Принуждение к жизни

Волны, поспешно догоняя друг друга, неслись в тень моста и исчезали в черном провале под ним. Вода завораживала, обещая скрыть тайну смерти.
 В поднявшейся от весеннего паводка студеной реке он быстро пойдет ко дну. Мельком глянул на яркое уже теплое весеннее солнце, прозрачное светло-голубое небо с маленькими белыми, как клочки дыма облаками. Там слишком светло, почти радостно. У него веселиться нет причин. Если бы река могла решить его проблемы. Нет, если бы река могла решить его главную проблему…

Он оглянулся на охрану, внимательно наблюдавшую за ним с набережной. Усмехнулся, проверять не стоит: его спасут, откачают и опять заставят жить. Жить, непонятно зачем, неизвестно сколько. Почему им так нужна его жизнь? Возможно, знание ответа  помогло бы ему смириться со своим положением вечного пленника, но он уже давно не пытался это выяснить.

Вода текла быстрее, чем его мысли и это раздражало, мужчина двинулся дальше. Откуда-то всплыл рассказ матери:
...............
 Беременность в позднем возрасте не обрадовала родителей. Почему отец решил проводить жену  до больницы, что им руководило, она не знала. По дороге они зашли в магазин, а там  громадные скидки на детские вещи. Отец выбрал костюмчик, мать изумилась: «Ты чего? У меня направление на аборт…» но папаша вдруг заявил: «если пойдешь, ноги повыдергиваю». И все! Он остался в живых, только потому, что отцу понравился уцененный товар....
..............
Голый парк продувался всеми ветрами, но время ежедневной прогулки еще не истекло. Потом замкнутое пространство пяти комнат, телевизор, Интернет, круглосуточное наблюдение и одиночество. Сколько средств расходуется на его содержание, и при этом они не позаботились найти ему собеседника. Хотя за это время он уже привык молчать. Им нужны его разговоры, его мнение…
 Какого черта он им нужен, если ничего от него не надо?

Тротуары в парке уже растаяли, лужицы на солнце мягко хлюпали под ногами, разлетаясь мелкими брызгами, но если капли попадали в тень, то превращались в тончайший ледок, беспомощно хрустящий под каблуком. Скамейки, расчищенные еще зимой, выглядели привлекательными теплыми пристанищами в окружении серо-белых стен тающего снега. Собираясь сесть и здесь пробыть оставшиеся полтора часа, он вдруг заметил ссутулившуюся фигурку женщины на скамейке соседней аллеи.

Лицо девчонки опухло от множества пролитых слез, посиневшие от холода губы, уже не вздрагивали при всхлипах содрагавших  хрупкое тело. Он опустился рядом не спрашивая разрешения, автоматически посмотрел на часы. Удивленно понял, что не знает, как начать разговор, но шокировало другое – он забыл свое имя.

Во всех строго засекреченных документах он значился как «Мистер Икс». В редких случаях, когда с ним разговаривала охрана или вышестоящие инспектора, иного обращения не было. Но забыть свое имя… Сколько же лет он его не слышал? ………………………………………………………
 В роддоме старший брат и сестра наперебой предлагали имя новорожденному. Родители запоздало вспомнили, что за девять месяцев не удосужились придумать имя новому члену семьи. Конечно, он не был желанным ребенком, но позаботиться об имени можно было и заранее. Брат предлагал назвать Гераклом, он только что прочитал греческие мифы и стал ходить на секцию амреслинга, чтобы походить на любимого героя. Сестра Дон Жуаном, она плохо знала кто это, но  ей очень нравилось, как оно звучит.
Когда отец сказал, что новорожденный будет Валерием, мать отрезала: «Лучше Квазимодо его назову!» - она знала, что последнюю любовницу мужа звали Валерией.
………………………………………………………
- Дмитрий, - он пожал озябшие, негнущиеся пальцы девчонки. Она судорожно всхлипнула. – Пойдемте куда-нибудь, я замерз, - с силой подняв ее, потащил в ближайшее кафе. Она не сопротивлялась, просто ее ноги отказывались подчиняться застывшему измученному разуму.

