Созвездие скорпиона

             "СОЗВЕЗДИЕ СКОРПИОНА ".

 ПОВЕСТЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА...

Посвящается моему другу Сане Степанову(Стёпе)


Повесть основана на реальных событиях происшедших в период с 1986 года по 1989 год на территории бывших союзных Республик СССР.


                Книга 1

                ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК...               
               
                Глава 1.
                Сергеев. Разговор с женой.


                Резкий звук телефона раздался среди ночи как всегда неожиданно. Хотя,  Петру Петровичу Сергееву,  командиру роты специального назначения пора было привыкнуть к этим ночным  звонкам.

- Кто это?- буркнул он, подняв телефонную трубку.
- Товарищ майор! Дежурный по К.П.П.*, прапорщик Хватунов!- слышался бодрый голос на другом конце провода.
- Господи! Дима! – Пётр Петрович,  перевернувшись на спину,  зашептал. – Что на этот раз случилось? Ты знаешь, сколько сейчас времени?

- Так точно! 1час 45минут,- Хватунов говорил чётко и внятно.- В 4 часа 30минут вы должны быть у командира части. Боевая тревога! Машину я уже выслал. Через полчаса она будет у подъезда. Да, чуть не забыл, сказали всем взять с собою тревожные чемоданы**!- в телефонной трубке  раздались короткие гудки.

- Бога мать!- выругался  спецназовец.
Он тихонько встал  с кровати и босиком прошел в ванную комнату. Продолжая ворчать, Пётр Петрович умылся.  Приведя  в порядок военную форму, оделся и вернулся в спальню.

- Дорогая!- Сергеев потихоньку теребил жену за плечо. – Где мой тревожный чемодан?
- Какой чемодан?- женщина, находясь   в дрёме, открыла  глаза и  с недоумением взглянула на мужа. – Петя, какой чемодан? Ты знаешь сколько времени?

- Света, мне чемодан нужен,- строго ответил майор.

- Знаешь что, дорогой!- в словах супруги появилась нотка раздражения.- Мне надоели твои постоянные ночные приключения, командировки, вызовы неизвестно куда и зачем.

- Слушай!- недовольно пробурчал Сергеев.- Давай эти разборки оставим на потом. Мне сейчас некогда.

- Да, тебе всегда некогда!- вспылила жена.-  Тебе некогда, сыном заняться. Тебе некогда, со мною в кино или театр сходить. Тебе некогда, к ребенку в школу зайти. Тебя никогда нет! Ты всегда, где угодно, и с кем угодно, только не со своей семьей. Ты всегда на своей чертовой работе пропадаешь! Нааадоооело! Всё! Завтра собираю вещи и уезжаю к маме.

- Езжай хоть к черту « на  кулички»,- разозлился вконец Петр Петрович.- Мне нужен  тревожный чемодан! Где он?

- Твой чемодан в кладовке валяется.- Света отвернулась к стене.- Тебе всё, что угодно надо кроме семьи. Совсем помешался на своей дурацкой работе! Если сейчас уйдешь, завтра ноги моей здесь не будет, забираю сына и уезжаю!- она  повернула голову и сердито взглянула на мужа.

Пётр промолчал, вышел из комнаты и, найдя старый, потрепанный дипломат там,  где указала жена, проверив содержимое, открыл входную дверь.

- Делай, как считаешь правильно!-  не громко ответил майор на молчаливый вопрос супруги.- Если считаешь, что так будет лучше, я не против! - он тихонько прикрыл входную дверь и вышел на улицу...

Легкий осенний ветерок, срывая пожелтевшие листья с деревьев, нёс их по воздуху, переворачивая и кружа, а затем, мягко  опуская  на  землю, брался за другие.

- Ну, где же машина?- нетерпеливо проворчал спецназовец.

Всевозможные не приятные размышления одолевали мужчину...

От разговора с женой остался тяжелый осадок...
- Да, конечно, в чем-то она права! – сам с собою заговорил Сергеев.- Не уделяю сыну внимания. Да и с ней в последнее время уже и не вспомню, куда ходил…. Но, неужели, она никак не может понять, я ведь тоже, не в бирюльки играю…. Мне приказали, я исполнил…. – он раздраженно взглянул  на наручные часы.- Да, где же машина?
               

                Глава 2.
                Сергеев. Чай отменяется.

            Яркие фары, показавшиеся из-за угла, моргнули  несколько раз и армейская «таблетка»*** подкатив к одиноко стоявшему офицеру,  дребезжа оторванной выхлопной трубой, остановилась.
Сергеев, заскочив в боковую дверь, поздоровался с находившимися в ней, военными.

- Всем привет!- сказал он, присматриваясь в темноте к лицам. -  Кто знает, что случилось?
 
- Привет, Петрович!

Первым заговорил, зам. командира роты,  Ренат Дмитриевич Таджиев,  маленького роста, крепкий, жилистый татарин:

 - А хрен его знает!? Меня посреди ночи Хватунов  от телевизора оторвал. Там такой фильм убойный идет…

- Ага!- вставил сидевший напротив, Сиверегин, молодой лейтенант, рыжеволосый парень. – И меня тоже, Диман из постели дёрнул. А  я с такой девушкой познакомился!

- Если любит, никуда не денется! – раздражённо пробасил Сергеев. – Дождётся!

 И, вспомнив ночной разговор с женой,  грустно добавил:

- А моя, к теще, похоже, свалит…

Находившиеся в машине, промолчали. Они знали: - у командира серьёзные разногласия с супругой.

За пустыми разговорами, офицеры не заметили, как «таблетка» въехала на территорию части и остановилась  около штаба.

- Товарищи офицеры!- шофер, обращаясь к военным, нервничал. - Приехали! Пожалуйста, побыстрее! Ещё надо в другой конец города успеть.

Когда последний пассажир покинул автомобиль, водитель, залихватски развернувшись на плацу, дал газу  и исчез за воротами части.

- Так мужики, что делать будем?- посмотрев на часы, спросил у своих сослуживцев ротный.- Может, пока есть время, чайку попьем?

- Давай, я не против!- за всех ответил Таджиев.

Офицеры, обогнув двух этажное здание штаба, поднялись по низким ступеням,  и  зашли в расположение роты специального назначения.

- Дежурный по роте, на выход! – закричал дневальный, находившийся на «тумбочке»+.
- Да, тише ты!- шикнул на дневального Ренат Дмитриевич.- Не ори так! Пусть бойцы поспят. Похоже, им не скоро предстоит отдохнуть.

       Из канцелярии, выскочил заспанный, розовощекий, высокий, две сажени в плечах,  старший лейтенант.

- Товарищ майор! Во время вашего отсутствия, происшествий не случилось! Ответственный по роте  старший лейтенант Морозов!- скороговоркой выпалил он.

- Доброй ночи, Виктор!

          Офицеры,  поздоровавшись с дежурным, зашли в канцелярию.

               Сергеев, пройдя за свой рабочий стол, присел в  кресло и спокойно, без лишних высокопарных слов  запросто обратился к ответственному по роте:

       - Виктор, как у тебя с чаем?

       - Щас, сделаем!-  старший лейтенант, выглянув из кабинета, позвал дежурного по роте сержанта «срочника»*.- Ну-ка, чайку нам сообрази…

      - Есть!- сержант убежал выполнять распоряжение.

       - Товарищ майор, а что случилось?- закрыв дверь канцелярии, Морозов озабоченно осмотрел прибывших.

        - Пока не знаю! – ответил Сергеев и, развалившись в кресле, как бы ненароком спросил.- У тебя  в роте, всё нормально, происшествий никаких?

        - Да вы шо!? У меня все нормалёк!- улыбнулся  «старлей».

       - Ну и славненько!- майор с облегчением вздохнул.- Значит, сейчас чаю попьем, а затем, я к командиру части схожу, узнаю, в чем проблема.

      Неожиданно громко зазвонил телефон.

     - Майор Сергеев! – подняв телефонную трубку, представился спецназовец.- Да! Я, товарищ полковник! Да, я понял, товарищ полковник.…  Есть,  товарищ полковник….  Так точно, товарищ полковник….  Я всё понял….  Есть к пяти часам…. Боевые выдавать? Всё понятно…. Есть….  Мне к вам зайти? Понял ... Всё на плацу!  Есть выполнять...

       Ротный,  закончив разговаривать по телефону, изменился в лице.

       - Товарищи офицеры! – он поднялся. – Чай отменяется! В пять утра наша рота в полном боевом снаряжении должна стоять на плацу.

         Окинув строгим взглядом присутствующих, Сергеев, из мягкого, добродушного человека, превратился в строгого и жёсткого командира.

          - Морозов!

  Обратился Сергеев к дежурному по роте офицеру:

- Твоя задача:   Полный боекомплект и ящики с боеприпасами из оружейки*+ подготовить  к выдаче  и перевозке*+.  Каждому  солдату,  по  150 боевых патронов выдать  на руки.
 
-Есть!

  Ответил Виктор и вышел из канцелярии, захватив с собой кружку с чаем.

Ротный строго взглянул на молодого парня, сидевшего рядом с ним и спокойно попивавшего чай:

  - Сиверегин!

-Я! – парень, к которому обращался командир роты, подскочил с места, продолжая держать кружку в руке.
 
- Твоя задача, подготовить, сухпай* на роту. Минимум на неделю.

 -Есть подготовить сухпай на неделю,- выпалил скороговоркой Сиверегин, и отхлебнув из  чашки крепкого и горячего чаю, закашлялся.

  - Ренат!

Ротный лишь краем глаза взглянул на Таджиева, зная, что тот не пропустит ни одного слова своего командира, и тихо добавил:

- Ты отвечаешь за личный состав. Вместе с дежурным по роте проверить всех бойцов по списку. Больных, если таковые есть: - отдать в распоряжение старшины. А где кстати он?

