Крещатик. Книжные магазины и их владельцы. Очерк

КРЕЩАТИК. КНИЖНЫЕ МАГАЗИНЫ И ИХ ВЛАДЕЛЬЦЫ

       В начале 1887 года, в Киеве проживало 165 тысяч жителей и к их услугам было 25 книжных лавок и магазинов. Самыми популярными книжными магазинами  на Крещатике были магазины : Леона Идзиковского,  Николая Оглоблина, Франца Иогансона, а также Стефана Кульженко.
       Популярен был на Крещатике и «писчебумажный магазин»  купца 1-й гильдии ФИЛИППА ФЕДОРОВИЧА ЧЕРНУХИ (1849-1903)  в котором , по словам писателя Ильи Григорьевича Эренбурга «продавали школьные тетради в блестящих цветных обложках; в такой тетради даже задача на проценты выглядела веселее».

СТЕПАН ИВАНОВИЧ ЛИТОВ

В  30-60-е годы XIX века приобрести книгу мог позволить себе только человек достаточно состоятельный, так как цены были от 7 до 20 рублей, в зависимости от известности автора. Кроме того, высокая цена, во многом, была вызвана с одной стороны сложностью и дороговизной типографских работ, с другой  тем, что использовались дорогая бумага, крупный шрифт и кожаный переплет, которые были неизменными атрибутами изданий тех лет.

И всё же находились смельчаки, решавшиеся посвятить себя такому делу. Одним из них стал молодой и амбициозный московский купец Степан Иванович Литов, который в 1828 году приехал в Киев.
В городе, к тому времени, имелось несколько мелких книжных лавок, продавались книги и в Печерской Лавре. Степан Литов первым делом выкупил на Подоле,  у владельцев несколько небольших книжных лавок, а  в начале 1830 года,  открыл свой книжный магазин на Крещатике 33, на долгие годы ставший «визитной карточкой» его фирмы.

Прежде всего, Степан Иванович занялся устройством магазина.В отличие от тогдашних захламленных и скудно освещенных книжных лавок, свой магазин он устроил с невиданным по тем временам размахом и удобством для покупателей. Магазин  был оборудован  большими стеклянными витринами, что добавляло света, а для удобства  поиска необходимой литературы, вся она была рассортирована по жанрам и темам.

        Какими качествами должет обладать человек для успешного продвижения дела? Главное в бизнесе - люди. Нужно любить людей и уметь общаться.
Степан Иванович, с первых же дней, занялся  изучением литературных интересов потенциальных покупателей. В неспешной беседе давал советы,  а постоянным клиентам  предлагал скидки.  И, вскоре, магазин стал пользовался невероятной популярностью.
И, конечно, С.Литов постоянно занимался обновлением ассортимента. Сам неоднократно  ездил в Москву, Петербург, Львов, где закупал лучшие экземпляры отечественной и зарубежной литературы.

Закрепившись  в Киеве, купец открыл книжный магазин и в Петербурге, что позволило ускорить получение заказов и доставку книг. «...Если книга отсутствует в магазине, то она выписывается из моего С.-Петербургского магазина», — гласила реклама Литова.
       Благодаря такому подходу, на полках  книжного магазина практически имелись все лучшие российские издания: от книг А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя до географических карт и учебников. Впрочем, наибольшим спросом, как и сегодня,  пользовалось «легкое» чтиво.
      «Любопытный пожелает, может быть, знать, — писал  когда-то известный историк Николай Михайлович Карамзин о предпочтениях читающей публики, — какого роду книги у нас более всего расходятся.  Я спрашивал о том у многих книгопродавцев, и все, не задумываясь, отвечали: романы!».
  Кроме того, у С. И. Литова имелось большое собрание старопечатных книг, начиная с открытия первой типографии в Кракове 1491 года до 1700 годов. В 1851 году  он становится поставщиком Императорской публичной библиотеки в Петербурге многих древних славянских книг , за что был награжден Владимирской, Анненской и Станиславской медалями.
«В  течение тридцатитрехлетней своей деятельности С. И. Литов, - писала газета «Киевский телеграф» 24 мая 1862 года,- можно сказать, был единственный из книгопродавцов, как распространитель и издатель многих сочинений местной литературы. Он  издал сочинения Подолинского, Гребенки, профессоров Фаворова, Гогоцкого, Новицкого, Ходецкого, Бобровницкого, Шульгина, Линниченко, акты археографической комиссии и покойного архиепископа Иннокентия. Сочинения эти были изданы Степаном Ивановичем или в распространении их в публике он был главным органом.»
Несмотря на огромный финансовый риск, на который пошел Степан  Иванович Литов, открывая свой бизнес в Киеве, он не только, почти полвека, удержался на плаву, но и до  конца 1870-х годов сохранял практически монопольное положение на местном книжном рынке.

