссары следуют сзади и стреляют по отстающим.
Артиллерийская подготовка атаки применяется редко, но они очень охотно применяют ночью, перед атакой, короткий, однако сильный беспокоящий огонь с дальних дистанций, постоянно меняя при этом свои огневые позиции.
Моральное воздействие от рева русских «Ура» может быть ослаблено собственными криками «Ура», что создает у русских впечатление, будто немцы сами переходят в атаку. Не рекомендуется организовывать местные самопроизвольные контратаки при наличии слабых сил. С другой стороны, надо заметить, что русские не выдерживают планомерно проводимых контратак, особенно с флангов.
Проведение постоянно беспокоящих атак небольшими силами преследует цель измотать части противника, отразить его нападение еще до того, как им будет предпринята атака главными силами.
Отражение действий разведки противника следует проводить разнообразными способами, так как в случае однообразного повторения организации обороны облегается разведывательная деятельность противника. Целесообразно начать отражение [атаки] небольшим количеством оружия, чтобы с самого начала помешать противнику организовать атаку.

ДИРЕКТИВА ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА

30 марта 1942 г.
Совершенно секретно

В Ставку Верховного Главного Командования и Военный Совет фронта поступают многочисленные письма от красноармейцев, командиров и политработников, свидетельствующие о преступно-халатном отношении командования всех степеней к сбережению жизней красноармейцев пехоты.
В письмах и рассказах приводятся сотни примеров, когда командиры частей и соединений губят сотни и тысячи людей при атаках на неуничтоженную оборону противника и неуничтоженные пулеметы, на неподавленные опорные пункты, при плохо подготовленном наступлении.
Эти жалобы, безусловно, справедливы и отражают только часть существующего легкомысленного отношения к сбережению пополнения.
Я требую:
    1. Каждую ненормальную потерю людей в 24 часа тщательно расследовать и по результатам расследования немедленно принимать решение, донося в высший штаб. Командиров, преступно бросивших части на неподавленную систему огня противника, привлекать к строжайшей ответственности и назначать на низшую должность.
    2. Перед атакой пехоты система огня противника обязательно должна быть подавлена и нейтрализована, для чего каждый командир, организующий атаку, должен иметь тщательно разработанный план уничтожения противника огнем и атакой. Такой план обязательно должен утверждаться старшим начальником, что одновременно должно служить контролем для старшего командира.
    3. К докладам о потерях прилагать личное объяснение по существу потерь, кто является виновником ненормальных потерь, какие меры приняты к виновным и чтобы не допустить их [потерь] в дальнейшем.
 
Командующий Западным фронтом генерал армии ЖУКОВ
Член Военного Совета Западного фронта ХОХЛОВ
ВРИО начальника штаба Западного фронта генерал-майор ГОЛУШКЕВИЧ

ЦЕНА ОШИБОК

Свидетельства о боевых просчетах советской авиации в архивных фондах не редкость. Квалифицируются эти случаи в документах по-разному. Одни — как досадные ошибки из-за ограниченной видимости, другие — как результат несоблюдения инструкций войсками, третьи — как профессиональная халатность летчика. Но есть причина неверных действий летных экипажей, которая в документах не упоминается, — поспешность, замешенная на страхе перед ответственностью.
Возвращение самолета с боевого задания на аэродром при неизрасходованном боезапасе означало невыполнение или недовыполнение задания, в то же время перелет линии фронта или «работа» по переднему краю противника были чрезвычайно опасны. Не выдерживая подчас нервного перенапряжения, экипажи поспешно освобождались от полного комплекта авиабомб или наугад поражали цели. В этих случаях, даже если несли потери свои войска и были поражены свои цели, летный состава мог рассчитывать на снисхождение, мотивируя «просчеты» ограниченной видимостью или несоблюдением все тех же инструкций войсками.

РАСПОРЯЖЕНИЕ ШТАБА ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ДЕЙСТВИЙ БОМБАРДИРОВОЧНОЙ АВИАЦИИ

1 декабря 1941 г.
Секретно

24.11.41 г. наша авиация бомбардировала расположения 317 Г[орно] М[оторизованного] П[олка], а 28.11.41 г. - расположения частей 47 Г[орно] Стрелковой] Д[ивизии] в районе Базалеевка, Василенково, Юрченково.
Бомбардировка своих войск могла произойти благодаря тому, что части не всегда выкладывают опознавательные знаки, штабы не контролируют обозначение расположения своих подразделений, а начсостав ВВС, выполняющий задачи по бомбометанию, недостаточно знает расположение наших войск.
Главком приказал:
    1. Проверить наличие опознавательных знаков в войсках и там, где таковых нет, немедленно изготовить.
    2. Категорически потребовать от командиров частей и соединений обозначать расположения своих войск опознавательными знаками.
    3. При постановке боевых задач на бомбардировку требовать от начсостава ВВС точного знания расположения своих частей.
    4. Впредь контролировать обозначение своих войск опознавательными знаками и не допустить ни одного случая бомбардировки расположения частей нашей авиацией.
    5. В частях ВВС и ПВО проверить знание личным составом опознавательных знаков.
 
Начальник штаба ЮЗф генерал-лейтенант БОДИН
Военный комиссар штаба ЮЗф бригадный комиссар БОРДОВСКИЙ

«БРОНЯ КРЕПКА...»

18680 боеспособных танков имела Красная Армия в начале войны1. Даже неискушенному в военных делах читателю должно быть понятно, что они могли стать значительной сдерживающей силой на пути стремительного наступления немецких войск. Но не стали. Ссылки на то, что большинство их составляли машины старых образцов, несерьезны, выходит, «дедовской» трехлинейкой оказывать сопротивление врагу можно, а вот устаревшим танком - нет.
Дело здесь, конечно, в другом. Броневой щит армии в первые месяцы боев оказался слаб и ограниченно дееспособен. Из множества тому причин на сегодняшний день общепризнаны в основном две: боевые потери и нехватка топлива. Однако, на наш взгляд, есть еще одна, не менее веская причина, которую почему-то обходят стороной,- безответственное отношение к технике.

ИЗ СВОДКИ УПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

8 июля 1941 г.
Совершенно секретно

За период боевых действий в ряде частей и соединений значительные потери материальной части.
В 15 с[трелковом] к[орпусе] с 22 июня по 1 июля потеряно 71 грузовая машина и 52 трактора.
В 22 м[еханизированном] к[орпусе] за это же время потеряно 45 автомашин, 119 танков, из них 58 подорвано нашими частями во время отхода из-за невозможности их отремонтировать в пути.
Исключительно велики потери танков КВ в 41 т[анковой] д[ивизии]. Из 31 танка, имевшихся в дивизии, на 6.7.41 г. осталось 9. Выведено из строя противником — 5, подорвано экипажами — 12, отправлено в ремонт — 5.
Большие потери танков КВ объясняются, в первую очередь, слабой технической подготовкой экипажей, низким знанием материальной части танка, а также отсутствием запасных частей. Были случаи, когда экипажи не могли устранить неисправность остановившихся танков КВ и подрывали их.
Воентрибуналы соединений все случаи оставления и порчи танков расследуют, виновные привлекаются к судебной ответственности по законам военного времени. 

Начальник Управления политпропаганды ЮЗф бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ЗАПАДНОГО ФРОНТА

19 января 1942 г.
Действующая армия

Сотни танков, разбросанных по направлениям действий войск, свидетельствуют, что командиры и комиссары частей вопросами сбережения столь мощного и дорогостоящего вооружения занимаются недостаточно.
Выбытие танка из строя расценивается как обычное, неизбежное явление, причины не изучаются, практические меры предупреждения выхода танков из строя слабые, а отсюда даже прямые виновники остаются безнаказанными.
Главные причины, создающие условия вывода танков из строя, а именно:
    а) Безответственное отношение командиров и комиссаров частей к организации действий танков и их содержанию.
    б) Низкая техническая подготовленность экипажей танков.
    в) Чрезвычайно плохое изучение личного состава экипажей, дающее возможность гнездиться в рядах преданных бойцов и командиров трусам и симулянтам.
    г) Низкое качество ремонта танков ремонтными частями и предприятиями фронта и армий.

Командующий войсками Запфронта генерал армии ЖУКОВ
Член Военного совета Запфронта ХОХЛОВ
Начальник штаба Запфронта генерал-лейтенант СОКОЛОВСКИЙ

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ЗАПАДНОГО ФРОНТА3

19 февраля 1942 г.