По мере согревания девчонка ела жаднее и яростнее. Наблюдая за ней, потягивая довольно паршивый кофе, он думал, что его жизнь в сравнении с другими пустая и неинтересная. Ведь заставило же ее что-то мерзнуть и голодать, а у него все стабильно, все по расписанию, все самое лучшее. Неизвестно зачем приходит в это кафе, пьет кофе, наблюдает за посетителями. Он никогда не делал никаких выводов из увиденного, не пытался с кем-то познакомиться. Обреченный на одиночество он  не хотел мучить себя пустыми переживаниями из-за невозможности изменить свою жизнь.
Осталось полчаса, девчонка отогрелась и наелась, с испуганным интересом поглядывала на него. На один вопрос она успеет ответить.
- Что ты делала в парке?
- Ждала, когда вы с моста уйдете, - всхлипнув, громко высморкалась. Ее глаза слипались от тепла и сытости. Он не удивился ее ответу, если ждала, значит мешал. Мешал сделать то, что обычно стараются совершить без посторонних глаз, чтобы никто не отговорил, никто не спас. Сочувствие и понимание немного взволновало его. Сколько раз он сам пытался покончить с собой, и как проклинал тех, кто возвращал его к жизни.

Оглянулся на официанта, тот с готовностью подскочил. Дал ему деньги, чтобы устроил девчонку в гостиницу, пусть отоспится, придет в себя. Посоветовал набрать ей в номер какой-нибудь еды, для гарантии, что не высунет нос на улицу и куда-нибудь не влипнет.
- Завтра в два  здесь пообедаешь, я приду чуть позже. Поговорим…
- А ты…, вы правда придете? – ее чувства были смешанными. Она  опасалась нового знакомого, и боялась потерять в его лице доброго покровителя.
- Постараюсь.

Он быстро вышел из кафе, нырнул в заранее открытую машину, бросив пальто на сиденье, взглянул на часы. Без одной минуты шесть. Он не опоздал, прогулка закончена вовремя, наказания не должно последовать. Правда, как отреагируют его тюремщики на разговор с девчонкой неизвестно.
***
Любимое кресло податливо прогнулось под тяжестью его тела. Наверно, даже эшафот может стать желанным предметом пытки, если давно ожидаем и на нем закончатся все мучения и проблемы. Кресло напичкано всевозможными датчиками: мерить пульс, давление, температуру. Он когда-то избегал его, но общение с живыми представителями медицины, которые силовыми способами несколько раз в день делали необходимые замеры было еще хуже. Телефон внутренней связи тихо зарокотал, предупредительный голос сообщил, что в каталоге появилось несколько новых предложений. Пообещал подумать, но женщины не вызывали желания, хотелось от них чего-то большего чем секс.

Для наблюдателей он смотрел телевизор, но мелькающий экран не тревожил его воображение.  В который раз он чувствовал себя на грани открытия, на грани понимания, почему он здесь. Казалось сквозняк, наконец, ворвался в пропитанную зноем удушливую комнату. Он стремительно прошел к зеркальной стене. Ответ был в нем. Не во внешних причинах и стечении каких-то обстоятельств, а в нем: в его подтянутой фигуре, в прямом носе с горбинкой, в глубокой складке между бровями.
Может он чей-то блудный сын? Хотя нет, в отцовстве своих родителей не сомневался. Подброшенным то же не мог быть, мама постаралась…
………………………………………………………………
В первое же кормление в роддоме санитарка перепутала младенцев, его отдали молоденькой татарке. Она кормила первенца,  восторгаясь его белым личиком, длинными черными волосами. Только удивлялась, почему у сына огромные голубые глаза. В это время его родная мать бушевала в соседней палате, требуя забрать чужого ребенка. Санитарка сопротивлялась, утверждая, что это желтенькое сморщенное лысое создание ее родной сын. Но надо отдать должное матери, она ураганом вылетела из палаты в поисках сына и увидев на чужих руках своего хоть и нежеланного, но ею рожденного ребенка, оторвала от груди смачно сосущего малыша: «Мамаша! Свое дитя признать не можешь!»
……………………………………………………………
Нет, подмены не было. Родство исключается. Но что в нем такого, что заставляет их так беречь его? Его или его тело? А вот это интересный вопрос. После своей последней смерти он резко помолодел, его тридцатилетний сын на сегодняшний день выглядит старше. Возможно какое-то лекарство или какая-то интересующая врачей реакция организма. Нет, медицина тут не причем, что-то другое…
  Вглядываясь в себя, чувствовал, что теряет тоненькую нить истины. Опять неприятно саднило в груди, ему никогда не забыть, что он пленник в этой дорогой обстановке напичканной современной техникой. 

