Батальон ГРУ Восток - глава 20 - Еврейский квартал

На фото из Интернета - синагона в Цхинвале, после обстрела


Г Л А В А   20
               
 Земля далёкая!
 Чужая сторона!
 Грузинские кремнистые дороги.
 Вино янтарное
 В глаза струит луна,
 В глаза глубокие,
 Как голубые роги.
          (СЕРГЕЙ ЕСЕНИН. «Поэтам Грузии»)

     1991 год. Накануне Дня Победы, полковника танковых войск, Героя Советского Союза - Давида Цхинвели приглашают посетить Израиль, где «Союз ветеранов Великой Отечественной войны» на особом положении. Кнессет принял специальный закон об установлении 9-го мая праздником Победы. И каждый год в этот день в Иерусалиме ветераны устраивают Парад Победы, который выглядит очень трогательно.
     Долго еврейская община Цхинвала обсуждает щекотливую, тему. Первый Президент Грузии, доктор филологических наук, задает провокационный тон в одном из своих публичных выступлений: «Грузия – для грузин»!..   
     - Давид, поезжай! – говорят мудрецы квартала. – Останешься в Израиле…
     - Министерство обороны - «ЦАХАЛ», платит фронтовикам шикарную пенсию, – подхватывает старый друг Авраам. – Нам и не снилось!..
     -  Хватает на две бутылки водки! – огорченно вздыхает сосед по лестничной площадке, хромой Исаак.
     Давид Иосифович вспоминает горестный эпизод, когда русский фронтовик, Иван Трубилин, оставшийся один, без родственников, перед смертью написал на стене: «УМИРАЮ ОТ ГОЛОДА!»..
    -  Благоустроенное жильё вам с Рахиль обеспечено! – напутствует Моисей, товарищ по прежней учебе в школе.
     - Ты же – танкист! – поддерживает друзей председатель местного ветеранского комитета Борис Глобус.  – Зацепишься в Израиле, организуешь вызов!..
     - Всем нам! – выдыхает одновременно группа стариков.
     Самый набожный из фронтовиков - Авраам, не поленился и сходил к раввину в синагогу, которая известна своей старинной кладкой и неовторимым убранством. 
     СПРАВКА. Древний Еврейский квартал Цхинвала — это жемчужина и одна из наиболее живописных частей Старого города.  В средние века местные евреи общались на грузинском языке и были торговцами. В конце XVII века они занимались продажей изделий из хлопка.
      В XIX веке еврейское население города значительно выросло. Грузинские евреи Цхинвала установили связи с евреями-ашкенази в европейской части Российской империи, откуда даже приезжали раввины. В 1870-х годах в еврейском квартале города функционировали семь синагог и религиозные школы.
     До 1864-1865 годах евреи Цхинвала и прилегавшего к нему района были крепостными, занимавшиеся ремеслами и торговлей, встречались также и свободные евреи, выкупившие себя из крепостной зависимости.
     К XIX веку, евреи владели кирпичным заводом и другими предприятиями, им принадлежали почти все мануфактурные магазины. В Цхинвале были две пекарни по выпечке мацы, которая считалась лучшей по качеству в Восточной Грузии. Евреями было и большинство сапожников, шапочников, портных, пекарей и мясников в Цхинвали.
     Численность еврейской общины возросла за счёт притока евреев-беженцев, эвакуировавшихся сюда во время Второй мировой войны, многие из которых нашли себя в отраслях торговли. По воспоминаниям местных жителей, евреи были лучшими портными и часовщиками.
     В эпоху развитого социализма евреи совершенно, на первый взгляд, ассимилировались в Цхинвали. И работали всюду, даже в милиции!..
     Местный раввин Ицхак Шинашвили недолюбливал Давида – тот славился своим комсомольским и партийным прошлым. И пользуясь моментом, ребе не преминул  напомнить о святом для иудеев месте – «Котэль Маарави» (Стена плача).