Войска фронта несут большие и неоправданные потери. Причины огромных потерь танков заключаются в том, что танки бросаются в бой без предварительной и тщательной подготовки, увязки взаимодействия на местности с артиллерией, пехотой и авиацией по халатности и легкомысленности танкистов и общевойсковых командиров. Задачи ставятся письменно — в хате и только на карте. Время на подготовку [танковых] бригад не отводится. Перегруппировки осуществляются днем, под ударами авиации и огня артиллерии противника.
Командиры танковых частей вводят бригады в бой без соответствующей технической подготовки, без разведки местности, без подготовки эвакосредств, пытаются решать боевые задачи одними танками, без пехоты. Слабо организуется обеспечение саперами, пехотой и артиллерийской поддержкой.
Сами танкисты, получив задачу, решают ее без надлежащего искусства, прямолинейно и, чаще всего, лобовой атакой. Танкисты не изучают скрытых подступов к противнику и мертвых пространств, а в результате этой безответственности несут большие потери. В некоторых случаях отмечается вредительское отношение танкистов к материальной части (ломают машины перед передним краем, затягивают ремонт).
В частях и рембазах находится 264 неисправных танка. До сих пор не эвакуировано с поля боя 322 неисправных танка.

[Командующий войсками Запфронта] [генерал армии] ЖУКОВ
[Член Военного Совета Запфронта] ХОХЛОВ
ВРИО Н[ачальника] Ш[таба] Зф [генерал-майор] ГОЛУШКЕВИЧ

"КНУТ" И "ПРЯНИКИ" СТАЛИНА

Среди ранее «закрытых» документов Великой Отечественной войны приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года в настоящее время наиболее известен, но обойти его стороной нельзя, ибо он является главным связующим звеном в цепи многих драматических эпизодов военных лет
Недавние шумные дискуссии обозначили двоякое отношение к этому документу. Кто-то считает его «старым, но грозным оружием», кто-то - слепым произволом обезумевшей деспотии.

ИЗ ПРИКАЗА СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ

16 августа 1941 г.
Без публикации № 270

Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся ему в плен, или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать.
Можно ли считать командирами батальонов или полков таких командиров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюдают хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и батальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозванцы. Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок превратят нашу армию в сплошную канцелярию. Таких самозванцев нужно немедленно смещать с постов, снижать по должности, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из рядов младшего начсостава или из красноармейцев.
ПРИКАЗЫВАЮ:
    1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.
    Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.
    2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.
    Обязать каждого военнослужащего независимо от его служебного положения потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, Драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен - уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.
    3. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев.
   (В приказе № 270 объявлены дезертирами генерал-лейтенант Качалов, погибший при прорыве из окружения, генерал-майор Понеделин и генерал-майор Кириллов, попавшие в немецкий плен в августе 1941 года, за несколько дней до выхода приказа. Все они были расстреляны после окончания войны).
Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.

Ставка Верховного Главного Командования Красной Армии

Председатель Государственного Комитета Обороны И.СТАЛИН
Другие подписи

Свидетельствует К.М.Александров:
В приказе № 270 от 16 августа 1941 г. И. В. Сталин, Г. К. Жуков и другие члены Ставки предложили уничтожать плененных врагом бойцов и командиров Красной армии «всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишить государственного пособия и помощи». 28 сентября 1941 года в специальной директиве № 4976 по войскам Ленинградского фронта Жуков потребовал расстреливать и семьи советских военнопленных. К счастью, вероятно, настоящая директива не была претворена в жизнь и такие ужасные факты историкам не известны. А вот свидетельства о бомбардировках лагерей военнопленных собственной авиацией, особенно в 1941 году, существуют.

ПО ФАКТАМ ИЗМЕНЫ

Нельзя утверждать, что война одинаково всколыхнула весь народ страны и сплотила его в единый монолит. Ее социально-политическое эхо многосложно. Были и массовые митинги с красным кумачом, были и самоотверженные порывы, были те, кто потуже затягивали пояса и выжимали последние силы у станков и мартенов. Но находились и такие, кто по идейным соображениям не хотел участвовать в обороне страны.
Несовершенство тоталитарной системы государства особенно остро дало о себе знать в западных союзных республиках, территории которых частично или полностью вошли в состав СССР в 1939-1940 годах. Фиговые листки прокламаций о политическом благополучии в этом регионе развеял ветер войны. Разумеется, не национальность, а социальное сознание определяло позицию каждого.
Документы по фактам измены бойцов Красной Армии — сколок социальных противоречий и политических принципов режима власти.

ИЗ СВОДОК УПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

26 июня 1941 г.
Совершенно секретно

Начальнику Главного Управления политпропаганды Красной Армии
армейскому комиссару 1 ранга тов. МЕХЛИСУ
Не прекращаются факты паники среди отдельных командиров и красноармейцев.
Из частей поступают сведения о том, что отдельные красноармейцы приписного состава, особенно [из] западных областей УССР, панически настроены, пытаются уклониться от службы в Красной Армии, дезертируют.
Для поднятия дисциплины и боевой выучки приписного состава проводится ряд срочных мероприятий, к дезертирам применяются меры военного времени.
В 41 с[трелковой] д[ивизии] с 22 по 25 июня 1941 г. за трусость и дезертирство начсоставом расстреляно 10 красноармейцев приписного состава. Эти действия вызвали всеобщее одобрение личного состава. Бойцы и командиры заявляют: врагов и трусов надо беспощадно уничтожать.
 
Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

***
3 июля 1941 г.
Совершенно секретно

Начальнику Главного Управления политпропаганды Красной Армии
армейскому комиссару 1 ранга тов. МЕХЛИСУ
За период с 29 июня по 1 июля с. г. 3-м отделом1 ЮЗФ задержано дезертиров - 697 человек, в т. ч. 6 человек начсостава.
В частях 6 с[трелкового] к[орпуса] во время военных действий задержано дезертиров и возвращено на фронт до 5000 человек, 3-м отделом расстреляно по корпусу 100 человек дезертиров.
Из числа бежавших с фронта командирами частей расстреляно за дезертирство 101 человек.
Позорные случаи паники поддерживаются особенно военнослужащими, дезертировавшими из частей и просочившихся3 в тыл.
В связи с отсутствием должного руководства войсками в боях, учета личного состава, в ряде частей не знают результата боя и зачастую преувеличиваются потери.
Сейчас все внимание нач. состава и политработников направлено на ликвидацию паники, повышение бдительности, наведение строгого порядка и организованности на дорогах, воспитание в войсках мужества, героизма и наступательного порыва.
Созданы специальные заградительные отряды, которые задерживают идущих в тыл военнослужащих и направляют их в части. Для этой работы выделены дополнительные группы политработников.

Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

[не позднее 20 июля 1941 г.]
Совершенно секретно

Военному Совету Западного направления
О красноармейцах - уроженцах Западных областей БССР, УССР
В частях армий, прибывших из тыловых округов, служат красноармейцы — уроженцы Западных областей УССР и БССР, среди которых с первых дней боев вскрыты довольно значительно распространенные пораженческие и антисоветские настроения:
Среди этой категории красноармейцев распространены и случаи дезертирства: в 55 с[трелковой] д[ивизи;и} до начала войны было 74 немца, а к 1 июля осталось 34, остальные "без вести пропали", и есть все основания считать, что они ушли к фашистам.
Насколько ненадежна эта прослойка красноармейцев, видно хотя бы из того, что командование и политаппарат сами на местах принимают широкие предупредительные меры:
В 220 м[ото] с[трелковой] д[ивизии] (Орловский округ) перед началом боевых действий было 3400 человек, из них - 300 поляков и немцев, 800 человек имели родственников за границей и 600 человек имели репрессированных НКВД родственников. Из этих красноармейцев 1600 человек отчислены в запасные части.
Все эти факты требуют, чтобы по отношению к этой неблагонадежной прослойке красноармейцев принимались организационные меры заранее, не выводя таких красноармейцев на Западный фронт.
Правильным решением этого вопроса будет: отправка их на службу в глубокий тыл, а по отношению к наиболее активной антисоветской части — решительные репрессивные меры.