****
Время послеобеденной прогулки неуклонно приближалось. Ночью думал о встрече с девчонкой, найденной вчера на скамейке  в парке, а сегодня от нежелания видеть кого-то, мутило. Люди поодиночке и толпой раздражали. Почему он так презирает людей?

Девчонка сразу же стала рассказывать о своих бедах: бросил любимый, поругалась с матерью, сбежала из дома, украли деньги, несколько ночей ночевала на вокзале…
- Если у тебя будут деньги, ты поедешь домой?
- Вы что не слушаете? Они меня предали…, - эмоциональная вспышка выплеснулась в рыдающий рассказ о том, что подруга рассказала матери о ее любимом.
……………………………………………………
Предательство. Первый раз он столкнулся с ним в третьем классе. У него был закадычный друг Ленька Зайцев. Дружили с садика, секретов друг от друга не было, делились всем, что было. Только Ленька был отличником, а он хорошистом, но до определенного события это значения не имело.
В школу приехал новый директор, его сына Олега Шишкина определили к ним в класс. Ну новенький и новенький. Ну отличник…
Через несколько дней он пришел к другу, а Ленька вдруг заявил, что больше знать его не хочет, потому что он, Митька-вор! Ничего не понимая, потрясенный, на следующий день в школе он удивленно наблюдал, как лучший друг уже дружил с Шишкиным. Они хихикали поглядывая в его сторону и писали записки, требуя вернуть шайбу. Он вернул «украденную» шайбу, и впервые узнал, что такое одиночество
 Поведение Леньки через какое-то время объяснила одна из учительниц. Так бывает, Митя, у тебя родители простые работяги, а с Шишкиным Леня в высшие слои общества попал.
Он получил первый урок – никогда не доверять чужим, даже если это много лет близко знакомый человек. Друзьями  больше никого не называл, в дружбу не верил. Когда у тех с кем он общался появлялись новые кандидаты в друзья, он уходил в сторону, чтобы больше не испытать боль предательства друга.
………………………………………………………………
- А мама! Как она могла, - продолжала девчонка, - пойти к Игорю и сказать, чтобы не приближался ко мне, иначе его посадит. Он и отказался от меня, он больше в тюрьму не хочет…
- Позволь уточнить, как я понял, тебе еще нет шестнадцати…. А сколько же ему?
- Двадцать один.
- И у него уже две судимости?
- Он не виноват. Его подставили…
…………………………………………………………………………
Молодой был. Все правду искал, думал мир перевернет, если людям честно скажет, что о них думают. В армии старослужащие науськали: «Скажи майору, что он тупой служака. Двадцать первый век на дворе, мы с высокими технологиями работаем, а он нас- спецов на марш бросок как стройбат какой-то посылает. Ты скажи,  мы тебя поддержим…»
Сказал перед всем строем. Все молчат, на вытяжку стоят и верными глазами на командира смотрят. Майор ухом не повел. Пару недель, каждый день лично гонял рядового по пересеченной местности с полным боекомплектом. Потом Дмитрий признался, что дураком был попал на уговоры. Майор засмеялся, думать своей головой надо, и если правду искать то лично для себя, а общество никогда благодарным не будет, даже если ты под танк ради него ляжешь.
Тогда о личной выгоде не поверил, позже понял, видимо сам майор не одну шишку набил, чтобы это уяснить. Старослужащие потом не раз предлагали на их защиту встать, заметили, что доверительные отношения у него с командиром появились. Только второй раз он не позволил себя подставить.
……………………………………………………………………
- Если не секрет, то за что сидел твой парень?
- В первый раз машину угнал, но он не сам. Его компания подговорила, покататься хотели. Второй, таксист ему нагрубил, он с ним подрался и машину угнал.
- Во второй раз, кто его подставил?
- Так таксист чего к нему пристал, чтобы заплатил, ведь видит же что человек нетрезвый, - тут девчонка засуетилась, видимо самой странно показалось, что подставлять ее любимого некому было. – Только вы чего не подумайте, он обещал таксисту домой подняться и деньги принести, а тот не поверил.
- Поэтому избил таксиста и угнал машину, - заключил Дмитрий. Раздражение, вызываемое девчонкой нарастало, уже сам не понимал зачем с ней связался. Ну утопилась бы она вчера в реке…. Какого рожна влез? Пожалел зачем-то…
- Вы тоже его осуждать будете? А почему вы мою маму не осуждаете. Она ничего такого не сделала? Да она мне жизнь испортила! Она меня предала.

