О порядке слов в предложении

                Введение
         Порядок слов при синтаксическом и актуальном членении предложения
    «Порядком слов в предложении считается расположение в нём его членов, которое не является свободным. Если и можно говорить об относительно свободном порядке слов, то лишь применительно к некоторым словесным комплексам. Предлоги, союзы, частицы всегда имеют определённое место в предложении. Другие слова допускают некоторую свободу в размещении, однако варианты их расположения тоже не беспредельны. Эти ограничения связаны с двумя причинами: структурной связанностью компонентов предложения и смысловой их значимостью» (Валгина; стр.135).
    Однако порядок слов в предложении как коммуникативной единицы может изменяться.
    «Предложение как единица синтаксиса имеет в своём составе компоненты, именуемые членами предложения, которые занимают определённые синтаксические позиции. Членение предложения с точки зрения его структурных компонентов есть членение синтаксическое, или грамматическое; оно предполагает выделение структурного ядра предложения – подлежащего и сказуемого – и распространяющих его членов. Однако каждое предложение, реализуясь в речи в виде конкретной единицы сообщения, оформляется в соответствии с определённым коммуникативным заданием, и его грамматическая структура зависит от задач целенаправленного сообщения. Приспособление грамматической структуры предложения в результате включения в ту или иную речевую ситуацию к задачам коммуникации и есть его актуальное членение (термин чешского лингвиста В. Матезиуса).  Единицы, фигурирующие при актуальном членении, Матезиус назвал основой и ядром высказывания. Основа – это исходный пункт высказывания, часто это то, что известно, а ядро высказывания – это то, что сообщается, то, ради чего строится и функционирует предложение» (Валгина; стр. 137). Также исходный пункт высказывания называют темой, а ядро – ремой.
    Таким образом, мы можем утверждать, что актуальное членение неизбежно противопоставляется членению синтаксическому, ведь при одинаковом грамматическом  составе предложения его актуальное членение может быть различным. Грамматическое членение предложения на состав подлежащего и состав сказуемого определяется позиционной структурой самого предложения. Актуальное же членение зависит от причин, внешних для данного предложения (от контекста). Именно изменение порядка слов передаёт все возможные варианты актуального членение.
    Отдельно нужно отметить такое важное средство актуализации, как интонация, которая может изменять коммуникативные задачи предложения, не затрагивая его синтаксической структуры. Однако в данной работе мы будем рассматривать актуальное и синтаксическое членение предложений,  опираясь только на изменение порядка слов.

          Синтагматически зависимые и независимые высказывания и порядок слов
    Как уже было отмечено ранее, актуальное членение предложения неизбежно зависит от предшествующего или последующего контекста речевой ситуации. Рема – это то, ради чего существует предложение, то, на чём акцентирует своё внимание говорящий или пишущий. Таким образом, ядром высказывания может стать любой член предложения, и поэтому «при рассмотрении вопроса о порядке слов нельзя исходить из таких категорий, как члены предложения» (Валгина; стр. 140).
    Обратимся подробно к понятиям темы и ремы. «При совпадении группы подлежащего (или подлежащего – в нераспространённом предложении) с темой, а  группы сказуемого (или сказуемого в нераспространённом предложении ) с ремой можно говорить о соответствии актуального членения синтаксическому членению… В том случае, когда тема не совпадает с группой подлежащего (или с подлежащим), а рема не совпадает с группой сказуемого (или сказуемым), актуальное членение расходится с синтаксическим членением.  При расхождении актуального членения с синтаксическим теряют свою силу правила, обязательные для уровня синтаксической структуры предложения, и вступают в действие правила, существующие на уровне актуального членения» (Ковтунова; стр.14-15). Это правило, обязательное для уровня синтаксической структуры предложения, прежде всего в том, что тема должна быть расположена перед ремой. «Порядок слов в предложении нельзя рассматривать в отрыве от его актуального членения, и понятия «прямой» и «обратный» порядок слов означают не последовательность расположения грамматических членов предложения, а последовательность расположения темы и ремы и их компонентов… Порядок слов – не внутреннее качество определённой структуры предложения, а качество, навязанное ему извне: структурой и семантикой предшествующих предложений, коммуникативным заданием и т.д.» (Валгина; стр. 141).
    Здесь хотелось бы остановиться на вопросах терминологии. Итак, предложения, в которых актуальное членение совпадает с синтаксическим, в этой работе будут называться синтагматически независимыми, и прямым порядком слов здесь будет расположение «подлежащее (тема) - сказуемое (рема)» . Предложения, где актуальное членение вступает в противоречие с членением синтаксическим, мы будем называть синтагматически зависимыми, ибо тема и рема определяются здесь исходя из контекста или коммуникативных целей, и прямой порядок слов здесь «тема-рема», вне зависимости от того, каким членом предложения они выражены.
    Несмотря на принципиальные различия в синтаксической структуре, оба типа предложений (синтагматически зависимые и независимые) подчиняются единому правилу при определении обратного порядка слов: рема должна быть расположена перед темой. Но, как уже было замечено, в отличие от синтагматически зависимых высказываний, в независимых рема может быть выражена только сказуемым.

         Средства выделения темы и ремы и нерасчленённые высказывания
    «Основными средствам выражения актуального членения являются порядок слов и место ударения (интонация): последовательность тема-рема и ударение на компоненте рема. Однако существуют и дополнительные средства выражения актуального членения – это некоторые частицы, которые указывают либо на тему, либо на рему. Например, частицы же, -то, ведь, а чаще всего выделяют тему…В вопросительном предложении частица же выделяет рему… Показателем ремы, однако, чаще всего бывает частица не, употреблённая не перед сказуемым» (Валгина; стр. 142).
    Рема как коммуникативный центр высказывания обязательно должна быть выражена в предложении. Предложение без ремы невозможно. Тема, обозначающая данное, в некоторых случаях может быть опущена (неполные предложения), но рема – никогда.
    «В русском языке существует тип высказываний с «нулевой» темой – так называемые «нерасчленённые» высказывания. В нерасчленённых высказываниях нет исходного пункта сообщения. Весь состав таких высказываний образует комплексную рему. Нерасчленённые высказывания содержат сообщение о существовании, наличии, возникновении явлений и фактов действительности, рассматриваемых как единое целое. Нерасчленённые высказывания образуются на основе синтаксически односоставных предложений или двусоставных глагольных предложений, при этом нормой стилистически нейтральной речи является препозиция глагольного сказуемого по отношению к подлежащему. Нерасчленённые высказывания почти всегда содержат новое сообщение. Их контекстуальная обусловленность обычно сводится к минимуму или же совсем отсутствует. Нерасчленённые высказывания обычно служат для введения в контекст нового лица, предмета, для сообщения о наступлении какого-нибудь события, отрезка времени, состояния и т.д.» (Ковтунова; стр. 47-49).
Инверсия внутри словосочетаний
    Инверсия – это не только необычное расположение темы и ремы. Она может наблюдаться внутри этих компонентов. Такая инверсия связана со структурой словосочетаний, которые включаются в составе предложения. «Словосочетание имеет строго закреплённый порядок расположения компонентов, однако при функционировании в предложении может изменить свой словопорядок, подчинив его нуждам предложения, его акцентным свойствам» (Валгина; стр. 144).
    «Что касается порядка расположения дополнений, определений и обстоятельств, распространяющих другие члены предложения, то он повторяет правила порядка слов в словосочетании: согласуемые члены ставятся перед определяемыми словами, управляемые – после управляющих, примыкающие – перед и после господствующего слова, в зависимости от способа выражения и передаваемого значения…Препозиция управляемых и постпозиция согласуемых словоформ, а также расположение примыкающих словоформ несоответственно их обычным местам является инверсией» (Валгина; стр. 149).
    При наличии двух дополнений при одном управляющем слове сначала ставится дополнение косвенное (обозначение лица), а затем – прямое (объект).
    Разрушение цельности синтаксической группы выражается в том, что зависимые компоненты словосочетаний перестают занимать то место, которое для них предопределено иерархически организованной синтаксической структурой. Они отрываются от слов, к которым относятся, и начинают самостоятельно участвовать в актуальном членении предложения.
Цели и задачи работы
    Как уже выяснилось, актуализация отдельных компонентов предложения в подавляющем большинстве случаев связана с контекстом, с предшествующей речевой ситуацией. И, размышляя над темой данной работы, я пришла к заключению, что наиболее наглядно и полно это можно проследить на примере художественного произведения, где текст – это гармонично структурированное целое и каждое слово несёт определённую смысловую нагрузку.  Более того, прямой порядок слов, т.е. порядок, передающий последовательный переход от темы к реме, считается стилистически нейтральным, а стилистически значимый порядок слов возникает в результате инверсии, т.е. нарушения обычного порядка слов. Прямой порядок слов лишён экспрессии, инверсированный – экспрессивно окрашен, поэтому художественная речь в избытке пользуется этим приёмом.
    Цель данной работы – выяснить, как изменение порядка слов помогает писателю решать такие творческие задачи, как: расстановка акцентов  на важных деталях при описании действующих лиц повествования, передача психологического, эмоционального состояния персонажей, описание природы, создание особого поэтического настроения и  др.
    При анализе этих приёмов будут рассмотрены все виды высказываний: синтагматически независимые, синтагматически зависимые и нерасчленённые. Это поможет в конце работы прийти к определённым выводам: какие инверсии наиболее частотны? Инверсии какого типа используются при решении тех или иных художественных задач?
    Объектом анализа данной работы стал один рассказ Чехова «Счастье».  Мне кажется целесообразным не обращаться к множеству произведений этого или другого автора, так как рассматриваемые приёмы изменения порядка слов будут действовать аналогичным образом и в других  художественных текстах.
    Итак, цель моего исследования – найти максимальное количество различных примеров изменения порядка слов  и на основе литературно-художественной критики и собственного анализа рассказа Чехова прийти к окончательному выводу: для каких же художественных приёмов используется та или иная инверсия и к какому типу высказываний она относится.

                О рассказе «Счастье»
    «Расположение слов может быть намеренно искусным, продуманным, красивым, художественным. Такое расположение слов является средством выразительной речи» (Попова; стр. 25). Итак, руководствуясь этим положением, проанализируем порядок слов в рассказе «Счастье».
    Впервые произведение напечатано в журнале «Новое время» в отделе «Субботники». Рассказ был написан в Бабкине после возвращения Чехова из поездки на юг и под впечатлением от этой поездки.
    Рассказ при своём появлении вызвал восторженные отклики читателей. Ал. П. Чехов писал брату 14 июня 1887 г.: «Ну, друже, наделал ты шуму своим последним «степным» субботником. Вещица – прелесть. О ней только и говорят. Похвалы – ожесточённые. Хвалят тебе за то, что в рассказе нет темы, а тем не менее он производит сильное впечатление…».
    Для того чтобы определить, как инверсия становится художественным приёмом, в данной работе в этом контексте будут последовательно рассматриваться следующие составляющие авторского текста:
1. Описание персонажей
2. Речь персонажей
3. Пейзаж
4. Речь повествователя
5. Описание животных
6. Передача психологического состояния героев

                Описание персонажей
    «Неустанное вглядывание в человеческие лица, походки и жесты, жадное вслушивание в интонации и тембры женских и мужских голосов дали Чехову возможность (с первых же лет его творчества) широко обобщать те особенности, какие присущи той или иной категории людей», - замечал Корней Чуковский («О Чехове», стр. 138). Посмотрим, как синтаксически это делает Чехов.
    С помощью указания на внешность, манеры и предметы, окружающие героя, Чехов определяет его место на социальной лестнице. «Чехов достаточно быстро воспринял приём лаконического изображения через «социальный» предмет как обстановки, так и персонажей. Социальность костюма стала нередким мотивом в его рассказах, вплоть до того, что выделилась в самостоятельный сюжет» (Чудаков; стр. 36). В основном при описании персонажей (их внешности, одежды, действий) мы встречает прямой порядок слов. Например: «А возле нее, опираясь на седло, стоял мужчина/в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание, являющееся темой, дальнейшее описание героя со слов «в больших сапогах» - рема; II.1.10).
    Но, что характерно, подавляющее большинство высказываний с прямым порядком слов - синтагматически зависимые. То есть здесь не наблюдается линейной схемы: тема – подлежащее, рема – сказуемое. Это и понятно: ведь автору важно подчеркнуть именно какие-то детали во внешности и поведении героя, указать на характерный признак его облика, а это лучше всего делается актуализацией прилагательного или наречия. «Судя по его фигуре, прямой и неподвижной, по манерам, по обращению с пастухами, лошадью, это был человек /серьезный, рассудительный и знающий себе цену…» («Это был человек» - тема, «серьёзный…» - рема; II.3.14). Здесь мы видим классический пример, когда качественные прилагательные становятся ремой, акцентируя на себе внимание читателя. Это предложение интересно и тем, что формально мы можем говорить о ППС, ведь соблюдено правило в расположении частей (тема-рема), но вместе с тем постпозиция качественных прилагательных в атрибутивном словосочетании указывает на ОПС.
    Ремой могут становиться и целые придаточные предложения, если они несут особую смысловую нагрузку: «Объездчик остановился,/чтобы попросить у пастухов огня для трубки». (ППС. «Объездчик остановился» - тема, «чтобы попросить у пастухов огня для трубки»  - рема; II.1.2). «Значение этого персонажа также выделяется тем, что он курит трубку» (Газета «Литература»; № 28/2004).
    При первом знакомстве с персонажами можно встретить и двойную рему, где первая рема – это актуализированные прилагательные, а последующая – глагол или глагольная форма:
Один, старик/ лет восьмидесяти, беззубый, с дрожащим лицом,/лежал на животе у самой дороги, положив локти на пыльные листья подорожника; другой - молодой парень,/ с густыми черными бровями и безусый, одетый в рядно, из которого шьют дешевые мешки, /лежал на спине…» (Один, старик» - тема, «лет восьмидесяти…лежал» - рема; «другой - молодой парень» - тема, «с густыми чёрными бровями…лежал» - рема). II.1.9). Здесь также представлен пример синтагматически зависимого высказывания.
    В особых случаях автор намеренно делает акцент на особо важных словах в описании героя, которые становятся ремой и выносятся в абсолютное начало предложения. Здесь мы уже наблюдает обратный порядок слов. Чаще всего такие слова несут значительную смысловую нагрузку: «Младенческое выражение страха и любопытства/ засветилось в его тёмных глазах…» (ОПС. «Младенческое выражение…» - рема. Писателю важно подчеркнуть именно эти слова [слово «младенческое» - ключевое в характеристике героя]; II.2.10). «Юноша смотрит в небо, и оно кажется ему близким и прекрасным. Ясно, что этот персонаж мечтателен, неравнодушен ко всему живому, младенчески любознателен (Чехов несколько раз употребляет эпитет “младенческий” по отношению к этому герою)» (Газета «Литература»; № 28/2004).
    Для своеобразного обобщения  облика объездчика, для того чтобы дать мотивацию его поступкам,  писатель использует нерасчленённое высказывание с детерминантом: «Даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание»; IV.2.16).  Всё предложение доносит единую мысль: «дана социальная основа характера - снисходителен к пастухам, потому что близок к господам». (Белкин; стр.267). Поэтому автор использует нерасчленённое высказывание, избегающее сильных акцентов на определённых словах и позволяющее сконцентрировать внимание читателя на целом высказывании.