Начальник Политического Управления Западного фронта дивизионный комиссар Д.ЛЕСТЕВ

ДОНЕСЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА 30-й АРМИИ ВОЕННОМУ СОВЕТУ ЗАПАДНОГО ФРОНТА О ПРИЧИНАХ СДАЧИ В ПЛЕН КРАСНОАРМЕЙЦЕВ

6 сентября 1941 г.
Совершенно секретно
Военному Совету Западного фронта

Военный Совет армии, анализируя факты позорных Для армии явлений — сдачи наших красноармейцев в плен к немцам, установил, что значительная часть сдавшихся в плен принадлежит к красноармейцам по национальности белорусам, семьи которых в данное время находятся в оккупированных немцами областях.
В армии имеют место факты переходов к немцам из этой категории красноармейцев не только отдельных лиц, но за последнее время есть случаи, когда этот переход совершали организованно целые даже группы…
Из-за отсутствия надлежащего в частях учета людей (который в данное время приводится в порядок) еще не удалось точно установить всех лиц, пропавших без вести, но у Военного Совета армии есть все основания полагать, что среди «пропавших без вести» есть много красноармейцев по национальности белоруссов.
Все эти позорные для нашей армии факты объясняются потерей бдительности и политической беспечностью командно-политического состава и работников Особых органов НКВД, допустивших проникновение в армию вражеской агентуры, которая, как показывают вышеприведенные факты, активно проводит работу среди наших войск.
По всем этим фактам в настоящее время прокуратурой ведется расследование, и виновные в этом беспечии и попустительстве будут преданы суду Военного трибунала.
Помимо этого, частям и соединениям армии дано указание более тщательно подбирать (проверять) людей, предназначаемых для особых задач (ночные действия особых отрядов, разведывательная служба, полевые караулы и т. д.).
Кроме этого приняты меры тщательной проверки красноармейцев белоруссов, прибывших в последнее время в армию с маршевыми батальонами. Особенно, как показывает расследование, засоренным оказался маршевый батальон, прибывший к нам в конце августа из г. Тамбова.
Одновременно с этим Военный Совет армии считает возможным просить Военный Совет фронта:
    а) Обязать соответствующие органы дальнейшее комплектование действующих армий производить людьми, тщательно проверенными в политическом отношении.
    б) Особо тщательно проверять людей — уроженцев из Западных областей Белоруссии.
    в) Прислать нам начальника Особого отдела армии, способного обеспечить чекистскую работу, т. к. имеющийся с работой явно не справляется.
 
Командующий 30 армией генерал-майор ХОМЕНКО
Член Военного Совета бригадный комиссар АБРАМОВ

ИЗ ПОЛИТДОНЕСЕНИЯ 323-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 10-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА О КАЧЕСТВЕ ЛИЧНОГО СОСТАВА, ПОСТУПИВШЕГО НА ФОРМИРОВАНИЕ ДИВИЗИИ ИЗ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ В АВГУСТЕ 1941 ГОДА

12 декабря 1941 г.
Секретно

За период формирования [дивизии] с августа по 10.11.1941 г. в порядке выполнения директивы Штаба Ор[ловского] В[оенного] О[круга] - № 006901 от 23.9.41 г. отсеяно:
    1. Участников банд Антонова .... 35 [чел.]
    2. Судимых .......... 51 [чел.]
    3. Раскулаченных ........ 24 [чел.]
    4. Из западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики ..... 38 [чел.]
    5. Отказ к отправке на фронт .... 15 [чел.]
    6. Проявили трусость и [антисоветские] высказывания ........ 18 [чел.]
    7. По состоянию здоровья - возраст 335 [чел.] Всего ........... 516 [чел.]
 
[Начальник политотдела 323 стрелковой] [дивизии] [подпись неразборчива]

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ РАЗВЕДКИ 330-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 10-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА

1 января 1942 г.
Совершенно секретно

В [районе] д[еревень] Мокрая, Шиловка, Хумы, Высокая располагается немецкий полк (пехотный), состав которого на 75% украинцы, прошедшие подготовку и принявшие присягу врага. Полк одет в обмундирование Красной Армии, за исключением шинелей и винтовок.

[подпись неразборчива]

ИЗ СПЕЦСООБЩЕНИЯ ОСОБОГО ОТДЕЛА НКВД 10-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА О ПРОВЕДЕНИИ ЧИСТКИ СРЕДИ ЛИЧНОГО СОСТАВА

[не позднее декабря 1941 г.]
Совершенно секретно

Проведена чистка личного состава частей 325 с[трелковой] д[ивиэии] от неустойчивых и враждебных элементов. Изъяты лица, имеющие неоднократную судимость, политически неустойчивые, морально разложившиеся, уроженцы Западной Украины, Белоруссии, Прибалтики. Всего 446 человек.
Работа по чистке частей от чужаков и скрытых врагов продолжается.
Оперуполномоченный особого отдела
[подпись неразборчива]

* * *
Среди первых законодательных актов в начале войны был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 года «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения» с лаконичным содержанием: «Установить, что за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения, виновные караются по приговору Военного трибунала тюремным заключением на срок от 2 до 5 лет, если это действие по своему характеру не влечет за собой по закону более тяжкого наказания».
Применительно к Вооруженным Силам этот закон имел более жесткий характер. Наравне с паническими слухами под него подпадали антисоветские высказывания, пораженческие и антикомандирские настроения, которые политические, особые и карательные органы относили к разряду «контрреволюционных» деяний. Отсюда и значимость связанных с указом разоблачений.

СООБЩЕНИЯ 3-го УПРАВЛЕНИЯ10 НАРКОМАТА ВМФ О ПОРАЖЕНЧЕСКИХ И АНТИКОМАНДИРСКИХ НАСТРОЕНИЯХ
СРЕДИ ЛИЧНОГО СОСТАВА КРАСНОЗНАМЕННОГО БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА

11 сентября 1941 г.
Совершенно секретно

По сообщению 3 отдела КБФ среди рядового состава частей и подразделений флота, в результате слабой политико-просветительной работы со стороны командиров и политработников, за последнее время имеют место антикомандирские настроения. Характерные из них приводим:
    Краснофлотец 44 авиаэскадрильи Туманский вечером 6.09.41 г. при построении бойцов отказался встать в строй. На замечание техник-интенданта 2 ранга Киселева Туманский ответил грубостью и, обращаясь к бойцам, крикнул:
    «Стреляй командиров!» При этом снял с плеча автоматическую винтовку и пытался произвести выстрел.
    По адресу Киселева Туманский заявил:
    "Все равно всех вас перестреляем, а с тобой я еще рассчитаюсь".
    В этот же день Туманский из части дезертировал.
    25.08.41 г. краснофлотец пожарной команды 18 авиабазы Ткаченко в присутствии всего личного состава пожарной команды на требование старшины Трифонова встать с кровати заявил:
    «Вы обращаетесь как офицер. Вам только осталось взять палку и плетку, и тогда будет как в капиталистических странах. Жаль, что нет у меня оружия, тогда бы разговор совершенно другой был бы».
    Краснофлотец лидера «Ленинград» Герасименко среди ряда краснофлотцев говорит:
    «Наше командование украшается нашивками и орденами, а командовать в боевой обстановке не может».
    Старшина мотористов 527 катера ОВРа Демин проявляет резкие антикомандирские настроения. 27 августа Демин заявил:
    «Придет время — застрелю командира катера лейтенанта Мартынова и его помощника Аникина».
    По адресу старших командиров Демин говорит:
    «Вот идут продажные шкуры».
    1.09.41 г., говоря о переходе наших кораблей из Таллина в Кронштадт, краснофлотец линкора «Октябрьская Революция» Крылов сказал:
    «Потеряно 40 единиц флота. Это был не переход, а бегство, а впереди бежавших был командующий Трибуц. Командование кораблей проявило большую трусость».
    Сообщаю на Ваше распоряжение.
 
Зам. начальника 3 Управления ВМФ СССР дивизионный комиссар БУДАРЕВ

***
11 декабря 1941 г.
Совершенно секретно
Члену Военного Совета Ленинградского фронта адмиралу тов. ИСАКОВУ

По сведениям 3 отдела КБФ, среди отдельных лиц командно-политического состава частей и подразделения флота за последнее время отмечены факты пораженческих настроений.
В подтверждение этого приводим следующие примеры:
    Командир 14 З[енитно] А[ртиллерийского] Д[ивизиона] 3-го полка ПВО КБФ Доцоев, говоря о немецкой армии, заявил:
    «Нам только глаза замазывают о слабости немцев, а факты говорят за то, что немец сильнее и организованнее нас и в Ленинград он так или иначе проберется».
    Военком тральщика 124 политрук Ахрамович (призван из запаса) говорит:
    «Я боюсь, что наши не выдержат удара немцев. Иэ этой войны ничего хорошего не выйдет, мы напрасно воюем, т. к. победить немцев мы все равно не сможем».
    Военинженер 3 ранга Френкель (37 окружные авиамастерские) заявляет:
    «По радио передают — бои по всему фронту — значит, отступаем».
    Работник ПВО КБФ майор Стерлигов среди начсостава высказывал следующее:
    «Теперь пошлют на передовые линии, и там придется погибать».
    Старшина 11 морской батареи Лебедев по вопросу военных действий заявил:
    «Воевать осталось не больше 2 месяцев. Немцы скоро возьмут Москву и Ленинград, а дальше им и итти незачем, т. к. главные центры [будут] в их руках».
    Старшина 57 авиаполка Никитин в присутствии личного состава по вопросу временного занятия противником ряда наших городов говорит:
    «У нас нечем воевать, мы сдали город за городом. К войне мы готовились много лет, а оказалось, что повоевали незначительное время и воевать нечем — орудий нет, самолетов нет, танков также. Армия наша укомплектована из ополченцев, поэтому нас немцы бьют и бить будут».
    Сообщается на Ваше распоряжение.

