Вешеры

 

          Двое молодых людей, вошедшие в плацкартный вагон со стороны туалета, несколько отличались от обычных поездных коробейников, снующих нескончаемыми вереницами по вагонам на протяжении всего пути от Минеральных Вод до Рязани. Вошедший  первым – высокий, белобрысый парень – направился по вагону, без особого энтузиазма предлагая пассажирам пару серёжек и колечко – якобы из золота. Второй, появившийся вслед за ним, сразу же сел на боковое место слева, поставив дорожную сумку – размерами с четверть куба – на колени.
          Белобрысый, пройдя до конца вагона, и не найдя покупателей на свой товар, вернулся назад и, уловив кивок напарника, остановился во втором от туалета отсеке вагона. Здесь нижнюю боковую полку занимала  молоденькая девушка лет шестнадцати. Присев рядом с ней, парень, как фокусник, разжал кулак и сунул ладонь с украшениями девушке под нос.
          - Посмотрите ещё раз, девушка! Очень дёшево отдаю.… Глядите, вот – колечко, вот – серёжки... вот – проба. Видите?.. Да вы не мохайте, возьмите в руки, пощупайте, примерьте… Вот и зеркальце имеется. – Ладони у него были широкими, угловатыми с заскорузлыми, грубыми пальцами. С внешней стороны выпирали костяшки, задубевшие от многочисленных ссадин. – Видите? – продолжал он, -- Всё настоящее, с пробами. Всё путём. Клянусь!… Возьмите, не бойтесь, девушка. Вы…такая интересная, в натуре. Они на вас смотреться будут по-чёрному .
          Но девушка качала головой. Она боялась, поскольку помнила наставления родителей, отправлявших её в дорогу: ни в коем случае не заговаривать с незнакомыми людьми, в особенности – с мужчинами, ничего не покупать в дороге и не выходить из вагона на остановках поезда. И в то же время ей очень нравились серёжки – такие красивые и совсем не дорогие. Да и парень этот вовсе не похож на незнакомого мужчину. Любезный такой, весёлый, всё время улыбается. Из всего вагона он выбрал именно её. Потому что она понимает толк в украшениях, потому что она молодая, не то, что эта старуха напротив, подозрительно разглядывающая её с самого утра… И вечно этим старикам всё не так, вечно они всего боятся. Сидели бы уж дома себе, если так страшно… Хмм, чем бы ей досадить? Аа, вот! Как он к месту, этот продавец.               
          Она взяла серёжку, повертела её в руках, примерила к уху. Парень подставил зеркальце. Девушка, грациозно вытягивая шею, и вскидывая брови, стала глядеться в него. Серёжка повисла в мочке уха, как будто бы висела там вечно. Продавец прилип намертво.
          - Ну, красотууля!.. Возьмите другую, девушка. Оденьте! Вам они очень идут. Не, в самом деле, девушка, оденьте! Ну, я вас умоляю. – Он приложил руку к сердцу.
          Девушке это понравилось, и она уже было, потянулась за второй серёжкой, когда из-за перегородки услышала мужской голос, чётко произнёсший:
          - Сейчас её не только оденут, но и обуют…дуру.
          Белобрысый среагировал мгновенно. Он, приподнявшись, заглянул за перегородку.
          - Это ты зубьями клацаешь, гнида? – Кивнул он, лежащему на нижней полке, мужчине. – А ну, шнобель в подушку! Быстро!.. И без паники. Понял? Не то в момент мусор сделаю .
          Все, кто слышал это, замерли. Девушка завибрировала ресницами и вдруг, как бы спохватившись, сняла серёжку и протянула парню.
          - Вот, возьмите! Я…не буду. – Белобрысый сделал удивлённое лицо. – У меня нет денег, ни копейки, то есть, совсем нет. Понимаете?  Короче, я не могу. Извините. Ладно?
          - Хорошо, хорошо! – вроде, обрадовавшись, согласился тот. – На нет и суда нет. Моё дело, как говорится, предложить. Правильно? Давайте другую серёжку и…по нарам.
          Девушка вскинула брови. Взялась за одно ухо, за другое, затем опустила руку и, почуяв неладное, промямлила:
          - А я её не… Вы мне не… Она… Вот всё, что… Я не…
          - Чо не? – рявкнул Белобрысый. – Чо не, корова?.. Рыжуху  гони. Нее. Другую серьгу гони! – Он встал напротив неё, чуть наклонившись вперёд. – Ну! Чо молчишь..гумозная?  Под шлангу косишь ?.. Стыбзила  рыжика и в отвал?.. Козлиха. Де серьга, говорю?! 