                Речь персонажей
    Рассказ «Счастье» почти полностью состоит из диалога между стариком и объездчиком. Поэтому важно проанализировать синтаксическую структуру речи героев и прийти к выводу, какие же приёмы изменения порядка слов использует Чехов, чтобы дать социальную и психологическую характеристику образам. Чем отличаются герои и как это отражается на структуре их высказываний?
    «Стилистически окрашенные варианты вызывают ассоциации с другими сферами речевой деятельности, в которых они функционируют как обычные, нормальные (например, с разговорной речью, с некоторыми особенностями речи, присущими фольклору, со стихотворной речью). Попадая в книжно-литературную прозаическую речь, они несут с собой стилистическую  печать той сферы речи, для которой они характерны, в которой они широко употребляются» (Ковтунова; стр.132).
    Для начала посмотрим, как Чехов строит речь недалёкого и безграмотного старика, мечтающего о зарытых кладах и в этом видящего своё счастье. «…Он воспроизводил простонародную речь, почти не прибегая к диалектизмам и по-мужицки исковерканным словам. Простонародность речи он передавал главным образом её синтаксическим складом, и такие искажённые формы, как цоцкай и эканький, у него величайшая редкость». (Чуковский; стр. 138). И этот особый синтаксический склад выражается здесь у Чехова в изменении порядка слов.
    «Одна из специфических тенденций разговорной речи – стремление к препозиции той части синтаксического объединения, которая несёт на себе более сильный акцент» (Ковтунова; стр. 141). Таким образом, часть синтаксического объединения, несущая сильный акцент, будет всегда ремой, следовательно, здесь мы наблюдаем обратный порядок слов. Например, слова старика: « В Матвеевом кургане армяшка жил, талисмана продавал. Купил/ Илья/ талисман…» (ОПС, так как глагол «купил…талисман» - рема, а «Илья» - тема; I.2.1). Приведённый пример – это очень редкий случай, когда глагол в функции ремы стоит перед темой в синтагматически независимых высказываниях. Такая актуализация возможна только в том случае, если о называемом лице или предмете в функции темы уже сообщалось в предшествующем тексте и глагол конкретизирует мысль или сообщает совершенно новую информацию об этом предмете или лице. Кроме того, как уже отмечалось, препозиция ремы – это примета разговорной речи, что иллюстрируется в приведённом примере.
    В простонародной  речи старика функцию ремы в препозиции может выполнять не только глагол, но и:
1) подлежащее-существительное: «А в ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя/ помер. Не к ночи будет сказано, грех таких людей сгадывать, поганый старик был. (ОПС. «Ефим Жменя» - рема, «помер» - тема. Детерминант не влияет на порядок слов. Фразовое ударение  падает на середину фразы; II.2.1);
2) зависимое слово в глагольном словосочетании, стоящее в препозиции: «Брату моему, Илье/… один монах/открыл, что в Таганроге…клад есть». (Рема обрамляет тему, так как в данном случае дислокация дополнения «брату моему, Илье», связанного с глаголом-ремой «открыл»). 
3) местоимение: «Перед волей у нас три дня и три ночи скеля {скала (Прим. А.П.Чехова.)} гудела. Сам/ слыхал». («Сам» - рема, «слыхал» - тема; II.2.12).
4) именная часть составного сказуемого : «Не к ночи будь сказано, грех таких людей сгадывать, поганый/старик/ был. (ОПС. Дислокация именной части составного сказуемого, которая в результате актуализации становится ремой. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы. Отношение «новое-данное» «Старик» здесь тема, потому что из контекста мы понимаем, о ком идёт речь; II.4.24).
    Теперь посмотрим, как передаётся речь объездчика, который по своему социальному положению отличается от старика. Здесь мы тоже можем встретить инверсированный порядок слов, но таких примеров намного меньше: «И, медленно затянувшись, он поглядел вокруг себя, остановил свой взгляд на белеющем востоке и добавил: «Должны быть/  клады». («Должны быть» - рема, «клады» - тема; I.2.2).
     На протяжении всей речи словоохотливого старика объездчик погружён в раздумье, и чаще всего мы встречаем в его речи отрывистые лаконичные фразы, представляющие собой комплексную рему: (объездчик после рассказа старика о «колдуне» Жмене) «Это бывает,- повторил он глубокомысленно и убежденно». (Комплексная рема); IV.1.8). Также объездчик, полный сознанием собственной значительности, очень часто сыпет своеобразными «афоризмами», представляющие собой синтагматически зависимые высказывания с прямым порядком слов: «Близок локоть,/ да не укусишь... Есть счастье, /да нет ума искать его» (II.1.17).
    И.И. Ковтунова, рассматривая способы имитации разговорной речи, помимо препозиции ремы, называет также и нерасчленённые высказывания с препозицией подлежащего. В речи старика мы встречаем много таких примеров. Кроме того, встречаются и фразы с необычной позицией детерминанта, который при прямом порядке слов всегда находится в абсолютном начале предложения:  «…И там, где теперь Ковыли, дудачьи гнезды были - что ни шаг, то гнездо дудачье». (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое; IV.3.6), «И в писаниях писано, что кладов тут много,- продолжал старик». (Инверсия детерминанта в нерасчленённом высказывании; IV.4.10). Кроме того, в устной разговорной речи детерминант может выполнять необычную функцию, выступая в качестве темы: «Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями/огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, / как будто словно от серы». (ППС. Детерминант – тема, подлежащее – рема; II.1.8). 
    Стоит отдельно отметить обратный порядок слов внутри словосочетаний. Постпозиция качественного или притяжательного прилагательного также характерные приметы разговорной речи: «Жменя душу свою сгубил (II.3.22).
    Очень часты инверсии с дислокацией или препозицией зависимого от глагола компонента: «Я там замечаю: ежели который человек мужицкого звания /все больше молчит, старушечьими делами занимается да норовит в одиночку жить…» (Инверсия внутри глагольного словосочетания; I.3.6), «Жменя/ людей гадючьим жиром морил». (Дислокация зависимого от глагола слова; I.4.13).
    В речи старика большую группу составляет необычный порядок слов, представленный схемой: тема – рема – тема. Иными словами, здесь мы наблюдаем обрамление темой ремы; рема представлена здесь числительными и существительными (часто это инверсированный зависимый компонент в глагольном словосочетании).  Фразовое ударение падает на середину фразы, так как на реме всегда больший акцент. Целесообразность же такой актуализации выясняется только на основании контекста: «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа его знает. У, да и проклятый же старик! Я его/годов шестьдесят/знаю, с той поры, как царя Александра, что француза гнал, из Таганрога на подводах в Москву везли». (Рема обрамлена темой. Фразовое ударение в середине предложения; II.2.4); ««Лет через пять после воли его/ миром/ в конторе посекли, так он, чтобы злобу свою доказать, взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ОПС. В данном случае падежная словоформа «миром», является ремой, так как дальнейший ход повествования доказывает целесообразность такой актуализации; II.2.7).
    Обратная ситуация наблюдается, когда местоимение-тема, несущее на себе наименьшее ударение, обрамляется ремой: «Только, это самое, братцы, догоняю его, подхожу близко, глядь!- а уж это не вол, а Жменя. Свят, свят, свят! Сотворил/я/ крестное знамение». (Тема «я» обрамлена ремой. Сильные фразовые ударения в начале и на конце предложения; II.2.6). «Выдвижение глаголов-сказуемых на позицию перед подлежащим передаёт активность проявления признака, динамизм изображаемой картины...» (Новиков; стр. 72).
    Любой вид «обрамления» - это наглядный пример обратного порядка слов, характерного для разговорной, поспешной и прерывистой речи.

                Пейзаж в рассказе
    Известно, что рассказ «Счастье» был высоко оценён И.И. Левитаном, которого Чехов поразил «как пейзажист» (Собр. сочин. Чехова, том I; стр. 562). Писатель и сам в письмах к друзьям, отмечал, что секрет его рассказа отчасти в искусном описании природы. Посмотрим, какие же синтаксические средства он использовал для осуществления этого замысла - «передать настроение раздумья», как отмечал А. Белкин (стр. 267).
    Для описания природы и вообще какой-то ещё не знакомой читателю обстановки, как правило, используются нерасчленённые высказывания. Нерасчленённые высказывания с прямым порядком слов встречаются при описании природы, и в том числе в начале абзацев, именно из-за минимальной контекстуальной обусловленности: (начало абзаца) «Окруженное легкою мутью, показалось громадное багровое солнце» (III.2.18).
    В описании природы мы встречаем в основном прямой порядок слов: «Тянулся Млечный Путь» (III.1.1); «Дрожали звёзды» (III.1.2).
    Нередко подобные предложения может осложнять детерминант, относящийся к предикативной группе в целом: «В их неподвижности и беззвучии чувствовались века и полное равнодушие к человеку…» (Классическая конструкция при описании природы в литературе: «детерминант – сказуемое – подлежащее». ППС; III.2.11).
    Встречается ли  в этом рассказе обратный порядок слов при описании природы? Да, и здесь он есть. «Экспрессивные варианты с нерасчленённой предикативной группой, в которых все компоненты располагаются в обратной последовательности (подлежащее – сказуемое – детерминант), относятся к числу широко распространённых разновидностей, типичных для художественной прозы» (Ковтунова; стр.108). «Широкие полосы света, еще холодные, купаясь в росистой траве, потягиваясь и с веселым видом, как будто стараясь показать, что это не надоело им, стали ложиться на земле. (Дислокация детерминанта «на земле», ОПС «подлежащее – сказуемое». III.4.9). «Солнечные лучи, которые у тебя скользят при восходе солнца по земле и по листьям травы, вызывают потоки восторгов», - писал Чехову брат Ал. П. Чехов.
    Кроме того, обратный порядок слов «подлежащее-сказуемое» - это синтаксическое средство передать разговорную окраску речи, что уже отмечалось в предыдущей главе: (слова старика) «Гром гремит» (ОПС: подлежащее-сказуемое; III.3.2).