Зам. начальника 3 Управления ВМФ СССР дивизионный комиссар БУДАРЕВ

ВСЕГДА ЛИ КОММУНИСТЫ БЫЛИ ВПЕРЕДИ?

В обширной литературе о Великой Отечественной войне прочно утвердился тезис о том, что коммунисты всегда оказывались на самых опасных участках и в критической ситуации демонстрировали образцы мужества, стойкости, героизма. А уж о комиссарах и говорить не приходится. Но так ли однозначно все обстояло в действительности? Документы парткомиссии при Политическом управлении Юго-Западного фронта и другие материалы кое-что проясняют в этом вопросе.

О РАБОТЕ ПАРТИЙНЫХ КОМИССИЙ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

[не позднее января 1942 г.]
Секретно

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА
о ходе рассмотрения партийных дел коммунистов, вышедших без партдокументов с территории, временно занятой противником

Анализируя причины уничтожения коммунистами партийных билетов, оставления личного оружия в тылу врага и переодевания в гражданскую одежду, нужно сказать следующее:
    — часть товарищей, особенно молодые политработники, очутившись на территории, занятой противником, растерялись, спаниковали, а иные струсили. Боясь, что будут пойманы немцами, прибегали к уничтожению партийных билетов. Из 697 дел — 451 случай уничтожения партийных документов объясняется тем, что товарищи считали, что они не выйдут с территории, временно занятой противником.
 
Ответственный секретарь парткомиссии при Политическом управлении ЮЗФ
полковой комиссар ДОБРЯКОВ

***
[не позднее февраля 1942 г.]
Секретно

СПРАВКА
Парткомиссией при П[олитическом] У[правлении] Ю[го]-З[ападного] Ф[ронта] в г. Воронеже с 25.9.41 г. по 16.2.42 г. рассмотрено 241 дело.
Исключено из рядов партии (помимо выходцев из окружения):
    1. За бытовые проступки (пьянство, сожительство с подчиненными женщинами) — 6 чел.
    2. За служебные проступки (невыполнение приказа, самовольные отлучки, трусость) — 20 чел.
    3. Осужденных судом Военных трибуналов за воинские преступления — 18 чел.
    4. За сдачу в плен врагу и неоказание при этом вооруженного сопротивления — 2 чел.
    Всего — 49 человек.
Председатель П[артийной] К[омиссии] при Политическом управлении ЮЗФ
батальонный комиссар МЯГКИХ

***
10 марта 1942 г.
г. Урюпинск
Секретно

По проступкам коммунистов рассмотрено 1464 дела.
Из рассмотренных дел исключено из рядов ВКП(б) коммунистов — 215 чел.

Ответственный секретарь П[артийной] К[омиссии] при Политическом управлении ЮЗФ
полковой комиссар ДОБРЯКОВ

КАЗНОКРАДЫ

О растратах денежных средств и государственного имущества в Красной Армии в годы Великой Отечественной войны хранилось упорное молчание, будто и действительно не существовало там таких преступных явлений.

ЗАЯВКА НА ОТПУСК ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ТОВАРОВ ДЛЯ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА
29 сентября 1941 г.

Для проведения ряда мероприятий Военным Советом Западного фронта прошу Вашего распоряжения об отпуске:
    1. фруктов разных (виноград, груши, яблоки, апельсины, мандарины и консервированные фрукты).
    2. Рыбных изделий (балык, семга, тешка, севрюга), икры.
    3. Консерв рыбных (шпроты, сардины, кильки, бычки).
    4. Вино-водочных изделий на 3000 рублей.
    5. Кондитерских изделий в ассортименте.
    6. Пива и фруктовых вод.
Секретарь Военного Совета Западного фронта батальонный комиссар АСТАПОВ

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ЗАПАДНОГО ФРОНТА

22 января 1942 г.
Содержание: О финансовой дисциплине

Произведенными ревизиями установлено, что в некоторых войсковых частях и учреждениях фронта допускаются незаконные расходы.
В материально-технической базе быв[шей] УВПС-5 на приобретение вина и продуктов на вечер в день 24-й годовщины Октябрьской революции незаконно израсходовано 3210 руб.
В 15-м отдельном дорожно-строительном батальоне на приобретение неположенных дополнительных продуктов израсходовано 13 671 руб., из которых только на вино — 4237 руб. Пользуясь бесконтрольностью, начпродснабжения этого батальона, мл. лейтенант Ульянов, по фиктивному акту присвоил 2000 руб.
    В 36-м полку связи приобретались продукты для дополнительного питания начсостава и неположенная одежда для вольнонаемного состава, на что незаконно израсходовано 3880 руб.
    В значительном количестве обревизованных частей наличные деньги хранятся в размерах, превышающих установленные нормы и фактические потребности (36 полк связи, 175 запасный стр[елковый] полк, 388 ветлазарет и Др.); безналичный порядок расчетов имеет совершенно недостаточное применение.
    Авансовая дисциплина грубо нарушается. Просрочки в погашении авансов достигают 40-50 дней (Управление 154 с[трелковой] д[ивизии], 783 О[тдельной] Т[анковый] Б[атальо]н и др.).
    Внутренний контроль командованием частей и учреждений не осуществляется, и это является главной причиной растрат и хищений денежных сумм. Так, в 573 пушечном артполку начфинчасти техник интендант 1 ранга Белоусов растратил 36 821 руб. Завделопроизводством - казначей Управления 7-й гвардейской стр[елковой] дивизии, техник интендант 1 ранга Шубин, растратил 2161 руб. Казначей 175 гвардейского мото-стрелкового полка техник интендант 1 ранга Петров растратил 2030 руб.
    Растратам и хищениям в значительной степени благоприятствовала плохая постановка учета денежных сумм, на что финансовыми органами, при ревизиях подчиненных частей, не уделяется должного внимания. Имеют место случаи неоприходования по материальному учету закупаемого имущества, что создает почву для злоупотреблений.
 
Командующий войсками Запфронта ЖУКОВ
Член Военного Совета  генерал армии Запфронта ХОХЛОВ
Начальник штаба Запфронта генерал-лейтенант СОКОЛОВСКИЙ

ПРЕСТУПЛЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ

Дисциплинарная и правовая практика войны сложна и многообразна. И судить о ней можно с различных точек зрения: боевой необходимости, законности, морали, гуманности. Но даже с каждой определенной позиции дать однозначную оценку законам военного времени невозможно. Вместе с тем, несмотря на разнохарактерность многих преступлений, дисциплинарных проступков и неосознанных, но подсудных деяний, гражданское и военное правосудие имело единый и незамысловатый карательно-репрессивный механизм. Его действие в 1941 году было особенно массовым и беспощадным.

ИЗ СВОДОК УПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

12 июля 1941 г.
Совершенно секретно

Не изжиты еще случаи паники, трусости, неорганизованности и дезертирства. Эти позорные явления имеют место в ряде частей фронта. Масса бойцов и командиров группами и поодиночке, с оружием и без оружия продолжают двигаться по дорогам в тыл и сеять панику.
    Так, командир 330 Т[яжелого] А[ртиллерийского] П[олка] Р[езерва] Г[лавного] Командования] <...> и батальонный комиссар <...> во время налета немецкой авиации на ДУБНО и мнимого движения танков противника приказали бросить материальную часть, имущество и выступить из города.
    Уже в пути командиры предложили возвратиться и забрать материальную часть и боеприпасы. Не дойдя 1,5 км к брошенному имуществу, командир полка приняв разрывы снарядов нашей зенитной артиллерии за парашютистов и приказал вернуться назад.
    Таким образом было брошено 28 орудий (замки сняты), свыше 1000 шт. снарядов, радиостанция. Все это попало в руки врага.
    По этому случаю ведется следствие прокуратурой Юго-Западного фронта.
 
Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

***
14 июля 1941 г.
Совершенно секретно

В связи с отходом наших частей имеют место факты отрицательных настроений и явлений Отдельные командиры совершают самочинные расстрелы. Так, сержант госбезопасности <...> расстрелял 3-х красноармейцев, которых заподозрил в шпионаже. На самом деле эти красноармейцы разыскивали свою часть.
Сам [сержант] — трус, отсиживался в тылу и первый снял знаки различия.
По-бандитски поступил лейтенант <...> 61 с[трелкового] п[олка] 45 с[трелковой] д[ивизии]. Он самочинно расстрелял 2-х красноармейцев, искавших свою часть, и одну женщину, которая с детьми просила покушать.
Оба преступника преданы суду Военного трибунала.

Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

***
17 июля 1941 г.
Совершенно секретно

В частях фронта было много случаев панического бегства с поля боя отдельных военнослужащих, групп, подразделений. Паника нередко переносилась шкурниками и трусами в другие части, дезориентируя вышестоящие штабы о действительном положении вещей на фронте, о боевом и численном составе и о своих потерях.
Исключительно велико число дезертиров. Только в одном 6 с[трелковом] к[орпусе] за первые 10 дней войны задержано дезертиров и возвращено на фронт 5000 человек.
По неполным данным заградотрядами задержано за период войны около 54 000 человек, потерявших свои части и отставших от них, в т. ч. 1300 человек начсостава.
Задержанные переданы в пересыльные пункты, откуда направлены во вновь формируемые части.
Из числа задержанных привлечено к ответственности за дезертирство 1147 человек, осуждено судом Военного трибунала фронта - 546 человек. 72 % осужденных приговорены к расстрелу.

Начальник Управления политпропаганды ЮЗФ бригадный комиссар МИХАЙЛОВ

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

12 декабря 1941 г.
Совершенно секретно

О ФАКТАХ ПРЕВЫШЕНИЯ ВЛАСТИ, САМОЧИННЫХ РАССТРЕЛАХ И РУКОПРИКЛАДСТВЕ СО СТОРОНЫ ОТДЕЛЬНЫХ КОМАНДИРОВ ЧАСТЕЙ В ОТНОШЕНИИ СВОИХ ПОДЧИНЕННЫХ
Военный прокурор Ю[го] 3[ападного] Ф[ронта] представил мне данные, свидетельствующие об имеющих место случаях превышения власти, самочинных расстрелах и рукоприкладстве со стороны отдельных командиров частей по отношению к своим подчиненным.
Нередко эти действия совершались в пьяном состоянии, на виду у красноармейских масс и местного населения.
Начальник Особого Отдела 1 Т[анковой] Бр[игады] <...> и пом[ощник] по тех[нической] [части] т[анкового] п[олка] <...> приказали без всяких оснований расстрелять лейтенанта 1 Т[анковой] Бр [игады] <...>.
По указанию и при полном попустительстве командира 4 роты 84 О[тдельного] С [троительно] П[утевого] Б[атальона] <...>, политрука <...> и командира 3 роты 84 ОСПБ <...> сержант <...> расстрелял машиниста поезда красноармейца <...>. Вся эта группа была в нетрезвом состоянии.
Эти и подобные им другие возмутительные факты имели место уже после издания Приказа Наркома Обороны т. СТАЛИНА И. В. № 0391 от 4 октября 1941 г. «О фактах подмены воспитательной работы репрессиями» и свидетельствуют о грубейшем игнорировании некоторыми командирами частей этого важнейшего приказа.

Командующий войсками ЮЗФ Маршал Советского Союза С.ТИМОШЕНКО
Член Военного Совета ЮЗФ Н.ХРУЩЕВ
Начальник штаба ЮЗФ генерал-лейтенант БОДИН

СПРАВКА

О КАРАТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ И ПОТЕРЯХ ЛИЧНОГО СОСТАВА 305-й, 326-й И 330-й СТРЕЛКОВЫХ ДИВИЗИЙ 10-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА, ПОСТОЯННО УЧАСТВОВАВШИХ В БОЯХ С НОЯБРЯ 1941 г. ПО ФЕВРАЛЬ 1942 г.
Ноябрь 1941 г. Декабрь 1941 г.    Январь 1942 г.           Февраль 1942 г.
Осуждено военным трибуналом, чел.:
К высшей мере наказания — расстрелу         34   36       62           101
К лишению свободы на срок 10 лет             32      32         73           104
К лишению свободы на срок 5-10 лет          79   14       55            53
К лишению свободы на срок 3-5 лет             10       7         25            23
Всего                                                                    155      89      215           281

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЦИФРЫ, ФАКТЫ, СЛЕДСТВИЯ

В настоящем разделе представлены некоторые обобщенные статистические материалы, добытые и систематизированные в свое время кропотливым трудом целой армии исследователей — военных ученых, офицеров и генералов Военно-научного управления Генерального штаба ВС СССР, Главного управления кадров (ГУК) и других центральных учреждений .Министерства обороны СССР, а также специалистов различных ведомственных учетных органов. К великому сожалению, большинства из этих людей уже нет в живых, многие обезличены, а их книжки, выпущенные мизерными тиражами и помеченные магической надписью «секретно», так и остались недоступными для широкого читателя. За малым исключением, предлагаемые выборочные данные характеризуют положение в Красной Армии по состоянию на 1941 год. 
На общем учете офицеров запаса армии и флота состояло 915951 человек, из них по военной подготовке:
окончившие военные академии 0,2 %
окончившие курсы, школы и военные училища 9,9 %
лица с краткосрочной подготовкой 79,0%
При развертывании армии и на доукомплектование флота по мобилизации в первый месяц войны было призвано 652336 офицеров запаса, или 74,1 % всех мобресурсов.
В результате сталинских репрессий 1937—38 годов, а также расширения армии в 1939-41 годах 70 % офицеров и 75 % политработников занимало должности менее года, а более 1 млн красноармейцев служило менее года.
Германский журнал «Верфронт» писал о репрессиях в Красной армии: «После суда Сталин распорядился расстрелять восемь лучших военачальников РККА. Так закончился краткий период реорганизации командования Красной Армии». Военная квалификация была принесена в жертву политике и безопасности большевистской системы.
С самого начала Великой Отечественной войны под подозрение в предательстве попали все военнослужащие и гражданские лица, оказавшиеся даже на непродолжительное время за линией фронта. Во всех кадровых анкетах появился вопрос: «Были ли Ваши родственники на оккупированной территории?».
Статья 193 Уголовного Кодекса РСФСР 1926 года предусматривала «за сдачу в плен, не вызывавшуюся боевой обстановкой — расстрел с конфискацией имущества». В статье 22 «Положения о воинских преступлениях» 1927 г. говорилось, что сдача в плен, не вызванная боевой обстановкой, а также переход на сторону врага предусматривают высшую меру наказания (расстрел) с конфискацией имущества. Расширялась практика заочного осуждения военнослужащих, находившихся за линией фронта, как изменников Родины. Достаточным основанием для такого решения были полученные оперативным путем сведения об их якобы антисоветской деятельности. Вердикт выносился без всякой проверки, иногда лишь по одному заявлению.
В соответствии с Приказом Ставки Верховного Главнокомандования от 16 августа 1941 года № 270, командиры и политработники, срывающие знаки различия и сдающиеся в плен, объявлялись дезертирами, а их семьям грозил арест, государственного пособия и помощи лишались командиры и группы красноармейцев, сдавшихся врагу не исчерпав все средства к сопротивлению. Приказ призывал «драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим».