В 1876 году, незадолго до смерти,  Степан  Иванович продал магазин своему управляющему Николаю Яковлевичу Оглоблину.
        «Чувствуя недуги старости и упадок сил и не имея наследников, могущих вести книжное дело в будущем, - вспоминал позднее Николай Яковлевич,- С. И. Литов признал наиболее целесообразным передать путем продажи свой магазин мне, ближайшему своему сотруднику. Но, прекрасно зная, что я не располагаю необходимыми денежными средствами на приобретение магазина,  Степан  Иванович предложил мне совершить покупку на льготных условиях: приобрести всю наличность магазина за сорок тысяч рублей с рассрочкой платежа на десять лет... Условия были выгодные, гарантирующие при осторожности и осмотрительности дальнейшее ведение дела без убытков».

НИКОЛАЙ ЯКОВЛЕВИЧ ОГЛОБЛИН  (1841-1911)

       C 1858 по 1877 год  Николай Оглоблин работал приказчиком в магазине Степана Литова, постигая все премудрости ведения книжной торговли. Кроме того, Николая  Яковлевича  отличала от других тогдашних приказчиков любознательность и начитаность. В  1876 году, за год до смерти, Литов передал  ему юридически оформленным актом книжный магазин на Крещатике 33, в котором  к тому времени насчитывалось около 200 тыс. книг.
        Став полноправным владельцем магазина, Николай Оглоблин не только продолжил удерживать ведущие позиции на книжном рынке, но и сумел за несколько лет вдвое увеличить годовую выручку и открыть ещё один магазин на Александровской (ныне  Сагайдачного) улице.               
        Вскоре, благодаря связям и своему положению гласного (депутата) городской Думы, Николай Оглоблин становится главным поставщиком учебной литературы не только для Киевского  университета, но и почти для всех учебных заведений Киева, Киевской городской публичной  библиотеки , а также Императорской Санкт-Петербургской Академии  Наук, государственной типографии и управления Московской синодальной типографии. Через  его  книжные магазины  оформлялась подписка на периодические издания.
       Таким образом , книготорговля Н. Оглоблина стала крупнейшей и самой авторитетной фирмой Российского государства.       К началу ХХ века, Н.Я. Оглоблин был уже не только продавцом, но и крупнейшим  издателем научной, художественной и учебной литературы Украины. В 1901 году торговый оборот его фирмы превысил 150 тыс. рублей, а число книг в ассортименте достигало 30 тыс. наименований.

      «Покупка книг была для меня большим наслаждением. Вспоминаю, как я почти каждый день ходил в большой книжный магазин Оглоблина на Крещатике  осматривать новые книги.» -  вспоминал  известный философ Николай Александрович Бердяев.

СОСТАВЛЯЮЩИЕ УСПЕХА  ФРАНЦА АЛЕКСАНДРОВИЧА ИОГАНСОНА(1851-1908)

       В 1874  году свой книжный магазин на Крещатике, по соседству с магазином Николая Оглоблина, открыл Франц Иогансон.
Франц (Фёдор) Александрович Иогансон  родился в 1851 году ,  в Петербурге. В 1870 году  Франц Иогансон приехал в Киев и в течение четырех лет  постигал азы книжного бизнеса в магазине  Степана Литова.

В  1875 году, через год после открытия магазина, Франц Иогансон  основавывает в Киеве Южно-Русское книжное издательство. Дело в том, что Иогансон одним из первых в Киеве понял, что успешный КНИГОТОРГОВЕЦ должен быть еще и КНИГОИЗДАТЕЛЕМ, выпускающим наиболее востребованную продукцию.  В то же время, не желая тратиться на собственную типографию, он  стал заключать договоры с крупнейшими киевскими владельцами типографий: Завадским, Давиденко, Стефаном Кульженко, Иваном Чоколовым и Петром Григоровичем-Барским.

