Глоссарий педагога-психолога инноватора неформальн

 Глоссарий педагога-психолога, инноватора  неформального,
работающего в  «среднешкольном»   образовательном пространстве.

Психолог - специалист, изучающий душу. Верит, что она существует, но где находится, не знает. Поэтому ищет ее то в сердце, прислушиваясь к дыханию, то в голове, слушая слова, которые та произносит, то в пятках, куда она не так уж и редко уходит, прячась от всех. Не найдя, все-таки разговаривает с ней, выворачивая ее наизнанку. Душа сопротивляется, иногда яростно, а иногда просто плетется в хвосте за психологом, рассуждающем о том, что хорошо, а что плохо и как ей с этим жить.

  Душа – то ли эфирное тело, то ли неизвестное физикам поле, то ли дух, появляющийся ниоткуда и пропадающий  в никуда.

  Тело – тело просто тело, что с него взять. 

  Психиатр – специалист, который тоже изучает душу, но только не верит в ее существование. Рассказы ее о других мирах, считает галлюцинациями, полагая, что это слово уже само в себе содержит суть явления, то есть бред.
Бред, то же, что и галлюцинация, то есть что-то, физически не существующее для психиатров. Поскольку психиатр существование души не признает, та отказывается с ним разговаривать. Иногда только, кукарекает или, скаля зубы, лает. Лечат людей не разговорами, а лекарствами, полагая, что те могут купировать очаг возбуждения и нейтрализовать действие галлюцинаций на мозг клиента. Когда галлюцинации через некоторое время возвращаются, лекарства дают вновь, теперь уже более сильные и так до бесконечности.
 
  Прогрессивный психиатр.
Еще не верит в душу, но начинает понимать, что что-то здесь не так.  Начинает комплексно подходить к человеку и иногда позволять себе думать, что бред – это вовсе не бред, а… Ну, нет. Дальше он пока не идет, но начинает прислушиваться к тому, что говорят психологи.
 
  Психологи бывают разные, в зависимости от научного направления, которое они выбирают:

  Психоаналитик.
Решает все проблемы, но долго. Решает их до конца, но это еще дольше. Если хотите жить без проблем, хотя без них не бывает (любит философствовать), обращайтесь! Может вас от них освободить. Но и от ближайшего окружения тоже. Того, которое вам бессознательно, да и  сознательно, вешало лапшу на уши и заволакивало глаза на самих себя и на них.  Ибо вы поймете их натуру, а она бывает страшная. Да, бывает! Этим, да и другим тоже, отличается от психолога гуманистического.
  Любит анализировать, то есть думать. Вообще  часто думает, а иногда и не думает, читает то, что придумали другие. Потом обдумывает придуманное, а потом думает над обдуманным придуманное. А потом – страшно подумать, еще и над этим и так до бесконечности. Верит, что доберется.

  Гуманистический психолог.
Серьезно подходит к клиенту и его проблемам, настолько, что верит только слезам, особенно бурным, которые как поток, прорвавший плотину,  вырываются на свободу. Их не останавливает, чем больше лужа, тем лучше. Всем видно - сегодня поработал не зря. «Не зря – это цель или смысл?! Надо подумать». Над смыслом жизни думает часто. Верит в то, что все безгрешны. Нет, религия здесь ни причем, просто верит в то, что все проблемы людей из-за того, что в них когда-то не верили. Но он то верит и это его успокаивает. Его спокойствие клиенты чувствуют и на душе у них теплеет.

  Бихевиорист.
Основная линия поведения «стимул – реакция». В ней подозревает всех. Раздражая вопросами, а иногда и выражением лица своих клиентов, вызывает у тех бурные эмоции. Сам при этом остается непробиваемым – все это он уже видел, заранее знал. В этом мире все  реагирует, оказывается, даже лягушка на кислоту. Если вдруг не получает ожидаемого ответа, а, например, молчание или непонимание, вопрос повторяет. Повторяет столько раз, сколько нужно, чтобы добиться нужного ответа. После этого такой же спокойный, как и был до этого, идет домой. Клиент тоже идет, но еще долго успокаивается и все время задает себе вопрос, а что он (психолог) хотел мне этим сказать? Любопытство гонит его приходить еще и еще. Психолог тоже доволен - реакция ожидаемая.
 