Считать желание матери уберечь неопытного ребенка от ошибки предательством, он не мог. Он знал настоящее предательство, которое давно простил, а может, время сгладило ту боль.
…………………………………………………………………………………………………..
Когда женился, решил, что жить далеко от родителей не стоит, они старые им помощник и защитник нужен. Встретили их с женой хорошо, а может он тогда ничего не замечал в ожидании первенца. После рождения сына жена заболела и слегла. Дмитрий крутился, как мог: работа, стирка пеленок, возня с новорожденным, ухаживание за женой. Родители не помогали, они отстранились, хоть мать иногда  предлагала посидеть с внуком. Мать ему же и сказала, что дом отец ему не оставит и им лучше съехать. Еще предложила развестись с женой. Ты молод, встретишь здоровую женщину, все забудется, а мы старые у нас здоровья нет видеть, как ты мучаешься. Понимал, что в чем-то они правы, но понимал и другое, если бы жена ушла это одно, а сам… Мало, что увез ее из отчего дома в чужой город, к чужим людям еще и бросить на произвол судьбы?
Собрал вещички, сказал отцу, что никогда не думал  о наследстве и уехал. Мать жены их приняла, но ничего не изменилось, она даже с внуком сидеть не хотела. Устроился на работу, переехал в общагу. Жена получила инвалидность, и тут выяснилось, что нет у них родственников. Все  сделали вид, что никогда такой  родни не было.
……………………………………………………………………
- Может ты и права. Зачем тебе такая мать…, - он смотрел на девочку и думал, что наверно ее мать обрывает телефоны, мечется по городу в поисках дочери, глаза все выплакала. - Как ты дальше жить собираешься? - Видимо она ждала этого вопроса, потому что уверенно выпалила:
- Я на работу устроюсь, а пока вы мне денег займете, я потом отдам.
…………………………………………………………………………………………………
У жены то же были брат и сестра, жили, благополучно забыв о существовании младшей неудачницы. Дмитрий никогда бы не напомнил о себе, но жене нужны были лекарства, а ее сестра уезжала в командировку за границу. Он срочно продал телевизор, стиральную машинку. Она взяла доллары, заверила, что обязательно исполнит его просьбу. Лекарства привезла, но только одну коробку, сказала, что не было времени бегать по аптекам. Он спросил об оставшихся деньгах за не купленные три коробки, но та оскорблено заявила, что он не учитывает транспортные расходы. Плюнул тогда, да подавись ты…
……………………………………………………………………………………………………..
- Я не даю деньги в долг. Сам никогда не брал….
…………………………………………………………………………………………………….
Брать, означает отдавать, а что он мог отдать. Жене полгода не платили пенсию, ему на всех трех работах то же, нечем расплатиться с работниками. Полуголодный пятилетний сынишка стойко переносил невзгоды, как будто понимал, что измученный борьбой за жизнь отец отдает ему те малые крохи еды, которые удавалось раздобыть. Малыш не просил есть, не хныкал, но Дмитрия ужасала его худоба и бледные, без румянца щечки. Он искал любой заработок, любую возможность найти еду. Но в заброшенном городе, с остановившимся производством это была проблема номер один. А вот в долг давали под триста и больше процентов, зависело от срока возврата, но случись с ним что, кто отдаст долг. Кредиторы поступили бы просто: выкинули на улицу из общаги жену и сына, забрав все, что хоть как-то можно было реализовать.
………………………………………………………………………………………………………………..
- И что мне теперь делать? – возмутилась девчонка. – Может, посоветуете в петлю лезть.
- Ну если подумать петля ничем не хуже холодной воды. Утопиться я ведь тебе помешал. – Девчонка удивленно уставилась на него, такого поворота разговора она не ожидала. Сегодня ей уже не хотелось прощаться с жизнью, и этот странный мужчина  пугал непредсказуемой реакцией на ее трагедию.
…………………………………………………………………………………………………….
Тогда он  что-то делал на балконе, и вдруг глянув на далекую землю,  решил, что прыжок с двенадцатого этажа избавит его от безработицы, стонущей от боли жены, голодных глазенок сына. Только один шаг и все. Все! Для него…
Умом понимал, что так нельзя, но продолжать жить дальше, не было сил. Разбившись он никогда не узнает, как сложилась жизнь сына, что станет с женой. И хорошо, что не узнает, значит он больше не будет мучиться от бессилия что-то изменить. Смешно, но остановила его не ответственность за чужие жизни, а осколки битого стекла на дорожке под балконом. Испугался порезаться….
………………………………………………………………………………………………………………..
- Да, а вернуться к маме? Я видеть ее могу. Мы с ней так сильно ругаемся, я даже однажды нож схватила. – Девчонка в надежде уставилась на Дмитрия, должен же он испугаться ее кровожадных порывов.
- И?
- Это только один раз было, - призналась она под насмешливым взглядом собеседника.
……………………………………………………………………………………………………