     - Давид ещё не сжег свой партийный билет?! – вкрадчиво начинает раввин.
     - Он же парторг, и у него хранится штампик: «КПСС – УПЛАЧЕНО». Давид -  единственный, кто платит партвзносы, отправляя почтовым переводом деньги в Москву! – насмешливо, но со скрытой гордостью за друга, отвечает Авраам.
     Ицхак Шинашвили знал многие писаные и не писаные законы и традиции Израиля.
     - Несмотря на военные заслуги уважаемого человека из бывшего СССР, принимающая сторона может оказать гостю молчаливое сопротивление в непростом деле репатриации! – витиевато продолжает Ицхак.
     Закон «О возвращении» позволяет Давиду с женой и детьми беспрепятственно пройти все процедуры АЛИИ.
     Но воинствующая, нескрываемая приверженность Цхинвели к идеям советского коммунизма?!.. Всё это  может поставить Давида в соответствующий список людей, «представляющих угрозу общественному порядку и безопасности страны»!..
      – Религиозные евреи всего мира молятся в сторону Израиля, – продолжает степенно раввин. - Евреи в Израиле молятся в сторону Иерусалима!.. А евреи в Иерусалиме молятся в сторону «Стены Плача»!
     - Понимаю вас, уважаемый ребе, - поник головой Авраам. – Однако Давида ещё никто не видел со слезами на глазах!..
     Провожают полковника всем двориком. Накрыт традиционный для Кавказа общий стол, богатый винами,  закусками и фруктами. Тогда это было редкостью – смотаться в Израиль «туда – и обратно». Если и покидали «сионисты» СССР, то безвозвратно!..
     Застолье посещает Интернационал всей улицы. Спеты сакральные песни времен войны: «Катюша», «Три танкиста» и многие другие.
     Вспоминаются комичные эпизоды из окопной жизни.
     - Несем мы с Натаном на передовую за плечами ранцы со спиртом!.. Попадаем под минометный обстрел. Падаем в снег… Вскакиваем и бежим… Я и не заметил, как осколок пропорол мой бидон, в самом, считай, низу… Приносим спирт в землянку, старшина - глядь!.. А спирта больше половины-то и  нет!.. Пока шли, он вытек… Это мы ножом еврейскую дырку проделали, - говорит старшина… По тем временам – трибунал!.. Хорошо, что кровь из-под ватника моя пошла… Раненый я оказался… Упал… Очнулся в медсанбате!..
     - Это что! Вы послушайте, что с командиром батареи случилось, когда он залез в финскую печку париться!..
     Увешанные боевыми наградами, захмелевшие фронтовики вступают в извечный спор о СТАЛИНЕ.
     - Что он сделал с Красной Армией, накануне войны?! – начинает любимую тему хромой сержант Исаак. – Он уничтожил ГЕНИЕВ  передовой военной науки!.. Тухачевского!.. Уборевича!.. Якира!.. Фельдмана!..
     - Корка... Примакова! – раздаются голоса. – Киевские стратегические учения 1935 года – это непревзойденный шедевр предвоенного времени!..
     - Эйдемана...
     - А сколько людей загнал в Магадан?!..
     - Солженицын пишет…
     - До Москвы бежали!..
     Наступает непривычная тишина. И в этой предзакатной тишине звучит хрипловатый голос генерал-майора Степана Скородумова:
     - Иначе, бежали бы мы!.. Ровно, до Магадана!..
     Народ уже привык к этим словесным баталиям. Самые нервные, и националистически настроенные, деды плюют от злости в землю. Другие вяло машут рукой.  Всё бессмысленно!.. Чувствуется, старики подсознательно копируют повадки своих отцов.      
     Звучит грузинская «Сулико»…
     А как же обойтись, в еврейском квартале, без знаковой песни «Семь сорок»?!.. Или «Хава нагила»?!..