ПЕРЕЧЕНЬ ЛИЦ ВЫСШЕГО КОМНАЧСОСТАВА, РЕПРЕССИРОВАННЫХ В 1941 г.
1. Арженухин Ф.К. — генерал-лейтенант авиации, начальник Военно-воздушной академии. Расстрелян в 1941 г.
2. Володин П.С. — генерал-майор авиации, начальник штаба ВВС Красной Армии. Расстрелян в 1941 г.
3. Галактионов С.Г. — генерал-майор, командир 30-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.
4. Гольцев Н.Д. — генерал-майор. 1897 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник отдела автобронетанковых войск 18-й армии Южного фронта. Расстрелян в 1942 г.
5. Гончаров В.С. — генерал-майор. 1894 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1917 г. Командующий артиллерией 34-й армии Северо-Западного фронта. Расстрелян в сентябре 1941 г.
6. Григорьев А.Т. — генерал-майор. 1889 г. ррждения. Беспартийный. В Красной Армии с 1918 г. Начальник войск связи Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.
7. Гусев К.М. — генерал-лейтенант авиации. 1906 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1925 г. Командующий ВВС Дальневосточного фронта. Расстрелян в 1941 г.
8. Дьяков Г.С. — генерал-майор. 1886 г. рождения. Беспартийный. В Красной Армии с 1918 по 1924 г. и с 1929 г. Заместитель начальника кафедры Военной академии им. Фрунзе. Дата смерти не установлена.
9. Качанов К.М. — генерал-майор. 1901 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Командующий 34-й армией Северо-западного фронта. Расстрелян в 1941 г.
10. Каюков М.М. — генерал-майор технических войск, заместитель начальника управления Наркомата обороны СССР. Расстрелян в 1941 г.
11. Кленов П.С. — генерал-лейтенант. 1894 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник штаба Северо-Западного фронта. Расстрелян в 1941 г.
12. Климовских В.Е. — генерал-майор. 1895 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник штаба Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.
13. Клич Н.А. — генерал-лейтенант. 1895 г. рождения. Беспартийный. В Красной Армии с 1920 г. Начальник артиллерии Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.
14. Коробков А.А. — генерал-майор. 1897 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Командующий 4-й армией Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.
15. Кособуцкий И.С. — генерал-майор, командир 41-го стрелкового корпуса Северо-западного фронта. Расстрелян в 1941 г.
16. Локтионов А.Д. — генерал-полковник, командующий Прибалтийским особым военным округом. Расстрелян в 1941 г.
17. Оборин С.И. — генерал-майор. 1892 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1917 г. Командир 14-го механизированного корпуса Западного фронта. Расстрелян в 1941 г.
18. Павлов Д.Г. — генерал армии. 1897 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1919 г. Герой Советского Союза. Командующий Западным фронтом. Расстрелян в июле 1941 г.
19. Проскуров И.И. — генерал-лейтенант авиации. 1907 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1931 г. Герой Советского Союза. Командующий ВВС 7-й армии. Расстрелян в 1942 г.
20. Птухин Е.С. — генерал-лейтенант авиации. 1900 г. рождения. Член ВКП (б). В Красной Армии с 1918 г. Герой Советского Союза. Командующий ВВС Юго-Западного фронта. Расстрелян в 1942 г.
21. Пумпур П.И. — генерал-лейтенант авиации, командующий ВВС Московского военного округа. Расстрелян в феврале 1942 г.
22. Рычагов П.В. — генерал-лейтенант авиации. 1911 г. рождения. Герой Советского Союза. Начальник Главного управления ВВС Красной Армии. Расстрелян в октябре 1941 г.
23. Савченко Г.К. — генерал-майор. 1901 г. рождения. Член ВКП (б). В Красной Армии с 1918 г. Заместитель начальника Главного артиллерийского управления. Расстрелян в 1941 г.
24. Салихов М.Б. — генерал-майор, командир 60-й горнострелковой дивизии 18-й армии Южного фронта. Расстрелян в 1941 г.
25. Самойлов К.И. — контр-адмирал. 1896 г. рождения. Беспартийный. В Военно-Морском Флоте с 1918 г. Начальник Управления военно-морских учебных заведений Военно-Морского Флота. Дата смерти не установлена.
26. Селиванов И.В. — генерал-лейтенант. 1886 г. рождения. Член ВКП (б). В Красной Армии с 1918 г. Командир 30-го стрелкового корпуса Западного фронта. Расстрелян в феврале 1942 г.
27. Смушкевич Я.В. — генерал-лейтенант авиации. 1900 г. рождения. Член ВКП (б). В Красной Армии с 1919 г. Дважды Герой Советского Союза. Помощник начальника Генерального штаба по авиации. Расстрелян в октябре 1941 г.
28. Таюрский А.И. — генерал-майор авиации. 1900 г. рождения. В Красной Армии с 1919 г. Заместитель командующего ВВС Западного фронта. Расстрелян в 1942 г.
29. Трубецкой Н.И. — генерал-лейтенант. Член ВКП (б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник Управления военных сообщений Генерального штаба Красной Армии. Расстрелян в июле 1941 г.
30. Шахт Э.Г. — генерал-майор авиации, помощник командующего ВВС Орловского военного округа. Расстрелян в феврале 1942 г.
31. Штерн Г.М.— генерал-майор. Расстрелян.

Из статьи А.Печенкина "Черный день Красной Армии":

"До нападения нацистской Германии на СССР оставались считаные дни, а контрразведчики выискивали в рядах советских генералов все новых шпионов и заговорщиков. Большая часть из них служила в авиации, следовательно, кадровая работа в Военно-воздушных силах велась "вредительски". 4 июня 1941 г. начальник Управления кадров ВВС В.П. Белов был лишен звания генерал-майор авиации "за нарушение порядка в подборе кадров и протаскивание на руководящие посты... непроверенных и политически сомнительных людей". 12 июня бывшего начальника Главного управления авиационного снабжения РККА П.А.Алексеева также лишили звания генерал-лейтенанта авиации.

Даже начавшаяся война не остановила вакханалию репрессий. В июне-июле 1941 г. под стражу взяли двух бывших начальников Главного управления противовоздушной обороны (Герои Советского Союза генерал-полковник Г.М.Штерн и генерал-лейтенант авиации Е.С.Птухин), всех троих бывших командующих ВВС Красной Армии (генерал-полковник А.Д.Локтионов, генерал-лейтенанты авиации Герой Советского Союза П.В.Рычагов и дважды Герой Советского Союза Я.В.Смушкевич). Арестовали генералов И.И. Проскурова, С.А.Черных. Кроме того, в тюремных камерах оказались преподаватели военных академий генерал-майоры М.И.Петров и А.Н.Де-Лазари, начальник штаба ВВС РККА П.С.Володин и его заместитель П.П.Юсупов, начальник штаба ВВС Юго-Западного фронта Н.А.Ласкин, командующие ВВС Дальневосточного фронта К.М.Гусев и Северо-Западного фронта А.П.Ионов, начальник штаба Северо-Западного фронта генерал-лейтенант П.С.Кленов, командир корпуса И.В.Селиванов и ряд других военачальников.

Участь арестованных в июне 1941 г. генералов оказалась трагичной. 16 октября 1941 г. были приведены в исполнение смертные приговоры в отношении генералов Н.А.Клича, С.А.Черных, С.М.Мищенко, Р.Ю.Клявиньша, А.Н.Крустыньша, А.И.Дальберга и А.Я.Даннебергса, а 28 октября уже без всякого приговора по личному указанию Берии расстреляли генерал-полковников А.Д.Локтионова и Г.М.Штерна, генерал-лейтенантов авиации Ф.К.Арженухина, П.В.Володина.

29 января 1942 г. Берия направил Сталину список 46 арестованных, "числящихся за НКВД СССР". Среди них были 17 генералов и несколько крупных работников оборонной промышленности: бывший нарком боеприпасов СССР (НКБ) И.П.Сергеев, его заместители, начальники отделов и управлений НКБ, несколько руководителей Наркомата авиационной промышленности (НКАП) и другие лица. Большую часть из них взяли под стражу в мае-июле 1941 г., т.е. накануне и в первые недели Великой Отечественной войны.

Герои Советского Союза генералы Птухин, Пумпур, Шахт обвинялись во вредительстве и заговоре против того государства, героями которого они являлись. О командующем ВВС Юго-Западного фронта Е.С.Птухине, в частности, говорилось: "Уличается показаниями СМУШКЕВИЧА, ЧЕРНОБРОВКИНА, ЮСУПОВА, ИВАНОВА и очной ставкой с ним, как участник антисоветского военного заговора. Дал показания, что с 1935 года являлся участником антисоветского военного заговора, куда был завербован УБОРЕВИЧЕМ, но от данных показаний отказался, признав, что преступно руководил вверенными ему войсками".

Просто удивительная "враждебная деятельность": в 1935 г. стал "заговорщиком", а после этого в 1936-1937 гг. храбро воевал с фашистами в Испании, в 1939-1940 гг. отличился в Финляндии, награжден многими орденами и Золотой Звездой Героя. И лишь в начале войны с фашистской Германией был "разоблачен". И такую глупость докладывают Верховному главнокомандующему, который в нее "верит". В таком же духе формулировались обвинения против других генералов.

Никаких постановлений на этот раз принимать не стали. Достаточно было лаконичной резолюции вождя: "Расстрелять всех поименованных в списке. И.Сталин". Через две недели, 13 февраля 1942 г., Особое совещание НКВД СССР оформило постановление о казни генерал-лейтенантов авиации П.А.Алексеева, К.М.Гусева, Е.С.Птухина, П.И.Пумпура, генерал-лейтенанта технических войск Н.И. Трубецкого, генерал-лейтенантов П.С.Кленова, И.В.Селиванова, генерал-майоров авиации А.П.Ионова, Н.А.Ласкина, А.А.Левина, А.И.Филина, Э.Г.Шахта, П.П.Юсупова, генерал-майора танковых войск Н.Д.Гольцева, генерал-майоров А.Н.Де-Лазари, М.И.Петрова, помощника генерал-инспектора ВВС комдива Н.Н.Васильченко, руководящих работников НКАП и НКБ во главе с наркомом боеприпасов И.П.Сергеевым. Чудовищный приговор привели в исполнение 23 февраля 1942 г. Советских военачальников и деятелей отечественного ОПК убили в День Красной Армии, укреплению которой они посвятили всю свою жизнь".