А у него не один. Когда дела немного поправились, появилось время оглядеться, он задумался над своей жизнью. Не разведенный и не вдовец, но  жену как  объект сексуального удовлетворения видеть не мог. Другие женщины открыто предлагали себя, сочувствуя ему, обещали быть верными подругами. Насчет верности и дружбы он уже имел свое мнение и не верил ни единому слову. Ему чуть больше  тридцати, организм требует свое, а он упрямо сдерживается.
Обмывая жену неожиданно понял, что руки сжимают ее шею, твердый кадык замер под большими пальцами. Никаких усилий сдавить горло, оборвать ее жизнь и свои мучения.  С усилием разжал руки, как паралитик отошел от нее пораженный мыслью, что только что чуть не убил мать своего сына.
………………………………………………………………………………………………………………..
- Да, а как я всем в глаза посмотрю, - опять начала искать причину, чтобы не возвращаться домой девчонка. – Я же со стыда сгорю, или опять какую-нибудь глупость сотворю. Еще в бога поверю…
- Вера – это не приговор, это возможность выбора. Нормально, когда ты сам выбираешь своих кумиров.
 Он не выбирал. Оставаясь один на один, размышляя о жизни, однажды понял, что кто-то свыше преподносит ему эти уроки. Кто и почему решил, что его жизнь недостаточно насыщена.
………………………………………………………………………………………………….
Дина появилась в его жизни внезапно. Она обволакивала его теплой волной, он захлебывался от навязываемых ему чувств. Предлагаемая любовь была похожа на насилие, на принуждение и он сопротивлялся, пытаясь избегать ее общества. Короткие разговоры, редкие встречи, но она подстерегала его, звонила, настаивала, и однажды он решил, что любит Дину. Желание все бросить и оказаться наедине с женщиной приворожившей его боролось с желанием избавиться от преграды между ними: жены и сына. Казалось, кто-то искушал его, каждый раз подсовывая под руку нож. Жена, сын и нож. Как просто можно было разрешить все проблемы. Дмитрий прятал ножи, убегал из дома, но желание убить семью становилось отчетливее. Понимал, что невозможно таким способом решить проблему,  но кто-то управлял им, кто-то испытывал его, навязывая решение. Тогда он узнал, как болит душа, она оказалась живой. Боль скручивала тело и он метался с места на место пытаясь найти успокоение, но боль  нельзя заглушить. Душа ломала его, изматывала рвущей болью. И наверно однажды он схватил бы нож, но душа не дала.
В поисках выхода пошел к коллеге, разговор зашел о Дине, и Дмитрий узнал, что тот испытывает то же самое. Разводится с женой, после попытки отравить супругу.
Когда возвращался домой, звездное небо поразило его своей глубиной и теплым  ощущением чего-то родного. – Что, господи, добился своего? - облегчение успокоило душу. Теперь он знал, что никогда не любил Дину и никогда не пожертвует своей семьей ради кого-то.
 …………………………………………………………………………………………………………………
- А вы-то сами в бога верите? – насупилась девчонка.
- Нет, – как объяснить ей, что ему не надо верить, он знает, что Бог есть. Сколько раз ругался с ним. Сколько раз пытался противостоять его решению. Сколько раз просил прощения и благодарил за то, что он есть. Если разобраться, оставшись один на один со своим горем, преданный родными, друзьями, знакомыми он наверно давно бы сломался, если бы не Бог. Когда и как он вошел в его жизнь Дмитрий помнил плохо, а вот как первый раз решил с ним поспорить, не забыл.
……………………………………………………………………………………………………..
Ему было девять лет, когда приехали в гости  к тетке на Украину. Добротный дом в деревне имел всего две комнаты,  в каждой висели иконы украшенные расшитыми рушниками. Он с неохотой заходил в комнату, когда там никого не было, казалось глубокие внимательные глаза нарисованного бога следят за ним. Может в отместку за свой страх, или желая доказать всем известную истину: « бога нет», Митя взял хлопушку для мух и шмякнул ею в икону. Ожидал молнии, грома, наказания, но ничего не последовало. Гордый собой, сообщил родителям и тетке о своем подвиге. Они промолчали, правильно рассудив, что жизнь все поставит на свои места.
…………………………………………………………………………………………………………………
Девчонка уже рассказывала о своей любви, как готова пожертвовать всем ради любимого. Дмитрий вспомнил, свой жертвенный порыв. Воспитанный обществом, которое было не против жертв в доказательство преданности и любви к правящему строю, он не видел разницы, и решил поменяться с женой местами.
……………………………………………………………………………………………………..
Он долго рассказывал Богу о своей жизни, объяснял ситуацию, просил не бросать их. И вдруг почему-то спросил: «есть способ ее излечить?» хотя знал, медицина во всем мире не нашла лекарства от этой болезни. «Да» - последовал ответ, - «но если кто-то заменит ее». Я готов – он хотел выздоровления жены, надеялся, что сам сможет противостоять болезни. «Не ты. Другой самый близкий тебе человек». Сын? Эту жертву он не смог принести: «пусть все остается как есть».
……………………………………………………………………………………………………………….