- Его ещё нет! – ответил, улыбаясь, зам.- У него же тёща приехала! "Гарилку"* привезла! Похоже, пробу снимает, празднует...

          - Хорошо, я сам им займусь. Всё!- командир, чуть наклонившись вперёд,  твёрдо продолжил. - Вопросы есть? Все свободны! Через 30 минут жду доклада...

         - Вот так всегда! - недовольно пробубнил Таджиев, выходя из кабинета. - Как чай попить, так обязательно кто-нибудь все испортит...- Тьфу!

                Глава 3
                Сергеев.  Два конверта.


  Ровно в пять утра, рота Сергеева Петра Петровича, стояла на плацу в полной боевой готовности. Окинув взглядом стройные ряды своих подчиненных, он  довольно улыбнулся.

- "Не зря мы с взводными гоняли парней до последнего пота!"- думал ротный.

Пройдя вдоль строя,  он остановился  на середине и скомандовал:

- Рота! Рааавнясь! Смирррно! Равнение на  средину!

Сергеев круто развернулся и, отчеканив каблуками хромовых сапог по плацу, строевым шагом подошёл к ожидавшему  доклада  командиру  части.
 
- Товарищ полковник! Рота специального назначения  для дальнейших приказаний построена, -  приложив руку к виску, отрапортовал он.

- Вольно!-  гаркнул Сайгаков,
  Это был небольшого роста,  коренастый, крепко сложенный,  мужчина.
Он с грустью смотрел на бравых молодцов, готовых выполнить любой приказ своего командира.

- Ротааа! Вольно! –  громко повторил приказ ротный.

Строй зашевелился, солдаты, негромко зашептались между собою.

Сайгаков, достал из-за пазухи два конверта и передал их майору.

- Пётр! – сказал он.- Поступил приказ! Ты со своей ротой должен выдвинуться в город Н.. Там  поступить в распоряжение начальника милиции Махмудова. Твоя задача  оказать  помощь в наведении порядка. Власти своими силами не справляются. Вот, два конверта: Первый, откроешь в самолете,- полковник, понизив голос, приобнял майора.- В нём, я постарался собрать все необходимые данные по региону, в который ты со своими бойцами вылетаешь. Всё, что мог собрать за столь короткий срок,  находится в нём. А во втором... Короче, когда встретишься с Махмудовым, вскроешь конверт…- командир части заглянул в глаза своему подчиненному.- И ещё! Прочитав содержимое второго, уничтожь... Второй конверт  никому не должен попасть в руки. Ты, понял, что я тебе сказал? Никому…

- Моя задача: выдвинуться в город Н. и помочь местным властям в наведении порядка. Найти начальника милиции Махмудова, поступить в его распоряжение. Один конверт - вскрыть в самолете...-  Сергеев замолчал,    и кинул удивленный  взгляд на начальника.- А мы что, на самолете?

- Да, Пётр! –  вздохнул Сайгаков. – Совершенно верно, на самолете. Ровно в 6 ноль, ноль  ты со своей ротой должен уже вылететь.

- Второй конверт,- продолжил Сергеев.-  Я вскрою при встрече с Махмудовым и, после прочтения, должен его уничтожить.

- Всё правильно!- Сайгаков  отступил на шаг от майора и повернулся лицом к строю.- А теперь, грузи своих бойцов на машины и  на аэродром. Мой зам.  будет сопровождать колонну. Командуй!

- Рота! Равняяясь! Смирррно!  На  лллево!  К машинам бегооом  Арш!!!- скомандовал ротный.

Бойцы, четко выполняя приказ, с грохотом, лязгая оружием, подбежав к машинам и открыв задние борта армейских  ЗИЛов, помогая друг другу, начали погрузку.

- Пётр!- командир части с тоскою в голосе обратился к майору.

- Да, товарищ полковник! – Сергеев повернулся к начальнику лицом. – Слушаю Вас!

- Береги себя! – голос предательски дрогнул.- И ребят береги, они совсем  ещё мальчишки! Помни, это их первый вылет - их первое боевое крещение... Ты за них в ответе… Это не твои бывшие головорезы...

-Ну, уж прям и головорезы...- улыбнулся спецназовец.- Они тоже когда-то были такими же сосунками как эти!- и он легонько кивнул головой в сторону ждавших приказания бойцов. - Когда-то надо же начинать!

- Эх, Сергеев!- довольный ответом ротного, тихо проговорил Сайгаков. - Каким ты был, десять лет назад, оторви и выбрось, таким и остался! А ты уверен, что эту молодежь, выучил не хуже, чем своих прошлых охламонов?

- Уверен!- краешком губ улыбнулся майор. - Разрешите идти?


- Идите!- начальник, выпрямив спину, с гордостью отдал честь одному из лучших офицеров части.- Честь  имею!

- Честь имею!- козырнув, Сергеев побежал к роте.


                Глава 4
                Сергеев. Вылет.

               На военном аэродроме, грузовики со спецназовцами, вырулив на взлетную полосу и подъехав к одиноко стоявшему транспортному самолету ИЛ- 76 МД, остановились.

Бойцы, словно яблоки, вывалились из машин и построились возле крылатого «зверя».

Командиры взводов, проверив наличие личного состава  и доложив об этом ротному, ждали дальнейших распоряжений.

- Товарищ майор! – сегодняшний ответственный по роте,  старший лейтенант Морозов, первым решил задать  мучивший всех без исключения вопрос.-  Разрешите обратиться?

- Обращайтесь!- майор зорко наблюдал за своими людьми.

- Товарищ майор! А куда мы? Надолго?

Сергеев осмотрел стоявших перед ним молодых офицеров и усмехнулся:
- « Эх, если бы я сам ребятки, толком это знал»– подумал он.-  Может лучше Вам  и не знать вовсе…» - и, проигнорировав вопрос, он стал отдавать приказания.
 
- Товарищи офицеры!-  голос был уверенным и твёрдым. - Ваша задача, расположить своих людей по бортам самолета, следующим образом: 1 и 3 взвод-правый борт; 2 и четвёртый - левый. Полет будет долгим. Через 30 минут доложите о погрузке. Командиры взводов свободны… Капитан останься!

Офицеры, козырнув, поспешили к подчиненным.

- Ренат! Как настроение у личного состава? – поинтересовался командир роты.- Страх в глазах есть?

- Да, слава богу, нет!- немного задумавшись, ответил Таджиев. -  Но только, солдаты совсем еще мальчишки. Они патронами, словно кубиками играют!

- Кстати, напомнил…- Сергеев, взглядом стал  кого-то искать. – А где старшина?

- Да вон он, еле живой со своими «больными» балбесами, ящики в самолет таскает.- И улыбнувшись, добавил.- Бедолага! Не завидую ему. От молодой жены оторвали, «горилки» не дали попить. Он говорил, что тёща ему с Донецка «горилку» привезла. Кстати хотел нас всех на выходные к себе пригласить! Похоже, не скоро приезд тещи отпразднуем... Как считаешь командир?

- Не знаю! Поживем, увидим! – Сергеев, ещё раз окинув взором роту, которая потихоньку пропадала в зеве транспортника, направился к копошившимся возле самолета людям в синей униформе.

- Ты,  проверь всё  еще раз! – кинул он напоследок Таджиеву.- А я, к экипажу самолета!

- Есть! – отчеканил зам, и удалился выполнять распоряжение.

Подойдя к летунам, Сергеев обратился к мужчине, который, открыв какой-то клапан, внимательно осматривал его содержимое.

- Кто здесь старший?

Мужчина, рукой, выпачканной в авиа керосине, указал на полного, пожилого человека, важно расхаживающего неподалеку.

- Майор Сергеев! - подойдя к указанному человеку, представился Петр Петрович.- Командир роты специального назначения.

- Привет, майор!- поздоровался лётчик.- Подполковник Хвостов!- и после крепкого рукопожатия, добавил. - Я смотрю, твои - крепкие ребята!

- Да! Хлюпиков не держим! - улыбнулся Сергеев. - Ты лучше, мне вот что скажи Хвостов. Там куда мы летим, нас встретят, или снова придется своим ходом добираться?

- А хрен его знает!- подполковник медленно шёл вдоль самолета. - Моя задача, тебя с твоими "крестоносцами", доставить в целости и сохранности, а уж кто тебя там встречает или нет, мне не доложились...- и, стараясь придать не принужденность своим словам, с улыбкой добавил.- Я человек маленький,  куда скажут лететь, туда и лечу. Главное, груз доставить в целости и сохранности. Кстати,  через полчаса взлетаем! Проверь своих.  Будешь готов, предупреди. Договорились?

- Хорошо! Договорились!- майор,  крепко пожал протянутую руку командира экипажа и направился к роте, которая практически закончила погрузку.
               
Погрузившись в транспортный самолет, бойцы с нетерпением ждали вылета.

- Все на месте!- заглянув в кабину пилотам, сказал Сергеев, после того, как получил доклады от взводных о готовности к вылету.- Можем взлетать!

- Ну и славненько!- весело ответил Хвостов и, дав последние распоряжения своему экипажу, завел двигатели тяжелого транспортника.

Все огромное  металлическое тело монстра  вздрогнуло. Мелкой дрожью отдалось от носа корабля до хвоста. Самолет, потихоньку дёрнулся и, плавно покачивая огромными крыльями, медленно покатился по бетонке.

Вырулив на взлетную полосу, транспортник остановился, двигатели взвыли и, набирая скорость, последний раз чиркнув колесами,  взмыл в небо...

                Глава 01
                БОДРОВ. Утро.