          У девушки брызнули слёзы из глаз. «Старуха» напротив – женщина лет сорока пяти – следившая всё это время за сценой, решила вмешаться и подошла к парню.
          - Оставьте девочку в покое! – сказала она решительным тоном педагога, -- Вы ей не давали вторую серёжку. Я – свидетель! А вы, молодой человек, вы…
          Парень осклабился.
          - Ут-тю-тю-тю-тю-тю, моя вуточка, ут-тю-тю, блин. Как нам страшно!.. – И вдруг нахмурил брови. – Греби на место…свидетель! Я тебя не вызывал… Хотя…может, потом, как-нибудь и позову…в тенёчек.
          Женщина оторопела. Но не отошла, а села рядом с девушкой, гордо, как на расстреле, задрав подбородок. Белобрысый загоготал и тут же спросил на весь вагон:
          – Ну, чо, бобрики? Есть ещё сердобольные здеся? Или кончились все?
          Пассажиры молчали. Вагон мерно стучал колёсами. Парень повернулся к девушке. Но тут из последнего отсека вышел мужчина средних лет в спортивном костюме и, подойдя к Белобрысому, взял того за локоть.
          – Оставь девочку в покое и уходи. – Как бы, между прочим, сказал он и добавил, сверкнув глазами: – Говорю по-хорошему и только один раз. Слышишь?
          Парень одёрнул руку, отошёл на шаг от девушки и вызывающе произнёс:
          – Чо? Нервы не выдержали, мужик? Решил вмешаться… Олимпиец, наверное. Чемпион по джиу-джицу… Или те больше всех надо?.. – Он улыбнулся и хмыкнул. – Хм... Ллана…свободен. – и отвернувшись, обратился сразу ко всем пассажирам: -- Ну, чо, ханурики , все собрались? Можно махаловку  начинать? Го-го-го!..   
          Резвился, да и только, сукин сын…
          А собрались действительно многие. Потому как терпение кончилось. Торговец их капитально достал... Ватага женщин во главе с проводником перекрыла вагон с одной стороны, а «олимпиец» и его жена – с другой. Кто-то предложил милицию вызвать, кто-то – поезд остановить. Пока обсуждали, поезд сам остановился.
          – Вон милиция на перроне. – Крикнул кто-то. – Постучите в окошко!
          И белобрысый неожиданно сник. Моментально, в один миг, как сгоревшая спичка, скрючился.
          – Дай дорогу! – буркнул он «олимпийцу», явно торопясь. – Ну!
          – Штоо?!
          – Дорогу, говорю, дай…пожалуйста.
          Мужчина уступил. Правда, не без наставлений:
          – Бросай ты это грязное дело, парень! До добра не доведёт. Попомни!
          – Ага. Щщас, дэдуля. Докуру и брошу.– захлопнув за собой двери тамбура, пообещал Белобрысый.
          На мгновение воцарилась тишина - не верилось как-то в счастливый конец. Но, вот женщины, придя в себя первыми, кинулись успокаивать «бедное дитя», а за ними и мужчины – хвалить «олимпийца».
          Поезд тронулся. Замелькали дома и столбы. Застучали колёса. И тут кто-то из пассажиров вдруг заметил:
          – А где ж друг его делся? Что у двери сидел? – Все глянули на боковую полку рядом с туалетом. Она была пуста. – Наверное, на станции вышел. Я всё ждал, когда он за друга вступится, ан нет, не вступился. Видать, что-то не получилось у них. Не склеилось. От жулики!.. Даа… Как он девку бедную…
          И в этот миг отчаянный крик жены «олимпийца» заглушил стук колёс:
          – Останови-и-ите! Укра-али!.. Сумку!.. Шапку!.. Дублёнку!.. Ааа…
 
(картинка из интернета)
 
  Вешер – поездной вор. Жаргон.
  По-чёрному – очень сильно.
  Делать мусор – избивать до потери сознания.
  Рыжуха – золото.
  Гумозная – больная венерической болезнью.
  Косить под шлангу – симулировать дебила.
  Стыбзить – украсть.
  Ханурик – пьяница.
  Махаловка – драка.


Рецензии
Павел, коротко:очень сильный рассказ. С уважением Ойген.

Ойген Шварц   18.06.2017 23:12     Заявить о нарушении
Спасибо, Евгений, за прочтение моего рассказика
и добрые слова в отзыве! Иду к Вам. Пока.

Павел Конча   21.06.2017 17:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.