                Речь повествователя
    «Когда новелла написана? Во время перехода от Антоши Чехонте к зрелому Чехову. И он уже весь тут со своим мастерством. Со своей краткостью, объективностью, сдержанностью, глубиной» (Белкин; стр.281)
    «Восприятие книжно-литературной речи ориентировано на стилистически нейтральный ритмико-интонационный строй и соответственно на ряды высказываний с последовательностью тема – рема (или на ряды нерасчленённых высказываний с присущей им нейтральной последовательностью синтаксических компонентов). Высказывания с инверсией темы и ремы или синтаксических компонентов предложения приобретают экспрессивный характер в связи с нарушением этой нейтральной ритмико-интонационной структуры и на её фоне» (Ковтунова; стр. 130).  Как писал Корней Чуковский, Чехов, «верный своей изощренной и сложной поэтике, не допускает авторского вмешательства в текст и как бы стоит в стороне от событий, которые изображаются им, предоставляя своим образам говорить за него» (О Чехове, стр. 138).
    Из всего выше сказанного вполне логично предположить, что в речи повествователя писатель будет использовать в основном прямой порядок слов, который помогает избежать ненужных (по крайней мере, для художественной системы Чехова) акцентов на словах. И что интересно, автор, в основном используя прямой порядок слов в синтагматически независимых высказываниях, и в синтагматически зависимых, которые возникают в результате акцентирования, обходится без привычной инверсии «рема-тема». Вот несколько примеров:
1) Синтагматически независимые высказывания:
• «Старик/принял прежнюю позу и сказал покойным голосом». (ППС. «Старик» - тема, «принял прежнюю позу…» - рема; I.1.5).
• «Молодой пастух/повернулся на бок и пристально…поглядел на старика». (ППС. «Молодой пастух – «тема», «повернулся на бок…» - рема; I.1.6).
2) Синтагматически зависимые высказывания:
• «У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец. Стерегли её/два пастуха». (ППС, так как в данном случае «стерегли» - это тема, а «два пастуха» – рема. Фразовое ударение на последних двух словах. Отношение «новое-новое»; II.1.1).
• «Только отсюда и видно, что на этом свете, кроме молчаливой степи и вековых курганов, есть другая жизнь, / которой нет дела до зарытого счастья и овечьих мыслей. («Есть другая жизнь» - тема, «которой нет дела…» - рема; II.1.15).
    Такой порядок слов ещё раз доказывает желание повествователя быть максимально беспристрастным.
    Несмотря на это, изменение порядка слов затронуло и эту часть художественной системы Чехова.  Правда, инверсия здесь наблюдается только внутри словосочетаний. И, в отличие от разговорной речи, где акцентируемые слова выносятся в препозицию, речь повествователя «характеризует противоположный принцип, соответствующий ритмико-интонационному строю книжно-литературной речи – постпозиция того члена, который сильнее акцентируется» (Ковтунова; стр.141)
    «Стилистически оправданная инверсия зависимых компонентов словосочетаний, включённых в предложение, всегда подчёркнутая интонационно, экспрессивно окрашивает речь, сообщает ей  то резкость и динамичность, то плавность и тягучую напевность», - отмечает Новиков. (Худ. текст и анализ; стр. 144).  В рассказе «Счастье» это, скорее, тягучая напевность. Так, поэтическую окраску и немного протяжную интонацию имеют конструкции с постпозиций притяжательного местоимения: ««Строгое лицо его/было грустно и насмешливо, как у разочарованного». (ППС. «Строгое лицо его» - тема, «было грустно…» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: постпозиция притяжательного местоимения – конструкция, характерная для поэтической, приподнятой речи; I.3.5). В размеренной и приподнятой речи повествователя также часто встречаются конструкции с постпозицией местоимения: ««У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец. Стерегли её/два пастуха»; «Первого не отпускали мысли о счастье, второй же думал о том, что говорилось ночью; интересовало его/ не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья».
    Встречается и дислокация, которая в данном случае является не приметой разговорной речи, а служит способом передачи особого поэтического настроения: «Обеими руками/он/потряс седло, потрогал подпругу…». (Рема обрамляет тему. Дислокация зависимой от глагола словоформы; I.4.11).

                Описание животных
    Животным в рассказе отведено не так много места, но тем не менее они играют очень важную роль в повествовании, и поэтому порядок слов в высказываниях при их описании представляет интерес.
    «Животные играют в рассказе важную роль. Они, во-первых, соотносятся с людьми: тоже думают, чувствуют, ждут счастья. Во-вторых, мысли людей постоянно передаются животным, и наоборот... Способность читать мысли животных создаёт почти библейскую картину» (Газета «Литература»; № 28/2004).
    Ал. П. Чехов писал брату: «…спящие овцы нанесены на бумагу так чудодейственно картинно и живо, что я уверен, что ты сам был бараном, когда испытывал и описывал все эти овечьи чувства».
    Можно сказать, что при описании животных (овец, лошадей, собак) Чехов соединил два главных приёма, которые он использовал в речи повествователя и для создания поэтического пейзажа – это нерасчленённые  и синтагматически независимые высказывания с ППС. Первый приём писатель использует, когда сообщает абсолютно новую информацию (часто в начале абзацев): «У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание; IV.2.14). И хотя глагол «ночевать» нельзя отнести к лексически ослабленным (одно из условий для глагола в нерасчленённых высказываниях), мы тем не менее не можем членить это предложение на тему и рему, так как речь идёт о новом, нам неизвестном (это, вообще, первое предложение рассказа).
    Вторым приёмом Чехов активно пользуется на протяжении всего рассказа для изображения поведения животных, которое часто каким-то образом соотносится у него с поведением действующих лиц: «Большая старая овчарка грязно-белого цвета, лохматая, с клочьями шерсти у глаз и носа, стараясь казаться равнодушной к присутствию чужих, /раза три покойно обошла вокруг лошади и вдруг неожиданно, с злобным, старческим хрипеньем бросилась сзади на объездчика, остальные собаки/ не выдержали и повскакали со своих мест». («Большая старая овчарка…» - тема, «спокойно обошла…» - рема; «остальные собаки» - тема, «не выдержали…» - рема; I.1.24).
   И только один раз Чехов допускает при описании животных обратный порядок слов. И это происходит в самом последнем предложении повествования: «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали… Овцы/тоже думали». (ОПС. «Овцы» - рема, «тоже думали» - тема; II.2.14). «Как озлобленность старика перешла к собаке, так в конце рассказа мысли овец на мгновение перейдут к молодому пастуху» (Газета «Литература»; № 28/2004).


                Передача психологического состояния героев
    «Разбрасыванию» предметов препятствует прежде всего та особенность чеховского мира, что это всегда кем-то воспринятый мир. Как отдельный приём такой способ описания в русской литературе использовался давно, но как последовательно проведённый художественный принцип это чеховское завоевание. Первые рассказы, где всё окружающее дано так, как видит его герой во всей конкретности своего социального положения и душевного сиюминутного состояния, встречает уже в 1833 году; далее этот способ интенсивно развивается и становится в 1887-1894 годы господствующим…»(Чудаков; стр.138). Посмотрим, как же герои Чехова воспринимают им созданный мир. Для того чтобы показать психологическое состояние, необходимо подчеркнуть то необычное в человеке, что обращает на себя внимание. Как правило, «это необычное» будет относиться к его манерам, привычкам, неосознанным движениям… Для этого Чехов строит свою фразу так, что слово, несущее самое сильное ударение и имеющее повышенную смысловую значимость, располагается в конце высказывания, а предваряет его небольшое вступление, изображающее персонажа. Часто такое вступление становится первой ремой: «Сказал он это/ беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погружённые в думу». (ППС. Вся предикативная группа выступает в качестве темы, а «беззвучным, глухим голосом…» становится ремой; II.1.3). «Он/залепетал в нос,/бабьей скороговоркой». (ППС. Наблюдаем двойную рему, которая выделяется интонацией, а на письме запятой. «Он» - тема, «залепетал в нос» - рема, «бабьей скороговоркой» - рема. Двойная рема выделяется потому, что автору было необходимо подчеркнуть, что старик говорил именно скороговоркой; I.1. 8).
    В рассказе именно повествователь даёт характеристики персонажам (друг друга герои не оценивают), поэтому здесь мы не встретим обратного порядка слов «рема-тема», который является излишне экспрессивным для размеренной, поэтичной речи рассказчика. Если бы такое вдруг произошло, то, скорее всего, такие высказывания, звучали бы не очень гармонично в сочетании с описанием пейзажа и другой речью повествователя. 
    Итак, здесь мы встречает прямой порядок слов «тема-рема» . Но ППС в основном в синтагматически зависимых словосочетаний. Ведь очень часто для того, чтобы передать определённое психологическое состояние, автору необходимо конкретизировать, с какой интонацией или каким образом герой что-то говорит или делает. Для этой цели используются наречия и деепричастия в функции ремы, следовательно, здесь мы имеем дело с синтагматически зависимыми высказываниями.  «- На своем веку я, признаться, раз десять искал счастья,- сказал старик, / конфузливо почесываясь». («Сказал старик» - тема, «конфузливо почесываясь» - рема; II.1.11). «Два слова всего, а за ними сложная психология: стыдно на старости лет признаваться в глупости» (Белкин; стр. 276).
     «Повторил он/ глубокомысленно и убеждённо» (ОПС наблюдается в постпозиции наречий, зависящих от глагола, но в отношении темы и ремы  в предложении  ППС, так как предикативная группа «повторил он» - тема, а «глубокомысленно и убеждённо» - рема. Сильное фразовое ударение на последних двух словах; II.3.20).
  Заключение 

Итак, проанализировав рассказ А.П. Чехова «Счастье», можно сделать вывод, что изменение прямого порядка слов – это неотъемлемая часть художественного текста. Инверсии пронизывают все составляющие повествования и являются действенным приёмом организации ритмико-интонационного строя. Обратный порядок слов позволяет автору передавать особенности речи персонажей, ставить акценты на тех словах в описании героя, которые несут наиболее важное значение и необходимы для раскрытия его образа.  Инверсии используется при описании природы, что создаёт поэтическое, приподнятое настроение, в речи повествователя, когда необходимо подчеркнуть что-либо в повествовании, наконец, они являются  отличным средством при передаче эмоционального, психологического состояния действующих лиц.
    Таким образом, изменение порядка слов – это действительно эффективный художественный приём, который писатели активно используют, создавая свои произведения.


                Приложение

                Основная классификация
I. Синтаксическое членение совпадает с актуальным. Синтагматически независимые высказывания.
Прямой порядок слов: тема (подлежащие или группа подлежащего) – рема (сказуемое или группа сказуемого).
1. Прямой порядок слов
1) (начало нового абзаца) «Пастухи/были не одни». (ППС. «Пастухи» - тема, «были не одни» - рема).
2) «Овцы/ спали» (ППС. «Овцы» - тема, «спали» - рема).
3) «Объездчик остановился, чтобы попросить у пастухов огня для трубки... Молодой пастух/не обратил на него никакого внимания; он/ продолжал лежать и глядеть на небо». (ППС. «Молодой пастух» - тема, «не обратил на него никакого внимания» - рема).
4) «Остальные собаки /не выдержали и повскакали со своих мест». (ППС. «Остальные собаки» - тема, «не выдержали и повскакали со своих мест» - рема).
5) «Старик/принял прежнюю позу и сказал покойным голосом». (ППС. «Старик» - тема, «принял прежнюю позу…» - рема).
6) «Молодой пастух/повернулся на бок и пристально…поглядел на старика». (ППС. «Молодой пастух – «тема», «повернулся на бок…» - рема).
7) «Старик/что-то вспомнил». (ППС. «Старик» -  тема, «что-то вспомнил» - рема).
8) «Он/залепетал в нос,/бабьей скороговоркой». (ППС. Наблюдаем двойную рему, которая выделяется интонацией, а на письме запятой. «Он» - тема, «залепетал в нос» - рема, «бабьей скороговоркой» - рема. Двойная рема выделяется также потому, что автору было необходимо подчеркнуть, что старик говорил именно скороговоркой).
9) «Он…/взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ППС. «Он» - тема, «взял да и напустил…» - рема).
10) «Он/знал место, где клады есть». (ППС. «Он» - тема, «знал место…» - рема).
11) «Объездчик/закурил трубку и на мгновение осветил свои большие усы…» (ППС. «Объездчик» - тема, «закурил трубку…» - рема).
12) «Он/напряжённо слушал». (ППС. «Он» - тема, «напряжённо слушал» - рема).
13) «Казна тоже себе на уме. В законе так писано, что ежели который мужик найдет клад, то чтоб к начальству его представить. Ну, это погоди - не дождешься! Есть квас, да не про вас. Старик/презрительно засмеялся и сел на землю» (ППС. «Старик» - тема, «презрительно засмеялся…» - рема).
14) «Что-то вдали/ грозно ахнуло, ударилось о камень и побежало по степи…». (ППС. «Что-то вдали» - тема, «грозно ахнуло…» - рема).
15) «Объездчик/очнулся от мыслей и встряхнул головой». (ППС. «Объездчик…» - тема, «очнулся от мыслей…» - рема).
16) «Они/уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью.» (ППС. «Они» - тема, «уже не замечали…» - рема).
17) «Каждый из них/жил своей собственной жизнью». (ППС. «Каждый из них» - тема, «жил своей…» - рема).
18) «Казна тоже / себе на уме». (ППС)
19) (новый абзац) «Пастухи/ остались одни» («Пастухи» - тема, «остались одни» - рема).
20) «А когда солнце, обещая долгий, непобедимый зной, стало припекать землю, все живое, что ночью двигалось и издавало звуки, /погрузилось в полусон». (ППС).
21) «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали. Они / уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью». (ППС).
22) «На сером фоне зари, начинавшей уже покрывать восточную часть неба, там и сям видны были силуэты неспавших овец; они/ стояли и, опустив головы, о чем-то думали». (ППС «Они» - тема-данное, «стояли…» - рема)
23) «Их мысли [овец], длительные, тягучие, вызываемые представлениями только о широкой степи и небе, о днях и ночах,/ вероятно, поражали и угнетали их самих до бесчувствия, и они… /не замечали ни присутствия чужого человека, ни беспокойства собак. ( «Их мысли…» - тема, «вероятно, поражали…» - рема; «они» - тема, «не замечали…» - рема).
24) (начало абзаца) «Большая старая овчарка грязно-белого цвета, лохматая, с клочьями шерсти у глаз и носа, стараясь казаться равнодушной к присутствию чужих, /раза три покойно обошла вокруг лошади и вдруг неожиданно, с злобным, старческим хрипеньем бросилась сзади на объездчика, остальные собаки/ не выдержали и повскакали со своих мест». («Большая старая овчарка…» - тема, «спокойно обошла…» - рема; «остальные собаки» - тема, «не выдержали…» - рема).
25) «При каждом движении его холщовая рубаха / мялась в складки, ползла к плечам и обнажала черную от загара и старости спину. (Детерминант. ППС).
26) «Объездчик/ задумчиво поглядел на даль, усмехнулся и тронул повода все с тем же выражением, как будто забыл что-то или не досказал». («Объездчик» - тема, «задумчиво поглядел на даль…» - рема).
27)   «Первого/ не отпускали мысли о счастье, второй же/думал о том, что говорилось ночью; интересовало его не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья».  («Первого» - тема, «не отпускали мысли…» - рема;  «второй же» - тема, «думал о том, что говорилось ночью» - рема).
28) «Молодой пастух не обратил на него никакого внимания; он продолжал лежать и глядеть на небо, cтарик же/долго оглядывал объездчика». (ППС. «Старик же» - тема, «долго оглядывал объездчика» - рема. Указанием на тему является частица «же»).