              Бодров Борис Борисович,  майор  внутренних войск, мужчина за сорок,  всегда отличался любовью к точному распорядку дня. Он, отслуживший долгое время в подразделениях спецназа, ненавидел всяческие неожиданные ситуации.

Особенно не терпел  он ночные учения и  утренние подъёмы личного состава с многокилометровыми марш бросками.  Сам по себе Бодров  был спокойный и уравновешенный человек. Но любовь к абсолютному порядку во всём не могла придать командиру роты спецназа той значимости в офицерских кругах, на которую надеялся Бодров.
 «Чистюля»- так называли своего командира за глаза подчинённые. Хотя  об этом прозвище Борис Борисович знал, но  и не обижался. Он прекрасно осознавал, что его тяга к чистоте и порядку иногда «зашкаливала» за все разумные и неразумные рамки. И если вдруг, случайно, Бодров, видел  валявшийся  не в курилке окурок  или в казарме находил   не положенные вещи, его начинало трясти и какая-та неведомая сила, превращала этого спокойного и уравновешенного человека в исчадие ада.
Он мог обматерить  и обругать на чём свет стоит не только попавшего под «горячую» руку первогодку, но, не различая званий и чинов свободно высказывал недовольство в выразительных формах, которые не редкость в армейской среде, и вышестоящему начальству.
Об этом неадекватном поведении майора знали все, начиная от простого солдата и заканчивая старшими офицерами   части.    Даже ходили легенды о том, что он вытворял, когда находился в таком состоянии.
-«Командир в коматозе» - беззлобно подшучивали взводные, завидев как очередной раз их начальник  «дает жару».
Хотя, окромя «грязного» поведения в состоянии аффекта у Бодрова недостатки практически отсутствовали. Его рота была одной из лучших в части. С офицерами он находил общий язык, да и с «призывниками» был предельно корректен и вежлив.
 В семье тоже всё  складывалось на удивление окружающих замечательно. Молодая, симпатичная жена-домохозяйка родила  ему двух прекрасных пацанов, в которых он  души не чаял. Да и повышением по службе Бодров не был обделён. Буквально недавно он направил документы в одну из лучших армейских академий, откуда ему уже был сделан запрос о необходимости явиться в учебное заведение для прохождения экзаменов.
 Поэтому, нынешнее утро началось как обычно, с чашечки прекрасно сваренного, заботливой женою, кофе.
Обняв мальчишек, он не спеша оделся и вышел из дома. До части - пару минут ходьбы и каждый раз  он выходил пораньше, чтобы насладиться  прекрасным видом осеннего парка, аллея которого приводила точно к КПП.

Бодров, с наслаждением вдыхая ещё тёплый воздух, не спеша шёл по направлению к части.

 А легкий осенний ветерок, срывая пожелтевшие листья с деревьев, нёс их по воздуху, переворачивая и кружа, и затем, мягко  опуская  на  землю, брался за другие.

                Глава 5.
                Сергеев. Гибель летчиков.

           В салоне ИЛ- 76 МД было прохладно, чем выше поднимался борт, тем холоднее становилось. Сергеев присев рядом с кабиной пилотов открыл первый конверт.

Как он и предполагал, в конверте находилась карта города Н.  и  его окрестностей.
Ротный, подозвав к себе офицеров, и разложив карту на одном  из  ящиков с боеприпасами,  которые заботливо занёс  в транспортник, со своими охламонами старшина, приступил к ее  изучению..

Через четыре часа, самолет, сделав круг, начал снижаться.
- Майор!- разнёсся голос командира корабля из кабины пилотов. – Минут через десять садимся. Пусть все пристегнутся.

Ил-76МД, медленно снижаясь, сделав ещё один круг, свистя резиной по бетонке, удачно приземлился. Затормозив, почти на самом конце  взлетно-посадочной полосы,  транспортник, чуть протащившись вперед, вздрогнул и остановился.

- Всё, приехали!- крикнул радостно Хвостов.- Здесь взлётка, уж очень короткая! Никогда не нравился мне этот аэродром.

Встав с кресла, командир экипажа потянулся и обратился к Сергееву.
- Всё, майор! Мы, свою задачу выполнили. Выгружайся! – и, показывая в иллюминатор пальцем, улыбаясь открытой улыбкой, какие бывают у счастливых людей, добавил.- А тебя, похоже, встречают.

К стоявшему у самого конца взлетно-посадочной полосы транспортнику приближались несколько грузовиков.

- Да, похоже, это за нами! – ответил Сергеев, взглянув в иллюминатор.- Ну, давай Хвостов!- он крепко пожал руку командиру экипажа. – Может ещё и встретимся! Пока!
               
Бойцы, заспанные и утомлённые долгим полетом, выходя из чрева самолета,  щурились от ярких солнечных лучей взошедшего солнца.

На улице было душно, не смотря на то, что стояла поздняя осень.
Сергеев, выйдя на свет, тоже прищурил глаза.

- А здесь жарко!- проговорил он вслух. – Это хорошо!
 К выгружавшимся из самолёта бойцам первым подкатил  потрёпанный УАЗик синего цвета.
Из него  вышел, маленького роста, круглый, словно колобок, мужчина и, направился  к Сергееву!

- Привэт, майор!- коверкая слова, обратился мужчина в милицейской форме к  командиру роты.- Старший ты?

- А кто вы?  - вопросом на вопрос  ответил Сергеев.

- Я, Махмудов! –   высокопарно и с возмущением заявил милиционер. – Так кто здэсь старший?

- Ну, если ты Махмудов,- спокойно перебил возмущенного  собеседника, Пётр Петрович, – то командир, Я!

- Я, начальник ГОВД города Н. подполковник Махмудов, – милиционер явно считал себя старше и по званию и по положению Сергеева.- Вы майор, со своей ротой  поступаете в мое распоряжение,- на лице подполковника было ярко выраженное пренебрежение к прилетевшим спецназовцем,- Вы обязаны выполнять все мои распоряжения беспрекословно. Вам ясно?

Сергеев, сощурив одни глаз, неодобрительно окинул взглядом стоявшего перед ним тяжело дышавшего милиционера.

- А документики у Вас, господин подполковник имеются? - Он склонил набок голову и язвительно улыбнулся.

Сжав губы и выражая  явное  неудовольствие поведением спецназовца Махмудов начал нервно искать документы.

Пока подполковник выворачивал  свои карманы,  Сергеев внимательно  осматривал незнакомый ему прежде аэродром. Его взгляд привлек неизвестно откуда взявшийся на взлетной полосе УАЗ – «буханка», который на высокой скорости неумолимо приближался к самолёту.

Рота практически закончила выгрузку и выстроилась возле  мирно стоящего на взлётной полосе «зверя». Взводные по спискам пересчитывали личный состав.

Продолжая внимательно следить за быстро приближающимся автомобилем, Сергеев бесцеремонно отодвинул от себя Махмудова и, не обращая внимания на раскрасневшегося подполковника, тихо проговорил: - Что-то уж слишком быстро она едет.
Ещё долю секунды спецназовец смотрел на  машину, а затем, приняв окончательное решение, повернулся к роте.

- Ротааа, боевая тревога! В цепь! Приготовиться к бою! - гаркнул  Сергеев и, потянув за собою ошалелого Махмудова, распластался  на бетонке.

Тут же, в мгновение ока  послышались голоса взводных.

Рота рассыпалась по взлётке в цепь и, кинувшись на бетон, залегла.

В это же время УАЗ- «буханка» с бешеной скоростью врезался в бок транспортного самолета.

Несколько секунд все с ужасом и любопытством смотрели на происходящее.
А затем, всё произошло как в самом страшном боевике.

Сначала взорвался автомобиль. Осколки стекла и металла, разлетавшись в разные стороны, со свистом  пролетая мимо лежавшего на бетоне майора, падая с мерзким скрипом и лязгом,  ударяясь о бетон, переворачиваясь и скрежетя, продолжали катиться дальше.

Одно крыло у самолета накренилось. Что-то противно и громко хлопнуло. После этого хлопка последовал взрыв сильнейшей мощности. Накренившееся крыло  оторвало от фюзеляжа, оно, подлетев, словно легкая пушинка, упало на горевший  автомобиль.

Искры, металлические осколки, стёкла,  горящие пластиковые части,  похожие на китайский фейерверк разлетались в разные стороны.

Часть обшивки, оторвавшись от крыла, просвистев над головами солдат, ударившись о поблизости стоявший милицейский УАЗ,  словно ножом, срезало верх машины и, застряв в оторванной лохмотьями крыше, шлепнулось рядом  с Махмудовым, придавив   ему руку.

Махмудов, взвыл как резанный и заорал матом.
Сергеев, приподнявшись, оглядел место происшествия.

Его бойцы,  под предводительством взводных рассыпавшись, словно горох, короткими перебежками старались, как можно дальше убежать от горящего самолета.

- Все в укрытия! – заревел будто медведь ротный и, осмотрев стонущего милиционера, схватил за ноги и резко вытащил из-под обломка.

Обхватив за талию пострадавшего, Сергеев потащил Махмудова подальше от горящего транспортника.

Оказавшись на безопасном расстоянии, майор, опустил на пожухлую траву раненного и вернулся к самолету.

- Командиры взводов, ко мне!- проорал командир роты, стараясь перекричать шум, гул, треск и скрежет  горевшего ИЛ-76МД.
Взводные, с разных сторон обегая разгоравшийся все сильнее самолет, подбежали к командиру.

- Слушай мою команду! – жёсткий взгляд блуждал по пустынной местности аэродрома, стараясь найти хоть что-нибудь предназначенное для укрытия. - Всех бойцов убрать с бетонки! Они как бельмо на глазу! Проверить личный состав! Раненым оказать первую помощь! Занять круговую оборону возле отдельно стоящего объекта! -  он рукой указал на находившееся неподалеку, полуразрушенное кирпичное здание. – Выполнять! А где, Бога душу мать, старшина?