        Второй составляющей успеха  Франца Иогансона  был выбор своего сектора книжного рынка. Ф.А. Иогансон стал  специализироваться, в основном, на издании и продаже художественной литературы. Впрочем, это не помешало ему в дальнейшем, наладить  издание учебной, а затем  и научной литературы.

Ещё одной составляющей  успеха  книгоиздателя,  стало то, что книги печатались, преимущественно,  на дешевой бумаге и большими тиражами (20 тыс. экземпляров и более). Хотя такие издания, нередко,  имели множество грамматических ошибок, однако из-за невысоких цен пользовались большим спросом у молодежи и студентов.

Впрочем, это не помешало ему в дальнейшем, наладить  издание учебной, а затем  и научной литературы : Ч.Дарвина, Г.Спенсера (т. 1-11, под ред. Н.А.Рубакина), Т.Рибо, Дж.Гобсона, Ф.Г.Гиддингса; общественно-популярной литературы — К.Ломброзо, Г.Ферреро, Л.Маргольм.

Кроме того, начиная с 1891 года,  Южно-Русское книжное издательство Франца Иогансона одним из первых наладило  выпуск  книг популярными  сериями: «Библиотека греческих классиков в русском переводе», «Всеобщая библиотека» , в которой издавались произведения классиков мировой литературы, а так же «Вся Россия» - : издание российской литературы из 34 книг, включая:  М.Ю.Лермонтова, Е.А.Баратынского, И.П.Мятлева, В.И.Немировича-Данченко (т. 1-10); серии учебных пособий — «Библиотека немецких писателей в русском переводе», «Библиотека французских писателей в русском переводе» .

        К чести Ф. Иогансона, в его магазинах постоянно имелся большой выбор книг на украинском языке : Д.Н.Бантыш-Каменского , «Наталка Полтавка» и «Москаль-чаривнык» И. Котляревского; «Пан Халявский» Г.Ф.Квитки-Основьяненко. Трижды выходил «Кобзарь» Т.Г.Шевченко.
 
Если имущественные права российских авторов, согласно «Положению о правах сочинителей» гарантировались на протяжении всей жизни, а также 25 ( позднее – 50 лет ) после смерти автора,  то права в России зарубежных писателей юридически никак не защищались. Этим обстоятельством, с немалой для себя выгодой, также  пользовался Франц Иогансон, издавая сочинения .Бьёрнсона (т. 1-12), Эмиля Золя(т. 1-18), Генрика Ибсена(т. 1-11), Ги де Мопассана, Марселя Пруста, Брета Гарта и Марка Твена.

        Наконец, ещё одной из удачных новинок  издателя,  стал,  впервые в издательской практике России, выпуск массовым тиражом. книг миниатюрного формата , которые без труда можно было положить в карман.В этой серии издавались словари, учебные пособия и справочная литература, а также такие популярные авторы, как А.С. Пушкин, М.Ю.Лермонтов, А.И.Куприн, которые пользовались большой популярностью. Книги имели  не только оригинальный и удобный формат , но были безупречны в полиграфическом исполнении и многократно переиздавались. В общей сложности за несколько десятилетий было выпущено более 120 названий книг общим тиражом свыше 2 млн. экземпляров.
В 1895 году, в Петербурге, на Всероссийской выставке печатного дела, Южно-Русское книгоиздательство было отмечено Почётным дипломом.
«Печатное и издательское дело в провинции не стоит на месте, — писала в те дни газета. — Появляются энергичные предприниматели, которые двигают его вперед. К таким предпринимателям, без сомнения, следует отнести Ф. А. Иогансона, витрины магазина которого наполнены различными по содержанию изданиями от детских книг до многотомных научных исследований».