Сожалея о встрече с девчонкой, Дмитрий сопротивлялся воспоминаниям, но они накатывали на него как вчера волны в реке. Зачем он прожил такую жизнь, если никому не может ее рассказать? Одни не поверят его отношениям с Богом, другие не поймут зачем посвятил свою жизнь инвалиду. Третьи осудят, что после всего простил всех, кто как-то влиял на его жизнь, даже Бога.
……………………………………………………………………………………………….
Сцепился с Богом не на шутку, когда заболел сын. Он и раньше замечал темные круги у него под глазами, белый кончик носа, странную для девятилетнего отдышку и быструю утомляемость. Диагноз – больное сердце, выбил Дмитрия из колеи. Идя по темному осеннему городу домой из больницы,  он ругался с богом, проклиная все на свете. Понимал, что на болезнь сына повлиял пережитый им голод, присутствие больной матери, даже отсутствие ласки бабушек и дедушек. Да и его нервные срывы наложили свой отпечаток. «Что тебе еще от меня надо?» - спрашивал он черное небо. «Что я сделал не так? Ну добей меня! Ребенок то тут причем?»
Пытаясь найти причину беды, он вспоминал все свои поступки, пытался связать факты, и неожиданно пришел к выводу, что повторяет жизнь своего отца. Его в молодости с двумя детьми родители выгнали из дома. Отец их так и не простил.
Пришлось вспоминать все о дальней и ближней родне, и вдруг понял, что спасти сына можно простив всех своих предков. Простить деда за отца, прадеда за деда. «Почему именно мне, а не старшему брату или сестре выпала такая честь?» почему единственно мне близкие люди должны мучиться, чтобы я принял свое предназначение и простил всех?»
………………………………………………………………………………………………………………
- Простить не сможешь? – переспросил он девчонку, та кивнула. – Не простишь сейчас, тебе дадут целую жизнь, чтобы сделать это.
- Так мне все-таки ехать домой?
- Пока тебя там ждут, - рассказывать ей, как быстро родные люди становятся чужими, он не стал.
…………………………………………………………………………………………………
Его родственники вспомнили о нем, когда он приехал  с  повзрослевшим сыном. Успешный, состоятельный и обозленный на все человечество. Он не верил никому, полагался только на себя, не прощал ошибки  и слабости других. Его холодные серые глаза пронзали собеседника колючим льдом равнодушного превосходства. И все-таки он ждал, надеялся, что они хотя бы для вида извинятся, но родители жаловались на здоровье и друг друга, сестра радовалась, что он достаточно богат, а у нее так много проблем. Они не постеснялись просить у него деньги.
…………………………………………………………………………………………………
 Девчонку отвезли на вокзал и посадили в поезд.
- Дядя Дмитрий вы  добрый, - попрощалась она.
- Странно, те кто когда-то знал меня утверждали обратное.
……………………………………………………………………………………………………..
Просить прощения за далеких предков оказалось делом простым, а вот дед уже пошел с натягом. Понимал обиду отца, сам прошел через это. Простить родителей не смог сразу, хотя пытался, уговаривал себя, но если бы они тогда не выгнали их, может и сын был бы здоров. Годы борьбы за его жизнь, все закончилось хоть и слабым сердцем, которое надо беречь, но здоровым. Годы неверия в лучшее, забыв о себе, все ради семьи. Сумел – простил…, или забыл? И злости на людей не осталось, только какое-то равнодушное раздражение к живущим на земле.
………………………………………………………………………………………………………………….
****
Сегодня он понял, его тюремщикам нужен не он, а его тело. Они омолаживают его, следят за ним. Что они будут делать, когда наступит время его смерти? Дни каждого живущего на земле сочтены и как не продлевай срок, рано или поздно человек умирает.
……………………………………………………………………………………………………
Сын не предал, он просто стал чужим. Это и понятно. Своя семья, работа, проблемы и если отец сам говорит «живи, как знаешь, я тебе мешать не буду». Он  ушел в самостоятельную жизнь, постепенно забыв про отца. Его семья стала ему ближе, когда-то не признававшие родства родственники вцепились в успешного племянника. Для отца места не осталось. Он бы поборолся за  сына, но его уже заперли в этой «тюрьме».  Сын  спокойно встретил известие о его «смерти», а Дмитрий  умирал два года. Два года постепенного приближения ко дну обрыва, надеясь, что сын начнет его искать, хотя бы фиктивную могилу.
…………………………………………………………………………………………………………………
Дмитрий не хотел жить. Жить больше было незачем. Нет жены, сын забыл и только бог с интересом наблюдал, пройдет ли он это испытание. Зачем подыматься по лестнице совершенства, если больше нет цели? Ради чего жить?
Но тюремщики откачивали, приводили в себя, кололи транквилизаторы. Его болезнь шла от ума, и  стань он идиотом, им было бы намного проще. Его вытаскивали, принуждая жить. Он выжил, потому что  на смертном одре вспомнил строение мира. Появилось желание рассказать людям, может им с этими знаниями будет легче жить дальше. Пусть в это поверят один - два, но может это спасет человечество.
Когда выздоровел, понял, что ради человечества не стоило возвращаться к жизни. Люди всегда найдут, кого можно обвинить в их падении, и  кого бросить на штыки, чтобы в мучениях отработал их ошибки.