Старшина, прихрамывая и согнувшись, вместе с крепким солдатом тащил  два тяжелых ящика.
Сергеев, подбежал к старшине и, взявшись  за деревянную ручку одного из ящиков, помог подчинённым дотянуть их до здания.

- Лёша! Твою Бога мать! - зло заговорил майор. - Тебе что, жизнь не дорога? На хрен ты его притащил?
- Товарищ майор! – начал оправдываться старшина роты. – Там же гранаты! А если в них осколок попадет?

- Да, ладно, все нормально…. Молодец!- Сергеев, похлопал старшину, крепкого, небольшого роста мужчину, по плечу. – Всё правильно ты сделал Иванько! Кстати, в самолете много еще боеприпасов осталось?
- Да, товарищ майор! Много! Я думаю, они скоро начнут взрываться!

Не успел он закончить фразу, как в самолете что-то грохнуло и седые клубы дыма поползли из-под обшивки.

- Абзац! – зашептал старшина и смачно ругнулся матом. – Вот и до боеприпасов огонь добрался. Сейчас самолет разорвет.

Пригибаясь  бегло осматриваясь по стонам, к сидевшим за зданием  к Сергееву и Иванько, подбежал запыхавшийся Таджиев.

- Командир! Все бойцы живые, есть мелкие ранения, но ерунда,
ничего серьезного, – доложил он и, усмехнувшись, добавил.- Эх, чайку бы сейчас хлебнуть, горяченького!

- Тебе что,  холодно? – уголком губ улыбнулся майор.- Вон, иди, погрейся!

- Да я, про то, что в роте чаю не попили! – отмахнулся капитан. – Теперь, похоже, не скоро придется жажду утолить.

- Товарищ командир!- старшина, присел на один из ящиков с гранатами и, взглянув на продолжавшийся пожар, как бы, между прочим, заметил.- А летуны в самолете остались… Интересно, живы или нет?

Майор пристальным, колючим и нервным взглядом окинул догоравшие ошмётки бывшего транспортника.

- "Господи!"- пронеслось в мыслях у Петра. - "Слава Богу! Мои бойцы все живые остались после этого кошмара....  Не зря я гонял их как последних раздолбаев."- взгляд остановился на ярко горевшей кабине пилотов. - "Жаль мужиков... А Хвостов, настоящий профи, знает свою работу. Эх! Теперь уже знал, - ротный от негодования и безысходности, понимая, что ничем уже не сможет помочь лётчикам, зло сплюнул на бетонку.- В живую сгореть и врагу не пожелаешь! Нормальные летуны… были.  Да, классные мужики.  Жаль.... Но что  случилось, обратно не вернешь,"-мысли метались в голове, словно  яркие языки пламени, облизывающие обшивку развалившегося самолета и, спецназовец, напоследок окинув взглядом транспортник, тяжело вздохнул и отвернулся.

- Наша задача, бойцов сохранить! – сказал он  сам себе вслух и добавил, обращаясь к старшине.- И поставленную задачу выполнить! А мы, здесь застряли! Ещё этот…

 Командир роты кивнул в сторону лежавшего на земле без сознания Махмудова, которому один из сержантов перевязывал поломанную руку:

- Неизвестно,  что за перец! То ли настоящий мент, то ли… Как теперь узнаешь?

- Товарищ майор!- донесся голос сержанта, оказывающего помощь Махмудову.- Я думаю, что минут через тридцать-сорок он оклемается. Я ему обезболивающее вколол.

- Ну что же, подождем!- спокойно ответил Сергеев. – Теперь нам, похоже, торопиться некуда.

Самолет, вместе с врезавшемся в него УАЗиком- «буханкой», догорал.

Приехали пожарные машины, принадлежавшие аэродрому. Пожарники, наспех растянув шланги, стали тушить обломки.

На новеньком, цвета хаки УАЗе примчался начальник аэродрома.
Он, больше всех возмущался и поносил на чём свет стоит, всех кого не попадя.

Набежавший народ голосил. Треск и грохот от сгоравших внутренностей транспортника ещё долго отдавались на аэродроме...
               

                Глава 6.
                Сергеев. Ценные сведения.


             Собрав роту подальше от пожара, Сергеев приказал всем отдыхать. А сам, взяв с собою зама, направился решать вопрос с транспортом.

Потратив более часа на выяснения отношений с местным начальством и узнав ценную информацию о состоянии дел, он теперь мог быть точно  уверен в том, что милиционер, который со сломанной рукой находится в расположении роты и является начальником ГОВД города Н…

Также выяснилось, что о прилете спецназовцев, кроме начальника аэропорта и начальника милиции, знали практически все местные жители.

- Бога мать!— злился Сергеев, возвращаясь к роте.- Представляешь Ренат! Здесь про наш прилет знали даже местные пацаны. А мы, как слепые котята! Домой вернемся, уволюсь! – и в сердцах выругался матом.

- Да, ладно! – Таджиев старался не терять чувство юмора.- Ты, так после каждой командировки говоришь! В прошлый раз помнишь? Когда мы с тобою вдвоем живые из командировки вернулись…. Ты, тоже самое говорил... Ничего, и в этот раз что-нибудь придумаем. Вернемся!    К старшине завалим, «горилочки» бахнем… Эх, погуляем!!!

- Мы с тобою ещё к заданию не приступили, а ты «горилочки»….

- Да ладно, командир! - капитан, похлопал по плечу ротного.- Все живые и, слава Богу!
 - Чёрт! - выругался Петрович. - За всем этим светопреставлением у меня совсем из головы вылетело! – майор, достал второй конверт, один из которых, ему перед самым вылетом, вручил командир части и, сбавив шаг, вскрыл его.

- Что это?- капитан, увидев в руках у Сергеева неизвестно откуда появившейся большой бумажный пакет, с интересом  ждал ответа.

- Бога душу мать! – Сергеев, остановившись, стал внимательно читать.- Ренат! Ты знаешь, что это такое?

- Нет, конечно! – усмехнулся Таджиев.- Откуда я могу знать, если ты мне не показывал?

- Здесь фамилии и адреса внештатных сотрудников нашей разведки….

-Тьфу, хрен редьки не слаще!- капитан сплюнул на бетон и выматерился. - Ну, что мы будем делать с этим списком?

- Заучивать наизусть!

 Они, присев неподалеку от развалин, стали зазубривать список.

Через несколько минут, проверив друг друга на заучивание наизусть данных, что находились в конверте  и, уничтожив содержимое конверта,  они встали и направились к своим.

                Глава 7.
                Сергеев. Ситуация усложняется.

             Солнце, высоко поднявшись, нещадно палило.
Хотя и стояла поздняя осень, но по наступившей жаре  этого не чувствовалось.
Уставшие и вспотевшие бойцы,  разомлев под  яркими солнечными лучами южного солнца,  немного расслабились.
Негромко обсуждая сегодняшнее происшествие, они с интересом рассматривали вокруг бегавших людей.

- Надо, как можно быстрее сваливать отсюда!- сказал Сергеев, обращаясь к заму. – Не хотелось бы, застрять  на аэродроме  ещё  и на ночь.

- Я с тобою полностью согласен! – ответил   Таджиев.

Офицеры, подойдя к подчиненным,  собрав взводных,  постарались  вкратце объяснить сложившуюся ситуацию.

- Наша задача, оказать помощь местным властям в наведении порядка,- начал
майор. - Как вы сами уже убедились, в этом регионе нам не очень-то и рады.
Поэтому, - Сергеев, осмотрел молодых взводных.- Сейчас, мы грузим наших людей на машины…- он указал рукой в сторону четырёх ЗИЛов не пострадавших от взрыва. – И выдвигаемся в город Н.  Всем, быть готовым в любую минуту самостоятельно принимать решения! Я, поеду в первом грузовике!  Таджиев,  с четвёртым  взводом, замыкает колонну. Вопросы?

- Что делать с раненным?  – спросил Ренат, кивая в сторону Махмудова, который потихоньку приходил в себя.

- Он, поедет со мной! Ещё вопросы? Если вопросов нет,  через десять минут жду докладов о готовности к выдвижению.

Сергеев, отдав распоряжения, подошел к пришедшему в себя, Махмудову.

- Ну что, живой? – спросил майор.

- Да вродэ, – милиционера била мелкая дрожь.- Рука сыльно болит.- коверкая слова пролепетал подполковник.

-Хорошо, что не голова! - усмехнулся  Сергеев. – Ладно, всё оставим на потом. Ты поедешь со мною. Будешь дорогу показывать! А ещё, я хотел, что у тебя спросить...- Майор устало присел рядом. - Моим бойцам спать есть где? Или как обычно, на природе?

-Нэт, нэт, конэшно нэт! Мы уже для них помэшэние приготовыли,— и то ли от потерянной крови, то ли от страха, продолжая дрожать, залепетал,  коверкая слова, Махмудов.

- Ну и хорошо!- Сергеев, аккуратно обхватил начальника милиции за талию, встал вместе с ним и повел раненого к грузовикам. – Пока будем добираться до города, ты мне должен всё, как перед папой римским, рассказать о том, что здесь происходит! Понял? И если, ты нам поможешь разобраться в сложившейся ситуации, то и мы, сможем помочь вам. Я надеюсь, ты меня понял?

- Да, да, конэчно, понял, - превозмогая боль,  жалобно застонал начальник милиции.

- Вот и славненько! А теперь садись в машину и жди меня.- Сергеев, подсадил Махмудова и помог ему удобно усесться в кабине ЗИЛа.

Пройдя вдоль заведенных машин, в которых уже находились все бойцы его роты, он, выслушав доклады взводных и убедившись, что заместитель находится в конце колонны, вернулся к первому ЗИЛу.