КНИЖНЫЙ И МУЗЫКАЛЬНЫЙ МАГАЗИН-БИБЛИОТЕКА ЛЕОНА ИДЗИКОВСКОГО
 
        В 1858 году, на Крещатике 29, в доме одного из крупнейших киевских домовладельцев Николая Парфентиевича Попова, открыл книжный и музыкальный магазин поляк ЛЕОН ВИКЕНТЬЕВИЧ ИДЗИКОВСКИЙ(1827-1865).
       Через год магазин превратился в музыкально-издательскую  и книжно-торговую фирму "ЛЕОН ИДЗИКОВСКИЙ".  Вначале издание книг обходилось ему довольно дорого.
С одной стороны, не хватало мастеров-граверов и оборудования,  а с другой – не дешевой была бумага. Да и спрос на книги из-за высокой цены был незначительным.  И всё же, за шесть лет (с 1859 по 1865 год) было издано свыше ста книг, нот и учебных пособий, продававшихся не только в Киеве, но и в Польше, и во многих городах России.
       К сожалению, в 1865-м году, Леон Идзиковский, сравнительно молодым, ушел из жизни. Бизнес  под вывеской «Л. Идзиковский» перешел к его вдове ГЕРСИЛИИ ИГНАТЬЕВНЕ ИДЗИКОВСКОЙ, которая до этого была врачом,  членом Киевского общества скорой медицинской помощи, а с 1883 года  к руководству фирмы присоединился сын - ВЛАДИСЛАВ ЛЕОНОВИЧ ИДЗИКОВСКИЙ(1864-1944)
 
Занявшись  книжной торговлей, Герсилия Идзиковская,  не только продолжила начатое мужем издание произведений композиторов, в том числе и украинских композиторов, в частности Николая Лысенко,  а в 1873 году основала библиотеку и нотный склад. С  1896 по 1918 год библиотека была расположена на Крещатике 19.
 
Библиотека Идзиковского  насчитывала более 100 тысяч книг на русском, украинском, польском, французском, немецком, английском языках, а также ежегодно получала более 110 различных журналов и газет. Имелись детское и нотное отделение и просторный читальный зал, одновременно вмещавший до 500 человек.
        В зале была хорошая акустика, что позволяло организовывать концерты известных музыкантов.так, здесь выступали артисты: певец, исполнитель русских романсов, в том числе первым исполнил романс «Отцвели хризантемы в саду» Николая Ивановича Харито - ВАСИЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ ШУМСКИЙ; актер оперы и оперетты ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ САБИНИН(1888-1930) ; поэт,  исполнитель собственных песен АЛЕКСАНДР НИКОЛА;ЕВИЧ ВЕРТИ;НСКИЙ (1889- 1957) ; писатель АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ КУПРИН (1870-1938).Здесь же проводили свои встречи книголюбы, известные и молодые авторы.

         Библиотека Идзиковского пользовалась среди киевлян огромной популярностью. Во-первых, она была одной из богатейших в городе (ее фонды, по меньшей мере в полтора раза, превышали фонды городской Публичной библиотеки).
        Во-вторых, в ее комплектовании, как и в издательской деятельности, Идзиковская, в отличие от многих аналогичных заведений, уделяла значительное внимание не только русской, но и украинской и польской литературе.
       Наконец, в-третьих, абонентскую плату за пользование обширными фондами читатели платили посильную: порядка 50 копеек в месяц (аналогичная частная библиотека Должикова на Подоле, со значительно меньшим выбором литературы,  взимала полтора рубля).
Поэтому, библиотеку особенно охотно посещали гимназисты и студенты. Писатель Константин Паустовский, вспоминая гимназические годы, писал: «По дороге я заходил в библиотеку Идзиковского на Крещатике. Летом там было пусто. Бледные от духоты молодые люди с мокрыми усиками — приказчики Идзиковского — меняли мне книги. Я брал книги для себя и для бабушки. При тогдашнем моем состоянии мне хотелось читать только стихи. А бабушке я приносил романы Шпильгагена и Болеслава Пруса.».
           Помимо издания  музыкальной литературы и нот, чуть позже фирма наладила и  выпуск пластинок, в том числе, с произведениями украинских композиторов: Александра Кошица, Кирилла Стеценко и  Николая Лысенко.

          В 1896 году, фирма выкупила у Болеслава Корейво старейший нотно-музыкальный магазин на Крещатике 35, и значительно расширила свою деятельность, приобретя право на издание , ранее выпускавшихся  им произведений, а Владислав Идзиковский становится Комиссионером Киевского Отделения Императорского Музыкального общества и Киевской Консерватории, поставщиком Варшавского Музыкального Института. Он открывает филиалы в Москве, Петербурге, Варшаве, Харькове, Владивостоке, Воронеже, в других городах.
 