2. Инверсия «сказуемое  - подлежащее»
1) «В Матвеевом кургане армяшка жил, талисмана продавал. Купил/ Илья/ талисман…» (ОПС, так как глагол «купил…талисман» - рема, а «Илья» - тема).
2) «И, медленно затянувшись, он поглядел вокруг себя, остановил свой взгляд на белеющем востоке и добавил: «Должны быть/  клады». («Должны быть» - рема, «клады» - тема).

3. Инверсия внутри атрибутивных, субстантивных и глагольных словосочетаний
3) «Тогда ещё я приметил, что  Жменя/душу свою сгубил». (ППС, но ОПС внутри предикативного члена. Характерная для просторечной речи синтаксическая конструкция, используется для формирования образа героя).
4) «Я, собственно, / на мельницу ездил». (ППС. «Я, собственно» - тема, «на мельницу ездил» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: обстоятельство стоит перед сказуемым. Конструкция характерна для разговорной речи).
5) «Строгое лицо его/было грустно и насмешливо, как у разочарованного». (ППС. «Строгое лицо его» - тема, «было грустно…» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: постпозиция притяжательного местоимения – конструкция, характерная для поэтической, приподнятой речи).
6) «Я там замечаю: ежели который человек мужицкого звания /все больше молчит, старушечьими делами занимается да норовит в одиночку жить…» (Здесь инверсия внутри глагольного словосочетания).
7) «Никто настоящих местов не знает». (Препозиция зависимого от глагола слова)

4. Дислокация зависимой формы или детерминанта
8) «Жменя /людей гадючьим жиром морил». (ППС. «Жменя» - тема, «людей…» - рема. Но наблюдается ОПС всех слов внутри предикативного члена: дислокация дополнения, а также постпозиция глагола. Таким образом, фразовое ударение  падает на первое и последнее слово предикативного члена).
9) «Клады тут/ заговорены». (Постпозиция детерминанта, но он не влияет на изменение порядка слов, поэтому здесь ППС. «Клады» - тема, «заговорены» - рема»).
10) «Брату моему, Илье/… один монах/открыл, что в Таганроге…клад есть». (Рема обрамляет тему, так как в данном случае дислокация дополнения «брату моему, Илье», связанного с глаголом-ремой «открыл»).
11) «Обеими руками/он/потряс седло, потрогал подпругу…». (Рема обрамляет тему. Дислокация зависимой от глагола словоформы)
12)   «Сотворил/ я /крестное знамение…» (дислокация зависимого от глагола слова.  Тема обрамлена ремой)
13) «Жменя/ людей гадючьим жиром морил». (Дислокация зависимого от глагола слова).

II. Синтаксическое членение не совпадает с актуальным.
Синтагматически зависимые высказывания. Прямой порядок слов: тема-рема.

1. Прямой порядок слов
1) «У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец. Стерегли её/два пастуха». (ППС, так как в данном случае «стерегли» - это тема, а «два пастуха» – рема. Фразовое ударение на последних двух словах. Отношение «новое-новое»).
2) «Объездчик остановился,/чтобы попросить у пастухов огня для трубки». (ППС. «Объездчик остановился» - тема, «чтобы попросить у пастухов огня для трубки»  - рема).
3) «Сказал он это/ беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погружённые в думу». (ППС. Вся предикативная группа выступает в качестве темы, а «беззвучным, глухим голосом…» становится ремой).
4) «Продолжал старик/уже не так горячо» (ППС. «Продолжал старик» - тема, уже не так горячо» - рема).
5) «Повымерло тогда народу/без счёту, видимо-невидимо, словно в холеру…» (ППС. «Повымерло тогда народу» - тема, «без счёту…» - рема).
6) «Есть счастье, а что с него толку, если оно в земле зарыто? Так и пропадает добро/задаром, без всякой пользы…» (ППС. «Так и пропадает добро» - тема, «без всякой пользы» - рема).
7) «Есть квас/да не про вас». (ППС. «Есть квас» - тема, «да не про вас» - рема).
8) «Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями/огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, / как будто словно от серы». (ППС. Детерминант – тема, подлежащее – рема).
9) «Стерегли ее два пастуха. Один, старик/ лет восьмидесяти, беззубый, с дрожащим лицом,/лежал на животе у самой дороги, положив локти на пыльные листья подорожника; другой - молодой парень,/ с густыми черными бровями и безусый, одетый в рядно, из которого шьют дешевые мешки, лежал на спине…». (ППС. «Один, старик» - тема, «лет восьмидесяти…лежал» - рема; «другой - молодой парень» - тема, «с густыми чёрными бровями…лежал» - рема).
10) «А возле нее, опираясь на седло, стоял мужчина/в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание, являющееся темой, дальнейшее описание героя (со слов «в больших сапогах» - рема).
11) «- На своем веку я, признаться, раз десять искал счастья,- сказал старик, / конфузливо почесываясь». («Сказал старик» - тема, «конфузливо почесываясь» - рема).
12)   «Это бывает,- сказал объездчик, все еще опираясь на седло и не шевелясь; сказал он это / беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погруженные в думу». («Сказал он это» - тема, «беззвучным, глухим голосом…» - рема).
13) «Одному новопавловскому старику солдату в Ивановке ярлык показывали, так в том ярлыке напечатано и про место, и даже сколько пудов золота, и в какой посуде; давно б по этому ярлыку клад достали, да только клад/ заговоренный, /не подступишься».  («Да только клад» - тема, «заговорённый» - рема, «не подступишься» - рема).
14) «Старик говорил/ с увлечением, как будто изливал перед проезжим свою душу». («Старик говорил» - тема, «с увлечением…» - рема).
15)   «Только отсюда и видно, что на этом свете, кроме молчаливой степи и вековых курганов, есть другая жизнь, / которой нет дела до зарытого счастья и овечьих мыслей. («Есть другая жизнь» - тема, «которой нет дела…» - рема).
16)   «Первого не отпускали мысли о счастье, второй же думал о том, что говорилось ночью; интересовало его/ не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья». («Интересовало его» - тема, «не самое счастье…» - рема. ОПС: постпозиция местоимения в глагольном словосочетании).
17)   «Близок локоть,/ да не укусишь... Есть счастье, /да нет ума искать его».

2. Инверсия «рема-тема»
1) «А в ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя/ помер. Не к ночи будет сказано, грех таких людей сгадывать, поганый старик был. (ОПС. «Ефим Жменя» - рема, «помер» - тема. Детерминант не влияет на порядок слов. Фразовое ударение  падает на середину фразы).
2) «Грех/ таких людей сгадывать» (ОПС. «Грех» - рема, «сгадывать» - тема. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы.  Такая конструкция передаёт просторечную манеру разговора пастуха).
3) «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа/его знает. У, да и проклятый же старик!» (ОПС. «Вся округа» - рема, «его знает» - тема, так как такой порядок слов подсказан контекстом.  Таким образом, фразовое ударение падает на абсолютное начало предложения, чего и добивался автор).
4) «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа его знает. У, да и проклятый же старик! Я его/годов шестьдесят/знаю, с той поры, как царя Александра, что француза гнал, из Таганрога на подводах в Москву везли». (Рема обрамлена темой. Фразовое ударение в середине предложения).
5) «Поспешаю я что есть мочи, гляжу, а по дорожке, промеж терновых кустов - терен тогда в цвету был - белый вол/идет. Я и думаю: чей это вол? Зачем его сюда занесла нелегкая? Идет он, хвостом машет и му-у-у! Только, это самое, братцы, догоняю его, подхожу близко, глядь!- а уж это не вол, а Жменя». (ОПС. «Рема» - белый вол, «тема» - идёт. Детерминант «промеж терновых кустов» не влияет на порядок слов. Сильное фразовое ударение на слове «вол», что определяет просторечную окраску речи).
6) «Сотворил/я/ крестное знамение». (Тема «я» обрамлена ремой. Сильные фразовые ударения в начале и на конце предложения).
7) «Лет через пять после воли его миром/ в конторе посекли, так он, чтобы злобу свою доказать, взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ОПС. В данном случае падежная словоформа «миром», является ремой, так как дальнейший ход повествования доказывает целесообразность такой актуализации).
8) «Хотели его тогда ребята убить, да старики не дали. Нельзя его было убивать; он знал место, где клады есть. А кроме него, ни одна душа не знала. Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, как будто словно от серы. Я сам/видел». (ОПС. «Я сам» - рема, «видел» - тема. Такой ПС в данной конструкции передаёт нервную, поспешную  интонацию рассказчика, а также старик предупреждает сомнение или вопрос молодого).
9) «На своём веку я/ раз десять/искал счастье…». (Рема «раз десять» обрамлена темой. Сильное фразовое ударение на середине предложения).
10) «Младенческое выражение страха и любопытства/ засветилось в его тёмных глазах…» (ОПС. «Младенческое выражение…» - рема. Писателю важно подчеркнуть именно эти слова [слово «младенческое» - ключевое в характеристике героя]).
11) «На настоящих местах искал, да, знать, попадал все на заговоренные клады. И отец мой/ искал, и брат/ искал…» («И отец мой» - рема, «искал – тема [ясна из контекста], «и брат» - рема, «искал» - тема [анал.]).
12) * «Перед волей у нас три дня и три ночи скеля {скала (Прим. А.П.Чехова.)} гудела. Сам/ слыхал». («Сам» - рема, «слыхал» - тема).
13) «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали… Овцы/тоже думали». (ППС. «Овцы» - рема, «тоже думали» - тема).

3. Инверсия внутри атрибутивных, субстантивных и глагольных словосочетаний
14) « …стоял мужчина в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик. Судя по его фигуре, прямой и неподвижной, по манерам, по обращению с пастухами, лошадью, это был человек /серьезный, рассудительный и знающий себе цену; даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС. Но постпозиция качественных прилагательных, которые в результате актуального членения становятся ремой. Таким образом на качественных прилагательных, характеризующий героя,  делается особый акцент).
15) «Захочет нечистая сила, так и в камне/свистеть начнёт». (ОПС. «И в камне» - рема, «свистеть начнёт – тема. Вспомогательная частица в постпозиции по отношению к инфинитиву. Конструкция с таким порядком слов имеет просторечную окраску, что характеризует героя).
16) «Не узнал -/ богатым быть» (ППС. «Не узнал» - тема, «богатым быть» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: связка в постпозиции по отношению к знаменательной части. Такая конструкция характерна для просторечной речи).
17) «Молодым был/, а уж в пасечники да в бакчевники нанимался». (ППС, но внутри темы ОПС: постпозиция связки составного именного сказуемого).
18) «Шёл я раз бережком/ в Новопавловку». (ППС. «Шёл я раз бережком» - тема, «в Новопавловку» - рема. Но детерминант «бережком» стоит после предикативной группы «шёл я», а в предикативной группе наблюдается инверсия глагольного сказуемого).
19)    «Повторил он/ глубокомысленно и убеждённо» (ОПС наблюдается в постпозиции наречий, зависящих от глагола, но в отношении темы и ремы  в предложении  ППС, так как предикативная группа «повторил он» - тема, а «глубокомысленно и убеждённо» - рема. Сильное фразовое ударение на последних двух словах).
20) «Дождутся люди,/ что его паны/выроют…» (Двойное членение. ППС: «дождутся люди» - тема, «что его паны выроют» - рема, но внутри придаточного предложения ОПС, так как сильное фразовое ударение на слове «паны» заставляет относить этот член предложения к реме. Конструкция, характерная для разговорной речи).
21) Строгое лицо его/ было грустно и насмешливо, как у разочарованного. (ППС: тема – «строгое лицо его», рема – «было грустно…». ОПС внутри словосочетания).
22) «Тогда еще я приметил, / что Жменя душу свою сгубил и нечистая сила в нем». (Тогда ещё я приметил» - тема, «что Жменя…» - рема, ППС, но ОПС внутри словосочетаний).

4. Дислокация зависимой формы или детерминанта
23) «Под скопчину/ отдаёте участок?» (ОПC, так как в вопросительных предложениям ППС: сказ. – подл. Кроме того, дислокация зависимой словоформы, которая становится в данном случае «ремой»).
24) «А в Ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя помер. Не к ночи будь сказано, грех таких людей сгадывать, поганый/старик/ был.  Небось слыхал». (ОПС. Дислокация именной связки составного сказуемого, которая в результате актуализации становится ремой. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы. Отношение «новое-данное» «Старик» здесь тема, потому что из контекста мы понимаем, о ком идёт речь).