- Ну что, поехали?-   Сергеев заскочил  на переднее сиденье и  легонько толкнул  Махмудова в плечо. - Дорогу будешь показывать...

Махмудов, взвыв от боли в раненной руке, застонал.
- А что её показывать?- промычал милиционер. - Водитэль  знаэт!


                Глава 8.
                Сергеев. Рассказ Махмудова.


       Машины, одна за другой, мало-помалу, покинув аэродром, двинулись по направлению к городу Н.. Солнце палило, словно огромный раскаленный  металлический шар. В кабине было душно.

- Слышь, водила! Окно открой! - приказал Сергеев. - Дышать нечем!

И, пока водитель открывал окно и одновременно вёл еле двигающийся ЗИЛ, майор, присевший поудобней  на жестком сиденье, обратился к милиционеру:
- Рассказывай!- Сергеев достал пачку сигарет.- Что у вас здесь происходит?

Вынув сигареты из пачки, передал одну своему собеседнику  и, дав ему прикурить, сам с наслаждением затянулся. - Слушаю!

-Сытуация слэдующыя!- начал рассказ милиционер, продолжая коверкать слова.- Всё началось примерно днэй дэсять, пятнадцать назад. В одно из отделений милиции прышла какая-то перепуганная, русскоязычная пожилая женщина. Она рассказала, что в их доме неизвэстные люди под предлогом переписи населения уточняют фамилии и национальность проживающих в каждой квартире.
После уточнэния, эти люди, напротив каждой фамилии, ставили черный крестик или красный. Сначала, она даже и не обратила на это внимание. Даже когда на ее входной двери, через несколько дней, появился в верхнем углу, маленький, жирный, красный крест, она и тогда не придала этому большого значения, подумав на местных мальчишек, часто рисовавших на стенах разные, смешные и не очень, картинки.
 И лишь через пару дней после происшествия, разговаривая со своей подругой по телефону, и случайно обмолвившись о красном крестике, появившемся после прихода неизвестных, узнала, что точно такой же крест нарисовали на входной двери её подруги.
Недолго думая, сразу после телефонного разговора, она закрасила крест и заодно обновила лицевую часть входной двери. А когда,  в тот же день,  спускалась на улицу, то заметила  на дверях  другой  знакомой, такую же метку. Соответственно испугавшись, она пошла  в отделение милиции. А там, всё и рассказала, одному из следователей. Над ней, конечно, посмеялись в отделении, но тот самый следак, недавно присланный нам после учебы из высшей следственной школы милиции, решил проверить,  врёт бабуля  или у нее старческий маразм? Он даже с кем-то из своих поспорил... Врет бабка или не врет….

- Ой! Ладно, трепаться! – перебил спецназовец.- Мне эту сказку бабушка в детстве читала. Называется Али-Баба и сорок  разбойников! Ты, по сути, говори… Сказок, я в детстве наслушался.

- А я тебэ всё по существу и рассказываю! – обиделся Махмудов.-  Сам просил с самого начала…

- Да ладно, не обижайся! -  улыбнулся краешком губ Сергеев. – Уж очень твой рассказ на ложь смахивает? А?

- Слышь, майор! – кривясь от боли и размахивая здоровой рукой, начал кричать Махмудов. – А самолет,  в котором ты лэтел, тоже, по-твоему, сказка? Или моя переломанная рука? Вот приэдем в город, ты увидишь, какая там сказка!

- Не ори! – спокойно перебил разбушевавшегося Махмудова   Сергеев.- Дальше, что было?

- А ты не перэбивай! – обидевшись, продолжил  монолог подполковник.- Этот следователь зашёл в несколько домов и убедился; старушка не врёт. Действительно, на дверях в квартирах, в которых проживали славянские семьи, были красные метки. Он доложил своему начальнику. А  тот, в свою очередь, мой хороший друг, эту историю рассказал мне, совсем недавно, в пятницу, на моем дне рождении.
А я, когда получал поздравления от твоего непосредственно начальника, тоже рассказывал ему об этой, как мне тогда казалось занимательной истории. Но как, ни странно  твой командир отнесся к ней очень серьезно и посоветовал мне, доложить своему начальству. Я конечно доложил! Вот  только вместо поощрения втык схлопотал,  – милиционер, кривясь от боли, языком облизал сохнувшие губы, и неожиданно задал вопрос Сергееву,- Кстати, как он там поживает? Николаевич говорил, что у него внучка растет?

- Ты о чём? – насторожился майор.

-Как о чём? – Махмудову становилось всё хуже.- О начальнике твоём, Сайгакове Алексее Николаевиче. Он, что, тебэ обо мне ничего не рассказывал?

- А что, мне должен был рассказывать Сайгаков? – вопросом на вопрос ответил Сергеев.

- Слушай, майор! – повысил голос подполковник.- Я, конэчно, понимаю, что ты имеешь право мнэ задавать эти вопросы. Я  даже благодарен тебэ за мое спасение! Но, имей ввиду, если ты, думаешь, что я нэ знаю,  кто тебя сюда послал  с твоими бойцами, то ты глубоко ошибаешься. Мы с твоим командиром  не один пуд соли съели. Мы с ним «афган»  прошли…

Сергеев, молча,  слушал милиционера,  с опаской поглядывая на него….
-"Не такой уж простачек, этот подполковник, как хочет казаться",- думал майор. – "Ладно, поживем, увидим".

А в это время, не обращая внимания на Сергеева, подполковник,  немного успокоившись, продолжал рассказ.
- Доложил,  значит, я наверх, своему начальству,  в пятницу утром.
А вечером, того же дня,  чувствуя пятой точкой, что что-то не так, я и созвонился с Сайгаковым.  Рассказал ему сложившуюся ситуацию. Он,  зная меня, и то, что по пустякам не буду его тревожить,  пообещал узнать поподробнее через свои каналы, что происходит. Ты же знаешь. -  Махмудов, весь в поту, повернулся к спецназовцу. – ГРУ- шники по всему свету работают... А наш сослуживец с Сайгаковым является заместителем директора ГРУ. Вот  мы и договорились, с твоим начальником,  созвониться в понедельник. Он должен был узнать по своим каналам, а я по своим, что происходит. Но, как ты уже догадался, ничего узнать, толком не удалось. Рано утром в субботу начался весь этот  кошмар,  который и длится до сих пор... – Махмудов сглотнул слюну и продолжил. - Неизвестная группа вооруженных людей, ворвавшись в здание "Главпочтамта", перестреляв охрану,  захватила телефонную связь.
 Одновременно с этим, практически по всему городу произошли нападения на отделения милиции.
Захватив оружие, боевики, связав милиционеров и расстреляв русскоязычных сотрудников, двинулись в спальные районы. Ломая и выбивая входные двери, на которых были красные кресты, они безжалостно расстреливали сонных людей.

- Слушай!- перебил рассказ своего спутника Сергеев.- То, что ты сейчас мне здесь чешешь языком очень похоже на дешевый голливудский боевик. Ты думаешь, я тебе поверю? - сощурив глаза,  майор хитро и оценивающе смотрел  на собеседника.
- Майор! – «взорвался» милиционер.    – Ты что мнэ не веришь? А сгоревший самолет, по-твоему, это тоже Голливудский боевик? А моя раненная рука ?

- Может, всё это и правда…- спецназовец, подозрительно, краем глаза, посматривал на Махмудова. – Но мне из всего твоего рассказа не понятно несколько моментов. - Сергеев  снова закурил. - Уж очень мне стало интересно, откуда ты можешь это все знать…. Если только сам в этом не участвовал. Меня интересует три вопроса...
Первый: Откуда ты узнал, когда был захвачен "Главпочтамт"?
Второй: Откуда ты знаешь, на какие отделения милиции напали и кого именно расстреляли?
И третий, самый интересный: По твоему рассказу получается, что нападения произошли в городе утром в субботу…Правильно?

Махмудов молчал.
- Правильно….- продолжил спецназовец.- Так объясни мне! Почему только во вторник мы вылетели сюда? Что, тебе и твоему начальству недосуг был?
А может, ты и сам к этому беспределу руку приложил? Так может, моим бойцам и не стоит туда выдвигаться? Сейчас развернем машины и обратно на аэродром….Что молчишь?

- Майор!- милиционер, сдерживая свой гнев и превозмогая боль в руке, недобро зарычал и опять стал коверкать слова. - Я тэбя прэкрасно понимаю! - Ты со своими бойцами сюда не по своей воле летел... Да и не мог, ты предполагать, что так Вас тут встретят... Я понимаю! Но и ты пойми меня правильно - Махмудов закашлялся.- Я тоже нэ всевышний. Откуда я мог предположить, что ваш самолет захотят уничтожить?

- Не мог он предположить, - взорвался Сергеев. - Да чудом мои ребята уцелели... Понимаешь, Ты? На пару минут раньше этот идиот прорвался бы на взлётку и всё - кранты! Не сидели бы мы сейчас здесь с тобой и не точили бы лясы. Ты это понимаешь? Что мне прикажешь думать? Давай, пока не поздно, выкладывай всё, что знаешь... - майор схватил больную руку милиционера и несильно её сжал.

-Ааа, - завопил Махмудов.- Больно! Отпусти!

- Извини, - ротный, мало-помалу поостыл и  отпустил рану.- Злость, меня берет! - спецназовец достал сигареты и  снова  нервно  закурил.- Никто, нигде, никогда, ничего, толком не может знать. Вот и ты, мне сейчас тоже самое талдонишь.... Не видел - не знаю! А ведь именно ты, здесь на месте, должен видеть всё и всё знать... - не докурив сигарету, он её поломал и выкинул в открытую форточку. - Везде бардак! Я не видел!  Я не знал! Я не я и корова не моя! А потом, всё на армию сваливаете... Дятлы!