Владислав Леонович был прост в обращении с людьми и был в приятельских отношениях  с архитектором Владиславом Владиславовичем Городецким и профессором психиатрии, отцом выдающегося авиаконструктора Игоря Ивановича Сикорского - Иваном Алексеевичем Сикорским.
Когда в 1908 году отмечалось 50-летие дома «Леон Идзиковский», было прислано много поздравлений, телеграмм от заграничных и отечественных фирм, издательств, библиотек. На торжественном вечере выступил композитор Николай Витальевич Лысенко, поздравивший фирму и посвятивший несколько слов памяти ее основателя.
          После революции 1917 года и гражданской войны, в 1920 году Владислав Леонович вместе со своей семьей покинул Киев и выехал в Варшаву, где продолжил свою издательскую деятельность до 1944 года

СТЕФАН ВАСИЛЬЕВИЧ КУЛЬЖЕНКО (1836 — 1906)

В конце 1875 года, на углу Крещатика  и улицы Лютеранской 3 , в доме одного из крупнейших киевских домовладельцев Николая Попова , «против почты», открылся «писчебумажный магазин», в котором , как указывалось в рекламе, «печатная продукция: календари, открытки, конверты и всевозможные картонно-бумажные изделия - продавалась вместе с канцелярскими принадлежностями для заводских и банковских контор». Этот магазин должен был «служить посредником между публикой и моей типографией», - писал позднее  владелец магазина Стефан Кульженко.
В 1900 году этот магазин перешел сыну Кульженко - Михаилу Стефановичу, а на Крещатике 23 , также в доме Н.П.Попова был магазин другого сына – Сергея Стефановича.  Оба магазина пользовались у киевлян большой популярностью. Сюда любили заглядывать тогдашние интеллектуалы  и студенты, чтобы купить новейшие книги, учебники или справочники. При этом, живо обсуждались  литературные новинки, ведя, примерно такие разговоры: «Были у Кульженко? Читали? Нет?! Отстаете от времени, милейший...».

  Стефан Васильевич Кульженко рано остался сиротой и был принят под опеку тетки.
    Однажды, одиннадцатилетним подростком, Стефан бродил по Киеву, и в окне дома, на углу Крещатика и улицы Институтской, увидел выставленные красивые картинки. Это был магазин Иосифа Вальнера,  венгра  по происхождению, владевшего передовой, по тем временам,  типолитографией.
    Позже сам Стефан Васильевич так вспоминал этот момент, который круто и навсегда решил его судьбу: «Когда я вошел в первую комнату, глаза мои невольно разбежались. Вся она представляла собой магазин картин: больших и малых, в рамках и без рам, разных размеров и красок. Ничего подобного в своей юной жизни я еще не видывал и стоял ошеломленный, не зная, что и отвечать на вопросы стоявшего передо мной какого-то господина. Это был сам И.Вальнер, хозяин магазина и типолитографии.»
    Обстановка настолько поразила воображение подростка, что на другой  же день, он отправился  по известному адресу, с просьбой принять его на обучение.   
          Среди 16 учеников  типографии, Стефан оказался самым маленьким, и по возрасту, и по росту, но быстро стал лучшим, проявив незаурядные способности, живую смекалку и любознательность. Обучение  длилось 6 лет, а затем  юноша остался  ещё на год работать в типографии Вальнера, стараясь овладеть чуть ли не всеми видами печатных работ.

          В 1855 году, Кульженко некоторое время работал машинистом в Губернской типографии и печатником у Антона Гаммершмидта. Кстати, живя в доме Гаммершмидта, Стефан овладел немецким языком. Тогда же он всерьёз заинтересовался музыкой и, вместе с хозяином,  стал посещать костел, чтобы послушать музыку и пение.
  Много лет спустя, став владельцем одной из крупнейших типографий, Кульженко при  своем предприятии организовал хор, ставший позднее школой прекрасных певцов и дирижеров  Причем сам с удовольствием пел в этом хоре. Руководить  хором, был приглашен один из самых любимых и популярных хоровых дирижеров того времени - ЯКОВ СТЕПАНОВИЧ КАЛИШЕВСКИЙ.