     Генерал-майор Скородумов и Давид Иосифович затягивают знаменитый и невозможный для простого восприятия текст - «ДЕНЬ ПОБЕДЫ»!..
     День Победы как он был от нас далек
     Как в костре потухшем таял уголек!.. 
     Все остальные седые певцы невольно замолкают. Вскакивают со своих мест!.. Выпивают по стакану вина, стоя!.. И напевают неформальный гимн Великой Отечественной войны.
     Этот День Победы, порохом пропах,
     Этот праздник, с сединою на висках,
     Эта радость, со слезами на глазах,
     День Победы!..  День Победы!..    
     И вдруг!.. Начинается интенсивный артиллерийский обстрел Цхинвала. Бьют с высоток грузинские пушки. Больше всего достается, именно, старинному Еврейскому кварталу. Начинается паника. Люди в страхе мечутся под огнем. Истошно кричат женщины, и рыдают разбуженные дети.  Ветераны войны падают на землю, переползая в возможные укрытия.
     За пять минут до обстрела, к дому подъезжает на «Волге» таксист. Он должен везти Давида Цхинвели в Тбилиси. Самолет на Израиль уже заправляется авиационным керосином.
     Давид заскакивает в квартиру на втором этаже. Хватает приготовленный чемодан. И бегом спускается вниз.
     Рахиль в слезах виснет на шее любимого мужа. Однако разъяренного танкиста, с Золотой медалью Героя Советского Союза, остановить невозможно!..
     - Рахиль... Я всё устрою, мне не откажут. И мы будем жить в Земле Обетованной... Мне надо быть 9 мая, в Израиле!.. Меня ждут ветераны войны - фронтовики... На берегу Средиземного моря... Дом!..
     В аэропорту Тбилиси Давида Цхинвели, когда он проходил рамку металлоискателя, задерживают пограничники… Рамка звенит и звенит… Давид выворачивает карманы… Звенит!.. Его заставляют  снять с себя полковничий китель, увешанный орденами и медалями, с медалью Золотая Звезда Героя Советского Союза!.. Пищит рамка…
     В конце концов,  ветеран войны раздевается. До трусов!..
     Результат неизменный... Стоит голый человек, а техника показывает – металл!..
     - Какой хитрый еврей! – бормочет пограничник.
     Прибегает молодой красивый майор, начальник смены.
     – Вай, золото проглотил?!.. 
     И ведет полуголого деда в отдельную комнату – рентгеновский снимок покажет всю картину происшествия. Просветила фельдшер старика насквозь, снизу доверху. Смотрит, все тело фронтовика-танкиста В ОСКОЛКАХ – это результат прямого попадания немецкого снаряда в танк.
     Извинились грузины?!.. Сомневаюсь!..
     - Жаль, не попались вы мне под гусеницы, на фронте! – в бессильной злобе сжимает кулаки Давид Цхинвели.
     Да, и что сделаешь?.. Кому жаловаться?!.. Самолет на взлетной полосе.
     В израильском аэропорту, когда местные офицеры-пограничники и представители таможни замечают полковника, Героя Советского Союза, они замирают почтительно по стойке «смирно». А старший офицер-пограничник, вместе с таможенником, подчеркнуто, минуя рамку металлоискателя, без досмотра, проводят фронтовика по «зеленой линии».

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ) 
    
 
      


Рецензии
Правда и счастье
Любимов Владимир Мирославович
\
Счастье в малом
Разделённой радостью со всеми;
С детства мир началом
Дружбой ценим все мы.

Правда в малом
Пониманием друг друга ближе,
Жизнеидеалом
Верным солнца выше.

Правду знают,
Если в счастье верят, ожидая,
Больше чем мечтают,
Чудо представляя...

Счастьем этим
В нашей дружбе Мир Мечты зовётся,
В нём все мы заметим,
Как любовь вернётся!..

Миролюбов Владимир Мирославович   20.09.2014 18:00     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.