Сергеев  замолчал и, отвернувшись от Махмудова, взглядом окинул бесконечно тянувшуюся за окном неприглядную местность.

Глазу не за что зацепится. Бесконечная  высохшая равнина предстала перед взором офицера. Где-то вдали виднелись небольшие  деревца.

- Из-за вашего бардака, летуны погибли, - тихо проговорил Пётр Петрович. - Жаль мужиков...- и, неожиданно резко, переведя разговор  на погоду, хмуро добавил.- Ну и жара!

- Это ещё не жарко!- поглаживая больную руку, ответил милиционер. - Вот летом совсем смерть... Дышать нечем...

Грузовики со спецназовцами, медленно продвигаясь по пустынной дороге, постепенно приближались к месту назначения...



                Глава 9.
                Сергеев. Коровник.


 Автомобили, ползли по раскаленному асфальту, неспешно приближаясь к городу, в котором роту спецназа ждала неизвестность.

Тяжелые грузовики, ревя уставшими двигателями и оставляя за собою шлейф из дыма и пыли, подъезжали  к показавшемуся за очередным поворотом, заброшенному кирпичному зданию….

-Что это за развалины?-  спросил Сергеев у Махмудова, увидев в окно полуразвалившееся сооружение.

- Бывшие коровники, - ответил милиционер, взглянув туда, куда указывал майор.-  Когда-то,  лет десять назад, наши народные правители, решили здесь выращивать коров. Построили коровники,  - подполковник сглотнул слюну.- Коров привезли.  Но кормить животных было нечем,  -  и, увидев молчаливый вопрос в глазах спецназовца, с ухмылкой добавил. - Да ты сам посмотри!- он указал на безжизненный ландшафт за окнами автомобиля. - Чем  здесь коров кормить можно? Колючками, да полынью?

-Мда,- вздохнул Сергеев, - У нас везде так. Делаем, не подумавши, а затем  героически ломаем. И так до бесконечности....

-Около года держали коров,  - поглаживая перебинтованную руку, продолжал  подполковник. -  За сотни километров привозили комбикорм для стада. Только всё бестолку. Молока буренки давали мало. Да и  болеть стали. А когда падёж начался, приехали из столицы чиновники, походили, посовещались, да решили: - "Всё стадо-под нож!"   Так и стоит этот коровник никому не нужный. Памятник - памятником....

- А почему не разобрали?

- Почему не разобрали!? Стали разбирать, - Махмудов улыбнулся. - Только очередной раз приехали высокопоставленные чины, что-то посчитали, осмотрели и запретили разбирать: - "Не рентабельно" - был вердикт. Так и по сей день, никто, ничего здесь не трогает. Хотя...

- Что хотя? - насторожился Сергеев.

- Да, местные, - огорченно сказал милиционер. - Всё, что плохо лежало, по своим домам растащили.

- Ну, это не беда!- усмехнулся Сергеев.- Хоть кому-то польза.
Он, высунув голову из кабины, внимательно  стал осматривать приближающееся здание.

- Тормози! - закричал вдруг  ротный.

Перепуганный водитель, резко затормозил и  беспокойно взглянул на командира роты. Громоздкий и неповоротливый  трехосный ЗИЛ, скрипя тормозами, встал как вкопанный.
- Ты, это что?- удивленный поведением своего спасителя Махмудов вытаращил глаза.- Майор! Что случилось?

Не обращая внимания на водителя и раненого милиционера, ротный отрыл дверь и с легкостью спрыгнул на пыльную дорогу.

Без лишних сигналов и предупреждений один за другим остановились грузовики, следующие за первым.

Одновременно, из всех кузовов, стараясь не создавать шума, выскакивали бойцы спецназа и, рассыпавшись вдоль дороги, щелкая затворами автоматов, заняли круговую оборону. Слышались четкие отрывистые команды командиров взводов.

- Ну, майор! - съехидничал Махмудов. - Твои архаровцы смотрю, и без тебя отлично знают, что надо делать, - но в насмешливом тоне слышались нотки зависти.
И, немного помолчав, с грустью добавил:
- А мои, только вино пить, да по чайханам рассиживать.
- Поэтому, не ты со своими  балбесами к нам приехал, - беззлобно отмахнулся Сергеев.- А я, со своими "красавцами" к тебе пожаловал...

Ротный, переминаясь с ноги на ногу, потянулся, поправил снаряжение.
- Командиры взводов, ко мне!- скомандовал он.

Офицеры,  наспех проверив бойцов, поспешили выполнить приказание.

- Сиверегин! - обратился майор к  первому подбежавшему рыжеволосому лейтенанту. - Твоя задача! Первое;- Проверить здание. Второе;- Выставить блок посты вокруг. Смена караула - каждые два часа,- ротный отдавал приказания чётко и без лишних объяснений. - Вопросы?

-Есть!- Сиверегин развернулся и, с азартом, какой бывает только у молодых не обстрелянных юнцов, поспешил к своим подчиненным.

- Морозов!-  Сергеев продолжал отдавать команды вновь подходившим  взводным. - Бери своих и "прошманай"* ближайшую местность километров на пять-семь. На всё, про всё, - два часа. Если увидишь вооруженных людей,  в бой не вступать. Вести наблюдение. Сообщать на базу о всех происшествиях по рации. Понял, Виктор? Рацию возьмешь у старшины, - у него новая...

- Он не отдаст! - пробурчал лейтенант.

-Скажешь, я приказал!- усмехнулся ротный. - И скажи, что в дозор идешь. Тогда точно отдаст.
- Понял!- Морозов, похожий на молоденького медвежонка, козырнув, не спеша,  вперевалочку побрел к своему взводу.

В это время, Таджиев, обойдя грузовики, продолжавшие работать на холостом ходу, подошел к Сергееву.

-Петрович! Ты решил здесь заночевать?

Пётр утвердительно кивнул:

- Ренат! Ну, сам посуди, - спокойно размышлял вслух спецназовец. - Местность открытая. В городе неизвестно, что ждет. Да и ночь приближается. Через пару-тройку часов, темень такая будет - хоть глаз выколи. А здесь, мы и отдохнем после тяжелого перелета, да  и парни немного адаптируются, - перейдя на шепот, он наклонился к Таджиеву.-  Да и мне,  есть, что рассказать тебе... Я думаю, торопиться нам уже нет никакой надобности в то пекло, что нас ждет, поэтому, если мы прибудем не ночью, а рано с утра, в назначенный пункт, ничего особенного уже не произойдет.  Согласен?
Зам.ком. роты махнул  головою в знак согласия...
               

                Глава 02.               
                БОДРОВ. Разговор с Сайгаковым.


           Сайгаков вызвал к себе Бодрова в конце рабочего дня, что само по себе было далеко от правил, которым придерживался Сайгаков. Он считал, что вечером нет  никакого смысла «мылить» шею подчинённым, даже если для этого существовали предпосылки. «Утра вечера мудренее» эта поговорка вошла в офицерскую среду как «Отче Наш». И если вдруг, Сайгаков вызывал к себе «на ковер», значит, для этого имелись веские причины.

- Борис Борисович!- голос у командира части был уставшим.- Вы, наверное, уже знаете, что Сергеев со своей ротой выполняет  спец. задание в средней Азии?

- Я слышал, офицеры из моей роты, говорили, что рота Сергеева рано утром убыла из расположения, но куда именно, не имею понятия.

- Борис! – Сайгаков перешёл на ты.- Дело в следующем… Сергеев улететь то улетел, но о его прибытии в пункт назначения нет ни слуху не духу. Я дозвонился до аэропорта, в котором по моим сведениям приземлился транспорт. Но, – Сайгаков нервно передёрнул головой.- Начальник аэропорта, то ли не хочет меня ставить в известность, то ли сам толком ничего не знает,- голос у  Сайгакова был взволнованный.- Короче, рота Сергеева словно растворилась. В город Н, она не прибыла до сих пор. И каких-либо сведений о Сергеевских бойцах мне неизвестно…. - командир части встал и нетерпеливо заходил по кабинету.

Бодров являясь человеком не глупым, сразу сообразил,  куда клонит командир.
- «Понятно, что Петруха попал в переделку»,  -  думал Борис.- «И, похоже, дела у него швах. А раз так, то нужна помощь…. А в помощь, кроме моей роты и послать некого. Вот и получается…»

- Я говорю, проблемы у твоего друга, - перебил мысли Бодрова Сайгаков. – Поэтому, если послезавтра Сергеев не выйдет на связь, на поиски его самого и его бойцов полетишь ты…

- А почему послезавтра?- Бодров был в  недоумении. - Он вылетел  сегодня утром, если у него проблемы, то в лучшем случае он сможет продержаться до завтра. А Вы товарищ полковник понимаете, что в экстренных ситуациях каждая минута на счету.

- Да, не могу я тебя с целой ротой ни сегодня, ни завтра отправить,- «взорвался» Сайгаков. – Ты что не знаешь наших «грёбаных» начальников? Да они без приказа вышестоящего командования даже на унитаз боятся садиться. А тут, ещё одну роту в неизвестность отправлять. В лучшем случае послезавтра, – продолжая ходить по комнате, Сайгаков не на шутку разошёлся.

Армейский сленг так и слетал с губ разбушевавшегося командира. Он поливал матом штабных начальников, которые действительно, если нужно было решать проблемы незамедлительно, не торопились выполнять распоряжения вышестоящего командования, а на просьбы непосредственных исполнителей, желающих поторопить «разжиревших» штабистов смотрели свысока.
 Поэтому, Сайгаков понимая, что ему самому придётся напрямую обращаться к высшему руководству, не желал, да и не мог пообещать Бодрову невыполнимое.