III. Нерасчленённые высказывания. Прямой порядок слов: сказуемое-подлежащее

1. Прямой порядок слов
1) «Тянулся Млечный Путь» (ППС)
2) «Дрожали звёзды» (ППС)
3) «В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится степная летняя ночь; непрерывно трещали кузнечики, пели перепела, да на версту от отары, в балке, в которой тек ручей и росли вербы, лениво посвистывали молодые соловьи». (ППС. Нерасчленённое высказывание: наречие здесь не актуализируется, так как подлежащие обозначает не «данное», а «новое»).
4) «Лениво посвистывали молодые соловья» (анал.)
5) (новый абзац) Наступило молчание (ППС)
6) «Бежит [заяц], остановился и говорит по-человечьи: «Здорово, мужики!» (Нулевая тема. Она преподпределена контекстом. Последующие высказывание содержит только новую информацию, поэтому и представляет собой комплексную рему).
7) (начало абзаца) «Уже светало». (Комплексная рема)
8) (объездчик после рассказа старика о «колдуне» Жмене) «Это бывает,- повторил он глубокомысленно и убежденно». (Комплексная рема).
9) «Пошли рядом, боюсь я ему слово сказать,- гром гремит, молонья небо полосует, вербы к самой воде гнутся, - вдруг…чтоб мне без покаяния помереть, бежит поперёк дорожки заяц» (сообщается абсолютно новая информация, поэтому нерасчленённое высказывание).
10) «Известно, как. Тут ума большого не надо, была бы охота. Жменя людей гадючьим жиром морил. А это такое средство, что не то, что от жиру, даже от духу народ мрет.
11) Это верно,- согласился Пантелей». (Комплексная рема).

2. Прямой порядок слов с детерминантом
12) «В их неподвижности и беззвучии чувствовались века и полное равнодушие к человеку…» (Классическая конструкция при описании природы в литературе: «детерминант – сказуемое – подлежащее». ППС)
13)   (с этих слов начинается новый абзац) «В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится степная летняя ночь; непрерывно трещали кузнечики, пели перепела, да на версту от отары, в балке, в которой тек ручей и росли вербы, лениво посвистывали молодые соловьи»  (ППС. Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).
14) (начало абзаца) «В тихом воздухе, рассыпаясь по степи, пронесся звук. Что-то вдали грозно ахнуло, ударилось о камень и побежало по степи, издавая: "тах! тах! тах! тах!". (ППС. Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).
15) (начало повествования в рассказе) У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание)
16) «На сажень от них, в сумраке, застилавшем дорогу, темнела оседланная лошадь…» (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).
17) «Даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание»). (см. цитату из Белкина)
18) «На сером фоне зари… там и сям видны были силуэты неспавших овец…» (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание», но ОПС внутри составного глагольного сказуемого).
19) (начало абзаца) «Окруженное легкою мутью, показалось громадное багровое солнце».
3. Инверсия «подлежащее-сказуемое»
1) «Гроза собиралась, и такая была буря, что сохрани царица небесная, матушка» (ОПС. Здесь служит для характеристики речи героя (поспешная, нервная), а также указывает на просторечную манеру разговора).
2) «Гром гремит» (ОПС: подлежащее-сказуемое).
3) «Млечный путь бледнел и мало-помалу таял, как сне, теряя свои очертания…». (ОПС. Подлежащее – сказуемое).
4) «В синеватой дали, где последний видимый холм сливался с туманом, ничто не шевелилось…» (ОПС. Подлежащее – сказуемое)
5) «А когда солнце, обещая долгий, непобедимый зной, стало припекать землю…» (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое).
6) «…И там, где теперь Ковыли, дудачьи гнезды были - что ни шаг, то гнездо дудачье. (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое).
7) «(сообщается новая информация о лице)-…в Матвеевом Кургане армяшка жил, талисманы продавал».  (ОПС в нерасчленённом высказывании, а также в глагольном словосочетании).

4. Инверсия детерминанта
8)   (новый абзац) «Первый утренний ветерок без шороха…пробежал вдоль дороги». (Двойная инверсия:  ОПС «подлежащее-сказуемое», а также дислокация детерминанта «вдоль дороги», который должен стоять перед предикативной группой).
9)    Широкие полосы света, еще холодные, купаясь в росистой траве, потягиваясь и с веселым видом, как будто стараясь показать, что это не надоело им, стали ложиться на земле. (Дислокация детерминанта «на земле», ОПС «подлежащее – сказуемое». Типичная инверсия для художественной прозы).
10)   «И в писаниях писано, что кладов тут много,- продолжал старик». (Инверсия детерминанта в нерасчленённом высказывании).
11)  (начало абзаца) Проснувшиеся грачи, /молча и в одиночку, летали над землей (ППС предикативной группы, но дислокация детерминанта).

5. Инверсия компонентов словосочетания
12) «Там и сям видны были силуэты неспавших овец» (ППС предикативной группы, но ОПС внутри сказуемого: меняются местами краткое причастие и связочный глагол. Фразовое ударение перемещается в середину фразы).


                Классификация художественных приёмов
I. Описание персонажей
1. «Объездчик/очнулся от мыслей и встряхнул головой». (ППС. «Объездчик…» - тема, «очнулся от мыслей…» - рема; I.1.15- здесь и далее по основной классификации).
2. «Объездчик остановился,/чтобы попросить у пастухов огня для трубки». (ППС. «Объездчик остановился» - тема, «чтобы попросить у пастухов огня для трубки»  - рема; II.1.2).
3. «Стерегли ее два пастуха. Один, старик/ лет восьмидесяти, беззубый, с дрожащим лицом,/лежал на животе у самой дороги, положив локти на пыльные листья подорожника; другой - молодой парень,/ с густыми черными бровями и безусый, одетый в рядно, из которого шьют дешевые мешки, лежал на спине…». (ППС. «Один, старик» - тема, «лет восьмидесяти…лежал» - рема; «другой - молодой парень» - тема, «с густыми чёрными бровями…лежал» - рема; II.1.9).
4. «А возле нее, опираясь на седло, стоял мужчина/в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание, являющееся темой, дальнейшее описание героя (со слов «в больших сапогах» - рема; II.1.10).
5. «Младенческое выражение страха и любопытства/ засветилось в его тёмных глазах…» (ОПС. «Младенческое выражение…» - рема. Писателю важно подчеркнуть именно эти слова [слово «младенческое» - ключевое в характеристике героя]; II.2.10).
6. « …стоял мужчина в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик. Судя по его фигуре, прямой и неподвижной, по манерам, по обращению с пастухами, лошадью, это был человек /серьезный, рассудительный и знающий себе цену; даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС. Но ОПС в словосочетании: постпозиция качественных прилагательных, которые в результате актуального членения становятся ремой. Таким образом на качественных прилагательных, характеризующий героя,  делается особый акцент;  II.3.14).
7. Строгое лицо его [объездчика]/ было грустно и насмешливо, /как у разочарованного. (ППС: тема – «строгое лицо его», рема – «было грустно…», рема – «как у разочарованного».  ОПС внутри словосочетания;  II.3.21).
8. «Даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание»; IV.2.16).