  В 1858 году,  Стефана Васильевича пригласил  к себе руководить своей типографией статский советник, известный писатель, историк  и археолог НИКОЛАЙ МАКСИМОВИЧ СЕМЕНТОВСКИЙ.  Сементовский выпускал альбомы рисунков и журнал «Древности и достопримечательности г. Киева», печатая  в нём иллюстрации в красках и туши, что тогда было новым в типографской технике.
Не за долго до этого, в 1852 году, Николай Сементовский издал книгу, посвященную историческим особенностям южного края: «Киев и его достопримечательности», за поднесение которой получил от императора Николая Павловича драгоценный бриллиантовый перстень.
  В 1862 году, Стефан Кульженко перешел в типографию И.Я.Давиденко, которую тот выкупил у разорившегося Вальнера. Предприятие  Давиденко  выполняло широкий ассортимент заказов и имело самое современное оборудование: 3 печатных станка, 4 литографических, 2 конгревных станка и быстропечатающую машину.
         Здесь, за два года  Кульженко прошел путь от конторщика до управляющего типографией, а  летом 1864 года, И.Я. Давиденко предложел Кульженко взять его типографию в аренду на 10 лет  с ежегодной арендной выплатой в размере 5000 рублей. Большую  часть залога внес давний приятель Стефана и родственник И.Я. Давиденко- В.И.Давиденко, с которым они стали  компаньонами.

Взяв кредит, компаньоны тут же принялись за обновление: приобрели новые печатные машины и открыли переплетную мастерскую. Работы пошли столь успешно, что через три года Стефан Васильевич отправился в Германию, в Лейпциг, за новым оборудованием. Еще через три года, в типографии ввели очередное новшество, установив паровую машину, купленную на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге.  Стоит особо отметить, что использование в то время таких машин было, как теперь говорят, ноу-хау для отечественной полиграфии.

        В августе 1874 года, у друзей-компаньонов происходит цивилизованный «развод», и Стефан Васильевич остается единоличным арендатором типографии. Именно тогда Кульженко  открывает на Крещатике, знаменитый «писчебумажный магазин» с которого мы начали наш рассказ.
Предприятие быстро набирало обороты, ассортимент продукции расширялся. Стефан Кульженко стал подыскивать большее помещение. Поскольку такого не нашлось, он решается на рискованный шаг - построить собственную типографию.
Стефан Васильевич позже вспоминал: «В газетах я прочитал публикацию, что на Ново-Елизаветинской улице (ныне Пушкинской) продаются земельные участки. Дело было раннею весною. В одно из воскресений я отправился посмотреть, что это за участки и приобрел у Тарновского участок в 666 кв. сажень (около 1400 кв. метров). Летом  1879 года, началось строительство, а 15 августа 1880 года, типографию начали перевозить в новое помещение...»

Новый полиграфический комплекс Кульженко стал, без преувеличения, центром европейского уровня. В нём были сосредоточены все самые передовые подразделения  оборудованные лучшими печатными станками и прессами. Здесь же был и переплетный цех, выпускавший книги в красивом оформлении, с черно-белыми и цветными иллюстрациями, издание которых мастер освоил одним из первых.
          Долгое время типография Кульженко была единственной в Юго-Западном крае, в которой применялась технология фототипии – точного воспроизведения рисунков без растровой сетки.
       С этого времени, в типографии Стефана Васильевича печатались не только книги, альбомы  с видами Киева и других городов, иллюстрированные журналы и самые популярные  киевские газеты, но и деловые бланки, конторские книги, блокноты, визитные карточки,  конверты, почтовые карточки, открытки, упаковочные и подарочные коробки. И при этом всё было чрезвычайно высокого  качества.
       Настоящими шедеврами полиграфии стали такие издания Стефана Васильевича, как альбомы И.Александровского «Собор св.Владимира в Киеве», С.Байе «Истории искусств» и книга М.Захарченко «Киев теперь и прежде», приуроченная к празднованию 900-летия Крещения Руси. В этой книге были великолепно объединены текст,  роскошная обложка и множество фотографий и гравюр.  За это издание, торжественно преподнесенное  императору Александру III и царице Марии Федоровне,  царская семья письменно выразила автору и издателю благодарность. 
Между прочим и популярный «Путеводитель по Киеву и его окрестностям» издателя Василия Бублика, который мы довольно часто цитируем, тоже был напечатан в типографии Кульженко.