- Знаешь, Борис! – полковник присел. – Мы с тобою поступим следующим образом. – Сайгаков кинул быстрый взгляд на Бодрова.- Ты готовишь свою роту к вылету, но делаешь всё так, чтобы, ни одна зараза не узнала об этом.
Понимаешь меня, о чём я толкую?


                Глава 10.
                Сергеев. Ночёвка.


            Ночь, как и предполагал Сергеев,  наступила быстро. Только-только ярко-красный диск солнца закатился за горизонт, как тут же наступила непроглядная темень.
Загнав машины под полуразвалившиеся крыши, спецназовцы после тяжелого перелёта и не менее трудного марш броска расположилась  у старого коровника.

Офицеры собрались вокруг костра, который развели  в одной из сохранившихся комнат, внутри бывшего административного здания рядом с коровником.

Вернулся  Морозов с докладом о том, что в ближайших окрестностях всё спокойно.

Сиверегин, выставив дозоры у дороги ввалился в комнату радостный.
- Мужики, представляете, а мои парни так замаскировались, что их даже с десяти метров не видать.
- Ну, если бы их было видать,- вставил  Ренат  Дмитриевич  с усмешкой,- то грош цена и твоим бойцам и тем более тебе.

- Короче, мужики! -  перебил словесную перебранку своих подчинённых Сергеев, - Ситуация следующая!- он с пристрастием  окинул взглядом лица своих подчиненных. - Мы с вами переночуем здесь... – Пётр Петрович присел на один из ящиков с боеприпасами, который старшина заботливо занес в эту комнату, - В 7-м утра всем быть готовым выдвигаться для выполнения поставленной задачи в пункт назначения. Хочу сразу предупредить... Нас явно здесь ждали... Но ждали, не для того, чтобы встретить с хлебом-солью и открытыми объятиями, а для того, чтобы не дать выполнить поставленную задачу.

- Короче, чтобы нас всех в могилу отправить к праотцам?- спросил Морозов, переминаясь с ноги на ногу.

- Тебя, такого борова, отправишь... - постарался смягчить не удачный вопрос Сиверегин.- Ты себя в зеркало видел? Да тебя медведь поломать не сможет, а куда уж этим чудакам?

- Мужики!- вставил своё слово Таджиев.- Если серьезно, то ситуация действительно сложная. Поэтому не расслабляйтесь... Будьте готовы к неожиданностям...- он осмотрел присутствующих и добавил.- Кстати, а водилы где находятся?

- Дык, я их под присмотр своих сержантов устроил, - ответил Морозов, неуклюже улыбаясь и, продолжая переминаться с ноги на ногу словно медведь, добавил. - Если вдруг будут какие-нибудь проблемы, я сержантам приказал, сразу их давить,- и Виктор ногтем большого пальца показал, как будто он раздавливает клопа.

- Ну, ты Витек, как обычно... - улыбнулся Сиверегин. - Тебе, лишь бы, кого-нибудь раздавить, удавить, придавить...

Офицеры рассмеялись.
- Ладно, ребята!- ротный встал. - Сейчас всем отдыхать, а мы с  замом, пройдем, прогуляемся, посты проверим, заодно посмотрим, как там наш подполковник себя чувствует,- и, перед тем как выйти из комнаты, добавил, - Морозов, через три часа  будь готов  меня сменить. После Виктора на смену заступает Сиверегин.



                Глава 11.
                Сергеев. Воспоминания.

               Проверив посты, ротный вместе с замом вышли за пределы коровника и, закурив, присели на небольшой холмик. Ночь действительно, как и предполагал ротный, наступила неожиданно быстро….

Ночное небо,  затянувшееся тучами, через которые пробивались многочисленные звезды,  пленило своей бесконечной неземной красой. Луна, то появлялась, то исчезала за  не спеша бегущими по ночному небу облаками.

- Какая красотища!- Таджиев спиной повалился на  теплую землю.- А у меня дома звезды совсем рядом, кажется, протяни руку и вот она – звездочка,- Ренат раскинул руки в стороны и, сорвав былинку, стал её жевать. - Эх, а какое вино делает мой батя!- капитан легонько толкнул присевшего рядом с ним Сергеева.- Помнишь Петруха, я  с отпуска привозил!? Не вино, а бальзам…

- Конечно, помню. - Петр Петрович облизал губы и, закрыв глаза, с блаженством вдохнул терпкий ночной воздух, вспоминая вкус самодельного вина, которое на родине Таджиева рождается с человеком и умирает вместе с ним. - Интересная  все-таки у вас традиция….- тихо сказал майор. -  Рождается младенец, вы ставите бочку вина, а когда он умирает, допиваете остатки. Философический у вас подход к изготовлению вина.- Пётр, открыл глаза и, бухнувшись   рядом с Таджиевым,  также как  и его сослуживец  раскинул руки в стороны и посмотрел на небо. - Да, ты прав, красотищааа!- он повернулся лицом к капитану и, хитро прищурившись, добавил. - А когда  ты собираешься бочку с вином ставить?

- Командир!- улыбнулся задумчиво Ренат. -  Я  своей половинки пока  не нашел. А как, сам ты понимаешь, нет жены - нет детей. Раз нет детей, то и вино рановато ставить.
- Заморочено у вас всё! - Сергеев  лежал на спине, раскинув руки в стороны, и наслаждался  ночными  степными запахами.- У нас всё просто…. Захотел выпить - водочки хлебнул! Захотел ребеночка - бабенку подыскал! И жениться нет надобности. …Деньги только отдавай на малыша  и баста.
- Да, хорош врать!- Таджиев рассмеялся. – Сам-то, со своей, уже который год живешь?

- Не живу больше!- Ротный встал с земли во весь рост.- Мы с ней на развод подали. А после этой командировки, я думаю, нас точно разведут.

- Ты серьезно?-  удивленно спросил Таджиев. - Неужели все так плохо?

- Ааа,- отмахнулся ротный.  - Хуже и представить трудно. Я когда в этот раз, впопыхах собирался, она ультиматум поставила: «Или я или работа»- говорит.
- А ты что?- зам, тоже встал с земли и, отряхивая форму, поинтересовался. - Неужели уходить из армии будешь?

- Не знаю Ренат. Ох, не знаю.- Сергеев достал сигарету и нервно закурил.-  Не знаю я, что мне делать. Вроде и жену люблю, но  и без  работы  я уже себя не представляю. На войне - просто…. Здесь - друг, там - враг. А с бабами - чёрт их разберет, что им надо! Ты меня должен понять… Ты же, такой же, как и я. Ведь, правда?- Пётр не спеша побрел в расположение роты.

- Не переживай, командир.- Таджиев приобнял Сергеева и пошел с ним рядом.- Да я, тебя прекрасно понимаю…

Капитан говорил тихо и много. Он старался поддержать своего командира и друга добрыми словами. Конечно, он всё понимал. Таджиев понимал, что если супруга его начальника подала на развод, то это уже не шутки.

Ренат знал  Петра ещё с тех времен, когда они вместе учились в одном учебном военном заведении. Да и Елену, жену Петра, знал также не понаслышке.  Супруга ротного, была мила собою. Но характер... Боже упаси! А может быть, только так казалось не женатому Ренату?
 Таджиев, не очень-то, мог ухаживать за женщинами. Ему, была не привычна, беззаботная и, как он  считал, глупая жизнь молодых людей, проводящих  все  свободное время в кабаках и развлекательных заведениях.
В свободное от работы время, которого было немного, он старался проводить на природе, возле какой-нибудь тихой речушки с удочкой или спиннингом в руках.  Соответственно, девушек, желающих проводить выходные вместе, находилось не много. А если посчитать со сколькими он ездил на рыбалку, то не наберется ни одной. Так, и не найдя своей половинки, Таджиев ходил бобылем…

- Тихо!- взволнованно проговорил командир, прерывая Рената.- Слышишь?

Таджиев замедлил ход и прислушался. Где- то там, в стороне дороги были слышны звуки движущихся машин. Но звуки были необычные.

- Петрович!?- зам.ком роты остановился. – Мне это кажется или…

-  Похоже, что или…- ротный кинул встревоженный взгляд на Таджиева. - Ренат, если это то, о чем я подумал, то нам стоит поторопиться.

И они быстро двинулись к коровнику...

- Я к дозору у дороги, а ты к машинам, готовь к срочному марш-броску,- кинул напоследок Сергеев заму и растворился в темноте.
- Тьфу, что за жизнь, ни чаю попить, ни поболтать спокойно, - чертыхнулся Таджиев и поспешил в расположение роты.

                Глава 12.
                Сергеев. Ночной бой.

У дороги, с которой свернули несколько часов назад грузовики со спецназовцами, продолжалось непонятное движение.

Яркий свет от фар подозрительных машин, остановившихся примерно в том месте, где ЗИЛы свернули с дороги, блуждал по ночной бесконечной степи, то освещая близстоящие одинокие небольшие деревца, то пронзал ночное небо, уходя к звёздам.

Звук от работающих на холостом ходу двигателей разрывал ночную тишину.
Несколько десятков людей прочёсывали  обочину, стараясь, во что бы то ни было, обнаружить следы пропавшей с дороги колонны.

Доносившиеся со стороны непрошеных гостей отрывки фраз, говорили о том, что люди вооружены, злы и родной их язык явно не русский.

 Петрович, подбежавший к посту, который находился ближе всех к дороге и, плюхнувшись  в свежевырытый глубокий окоп, шёпотом спросил:
- Кто старший?

- Младший сержант Земельный!- буркнули в ответ из темноты.
 
- А, это ты Евгений, - ротный узнал сержанта по голосу. – Как обстановка?