Смерть бы принесла ему свободу, которой не хватало больше чем воздуха.
 Дмитрий боялся себе признаться, что мысли о космосе согревают душу. Откуда-то всплывающие воспоминания полета среди звезд, любование туманностями и космическими взрывами заставляли трепетать сердце. Смерть не страшила, смерть была дверью в его мир, только умерев, он мог вернуться домой.
Но именно этого ему и не давали сделать…
Встреча с девчонкой вернула ему воспоминания, заставила понять, что он носитель того, что так боятся его тюремщики. Вот почему он всегда ощущал себя пленником этого мира, вот почему всегда хотелось вырваться и взмыть в небо. Небо манило, оно звало, окружающий мир был слишком тесен для его души.
…………………………………………………………………………………………………….
Когда-то гладя маленького сына по голове, вместо своей руки  он увидел чужую  огромную руку, темную в свой энергетической силе. Он испугался и постарался  навсегда забыть о неизвестной, страшащей его сути  жившей в нем, но теперь…. ………………………………………………………………………………………………….. 
 Дмитрий решил выпустить монстра. Пусть тот, кто все эти годы был заперт в его теле выйдет. Пусть обретет свободу!
Мужчина с кодовым именем Мистер Икс упал замертво.
 **********************
- Что нам теперь грозит? Он будет мстить? Погрузит Землю в хаос и тьму?
- Сложно сказать... Не мы пленили его, заточив в тело человека. Не мы заставили его прожить эту жизнь. Он высшее существо. Возможно, он все забудет...