II. Речь персонажей
1. «Хотели его тогда ребята убить, да старики не дали. Нельзя его было убивать; Он/знал место, где клады есть». (ППС. «Он» - тема, «знал место…» - рема; I.1.10).
2. «Он…/взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ППС. «Он» - тема, «взял да и напустил…» - рема; I.1.9).
3. «Казна тоже / себе на уме». (ППС; I.1.18).
4. « В Матвеевом кургане армяшка жил, талисмана продавал. Купил/ Илья/ талисман…» (ОПС, так как глагол «купил…талисман» - рема, а «Илья» - тема; I.2.1)
5. «И, медленно затянувшись, он поглядел вокруг себя, остановил свой взгляд на белеющем востоке и добавил: «Должны быть/  клады». («Должны быть» - рема, «клады» - тема). I.2.2
6. «Тогда ещё я приметил, что  Жменя/душу свою сгубил». (ППС, но ОПС внутри предикативного члена (постпозиция притяжательного прилагательного). Характерная для просторечной речи синтаксическая конструкция используется для формирования образа героя). I.3.3
7. «Я, собственно, / на мельницу ездил». (ППС. «Я, собственно» - тема, «на мельницу ездил» - рема. Но ОПС внутри глагольного словосочетания: зависимая форма стоит перед главным словом. Конструкция характерна для разговорной речи). I.3.4
8. «Я там замечаю: ежели который человек мужицкого звания /все больше молчит, старушечьими делами занимается да норовит в одиночку жить…» (здесь инверсия внутри глагольного словосочетания). I.3.6
9. «Никто/ настоящих местов не знает». (Препозиция зависимого от глагола слова) I.3.7
10. «Жменя /людей гадючьим жиром морил». (ППС. «Жменя» - тема, «людей…» - рема. Но наблюдается ОПС всех слов внутри предикативного члена: дислокация дополнения, а также постпозиция глагола. Таким образом, фразовое ударение  падает на первое и последнее слово предикативного члена). I.4.8
11. «Клады тут/ заговорены». (Постпозиция детерминанта, но он не влияет на изменение порядка слов в целом предложении, поэтому относительно всего предложения здесь ППС. «Клады» - тема, «заговорены» - рема»). I.4.9
12. «Брату моему, Илье/… один монах/открыл, что в Таганроге…клад есть». (Рема обрамляет тему, так как в данном случае дислокация дополнения «брату моему, Илье», связанного с глаголом-ремой «открыл»). I.4.10
13. «Сотворил/ я /крестное знамение…» (дислокация зависимого от глагола слова.  Тема обрамлена ремой). I.4.12
14. «Жменя/ людей гадючьим жиром морил». (Дислокация зависимого от глагола слова). I.4.13
15. «Повымерло тогда народу/без счёту, видимо-невидимо, словно в холеру…» (ППС. «Повымерло тогда народу» - тема, «без счёту…» - рема). II.1.5
16. «Есть счастье, а что с него толку, если оно в земле зарыто? Так и пропадает добро/задаром, без всякой пользы…» (ППС. «Так и пропадает добро» - тема, «без всякой пользы» - рема). II.1.6
17. «Есть квас/да не про вас». (ППС. «Есть квас» - тема, «да не про вас» - рема). II.1.7
18. «Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями/огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, / как будто словно от серы». (ППС. Детерминант – тема, подлежащее – рема). II.1.8 
19. «Одному новопавловскому старику солдату в Ивановке ярлык показывали, так в том ярлыке напечатано и про место, и даже сколько пудов золота, и в какой посуде; давно б по этому ярлыку клад достали, да только клад/ заговоренный, /не подступишься».  («Да только клад» - тема, «заговорённый» - рема, «не подступишься» - рема). II.1.13
20. «А в ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя/ помер. Не к ночи будет сказано, грех таких людей сгадывать, поганый старик был. (ОПС. «Ефим Жменя» - рема, «помер» - тема. Детерминант не влияет на порядок слов. Фразовое ударение  падает на середину фразы). II.2.1
21. «Грех/ таких людей сгадывать» (ОПС. «Грех» - рема, «сгадывать» - тема. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы.  Такая конструкция передаёт просторечную манеру разговора пастуха. ОПС внутри глагольного словосочетания). II.2.2
22. «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа/его знает. У, да и проклятый же старик!» (ОПС. «Вся округа» - рема, «его знает» - тема, так как такой порядок слов подсказан контекстом.  Таким образом, фразовое ударение падает на абсолютное начало предложения, чего и добивался автор). II.2.3
23. «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа его знает. У, да и проклятый же старик! Я его/годов шестьдесят/знаю, с той поры, как царя Александра, что француза гнал, из Таганрога на подводах в Москву везли». (Рема обрамлена темой. Фразовое ударение в середине предложения).II.2.4
24. «Поспешаю я что есть мочи, гляжу, а по дорожке, промеж терновых кустов - терен тогда в цвету был - белый вол/идет. Я и думаю: чей это вол? Зачем его сюда занесла нелегкая? Идет он, хвостом машет и му-у-у! Только, это самое, братцы, догоняю его, подхожу близко, глядь!- а уж это не вол, а Жменя». (ОПС. «Рема» - белый вол, «тема» - идёт. Детерминант «промеж терновых кустов» не влияет на порядок слов. Сильное фразовое ударение на слове «вол», что определяет просторечную окраску речи).II.2.5
25. «Только, это самое, братцы, догоняю его, подхожу близко, глядь!- а уж это не вол, а Жменя. Свят, свят, свят! Сотворил/я/ крестное знамение». (Тема «я» обрамлена ремой. Сильные фразовые ударения в начале и на конце предложения). II.2.6
26. «Лет через пять после воли его/ миром/ в конторе посекли, так он, чтобы злобу свою доказать, взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ОПС. В данном случае падежная словоформа «миром», является ремой, так как дальнейший ход повествования доказывает целесообразность такой актуализации). II.2.7
27. «Хотели его тогда ребята убить, да старики не дали. Нельзя его было убивать; он знал место, где клады есть. А кроме него, ни одна душа не знала. Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, как будто словно от серы. Я сам/видел». (ОПС. «Я сам» - рема, «видел» - тема. Такой ПС в данной конструкции передаёт нервную, поспешную  интонацию рассказчика, а также старик предупреждает сомнение или вопрос молодого). II.2.8
28. «На своём веку я/ раз десять/искал счастье…». (Рема «раз десять» обрамлена темой. Сильное фразовое ударение на середине предложения). II.2.9
29. «На настоящих местах искал, да, знать, попадал все на заговоренные клады. И отец мой/ искал, и брат/ искал…» («И отец мой» - рема, «искал – тема [ясна из контекста], «и брат» - рема, «искал» - тема [анал.]). II.2.11
30. «Перед волей у нас три дня и три ночи скеля {скала (Прим. А.П.Чехова.)} гудела. Сам/ слыхал». («Сам» - рема, «слыхал» - тема). II.2.12
31. «Захочет нечистая сила, так и в камне/свистеть начнёт». (ОПС. «И в камне» - рема, «свистеть начнёт – тема. Конструкция с таким порядком слов имеет просторечную окраску, что характеризует героя). II.3.15
32. «Не узнал -/ богатым быть» (ППС. «Не узнал» - тема, «богатым быть» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: связка в постпозиции по отношению к знаменательной части. Такая конструкция характерна для просторечной речи). II.3.16
33. «Молодым был/, а уж в пасечники да в бакчевники нанимался». (ППС, но внутри темы ОПС: постпозиция связки составного именного сказуемого). II.3.17
34. «Шёл я раз бережком/ в Новопавловку». (ППС. «Шёл я раз бережком» - тема, «в Новопавловку» - рема. Но детерминант «бережком» стоит после предикативной группы «шёл я», а в предикативной группе наблюдается инверсия глагольного сказуемого). II.3.18
35. «Дождутся люди, что его /паны/выроют или казна отберет. Паны уж начали курганы копать... Почуяли!..» (ОПС, так как сильное фразовое ударение на слове «паны» заставляет относить этот член предложения к реме. Конструкция, характерная для разговорной речи). II.3.20
36. «Тогда еще я приметил, / что Жменя душу свою сгубил и нечистая сила в нем». (Тогда ещё я приметил» - тема, «что Жменя…» - рема, это ППС, но ОПС внутри словосочетаний). II.3.22
37. «Под скопчину/ отдаёте участок?» (ОПC, так как в вопросительных предложениям ППС: сказуемое – подлежащее, а здесь дислокация зависимой словоформы, которая становится в данном случае «ремой»). II.4.23
38. «А в Ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя помер. Не к ночи будь сказано, грех таких людей сгадывать, поганый/старик/ был.  Небось слыхал». (ОПС. Дислокация именной части составного сказуемого, которая в результате актуализации становится ремой. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы. Отношение «новое-данное» «Старик» здесь тема, потому что из контекста мы понимаем, о ком идёт речь). II.4.24
39. «Бежит [заяц], остановился и говорит по-человечьи: «Здорово, мужики!» (Нулевая тема. Она преподпределена контекстом. Последующие высказывание содержит только новую информацию, поэтому и представляет собой комплексную рему). IV.1.6
40. (объездчик после рассказа старика о «колдуне» Жмене) «Это бывает,- повторил он глубокомысленно и убежденно». (Комплексная рема). IV.1.8
41. «Пошли рядом, боюсь я ему слово сказать,- гром гремит, молонья небо полосует, вербы к самой воде гнутся, - вдруг…чтоб мне без покаяния помереть, бежит поперёк дорожки заяц» (сообщается абсолютно новая информация, поэтому нерасчленённое высказывание). IV.1.9
42. «Известно, как. Тут ума большого не надо, была бы охота. Жменя людей гадючьим жиром морил. А это такое средство, что не то, что от жиру, даже от духу народ мрет.
Это верно,- согласился Пантелей». (Комплексная рема). IV.1.10
43. Гроза собиралась, и такая была буря, что сохрани царица небесная, матушка» (ОПС. Здесь служит для характеристики речи героя (поспешная, нервная), а также указывает на просторечную манеру разговора).IV.3.1
44. «…И там, где теперь Ковыли, дудачьи гнезды были - что ни шаг, то гнездо дудачье. (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое). IV.3.6
45. «(сообщается новая информация о лице)-…в Матвеевом Кургане армяшка жил, талисманы продавал».  (ОПС в нерасчленённом высказывании, а также в глагольном словосочетании).IV.3.7
46. «И в писаниях писано, что кладов тут много,- продолжал старик». (инверсия детерминанта в нерасчленённом высказывании).IV.4.10
47. «Близок локоть,/ да не укусишь... Есть счастье, /да нет ума искать его». II.1.17
III. Описание природы
1. (начало абзаца) Проснувшиеся грачи, /молча и в одиночку, летали над землей (ППС предикативной группы, но дислокация детерминанта). III.4.11
2. Тянулся Млечный Путь» (ППС) III.1.1
3. «Дрожали звёзды» (ППС) III.1.2
4. «В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится степная летняя ночь; непрерывно трещали кузнечики, пели перепела, да на версту от отары, в балке, в которой тек ручей и росли вербы, лениво посвистывали молодые соловьи». (ППС. Нерасчленённое высказывание: наречие здесь не актуализируется, так как подлежащие обозначает не «данное», а «новое»). III.1.3
5. «Лениво посвистывали молодые соловья» (анал.) III.1.4
6. (начало абзаца) «Уже светало». (Комплексная рема) III.1.7
7. «В их неподвижности и беззвучии чувствовались века и полное равнодушие к человеку…» (Классическая конструкция при описании природы в литературе: «детерминант – сказуемое – подлежащее». ППС) III.2.11
8.   (с этих слов начинается новый абзац) «В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится степная летняя ночь; непрерывно трещали кузнечики, пели перепела, да на версту от отары, в балке, в которой тек ручей и росли вербы, лениво посвистывали молодые соловьи»  (ППС. Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).III.2.12
9. (начало абзаца) «В тихом воздухе, рассыпаясь по степи, пронесся звук. Что-то вдали грозно ахнуло, ударилось о камень и побежало по степи, издавая: "тах! тах! тах! тах!". (ППС. Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание). III.2.13
10. (начало абзаца) «Окруженное легкою мутью, показалось громадное багровое солнце».  III.2.18
11. (слова старика) «Гром гремит» (ОПС: подлежащее-сказуемое). III.3.2
12. «Млечный путь бледнел и мало-помалу таял, как сне, теряя свои очертания…». (ОПС. Подлежащее – сказуемое). III.3.3
13. «В синеватой дали, где последний видимый холм сливался с туманом, ничто не шевелилось…» (ОПС. Подлежащее – сказуемое) III.3.4
14. «А когда солнце, обещая долгий, непобедимый зной, стало припекать землю…» (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое). III.3.5
15. (новый абзац) «Первый утренний ветерок без шороха…пробежал вдоль дороги». (Двойная инверсия:  ОПС «подлежащее-сказуемое», а также дислокация детерминанта «вдоль дороги», который должен стоять перед предикативной группой). III.4.8
16. Широкие полосы света, еще холодные, купаясь в росистой траве, потягиваясь и с веселым видом, как будто стараясь показать, что это не надоело им, стали ложиться на земле. (Дислокация детерминанта «на земле», ОПС «подлежащее – сказуемое». Типичная инверсия для художественной прозы). III.4.9
17. (начало абзаца) Проснувшиеся грачи, /молча и в одиночку, летали над землей (ППС предикативной группы, но дислокация детерминанта).III.4.11

IV. Речь повествователя
1. «Объездчик остановился, чтобы попросить у пастухов огня для трубки... Молодой пастух/не обратил на него никакого внимания; он/ продолжал лежать и глядеть на небо». (ППС. «Молодой пастух» - тема, «не обратил на него никакого внимания» - рема). I.1.3
2. «Старик/принял прежнюю позу и сказал покойным голосом». (ППС. «Старик» - тема, «принял прежнюю позу…» - рема). I.1.5
3. «Молодой пастух/повернулся на бок и пристально…поглядел на старика». (ППС. «Молодой пастух – «тема», «повернулся на бок…» - рема).I.1.6
4. «Старик/что-то вспомнил». (ППС. «Старик» -  тема, «что-то вспомнил» - рема).I.1.7
5. «Объездчик/закурил трубку и на мгновение осветил свои большие усы…» (ППС. «Объездчик» - тема, «закурил трубку…» - рема). I.1.11
6. «Что-то вдали/ грозно ахнуло, ударилось о камень и побежало по степи…». (ППС. «Что-то вдали» - тема, «грозно ахнуло…» - рема). I.1.14
7. «Они/уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью.» (ППС. «Они» - тема, «уже не замечали…» - рема). I.1.16
8. «Каждый из них/жил своей собственной жизнью». (ППС. «Каждый из них» - тема, «жил своей…» - рема). I.1.17
9. «А когда солнце, обещая долгий, непобедимый зной, стало припекать землю, все живое, что ночью двигалось и издавало звуки, /погрузилось в полусон». (ППС) I.1.20
10. «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали. Они / уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью». (ППС) I.1.21
11. «На сером фоне зари, начинавшей уже покрывать восточную часть неба, там и сям видны были силуэты неспавших овец; они/ стояли и, опустив головы, о чем-то думали». (ППС «Они» - тема-данное, «стояли…» - рема) I.1.22
12. «При каждом движении его холщовая рубаха / мялась в складки, ползла к плечам и обнажала черную от загара и старости спину». (Детерминант. ППС) I.1.25
13. «Объездчик/ задумчиво поглядел на даль, усмехнулся и тронул повода все с тем же выражением, как будто забыл что-то или не досказал». («Объездчик» - тема, «задумчиво поглядел на даль…» - рема) I.1.26
14. «Первого/ не отпускали мысли о счастье, второй же/думал о том, что говорилось ночью; интересовало его не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья».  («Первого» - тема, «не отпускали мысли…» - рема;  «второй же» - тема, «думал о том, что говорилось ночью» - рема). I.1.27
15. «Строгое лицо его/было грустно и насмешливо, как у разочарованного». (ППС. «Строгое лицо его» - тема, «было грустно…» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: постпозиция притяжательного местоимения – конструкция, характерная для поэтической, приподнятой речи).I.3.5
16. «Обеими руками/он/потряс седло, потрогал подпругу…». (Рема обрамляет тему. Дислокация зависимой от глагола словоформы) I.4.11
17. «У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец. Стерегли её/два пастуха». (ППС, так как в данном случае «стерегли» - это тема, а «два пастуха» – рема. Фразовое ударение на последних двух словах. Отношение «новое-новое»).  II.1.1
18. «Только отсюда и видно, что на этом свете, кроме молчаливой степи и вековых курганов, есть другая жизнь, / которой нет дела до зарытого счастья и овечьих мыслей. («Есть другая жизнь» - тема, «которой нет дела…» - рема). II.1.15
19. «Первого не отпускали мысли о счастье, второй же думал о том, что говорилось ночью; интересовало его/ не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья». («Интересовало его» - тема, «не самое счастье…» - рема. ОПС: постпозиция местоимения в глагольном словосочетании).II.1.16
20. «Молодой пастух не обратил на него никакого внимания; он продолжал лежать и глядеть на небо, cтарик же/долго оглядывал объездчика». (ППС. «Старик же» - тема, «долго оглядывал объездчика» - рема. Указанием на тему является частица «же»). I.1.28
21. (начало нового абзаца) «Пастухи/были не одни». (ППС. «Пастухи» - тема, «были не одни» - рема). I.1.1.
22. (новый абзац) Наступило молчание (ППС). IV.1.5

V. Описание животных
1. «Овцы/ спали» (ППС. «Овцы» - тема, «спали» - рема). I.1.2.
2. «Остальные собаки /не выдержали и повскакали со своих мест». (ППС. «Остальные собаки» - тема, «не выдержали и повскакали со своих мест» - рема).I.1.4
3. «Их мысли [овец], длительные, тягучие, вызываемые представлениями только о широкой степи и небе, о днях и ночах,/ вероятно, поражали и угнетали их самих до бесчувствия, и они… /не замечали ни присутствия чужого человека, ни беспокойства собак. ( «Их мысли…» - тема, «вероятно, поражали…» - рема; «они» - тема, «не замечали…» - рема). I.1.23
4. (начало абзаца) «Большая старая овчарка грязно-белого цвета, лохматая, с клочьями шерсти у глаз и носа, стараясь казаться равнодушной к присутствию чужих, /раза три покойно обошла вокруг лошади и вдруг неожиданно, с злобным, старческим хрипеньем бросилась сзади на объездчика, остальные собаки/ не выдержали и повскакали со своих мест». («Большая старая овчарка…» - тема, «спокойно обошла…» - рема; «остальные собаки» - тема, «не выдержали…» - рема). I.1.24
5. «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали… Овцы/тоже думали». (ОПС. «Овцы» - рема, «тоже думали» - тема). II.2.14
6. (начало повествования в рассказе) У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание). IV.2.14
7. «На сажень от них, в сумраке, застилавшем дорогу, темнела оседланная лошадь…» (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).IV.2.15
8. «На сером фоне зари… там и сям видны были силуэты неспавших овец…» (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание», но ОПС внутри составного глагольного сказуемого). IV.2.17