  Гештальт-психолог.
Видит мир сплетенным, взаимозависимым (как клубок ниток в другом клубке, только нет ни начала, ни конца), но неподвижным. А потому пытается вращать его сам. Для этого выбирает точку опоры, например, на стене или на шторах, заставляет смотреть на нее личность и вращает  (виртуально) вокруг нее. Из личности вырываются рыдания, иногда несдержанные.  А иногда смех. Проявив свои эмоции, значит, еще жива, личность успокоенная уходит, но за порогом ее ждет другой мир, тоже круглый, как утверждает наука, но другой, какой-то меняющийся. Хочется определенности, и личность приходит к психологу опять. Вопрос только в деньгах – насколько их хватит, а также насколько хватит терпения супруга (и).   

  Сложный психолог.
Использует в своей работе все, что помогает ему понять самого себя, иногда и клиентов тоже. Одного течения не придерживается, слишком скучно, когда плаваешь под разными галсами, жизнь интереснее и веселее и, кажется, что сам живешь.  Приходите – обхохочетесь.

  Психолог от образования.
От образования, потому что образование он получил, скорее всего, двойное и оно милостиво разрешило ему работать, но денег положило мало – самому не хватает. Часто напоминает, что он как  бы, и не психолог, а педагог-психолог и это обязывает. Подбрасывает все больше и больше работы. Намекает, что всех педагогов-психологов соберет в кучку и…, нет, немогучую, конечно, а по районам, якобы школа их давит. Но они не уходят.  И не уйдут, пока не назначат пенсию, как педагогам, по стажу, а иначе, зачем жить?

  Школа.
Это Собрание, куда приходят. Учителя, чтобы поболтать, ученики, чтобы послушать. Иногда их желание совпадает, иногда нет. Во втором случае у  учеников есть мобильники и они слушают их или всматриваются в них, как в зеркало, пытаясь найти себя, а у учителей есть журналы, куда они заносят свои впечатления.

  Впечатления, чувства, эмоции, ощущения.
Все то, чем учителя делятся в учительской друг с другом. Страшно переживают, но не все. И это понятно. Что мы не люди, чего тут не понятного.

  Ученики.
Их узнают по мобильникам. У каждого свой. У некоторых - крутой, а у некоторых - так себе. Они их любят. В смысле, ученики свои мобильники и поэтому не расстаются с ними даже на уроках. Еще любят себя, но не всегда и это страшно. Они страшны в гневе.

  Урок.
Это заседание отдельной комиссии Собрания. Там выносится оценка всему сказанному и услышанному. Иногда эта оценка выносится на педсовет и в Собрание приходят третейские судьи.  Их бояться не надо. Это родители. Они сами боятся Собрания, еще с тех пор, как в него ходили сами, поэтому и задабривают учителей (любят дарить им цветы, шоколадки и конфеты), а, если  наказывают, то учеников, своих детей. Но нечасто.  И то, и другое жаль.

  Учителя. 
Бывают разные:

  Математик.
Любит цифры. Голые, а не все то, что они обозначают. То неинтересно и пусто, и не всегда строится стройными рядами, еще и кочевряжется. «Убил (а) бы»,- так думает он (она), но не дают. Из-за этого он или она сильно переживают. Чтобы избегать сильных эмоций, они от тех отказываются. Из-за этого бывают "сухими". Их надо жалеть, они отходчивы. 

  Биолог.
Реалист, ибо видит все насквозь. Поэтому знает о кровеносной системе кольчатого червя больше, чем он сам и ученики. Бывает загадочным. Он как никто другой, может ответить на вопрос, что такое жизнь. И отвечает, повергая в  стыд философов.   Практичен и деятелен: бегает с сачком за бабочками. Но иногда безжалостен: разрезать лягушку или там, майского жука, раз, ну.., два, плюнуть. Два, потому что, ведь, не бандит, все-таки.

  Философ.
Тот думает, что знает все, но это не так. Все обо всем, но это не так. Что-то же знает биолог.

  Химик.
К нему без предисловий. Иначе начнет переливать из одного в другое, из одного в другое, пока не увидите реакцию. Реакция – это то, что он любит. А вы? Создает новое, но с заранее известными свойствами. Что-то у него от мистика: вдруг, откуда ни возьмись, появляется кровь, из сахара– извержение вулкана. Алхимия его прошлое (все время пытался получить золото из дерь.., ну, практически из ничего) и, возможно, будущее - гомункулус в пробирке, конечно, не овечка Долли. Любит систему. Может с гордостью называть себя системным педагогом. В этом есть что-то современное.