         С 1882 года, Стефан Кульженко неоднократно демонстрировал продукцию своего предприятия  на Всероссийских выставках в Москве и трижды его продукция  была отмечена  Большими серебряными и одной золотой медалями.

В 1897 году, Стефана Васильевич вместе с другими киевскими владельцами типографий: И.И.Чоколовым, Г. Л.Фронцкевичем и К.Н.Милевским  - становится организатором школы для учеников типографий. Принимались в нее на трехгодичный курс дети 12-16 лет с символической платой - 30 рублей в год. Кроме того, Стефана Васильевич при типографии открыл школу для взрослых, а также при его активном участии было создано «Общество вспоможения рабочих печатного дела», которое долгое время он сам возглавлял. Стефан Кульженко вместе с сыном Василием  основал художественно-ремесленную учебную мастерскую печатного дела, в которой обучались будущие мастера, художники и фотографы.
На тогдашней окраине Киева, рядом с Пущей - Водицей, Стефан Васильевич купил несколько дачных участков и построил дома для рабочих своей типографии.
Место это имело странное название «Кинь-Грусть», которое, по преданию, возникло после того, как  здесь, во время поездки по южному краю, останавливалась российская императрица Екатерина II.  Увидев, что ее фаворит Григорий Потемкин находится в плохом расположении духа, она сказала: «Гриша, родной, кинь грусть, посмотри какая красота вокруг!».           Эту местность и сегодня называют «дачами Кульженко»

         Несколько последних лет жизни, Стефан Васильевич болел и фактически передал управление типографией  сыну Василию.

 ВАСИЛИЙ СТЕФАНОВИЧ КУЛЬЖЕНКО (1865- 1934)

        После завершения учебы в Полиграфической академии в Германии (Лейпциг), он открывает собственную типографию «В.С. Кульженко». Вскоре Василий  Стефанович полностью возглавил школу: руководил  и работой цеха фототипии, и преподавал технику книгопечатания. Это была единственная на то время в России школа фотографического дела, при которой на высоком художественном уровне издавалось два журнала: «Искусство и Печатное дело» и «Искусство Южной Руси», первые издания юго-западного края, в которых широко освещались вопросы искусства и которые являлись полем экспериментов с цветом, светом, с репродуцированием картин и старинных документов.
        В 1909-1914 годы издавал и редактировал журнал «Искусство и печатное дело».
В 1909 году,  в Киеве прошла Международная фотографическая выставка, на которой три высшие награды были присвоены Киевской школе-мастерской Василия Кульженко.
Василий Кульженко входил в комиссию отдела «Старый Киев» при Художественно-промышленном музее, дружил с талантливыми художниками Федором Шавриным и Григорием Золотовым,  а также был активным участником киевского Литературно-артистического общества (КЛАО). В 1904 году,  к 100-й годовщине смерти Ивана Котляревского, был издан сборник произведений украинских писателей «На вічну пам’ять Котляревському». 
В 1918 году,  Василию Кульженко было доверено печатать первые государственные бумаги, почтовые марки и  денежные знаки Украинской Народной Республики — карбованцы.
После 1924 года Василий Стефанович становится профессором истории, эстетики и техники книгопечатания в Киевской художественной школе, был проректором и преподавателем в Киевском фотографическом институте, а затем читал курс истории полиграфии в Киевском художественном институте на полиграфическом факультате.
Под псевдонимом В.С. Васильев Василий Стефанович издал книгу «Полвека у печатного станка» о своем отце Стефане Василевиче  Кульженко.

ИСПОЛЬЗОВАНА ИНФОРМАЦИЯ:

http://baza.vgdru.com/1/5641/

Киевский телеграф, 1862 год, 24 мая http://oldnewspapers.com.ua/taxonomy/term/93

Дмитрий Корнейчук  «Киевские книгоиздатели конца XIX — начала ХХ вв.» http://www.hrono.ru/statii/2006/krn_piraty.html

Українське книговидання XIX-XX століть http://litopys.org.ua/isaevych/is33.htm

Издательская династия Идзиковских

Наталья ГАМОЛЯ «Печатная» слава Стефана Кульженко»







Рецензии