VI. Передача психологического состояния героев
1. «Он/напряжённо слушал». (ППС. «Он» - тема, «напряжённо слушал» - рема). I.1.12
2. «Он/залепетал в нос,/бабьей скороговоркой». (ППС. Наблюдаем двойную рему, которая выделяется интонацией, а на письме запятой. «Он» - тема, «залепетал в нос» - рема, «бабьей скороговоркой» - рема. Двойная рема выделяется также потому, что автору было необходимо подчеркнуть, что старик говорил именно скороговоркой). I.1. 8
3. «Казна тоже себе на уме. В законе так писано, что ежели который мужик найдет клад, то чтоб к начальству его представить. Ну, это погоди - не дождешься! Есть квас, да не про вас. Старик/презрительно засмеялся и сел на землю» (ППС. «Старик» - тема, «презрительно засмеялся…» - рема). I.1.13
4. «Сказал он это/ беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погружённые в думу». (ППС. Вся предикативная группа выступает в качестве темы, а «беззвучным, глухим голосом…» становится ремой). II.1.3
5. «Продолжал старик/уже не так горячо» (ППС. «Продолжал старик» - тема, уже не так горячо» - рема). II.1.4
6. «- На своем веку я, признаться, раз десять искал счастья,- сказал старик, / конфузливо почесываясь». («Сказал старик» - тема, «конфузливо почесываясь» - рема). II.1.11
7. «Это бывает,- сказал объездчик, все еще опираясь на седло и не шевелясь; сказал он это / беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погруженные в думу». («Сказал он это» - тема, «беззвучным, глухим голосом…» - рема). II.1.12
8. «Старик говорил/ с увлечением, как будто изливал перед проезжим свою душу». («Старик говорил» - тема, «с увлечением…» - рема). II.1.14
9. «Повторил он/ глубокомысленно и убеждённо» (ОПС наблюдается в постпозиции наречий, зависящих от глагола, но в отношении темы и ремы  в предложении  ППС, так как предикативная группа «повторил он» - тема, а «глубокомысленно и убеждённо» - рема. Сильное фразовое ударение на последних двух словах). II.3.20
10. «При каждом движении его холщовая рубаха / мялась в складки, ползла к плечам и обнажала черную от загара и старости спину». (Детерминант. ППС) I.1.25

Классификация художественных приёмов
VII. Описание персонажей
9. «Объездчик/очнулся от мыслей и встряхнул головой». (ППС. «Объездчик…» - тема, «очнулся от мыслей…» - рема; I.1.15- здесь и далее по основной классификации).
10. «Объездчик остановился,/чтобы попросить у пастухов огня для трубки». (ППС. «Объездчик остановился» - тема, «чтобы попросить у пастухов огня для трубки»  - рема; II.1.2).
11. «Стерегли ее два пастуха. Один, старик/ лет восьмидесяти, беззубый, с дрожащим лицом,/лежал на животе у самой дороги, положив локти на пыльные листья подорожника; другой - молодой парень,/ с густыми черными бровями и безусый, одетый в рядно, из которого шьют дешевые мешки, лежал на спине…». (ППС. «Один, старик» - тема, «лет восьмидесяти…лежал» - рема; «другой - молодой парень» - тема, «с густыми чёрными бровями…лежал» - рема; II.1.9).
12. «А возле нее, опираясь на седло, стоял мужчина/в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание, являющееся темой, дальнейшее описание героя (со слов «в больших сапогах» - рема; II.1.10).
13. «Младенческое выражение страха и любопытства/ засветилось в его тёмных глазах…» (ОПС. «Младенческое выражение…» - рема. Писателю важно подчеркнуть именно эти слова [слово «младенческое» - ключевое в характеристике героя]; II.2.10).
14. « …стоял мужчина в больших сапогах и короткой чумарке, по всем видимостям господский объездчик. Судя по его фигуре, прямой и неподвижной, по манерам, по обращению с пастухами, лошадью, это был человек /серьезный, рассудительный и знающий себе цену; даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС. Но ОПС в словосочетании: постпозиция качественных прилагательных, которые в результате актуального членения становятся ремой. Таким образом на качественных прилагательных, характеризующий героя,  делается особый акцент;  II.3.14).
15. Строгое лицо его [объездчика]/ было грустно и насмешливо, /как у разочарованного. (ППС: тема – «строгое лицо его», рема – «было грустно…», рема – «как у разочарованного».  ОПС внутри словосочетания;  II.3.21).
16. «Даже в потемках были заметны в нем следы военной выправки и то величаво-снисходительное выражение, какое приобретается от частого обращения с господами и управляющими». (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание»; IV.2.16).


VIII. Речь персонажей
48. «Хотели его тогда ребята убить, да старики не дали. Нельзя его было убивать; Он/знал место, где клады есть». (ППС. «Он» - тема, «знал место…» - рема; I.1.10).
49. «Он…/взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ППС. «Он» - тема, «взял да и напустил…» - рема; I.1.9).
50. «Казна тоже / себе на уме». (ППС; I.1.18).
51. « В Матвеевом кургане армяшка жил, талисмана продавал. Купил/ Илья/ талисман…» (ОПС, так как глагол «купил…талисман» - рема, а «Илья» - тема; I.2.1)
52. «И, медленно затянувшись, он поглядел вокруг себя, остановил свой взгляд на белеющем востоке и добавил: «Должны быть/  клады». («Должны быть» - рема, «клады» - тема). I.2.2
53. «Тогда ещё я приметил, что  Жменя/душу свою сгубил». (ППС, но ОПС внутри предикативного члена (постпозиция притяжательного прилагательного). Характерная для просторечной речи синтаксическая конструкция используется для формирования образа героя). I.3.3
54. «Я, собственно, / на мельницу ездил». (ППС. «Я, собственно» - тема, «на мельницу ездил» - рема. Но ОПС внутри глагольного словосочетания: зависимая форма стоит перед главным словом. Конструкция характерна для разговорной речи). I.3.4
55. «Я там замечаю: ежели который человек мужицкого звания /все больше молчит, старушечьими делами занимается да норовит в одиночку жить…» (здесь инверсия внутри глагольного словосочетания). I.3.6
56. «Никто/ настоящих местов не знает». (Препозиция зависимого от глагола слова) I.3.7
57. «Жменя /людей гадючьим жиром морил». (ППС. «Жменя» - тема, «людей…» - рема. Но наблюдается ОПС всех слов внутри предикативного члена: дислокация дополнения, а также постпозиция глагола. Таким образом, фразовое ударение  падает на первое и последнее слово предикативного члена). I.4.8
58. «Клады тут/ заговорены». (Постпозиция детерминанта, но он не влияет на изменение порядка слов в целом предложении, поэтому относительно всего предложения здесь ППС. «Клады» - тема, «заговорены» - рема»). I.4.9
59. «Брату моему, Илье/… один монах/открыл, что в Таганроге…клад есть». (Рема обрамляет тему, так как в данном случае дислокация дополнения «брату моему, Илье», связанного с глаголом-ремой «открыл»). I.4.10
60. «Сотворил/ я /крестное знамение…» (дислокация зависимого от глагола слова.  Тема обрамлена ремой). I.4.12
61. «Жменя/ людей гадючьим жиром морил». (Дислокация зависимого от глагола слова). I.4.13
62. «Повымерло тогда народу/без счёту, видимо-невидимо, словно в холеру…» (ППС. «Повымерло тогда народу» - тема, «без счёту…» - рема). II.1.5
63. «Есть счастье, а что с него толку, если оно в земле зарыто? Так и пропадает добро/задаром, без всякой пользы…» (ППС. «Так и пропадает добро» - тема, «без всякой пользы» - рема). II.1.6
64. «Есть квас/да не про вас». (ППС. «Есть квас» - тема, «да не про вас» - рема). II.1.7
65. «Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями/огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, / как будто словно от серы». (ППС. Детерминант – тема, подлежащее – рема). II.1.8 
66. «Одному новопавловскому старику солдату в Ивановке ярлык показывали, так в том ярлыке напечатано и про место, и даже сколько пудов золота, и в какой посуде; давно б по этому ярлыку клад достали, да только клад/ заговоренный, /не подступишься».  («Да только клад» - тема, «заговорённый» - рема, «не подступишься» - рема). II.1.13
67. «А в ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя/ помер. Не к ночи будет сказано, грех таких людей сгадывать, поганый старик был. (ОПС. «Ефим Жменя» - рема, «помер» - тема. Детерминант не влияет на порядок слов. Фразовое ударение  падает на середину фразы). II.2.1
68. «Грех/ таких людей сгадывать» (ОПС. «Грех» - рема, «сгадывать» - тема. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы.  Такая конструкция передаёт просторечную манеру разговора пастуха. ОПС внутри глагольного словосочетания). II.2.2
69. «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа/его знает. У, да и проклятый же старик!» (ОПС. «Вся округа» - рема, «его знает» - тема, так как такой порядок слов подсказан контекстом.  Таким образом, фразовое ударение падает на абсолютное начало предложения, чего и добивался автор). II.2.3
70. «Ефим Жменя, кузнеца Степки дядя… Вся округа его знает. У, да и проклятый же старик! Я его/годов шестьдесят/знаю, с той поры, как царя Александра, что француза гнал, из Таганрога на подводах в Москву везли». (Рема обрамлена темой. Фразовое ударение в середине предложения).II.2.4
71. «Поспешаю я что есть мочи, гляжу, а по дорожке, промеж терновых кустов - терен тогда в цвету был - белый вол/идет. Я и думаю: чей это вол? Зачем его сюда занесла нелегкая? Идет он, хвостом машет и му-у-у! Только, это самое, братцы, догоняю его, подхожу близко, глядь!- а уж это не вол, а Жменя». (ОПС. «Рема» - белый вол, «тема» - идёт. Детерминант «промеж терновых кустов» не влияет на порядок слов. Сильное фразовое ударение на слове «вол», что определяет просторечную окраску речи).II.2.5
72. «Только, это самое, братцы, догоняю его, подхожу близко, глядь!- а уж это не вол, а Жменя. Свят, свят, свят! Сотворил/я/ крестное знамение». (Тема «я» обрамлена ремой. Сильные фразовые ударения в начале и на конце предложения). II.2.6
73. «Лет через пять после воли его/ миром/ в конторе посекли, так он, чтобы злобу свою доказать, взял да и напустил на все Ковыли горловую болезнь». (ОПС. В данном случае падежная словоформа «миром», является ремой, так как дальнейший ход повествования доказывает целесообразность такой актуализации). II.2.7
74. «Хотели его тогда ребята убить, да старики не дали. Нельзя его было убивать; он знал место, где клады есть. А кроме него, ни одна душа не знала. Клады тут заговоренные, так что найдешь и не увидишь, а он видел. Бывало, идет бережком или лесом, а под кустами и скелями огоньки, огоньки, огоньки... Огоньки такие, как будто словно от серы. Я сам/видел». (ОПС. «Я сам» - рема, «видел» - тема. Такой ПС в данной конструкции передаёт нервную, поспешную  интонацию рассказчика, а также старик предупреждает сомнение или вопрос молодого). II.2.8
75. «На своём веку я/ раз десять/искал счастье…». (Рема «раз десять» обрамлена темой. Сильное фразовое ударение на середине предложения). II.2.9
76. «На настоящих местах искал, да, знать, попадал все на заговоренные клады. И отец мой/ искал, и брат/ искал…» («И отец мой» - рема, «искал – тема [ясна из контекста], «и брат» - рема, «искал» - тема [анал.]). II.2.11
77. «Перед волей у нас три дня и три ночи скеля {скала (Прим. А.П.Чехова.)} гудела. Сам/ слыхал». («Сам» - рема, «слыхал» - тема). II.2.12
78. «Захочет нечистая сила, так и в камне/свистеть начнёт». (ОПС. «И в камне» - рема, «свистеть начнёт – тема. Конструкция с таким порядком слов имеет просторечную окраску, что характеризует героя). II.3.15
79. «Не узнал -/ богатым быть» (ППС. «Не узнал» - тема, «богатым быть» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: связка в постпозиции по отношению к знаменательной части. Такая конструкция характерна для просторечной речи). II.3.16
80. «Молодым был/, а уж в пасечники да в бакчевники нанимался». (ППС, но внутри темы ОПС: постпозиция связки составного именного сказуемого). II.3.17
81. «Шёл я раз бережком/ в Новопавловку». (ППС. «Шёл я раз бережком» - тема, «в Новопавловку» - рема. Но детерминант «бережком» стоит после предикативной группы «шёл я», а в предикативной группе наблюдается инверсия глагольного сказуемого). II.3.18
82. «Дождутся люди, что его /паны/выроют или казна отберет. Паны уж начали курганы копать... Почуяли!..» (ОПС, так как сильное фразовое ударение на слове «паны» заставляет относить этот член предложения к реме. Конструкция, характерная для разговорной речи). II.3.20
83. «Тогда еще я приметил, / что Жменя душу свою сгубил и нечистая сила в нем». (Тогда ещё я приметил» - тема, «что Жменя…» - рема, это ППС, но ОПС внутри словосочетаний). II.3.22
84. «Под скопчину/ отдаёте участок?» (ОПC, так как в вопросительных предложениям ППС: сказуемое – подлежащее, а здесь дислокация зависимой словоформы, которая становится в данном случае «ремой»). II.4.23
85. «А в Ковылях, на самый вознесенев день, Ефим Жменя помер. Не к ночи будь сказано, грех таких людей сгадывать, поганый/старик/ был.  Небось слыхал». (ОПС. Дислокация именной части составного сказуемого, которая в результате актуализации становится ремой. Фразовое ударение падает на абсолютное начало фразы. Отношение «новое-данное» «Старик» здесь тема, потому что из контекста мы понимаем, о ком идёт речь). II.4.24
86. «Бежит [заяц], остановился и говорит по-человечьи: «Здорово, мужики!» (Нулевая тема. Она преподпределена контекстом. Последующие высказывание содержит только новую информацию, поэтому и представляет собой комплексную рему). IV.1.6
87. (объездчик после рассказа старика о «колдуне» Жмене) «Это бывает,- повторил он глубокомысленно и убежденно». (Комплексная рема). IV.1.8
88. «Пошли рядом, боюсь я ему слово сказать,- гром гремит, молонья небо полосует, вербы к самой воде гнутся, - вдруг…чтоб мне без покаяния помереть, бежит поперёк дорожки заяц» (сообщается абсолютно новая информация, поэтому нерасчленённое высказывание). IV.1.9
89. «Известно, как. Тут ума большого не надо, была бы охота. Жменя людей гадючьим жиром морил. А это такое средство, что не то, что от жиру, даже от духу народ мрет.
Это верно,- согласился Пантелей». (Комплексная рема). IV.1.10
90. Гроза собиралась, и такая была буря, что сохрани царица небесная, матушка» (ОПС. Здесь служит для характеристики речи героя (поспешная, нервная), а также указывает на просторечную манеру разговора).IV.3.1
91. «…И там, где теперь Ковыли, дудачьи гнезды были - что ни шаг, то гнездо дудачье. (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое). IV.3.6
92. «(сообщается новая информация о лице)-…в Матвеевом Кургане армяшка жил, талисманы продавал».  (ОПС в нерасчленённом высказывании, а также в глагольном словосочетании).IV.3.7
93. «И в писаниях писано, что кладов тут много,- продолжал старик». (инверсия детерминанта в нерасчленённом высказывании).IV.4.10
94. «Близок локоть,/ да не укусишь... Есть счастье, /да нет ума искать его». II.1.17
IX. Описание природы
18. (начало абзаца) Проснувшиеся грачи, /молча и в одиночку, летали над землей (ППС предикативной группы, но дислокация детерминанта). III.4.11
19. Тянулся Млечный Путь» (ППС) III.1.1
20. «Дрожали звёзды» (ППС) III.1.2
21. «В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится степная летняя ночь; непрерывно трещали кузнечики, пели перепела, да на версту от отары, в балке, в которой тек ручей и росли вербы, лениво посвистывали молодые соловьи». (ППС. Нерасчленённое высказывание: наречие здесь не актуализируется, так как подлежащие обозначает не «данное», а «новое»). III.1.3
22. «Лениво посвистывали молодые соловья» (анал.) III.1.4
23. (начало абзаца) «Уже светало». (Комплексная рема) III.1.7
24. «В их неподвижности и беззвучии чувствовались века и полное равнодушие к человеку…» (Классическая конструкция при описании природы в литературе: «детерминант – сказуемое – подлежащее». ППС) III.2.11
25.   (с этих слов начинается новый абзац) «В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится степная летняя ночь; непрерывно трещали кузнечики, пели перепела, да на версту от отары, в балке, в которой тек ручей и росли вербы, лениво посвистывали молодые соловьи»  (ППС. Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).III.2.12
26. (начало абзаца) «В тихом воздухе, рассыпаясь по степи, пронесся звук. Что-то вдали грозно ахнуло, ударилось о камень и побежало по степи, издавая: "тах! тах! тах! тах!". (ППС. Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание). III.2.13
27. (начало абзаца) «Окруженное легкою мутью, показалось громадное багровое солнце».  III.2.18
28. (слова старика) «Гром гремит» (ОПС: подлежащее-сказуемое). III.3.2
29. «Млечный путь бледнел и мало-помалу таял, как сне, теряя свои очертания…». (ОПС. Подлежащее – сказуемое). III.3.3
30. «В синеватой дали, где последний видимый холм сливался с туманом, ничто не шевелилось…» (ОПС. Подлежащее – сказуемое) III.3.4
31. «А когда солнце, обещая долгий, непобедимый зной, стало припекать землю…» (ОПС в нерасчленённом высказывании: подлежащее – сказуемое). III.3.5
32. (новый абзац) «Первый утренний ветерок без шороха…пробежал вдоль дороги». (Двойная инверсия:  ОПС «подлежащее-сказуемое», а также дислокация детерминанта «вдоль дороги», который должен стоять перед предикативной группой). III.4.8
33. Широкие полосы света, еще холодные, купаясь в росистой траве, потягиваясь и с веселым видом, как будто стараясь показать, что это не надоело им, стали ложиться на земле. (Дислокация детерминанта «на земле», ОПС «подлежащее – сказуемое». Типичная инверсия для художественной прозы). III.4.9
34. (начало абзаца) Проснувшиеся грачи, /молча и в одиночку, летали над землей (ППС предикативной группы, но дислокация детерминанта).III.4.11

