Воспоминания старого разведчика

     Старый  седой заяц, одетый в собственный мех, а сверху ещё мягкий махровый халат, садится к письменному столу писать воспоминания.
 
     Стучит лапами по клавиатуре, остановиться не может, столько накопилось внутри – надо дать выход.

     В разведку попал не случайно – отбирали строго, отсеивали жестоко. Взяли сразу. Мужской шарм – раз, уши – локаторы - два, глаза всегда косые и никогда не пьянеет.
 
     Равномерно стучат  лапы по клавиатуре в такт горячему сердцу, а холодный ум уж сам подсказывает,  о чем писать, а о чём – нет, так сказать, внутренний цензор.

     Тогда ещё обратились к руководству по поводу воспоминаний – о чём можно писать, о чём нельзя.
 
  - Про города, про достопримечательности можно?

  - Это пишите. На это запрета нет.

  - А про еду? Секреты приготовления пищи?

  - Можно.

  - А про обычаи народов мира?

  - Не запрещено.

  -Что вы, как малые дети, ей Богу. Всё разрешено, что не запрещено.
    И сказали заветные слова, которые каждому  разведчику известны во всём мире без перевода, – “Top secret” – нельзя.

  - А фотографию публиковать можно?

  - Это можно. Но только не свою.


    Вспоминает старый ветеран, как перебрасывали  его через границу, как мячик волейбольный через сетку – туда-сюда, туда-сюда.
 
    Леса дремучие, волчьи тропы, грибы ядовитые, чужие пограничники с недобрыми лицами, с  огнестрельным и холодным оружием, поджидающие в кустах. Не себе чего прогулка по лесу?  Но ничего, проходил, путал следы, отпугивал собак ищеек разными дезодорантами, целый рюкзак с собой нёс для этих целей.

    Потом переодевался в кустах – галстук, пиджак, дипломат в лапу, очки на нос - и работать.

    Молодой был, горячий, противоположный пол проходу не давал. Отказываться вроде тоже было неудобно, не вежливо.

    Разные были, так сказать, особи – и сытые, откормленные, ароматные, в собственных мехах и бриллиантах из капиталистических стран, и худые, костлявые, голодные и немытые из развивающихся, с ещё отсталой  экономикой.  Отвлекали, конечно,  от работы, мешали выполнять задания, а иногда и помогали, зависело от обстоятельств.
 
    Одну забыть не мог.  Красавица была – лапы задние – длинные, как у манекенщиц. Брила  их лезвием «Нева», привозил ей как сувенир.  Рисковал, конечно.  А на передних  лапах  -  нежный  пушистый мех, пахнущий иностранным шампунем, уши завязывала в бант, наподобие, как у  Татьяны Михалковой.

    Сказал ей тогда сурово: «Ты больше не душись. Собаки  ведь след возьмут по запаху."
    С укором посмотрела. Любила сильно. Это была их последняя встреча.

    Профессиональное заболевание себе заработал, и кличку среди товарищей  получил –  Джузеппе Сизый Нос.
 
    Тут ничего не поделаешь – все чем-нибудь болеют: у шахтёров – силикоз, у врачей- психиатров – шизофрения, от больных заражаются разными маниями;  машинисты поездов  в метро, говорят, в старости – темноты боятся.
 
    Иногда приходилось пить и неделю, и месяц, если требовалось по работе.
    Глаза, как и раньше – синь голубая,  только  сизый  нос выдаёт старого разведчика. Правда, зеленью руководство не обижало, всегда давало  на расходы без счёта – лишь бы был результат!

    Уже потом, когда в отставку ушёл, в тур поехал в Италию, друга старого навестить, из своей же гвардии, старого бойца, Карло.

    Приехал, естественно не без сувенира, привез полено  ему берёзовое. На границе, правда, были проблемы. Вызвало подозрение – зачем полено везете за границу? Не поверили, что сувенир. Потом  удалось, конечно, уладить этот вопрос по международным каналам.

    Старый Карло растрогался, аж целовать полено стал. И сразу – к верстаку – строгать новую куклу. Мастер своего дела!

    Сколько он этих мальчишек настрогал! Правда, на отца не похожи – у всех нос длинный, зато нрав и характер – в отца – весёлые, бесшабашные – все артисты. Все любили, как Каштанка у Чехова, когда стружками и клеем столярным пахнет.

    Клей нюхали, когда тосковали по отцу, а рубанок почитали больше, чем бензопилу или станок для деревообработки.

    И каждый отцу на день рождения со всех концов света – курточку бархатную присылал, а кто и пиджак модный.

    У Карло свой театр теперь. Исполнилась золотая мечта. Конечно, тут и руководство помогло с финансами, один бы не поднял это дело, много ли заработаешь, орудуя рубанком!

                Эпилог

    Старый ветеран выходит из подъезда, оглядывается по привычке, - нет ли хвоста.
Свой-то, пушистый, на месте, хотя под брюками, постороннему глазу, естественно,  не видно! Так надо.

    У подъезда уже ждёт  его такси. Старый совсем стал, болят и передние лапы, и задние – врачи поставили диагноз – остеопороз.  В булочную ходить стало тяжело.

    Открывает дверцу автомобиля с шашечками. Свой же сотрудник приехал, Николай.  Все руки в татуировках с номерами телефонов – «Такси по вызову».

    Но конспирация, есть конспирация – пароль обязательно – традиция.

   Вопрос: «Разменяете 100долларов?»

   Ответ: «Обратитесь в обменный пункт».
 
   Всё правильно. Сел. Поехали.

    Из окна уже следят за ним, как минимум десять пар косых глаз, принадлежащих сознательным гражданам: «Опять на такси в булочную поехал!», - завидуют они и садятся писать донос в полицию, -  по телевизору объявили – правоохранительные органы не справляются – надо помогать.

     «Наши люди на такси в булочную  не ездят! ….»,  выводят все как один одно и то же, как в синхронном плавании выводят фигуры  красавицы-плавчихи с прищепками на носу.
 
     Жена не стоит у окна, не утирает слёзы платком, ждала его всю жизнь, в зале ожидания целыми днями просиживала.

     В шестьдесят лет уже решила – не дождусь, замуж даже хотела выходить по-новой, а тут  и  он  явился, сказал просто: «Прости, милая, задержался, по работе».

    Ничего лишнего, никаких подробностей – не положено.

    Не узнала.
 
    Сказала вежливо: « Вы что дедушка, дверью ошиблись?»

    Живёт теперь бобылём и воспоминаниями.

    Бросил морковку в блестящий аппарат, нажал на кнопку. И вот уже порция свежего морковного сока, типа squash, готова.

    Можно и без жены прожить, когда кругом такая техника!




 


Рецензии
Здорово. Прямо перед глазами боец невидимого фронта косоглазый.
Жму зеленую.

Добра,

"выводят все как один одно и тоже," - то же (раздельно здесь надо).

Сергей Воропанов   20.12.2018 21:20     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание. Сейчас исправлю. Согласна. Ошибка.

Анна Пигарёва   25.12.2018 15:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.