Пропало без вести в 1941 г. — 19 генералов, попало в плен в 1941 г. — 16 генералов.
Наиболее известные советские военнопленные:
1. Генерал-лейтенант А.В.Власов,
2. Генерал майор С.Д.Данилов,
3. генерал-лейтенант инженерных войск Д.М.Карбышев,
4. генерал-майор Н.К.Кириллов,
5. генерал-лейтенант М.Ф.Лукин,
6. генерал-лейтенант И.Н.Музыченко,
7. генерал-полковник М.И.Потапов,
8. генерал-майор П.Г.Понеделин,
9. Герой Советского Союза лейтенант М.Г.Гусейн-заде,
10. Герой Советского Союза М.М.Джалиль,
11. Герой Советского Союза лейтенант А.М.Джебраилов,
12. Я.И.Джугашвили (Сталин),
13. Герой Советского Союза летчик-истребитель М.П.Девятаев.

НАЛИЧИЕ И УБЫЛЬ ВООРУЖЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ В 1941 г.
(С учетом пополнения во 2-м полугодии)
Состояло к началу войны:                Убыль за июнь -  декабрь 1941 г.:

37-мм зенитные пушки, шт. 1318                       1124
45-мм пушки, шт. 14621                               11704
76-мм полковые пушки, шт. 6960                       7450
76-мм дивизионные пушки, шт.8426                       6496
122-мм гаубицы, шт. 8014                       6027
122-мм пушки, шт.           959                        604
152-мм гаубицы-пушки, шт. 3188                               2241
152-мм гаубицы, шт. 3618                               2553
50-мм минометы, шт. 28327                              27529
82-мм минометы, шт. 14450                              23434
107-мм минометы, шт. 1400                                646
120-мм минометы, шт. 3983                               6833
Винтовки и карабины, тыс. шт7620,5                             5547,5

ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ
МЕХАНИЗИРОВАННЫХ КОРПУСОВ КРАСНОЙ АРМИИ БОЕПРИПАСАМИ
ПО СОСТОЯНИЮ НА 15 ИЮНЯ 1941 г.

Наименование боеприпасов Обеспеченность боеприпасами, в %
всего по 29 механизированным корпусам в том числе
Киевский ОВО, 8 мех. корпусов Западный ОВО, 6 мех. корпусов
152-мм выстрелы к танковым пушкам 10 12 0
76-мм выстрелы к танковым пушкам 12 30 1
45-мм выстрелы к противотанковым пушкам 133 215 27
37-мм выстрелы к зенитным пушкам 31 42 14
 
СУММАРНЫЙ РАСХОД И ПОТЕРИ БОЕПРИПАСОВ В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ
ЗА ИЮНЬ-ДЕКАБРЬ 1941 г.
Расход и потери боеприпасов по отношению к наличию в приграничных округах перед войной, в %:
Снаряды всех калибров 58,3
Мины всех калибров 51,8
Винтовочные патроны 55,0
Общие потери боеприпасов к концу 1941 г. составили свыше 25 000 условных вагонов, или около 30 % наличия боеприпасов в Красной Армии на 22 июня 1941 г. |

ИЗ СПРАВКИ О РАЗВЕРТЫВАНИИ ПОЛЕВЫХ САНИТАРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
В ЗАПАДНЫХ ПРИГРАНИЧНЫХ ВОЕННЫХ ОКРУГАХ НА 1 ИЮЛЯ 1941 г.

  Всего подлежало развертыванию с началом войны: Фактически развернуто:
Фронтовые эвакопункты 6 3
Полевые эвакопункты 13 4
Управления госпитальных баз армий 11 4
Головные отделения полевых эвакопунктов с эвакоприемниками 50 7
Полевые подвижные госпитали на механической тяге 82 37
Полевые подвижные госпитали на конной тяге 81 5
Инспекционные госпитали 48 14
Автохирургические отряды 39 16
Автосанитарные роты 17 13
Постоянные санитарные поезда 33 9

Из ПРИКАЗА
Народного комиссара обороны Союза ССР
№ 227 от 28 июля 1942 г. 
 
После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн. населения, более 80 млн. пудов хлеба в год и более 10 млн. тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше - значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.
    Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.
   
    ВЕРХОВНОЕ ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ ПРИКАЗЫВАЕТ:
    1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:
    а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;
    б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;
    в) сформировать в пределах фронта от 1 до 3 (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.
    2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:
    а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;
    б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;
    в) сформировать в пределах армии от 5 до 10 (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.
    3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий;
    а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять в военные советы фронта для предания военному суду:
    б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.
    Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.
   
Народный комиссар обороны
    И.СТАЛИН
 
ПОТЕРИ ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА В 1941 г. И ЗА ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

За период Великой Отечественной войны боевые потери офицерского состава насчитывают 1 023 093 человека..
Кроме того:
уволено по ранению 1 030 721 человек
из них в 1941 г. 83 061 человек
умерло от болезней и по другим причинам 5 026 человек
осуждены военным трибуналом с лишением воинских званий 20 071 человек
находились в плену около 150 тыс. человек
Общие потери офицерского состава за 1941-1945 гг. составили 2 228 901 человек.

Поставки США в СССР во время Второй мировой по ленд-лизу составили около 11,3 млрд долларов (эквивалентно примерно 140 млрд долларам в ценах 2008 года). Только с октября 1941 г. по 30 июня 1942 г. США направили в СССР 545 самолетов, 783 танка и 16502 грузовых автомашин. С мая 1942 года поставки составляли в среднем 80-90 тысяч тонн в месяц, а во второй половине 1943 — до 200000 тонн в месяц. Во второй половине войны основным шасси для «Катюш» стали ленд-лизовские «Студебеккеры». На их базе создано около 20 тыс. «Катюш».
Из общего объема американских поставок по ленд лизу в $11,3 млрд долларов СССР было признано, а затем частично оплачено, 722 млн. долларов, или около 7 %.
Номенклатура поставок по ленд-лизу определялась советским правительством и включала:
самолетов - 22150, танков - 12700, легковых джипов и вездеходов - 51503, грузовых машин - 375883, тракторов - 8071, автоматического оружия - 131633, взрывчатых веществ - 345735 тонн, товарных вагонов - 11155, локомотивов - 1981, грузовых судов - 90, противолодочных кораблей - 105, радиолокаторов - 445, двигателей для кораблей - 7784, запасов продовольствия - 4478000 тонн, машин и оборудования - $1078965000, цветных металлов - 802000 тонн, нефтепродуктов - 2670000 тонн, химикалий - 842000 тонн, хлопка - 106893000 тонн, спирта - 331 066 л.

Поставки США по ленд-лизу в обеспечении советской экономики некоторыми видами материалов и продовольствия во время войны составили (по отношению к производству самого СССР):
Взрывчатка - 53 %
Медь - 76 %
Алюминий - 106 %
Олово - 223 %
Кобальт - 138 %
Автомобильные шины - 92 %
Шерсть - 102 %
Сахар - 66 %
Мясные консервы - 480 %
Жиры животные - 107 %.

Маршал Жуков в послевоенных беседах говорил: «Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали… Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну… У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас всё это было свое в изобилии.
…Без американских грузовиков нам нечем было бы тягать нашу артиллерию».

ОБЩИЕ ПОТЕРИ
Профессор Санкт-Петербургского Университета Геннадий Леонтьевич Соболев засвидетельствовал о том, как «делалась» советская история и с каким трудом пробивалась через исторические заградотряды правда о количестве жертв войны. В середине 60-х готовилась многотомная история Великой отечественной войны, авторы которой надеялись представить читателям нефальсифицированную статистику военных потерь — 26,6 миллионов погибших и около миллиона умерших от голода только в блокадном Ленинграде. Узнав об этой ошеломляюшей цифре жертв, «либеральный» Хрущев сказал: хватит на первый раз и двадцати миллионов… Вот откуда росли уши сталинской, хрущевской и вообще большевистской «статистики».