X. Речь повествователя
23. «Объездчик остановился, чтобы попросить у пастухов огня для трубки... Молодой пастух/не обратил на него никакого внимания; он/ продолжал лежать и глядеть на небо». (ППС. «Молодой пастух» - тема, «не обратил на него никакого внимания» - рема). I.1.3
24. «Старик/принял прежнюю позу и сказал покойным голосом». (ППС. «Старик» - тема, «принял прежнюю позу…» - рема). I.1.5
25. «Молодой пастух/повернулся на бок и пристально…поглядел на старика». (ППС. «Молодой пастух – «тема», «повернулся на бок…» - рема).I.1.6
26. «Старик/что-то вспомнил». (ППС. «Старик» -  тема, «что-то вспомнил» - рема).I.1.7
27. «Объездчик/закурил трубку и на мгновение осветил свои большие усы…» (ППС. «Объездчик» - тема, «закурил трубку…» - рема). I.1.11
28. «Что-то вдали/ грозно ахнуло, ударилось о камень и побежало по степи…». (ППС. «Что-то вдали» - тема, «грозно ахнуло…» - рема). I.1.14
29. «Они/уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью.» (ППС. «Они» - тема, «уже не замечали…» - рема). I.1.16
30. «Каждый из них/жил своей собственной жизнью». (ППС. «Каждый из них» - тема, «жил своей…» - рема). I.1.17
31. «А когда солнце, обещая долгий, непобедимый зной, стало припекать землю, все живое, что ночью двигалось и издавало звуки, /погрузилось в полусон». (ППС) I.1.20
32. «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали. Они / уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью». (ППС) I.1.21
33. «На сером фоне зари, начинавшей уже покрывать восточную часть неба, там и сям видны были силуэты неспавших овец; они/ стояли и, опустив головы, о чем-то думали». (ППС «Они» - тема-данное, «стояли…» - рема) I.1.22
34. «При каждом движении его холщовая рубаха / мялась в складки, ползла к плечам и обнажала черную от загара и старости спину». (Детерминант. ППС) I.1.25
35. «Объездчик/ задумчиво поглядел на даль, усмехнулся и тронул повода все с тем же выражением, как будто забыл что-то или не досказал». («Объездчик» - тема, «задумчиво поглядел на даль…» - рема) I.1.26
36. «Первого/ не отпускали мысли о счастье, второй же/думал о том, что говорилось ночью; интересовало его не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья».  («Первого» - тема, «не отпускали мысли…» - рема;  «второй же» - тема, «думал о том, что говорилось ночью» - рема). I.1.27
37. «Строгое лицо его/было грустно и насмешливо, как у разочарованного». (ППС. «Строгое лицо его» - тема, «было грустно…» - рема. Но ОПС внутри предикативного члена: постпозиция притяжательного местоимения – конструкция, характерная для поэтической, приподнятой речи).I.3.5
38. «Обеими руками/он/потряс седло, потрогал подпругу…». (Рема обрамляет тему. Дислокация зависимой от глагола словоформы) I.4.11
39. «У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец. Стерегли её/два пастуха». (ППС, так как в данном случае «стерегли» - это тема, а «два пастуха» – рема. Фразовое ударение на последних двух словах. Отношение «новое-новое»).  II.1.1
40. «Только отсюда и видно, что на этом свете, кроме молчаливой степи и вековых курганов, есть другая жизнь, / которой нет дела до зарытого счастья и овечьих мыслей. («Есть другая жизнь» - тема, «которой нет дела…» - рема). II.1.15
41. «Первого не отпускали мысли о счастье, второй же думал о том, что говорилось ночью; интересовало его/ не самое счастье, которое было ему не нужно и не понятно, а фантастичность и сказочность человеческого счастья». («Интересовало его» - тема, «не самое счастье…» - рема. ОПС: постпозиция местоимения в глагольном словосочетании).II.1.16
42. «Молодой пастух не обратил на него никакого внимания; он продолжал лежать и глядеть на небо, cтарик же/долго оглядывал объездчика». (ППС. «Старик же» - тема, «долго оглядывал объездчика» - рема. Указанием на тему является частица «же»). I.1.28
43. (начало нового абзаца) «Пастухи/были не одни». (ППС. «Пастухи» - тема, «были не одни» - рема). I.1.1.
44. (новый абзац) Наступило молчание (ППС). IV.1.5

XI. Описание животных
9. «Овцы/ спали» (ППС. «Овцы» - тема, «спали» - рема). I.1.2.
10. «Остальные собаки /не выдержали и повскакали со своих мест». (ППС. «Остальные собаки» - тема, «не выдержали и повскакали со своих мест» - рема).I.1.4
11. «Их мысли [овец], длительные, тягучие, вызываемые представлениями только о широкой степи и небе, о днях и ночах,/ вероятно, поражали и угнетали их самих до бесчувствия, и они… /не замечали ни присутствия чужого человека, ни беспокойства собак. ( «Их мысли…» - тема, «вероятно, поражали…» - рема; «они» - тема, «не замечали…» - рема). I.1.23
12. (начало абзаца) «Большая старая овчарка грязно-белого цвета, лохматая, с клочьями шерсти у глаз и носа, стараясь казаться равнодушной к присутствию чужих, /раза три покойно обошла вокруг лошади и вдруг неожиданно, с злобным, старческим хрипеньем бросилась сзади на объездчика, остальные собаки/ не выдержали и повскакали со своих мест». («Большая старая овчарка…» - тема, «спокойно обошла…» - рема; «остальные собаки» - тема, «не выдержали…» - рема). I.1.24
13. «Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали… Овцы/тоже думали». (ОПС. «Овцы» - рема, «тоже думали» - тема). II.2.14
14. (начало повествования в рассказе) У широкой степной дороги, называемой большим шляхом, ночевала отара овец». (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание). IV.2.14
15. «На сажень от них, в сумраке, застилавшем дорогу, темнела оседланная лошадь…» (ППС.  Детерминант и предикативная группа образуют нерасчленённое высказывание).IV.2.15
16. «На сером фоне зари… там и сям видны были силуэты неспавших овец…» (ППС «детерминант – нерасчленённое высказывание», но ОПС внутри составного глагольного сказуемого). IV.2.17

XII. Передача психологического состояния героев
11. «Он/напряжённо слушал». (ППС. «Он» - тема, «напряжённо слушал» - рема). I.1.12
12. «Он/залепетал в нос,/бабьей скороговоркой». (ППС. Наблюдаем двойную рему, которая выделяется интонацией, а на письме запятой. «Он» - тема, «залепетал в нос» - рема, «бабьей скороговоркой» - рема. Двойная рема выделяется также потому, что автору было необходимо подчеркнуть, что старик говорил именно скороговоркой). I.1. 8
13. «Казна тоже себе на уме. В законе так писано, что ежели который мужик найдет клад, то чтоб к начальству его представить. Ну, это погоди - не дождешься! Есть квас, да не про вас. Старик/презрительно засмеялся и сел на землю» (ППС. «Старик» - тема, «презрительно засмеялся…» - рема). I.1.13
14. «Сказал он это/ беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погружённые в думу». (ППС. Вся предикативная группа выступает в качестве темы, а «беззвучным, глухим голосом…» становится ремой). II.1.3
15. «Продолжал старик/уже не так горячо» (ППС. «Продолжал старик» - тема, уже не так горячо» - рема). II.1.4
16. «- На своем веку я, признаться, раз десять искал счастья,- сказал старик, / конфузливо почесываясь». («Сказал старик» - тема, «конфузливо почесываясь» - рема). II.1.11
17. «Это бывает,- сказал объездчик, все еще опираясь на седло и не шевелясь; сказал он это / беззвучным, глухим голосом, каким говорят люди, погруженные в думу».(«сказал он это» - тема, «беззвучным, глухим голосом…» - рема). II.1.12
18. «Старик говорил/ с увлечением, как будто изливал перед проезжим свою душу». («Старик говорил» - тема, «с увлечением…» - рема). II.1.14
19. «Повторил он/ глубокомысленно и убеждённо» (ОПС наблюдается в постпозиции наречий, зависящих от глагола, но в отношении темы и ремы  в предложении  ППС, так как предикативная группа «повторил он» - тема, а «глубокомысленно и убеждённо» - рема. Сильное фразовое ударение на последних двух словах). II.3.20
20. «При каждом движении его холщовая рубаха / мялась в складки, ползла к плечам и обнажала черную от загара и старости спину». (Детерминант. ППС) I.1.25


Рецензии
Ваш научный подход меня восхищает! Так держать! Спасибо, с уважением

Иван Таратинский   07.10.2014 11:04     Заявить о нарушении
Вот благодаря таким замечаниям хочется продолжать научную деятельность! Большое спасибо) Я написала эту курсовую в 18 лет, была тогда очень счастлива))

Татьяна Мохова   07.10.2014 16:31   Заявить о нарушении
Боюсь спросить - а сейчас?

Иван Таратинский   07.10.2014 17:04   Заявить о нарушении
Сейчас тоже всё хорошо, но по-другому) Эту курсовую я писала на одном дыхании и сейчас сама удивляюсь, как мне удалось написать такую действительно очень объёмную работу всего за месяц.

Татьяна Мохова   10.10.2014 14:46   Заявить о нарушении
Вероятно, на задоре и энтузиазме)))

Иван Таратинский   10.10.2014 15:01   Заявить о нарушении