  Историк.
Реакцию он не любит. Даже не любит о ней рассказывать. Вот о быте и нравах, другое дело. Хватило бы времени. Он в нем утопает и ныряет туда вместе с вами. Будьте осторожны. Он-то знает подводные течения, вы – нет. Ищите артефакты и цепляйтесь за них. Они помогут. Отвергает частичку бы. Ну, не терпит ее. Не языковед он, конечно.

  Языковед и литератор.
Вот так, не совсем по-школьному. Но глоссарий  тоже  не слово словарь. Тоже плавают, только в океане поэзии. Часто зовут за собой. Не верьте, они дороги не знают. Знал только Данко, но ему пришлось вырвать сердце, которое старуха Изергиль, по-моему, она (вот карга старая!) растоптала. С тех пор никто этой дороги не знает. Но, чтобы не лишить вас веры, скажу, что автор, конечно, догадывается. Но это вам по большому секрету, смотрите, не проболтайтесь! Они, конечно, о своем, идеальном. А вот о материальном – это, конечно, физик.

  Физик.
Любит все потрогать, извините, даже пощупать. Понятное дело, не лирик. Не вырывайтесь! Совершите работу, а это ему на руку. Начнет ее подсчитывать, формировать правила, законы и незаметно втянет вас в свои сети. Они разные. Бывают телевизионные или компьютерные. Оглушит, уведет ваше внимание и куда, к квазарам, черным дырам. А что такое дыра вы и так знаете. Или к атомам, ядрам. Начнет хвастаться, разрушать их. Бомбы, взрывы, ядерная зима – это вам надо? То ли дело географ.

  Географ.
Тоже о материальных объектах, но каких! Мальдивские острова, острова Фиджи, на худой конец полуострова: Крым, Ямал. Но не обольщайтесь. Не повезет, даже на Ямал. Так, на карте покажет и все. Ну, расскажет, как там хорошо. Везде хорошо, где нас нет. А нас нет ни в Англии, ни в Австралии. Да и что нам там делать?! Мы их не понимаем, они нас.

  Вот, например, вы понимаете учителей иностранных языков? Ну, кто их понимает?! Но словарь ведут и они, поэтому и у нас им место нашлось. Иногда, когда они разойдутся и забудут, что англичане они, там, немцы и перейдут на наш, русский язык, тогда, конечно, но это так редко бывает. То ли они русский не знают, то ли кичатся? Ну, не получается  общение и все тут.

  Тут.
Тут - это, конечно, директор. Он везде и всегда, он первый, он главный. Ему приятно, а нам тем более. Самый большой кабинет у него (ну, по секрету, если, не самый большой, конечно, то самый крутой точно), самые большие полномочия тоже.

  Только у техничек они выше. Они все всегда и про всех знают. Только молчат, но глаза у них такие выразительные. Но спросите любую  из них, что делать и тут же получите ответ. Даже директору посоветуют. 

  Директора поддерживайте. Короля делает свита. А она участвует в распределении премиального фонда. Надеюсь, вы понимаете, как это важно?   

  Теперь без предисловий.

 Сантехник Вася.
Личность известная. Его знают даже в департаменте (а вот в каком – тайна), так как в октябре он запорол ввод отопительной системы в действие, и две недели школа сидела без тепла. Кстати, в прошлом и позапрошлом году, тоже. Хотя в прошлом году был сантехник Коля, а в позапрошлом – сантехник Миша. Все сантехники работают одинаково, только имена у них разные.

  Разное.
Все то, что составляет школьную и внешкольную жизнь.

  Жизнь.
Жизнь – это… Жизнь – это… Ну, в общем, тут надо хорошенько подумать. Об этом уже в следующий раз.
Сегодня, 22.11., День психолога. Всех коллег поздравляю!


Рецензии
Да, явно со знанием дела. И главное - вполне возможно практическое применение полученной информации
С признательностью,

Наталья Караева   09.02.2019 17:51     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Наталья, за положительный отзыв! О практическом применении не думал, а поерничать хотелось. С улыбкой и уважением,

Владимир Хмыз   11.02.2019 04:51   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.