Официальные данные о безвозвратных военных потерях — 8,86 млн. военнослужащих убитыми, и 4,56 млн. попавшими в плен и пропавшими без вести. Однако, согласно немецким документам, уже к 1 мая 1944 года число советских военнопленных достигло 5,16 млн. чел.
Даже если принять официальные данные о военных потерях (которые весьма занижены), то и они оказались значительно больше совокупных потерь всех других воюющих сторон — немецких и союзников (около 7,2 млн. в совокупности). Это даже не проблема военного искусства, а — мировоззрения, большевистского отношения к солдатам как к "пушечному мясу".
Официальные данные о потерях гражданского населения — 13,7 млн человек. 
Официальные данные о демографических потерях — 26,6 млн. человек, из них мужчин — около 20 млн. человек.
Согласно расчетам американских демографов С.Максудова и М.Элмана, население СССР к концу 1945 должно было бы быть ориентировочно на 35-36 млн. человек больше, чем в отсутствии войны.
По данным М.Хайнеса, число потерь в 26,6 миллионов задает лишь нижний предел всех потерь СССР в войне. Общая убыль населения с июня 1941 по июнь 1945 составила 42,7 миллионов человек, и это число соответствует верхнему пределу. Поэтому реальное число военных потерь находится в данном промежутке.
По данным М.Харрисона, реальные военные потери СССР должны оцениваться в пределах 23,9-25,8 млн. человек.
В частной беседе маршал Конев в 1962 году назвал цифру военных потерь в 10 млн. человек. Эта цифра в 10 млн. человек была обнародована также во французской версии книги «Войны и народонаселение» известного советского демографа Б.Ц.Урланиса.
Перебежчик, полковник Калинов, сбежавший на Запад в 1949 году, назвал цифру военных потерь — 13,6 млн. человек.
Группа специалистов-демографов во главе с известным исследователем Евгением Михайловичем Андреевым определила общее число безвозвратных потерь населения СССР в 1941–1945 годах в 27 млн. человек, а общее число мужчин призывного возраста, погибших в 1941–1945 годах, в 17 млн. человек.
Для сравнения приведу оценки безвозвратных потерь Красной армии по данным других авторов:
Д.А.Волкогонов — 16,2 млн. человек, Бирабен и Солженицын — 20 млн. чел., Тимашев — 12,2 млн. чел., Максудов — 11,8 млн. чел., Шварц — 11,944 млн. чел.
Банк компьютерных данных музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе к маю 1994 г. содержал персональные поименные данные на 19 млн военнослужащих, погибших или пропавших без вести в ходе войны и до сих пор не обнаруженных. Близкое значение (19,41 миллиона человек) приводит директор Архангельского государственного социально-мемориального центра «Поиск», создатель известного военного сайта www.soldat.ru. И. И. Ивлев.
Общие потери гражданского населения по данным Г.Ф.Кривошеева — 13,7 млн человек. По оценкам С.Максудова, на оккупированных территориях и в блокадном Ленинграде погибло около 7 млн человек (из них 1 млн в блокадном Ленинграде, 3 млн. — евреи-жертвы Холокоста), а ещё около 7 млн человек погибло в результате повышенной смертности на неоккупированных территориях.
Б.Соколов в статье «Сведение счетов» (Вокруг Света, №1, 2012) приводит следующую ужасающую статистику соотношения потерь СССР и Германии во Второй мировой войне:

Общее число погибших и умерших СССР — 43.448.000, Германия — 5.950.000, соотношение — 7,3:1;

в том числе гражданских лиц СССР — 16.900.000, Германия — 2.000.000, соотношение — 8,5:1;

в том числе в вооруженных силах СССР — 26.548.000, Германия — 3.950.000, соотношение — 6,7:1;

из них в советско-германской войне СССР — 26.400.000, Германия — 2.608.000, соотношение — 10,1:1;

Количество пленных СССР — 6.306.000, Германия — 1.950.000, соотношение — 3,2:1;

в том числе в советско-германской войне СССР — 6.300.000, Германия — 950.000, соотношение — 6,6:1;

Умерло в плену СССР — 4.000.000, Германия — 800.000, соотношение — 5,0:1;

в том числе в советско-германской войне СССР — 4.000.000, Германия — 451.000, соотношение — 8,9:1.

Ужасающе красноречив даже сам факт "разброса" безвозвратных потерь Советского Союза по данным разных авторов — от 27 млн. до 43 млн. человек. Вот уж где воистину грош цена человеческой жизни там, где погибших не считают, где проблематичные потери исчисляется 15 миллионами… Суммарные (демографические) потери были также явно больше официально признаваемых 26,6 млн. человек и, скорее всего, превышали 41 млн. человек.

Должен признаться, что, с моей точки зрения, точные данные о военных потерях СССР во время Второй мировой нынешний официоз вообще мало интересуют. Как с горечью констатировал журналист, «сдохли — и фиг с ними»: «Для проформы поставят к очередной годовщине какое-нибудь бетонное бессмыслие, и всё… Немецкое государство показало, что судьба даже мертвых немцев, погибших в неправедной войне за тридевять земель от Фатерланда ему небезразлична. В России же — тотальная потеря совести, стыда, приличий и человечности как у государства, так и у общества в целом». Действительно, немецкие кладбища и польские на территории России находятся в идеальном порядке, а у нас в лесах все еще находят и находят незахороненные останки… «Самое плохое, что многим это нравится и массы идиотов называют себя "патриотами" вот этого государства и варварского общества».

Американский посол в Германии Уильям Э.Додд подчеркивал невероятную скрупулезность, с которой немцы вели счет своих убитых солдат — буквально подушно… А у нас считали с точностью до миллионов, десятков миллионов: от 6 млн. в конце войны до более 41 млн. в наши дни…

Источники:
Скрытая правда войны: 1941 год.
Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование.
Г.Ф.Кривошеев (под редакцией). Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил.
Общая оценка потерь, таблица № 132 Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. — М.: Олма-Пресс, 2001. 
Soviet Casualties and Combat Losses in the Twentieth Century / Ed. by Colonel-General G.F. Krivosheev. London: Greenhill Books, 1997. 
M.Ellman, S. Maksudov, Soviet deaths in the Great Patriotic War: a note // Europe-Asia Studies. 1994. Vol. 46, No. 4. p. 671—680.
Michael Haynes, Counting Soviet Deaths in the Great Patriotic War: a Note // Europe-Asia Studies. 2003. Vol. 55, No. 2. p. 303—309.
Mark Harrison, Counting Soviet Deaths in the Great Patriotic War: Comment // Europe-Asia Studies. 2003. Vol. 55, No. 6. p. 939—944.
Г.Арнту, Людские потери во второй мировой войне. — Итоги второй мировой войны. М., 1957.
Б.В.Соколов, Вторая мировая: факты и версии. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005.
Б.В.Соколов, Правда о Великой Отечественной войне. СПб., 1998.
Boris Sokolov, The cost of war: Human losses for the USSR and Germany, 1939-1945.
Интервью и выступления писателя Виктора Астафьева.
The Journal of Soviet Military Studies Volume 9, Issue 1 March 1996.
И.В.Бестужев-Лада, Россия накануне XXI века.
Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Под ред. Г.Ф.Кривошеева. М., 1993.
И.Пыхалов, Великая Оболганная война. М.: Яуза, Эксмо, 2005.


Рецензии
Дорогой Игорь !
Я многократно уже прочитал эту статью. Понимаю, что она является незавершенной, и не только потому, что это лишь часть первая. Никому еще не удалось до конца довести читателям ту правду о Второй Мировой войне, это крайне сложно.
Основное здесь в том, что причины, и, главное, следствия той войны, перерастают в нынешнюю действительность. О том, что Третья Мировая будет однозначно последней могут не задумываться лишь одурманенные патриоты, они же и полные идиоты.
Смотрите, что заявил Х…ло сегодня, или вчера ( для меня путаны эти понятия, читаю я, во всяком случае, утром сегодня ), и это он называет открытой позицией :
"Ну есть какие-то границы, понимаете, красную черту нельзя переходить. Давайте тоже с уважением относиться к нашим интересам. Мы-то готовы, а к чему готовы наши партнеры ?" (news.mail.ru/politics/33590255/?frommail=1)
Пояснения здесь просты : соседям свободу не дам, они принадлежат мне. Пусть и не мечтают о том, что свобода выбора для них есть, и Вы не мечтайте !
Самое страшное в том, что за этими соседями обязательно появятся следующие соседи, при смене границ. Это ведь он как и о своем третьем сроке.
Потешный он крендель :-). Но трахать мозги подобным можно разве что собственному быдлу. Открытая позиция у него, понимаешь…
Я давно хотел написать статью об эвакуации. Как, и почему Сталин бросил миллионы собственных граждан на съедение Гитлеру ?
В свое время ( еще в прошлом тысячелетии, как звучит то : в прошлом тысячелетии :-) !!! ) я финансово помогал в создании одного сборника свидетельских показаний. Мне думается, что Вам это будет интересно, и , возможно, это пополнит эту статью. У Вас получится, в отличие от меня.
У меня сил не хватило, а, вероятнее, усидчивости и желаний.
Я Вам вышлю на почту пару-тройку фотостраниц, если Вы выразите согласие их посмотреть.
Это свидетельские показания людей уцелевших в геноциде в Сталиндорфе.
В Сталиндорфе, название то какое…
А говорят, что своих не бросали.
Бросали. Еще и как бросали !

Майк Нейман   26.05.2018 14:32     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.