!!!!!!

Я ничего не забыл. Так что, дети мои, пора взрослеть, хватит  сваливать все на потомков, вымаливающих за вас прощение.
Вы будете жить без права выбора, без возможности откупиться  до тех пор, пока не исправите свои ошибки, и не искупите свою вину. И называйте этот период жизни, как хотите: царством тьмы, адом или временем перемен, больше меня не  обмануть лживыми обещаниями и невинными жертвами.
Каждый в ответе только за себя.
Я ПРИНУЖДАЮ ВАС К ЖИЗНИ...


Рецензии
Ёмко и знакомо….захватывает внимание.
а если посмотреть с ракурса: я и есть тот предок, который в наследие передал ошибки на отработку…

Таня Ганс   18.10.2019 19:01     Заявить о нарушении
вы имеете в виду получили ошибки?
потому что если передали потомкам, то пока вы живете у вас еще есть время все исправить:)
удачи и спасибо :)

Эль Куда Архив   19.10.2019 08:28   Заявить о нарушении
Да.
Допустим, в прошлой жизни, прапрадедом, или прапрабабушкой мог быть сам герой рассказа. А в эту жизнь пришел для того что бы прочувствовать и исправить свою же ошибку.

Таня Ганс   19.10.2019 11:08   Заявить о нарушении
в таком случае удачи вам :)
решить-исправить ошибки предков нелегкая задача, ведь еще и свои ошибки накладываются
наберитесь терпения и Бог вам в помощь
:)

Эль Куда Архив   19.10.2019 14:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.