- Что-то ищут.- Земельный, мелкого роста крепыш, повернулся на спину. – Они, товарищ майор,  здесь недавно, три машины, человек двадцать, у всех оружие,-  доложил сержант.

- Не что-то, а кого-то, - ротный ухмыльнулся и, взяв у сержанта автомат с ночным прицелом, стал внимательно рассматривать людей шарящих у дороги.

Ему хватило несколько секунд, чтобы оценить обстановку.
- Так! – Сергеев, продолжая следить за не прошеными гостями, обратился  к сержанту лежавшему рядом.- Саша! Давай, пулей к Таджиеву….  Первому и третьему взводу  занять оборону, начиная от твоего окопа и до вооон того отдельно стоящего раскидистого дерева. Понял?

- Ага, - парень, словно червяк, выполз из окопа,- Я мигом.

- Стой, торопыга,- тихо посмеиваясь, остановил, уже собравшегося растворится в темноте сержанта, ротный.- У вас трассеры есть?

- У меня есть,- вместо Александра ответил боец, лежавший бок о бок с Сергеевым, в свежевскопанном окопе. - Старшина всем по пять трассеров выдал.
- Этого достаточно,- хмыкнул Пётр, а про себя подумал. - «Молодчина старшина, всё предусмотрел. А его, моего старшину Иванько, у меня хотели забрать! Хрен им.»-  и вслух, обращаясь к Земельному, добавил:

- Женя! Таджиева найдешь у старшины возле машин. Передашь следующее:
Второй взвод  - вторая линия обороны, между первым и третьим взводом; Четвёртый взвод – у машин, его основная задача сохранить боеприпасы и подготовить транспорт к резкому марш-броску; Да, огонь открывать только по моей команде.

- Команда, какая?

 - Очередь трассерами…

- Ага, я понял.- в голосе сержанта слышался детский азарт.

- Жду  здесь с докладом,- и, вдогонку растворившемуся в темноте Александру, добавил. - Рацию захвати…

 А в это время у дороги движение продолжалось….  Теперь становилось понятно, что неизвестно откуда взявшиеся  посреди ночи люди ищут именно роту спецназа, которая несколько часов назад свернула к коровникам…

Но предположить то, что народ бряцающий оружием и громко разговаривающий на местном наречии являются друзьями, после уничтожения «транспортника Ил-76», было верхом безалаберности.
 
Поэтому Сергеев, не раз за свою долгую службу в спецназе попадавший в передряги, был готов к неожиданностям.

Он внимательно всматривался в движущихся людей и как опытный военный старался определить старшего  среди непрошенных гостей.

Земельный же, словно ночная кошка, где короткими перебежками, где по-пластунски, быстро продвигался к расположению роты…

 А у дороги шум нарастал…

Сергеев, будто дикая пантера, почувствовавшая приближающийся запах жертвы, запах крови, запах боя, весь напрягся.
 Адреналин неуловимыми волнами захлёстывал всё его тело. Пётр это чувство для себя обозначил как охотничий инстинкт. И повинуясь своей интуиции, зная, что за этим его состоянием практически всегда последует  гибель людей и прольётся кровь, продолжая, через прицел ночного видения, наблюдать за движениями возле дороги, тихо прошептал:
-  Боец! Как фамилия?
- Приходько, Я. - парень шевельнулся и плечом облокотился на плечо ротного.

- Страшно!?- Сергеев ощутил,  как парня бьет мелкая дрожь.

- Немного.- Приходько поняв, что ротный почувствовал его страх, чуть отодвинулся в сторону и, прильнув к автомату, снял с предохранителя оружие.

- Из молодых!?-  сказал Петр и взглянул на лежавшего совсем рядом молодого парня.

- Ага!- Приходько заулыбался. – А я, сам к вам напросился, -  похвастался он.

- Ну и дурак,- беззлобно прошептал Сергеев и, отложив на бруствер  автомат, попытался всмотреться в лицо бойца.

В темноте, он смог лишь различить два весело горящих глаза, и вдруг, он вспомнил этого мальчишку.

- Приходько, Николай! – Сергеев похлопал парня по плечу.- Помню, помню, как твой батя к нам приезжал. Только, вот не могу понять, зачем тебе это надо? Отец твой генерал…. С таким папаней  можно и не служить вовсе… А сидеть где-нибудь в штабе, писарем, штаны протирать…

- Товарищ, майор! – Приходько похожий на молодого воробышка весь взъерепенился и попытался вскочить. – Да, я, да, Вы, да как Вы смеете, да мой отец афган прошёл…

- Лежать,- ротный успел схватить бойца за рукав и повалил его в окоп.- Посмотрите-ка на него. Куда дергаешься?! Хочешь пулю в лоб схлопотать?

Парень, упав на землю, некоторое время вырывался из крепких рук ротного. Каска съехала на лицо, а бронежилет на подбородок.
Он что-то возмущенно бормотал и трепыхался в объятиях Сергеева.

- Ну, точно воробышек,  -  беззлобно тихо  рассмеялся ротный. - Успокойся, пошутил я. Отец у тебя действительно герой, – и, более жёстко добавил. - А вот без надобности голову под пули подставлять - глупо.

Сергеев снова взял в руки оружие, прильнул к прицелу и миролюбиво сказал.-  И не дуйся. Твой батя, небось, вот так, из окопа без надобности не вскакивал. Достойный он мужик. А ты, вместо того чтобы обижаться, приготовься к бою. Жарко будет…. И смотри у меня -  глупостей не наделай. Хочешь живым вернуться!? Выполняй все команды чётко, глядишь, домой героем вернешься…

За спиной разговаривающих послышался шорох…
- Товарищ, майор! – это вернулся Земельный.- Ваше приказание выполнено. Вот рация!
Он плюхнулся рядом с ротным в окоп.
- Как Таджиев!- шёпотом спросил Сергеев, забирая у Александра рацию.

- Нормалёк!- ощерился Земельный и, вытирая рукавом запачканное лицо, бойко добавил. - Товарищ капитан просил: - как я доберусь ему сообщить.

Сергеев включил рацию. Настроил на определённую волну.
- Крепыш, Крепыш, я Беркут! Приём… - тихо проговорил ротный в рацию.
 
- Беркут, я Крепыш! Приём… -  чересчур громко послышался ответ.

И в тот же самый миг, от дороги, прогремела автоматная очередь по направлению к окопу, в котором находился ротный и два бойца.

 Пули, ударившись о бруствер, осыпали мелкими камешками военных, и  в мгновение ока спецназовцы вжались в землю.
 
Одна из пуль,  выпушенная наугад, гоготавшими  у дороги  неизвестными, черканула по каске Земельного и отрекашетив, впилась в щеку Приходько. Парень от неожиданности и боли взвизгнул будто резаный.

 Тут же со стороны дороги послышался треск автоматной очереди. Пули,  поднимая маленькие фонтанчики, прошли чуть правее окопа.
Люди у дороги резко замолчали, вслушиваясь в темноту.  И только звук от работавших двигателей тревожил ночную тишину.

- Тихо! – Сергеев всем телом повалился на  бойца и ладошкой прикрыл ему рот.- Терпи сынок, и молчи,- прошептал ротный в ухо  Приходько.

Продолжая крепко прикрывать своей ладонью рот Николая, Сергеев почувствовал, как по руке побежала теплая и липкая кровь.

 Пётр, заскрежетал зубами, и шёпотом скомандовал:
- Земельный, возьми автомат!

Александр,  отплевываясь от попавшего в рот песка, забрал свой автомат у Сергеева и прильнул к прицелу ночного видения:
- Товарищ, майор, что дальше?

- Легковушку на дороге видишь?

- Ага?

- Трассерами, короткими очередями, чтоб, эта сука загорелась, Огооонь!.

 Пётр, продолжая лежать на Приходько, достал из кармана бинт, порвал зубами упаковку, снял с парня каску и принялся перевязывать рану.

Через тысячные доли секунды после команды ротного, раздалась очередь.

Это стрелял Земельный.  И тут же, ночную темень пронзили светящиеся огоньки, будто взбешённые светлячки,  они мчались по направлению  к легковушке.

 Машина  загорелась и через мгновение, как по команде, по не прошеным гостям, находившимся у дороги, со стороны коровника, и залегшей роты спецназа, был произведён шквальный огонь.
 
 Следующей автоматной очереди в направлении Сергеева, Приходько и Земельного не суждено уже было произвести людям, находящимся у дороги.
 
Крики, ругань, мат и взрывы загоревшихся машин разорвали ночную тишину на тысячи мелких осколков... 
Оставшиеся в живых нападавшие, какое-то время отстреливались, но после метких выстрелов спецназевцев и те прекратили движения… 

Сергеев, пока шла перестрелка, перемотал пострадавшего бойца и, окинув поле боя внимательным взглядом и убедившись в том, что противник не подаёт признаков жизни, скомандовал по рации:

- Крепыш, Крепыш, я Беркут! Прекратить стрельбу!
Выстрелы так же неожиданно прекратились, как и начались.

Сергеев, вместе с Земельным, короткими перебежками, добрался до дороги, на которой несколько минут гоготали довольные боевики.

 Картина предстала неприглядная. Люди, одетые кто, во что горазд, действительно были вооружены не плохо. На некоторых были  новенькие бронежилеты.

 Вдруг за спиной у Сергеева раздался выстрел. Он, вместе с Земельным, обернулся и увидел Таджиева, машущего ему рукой.

- Извини, командир! – прокричал зам. и неторопливо подошёл к ротному. – Тут один негодяй, хотел тебе пулю в спину пустить, ну и пришлось…

- Спасибо!

 Сергеев прохаживался вокруг продолжавших догорать машин и внимательно рассматривал лежавших в невероятных позах мертвых людей, покушавшихся на жизнь его бойцов. Подойдя к трупу одного из нападавших он носком сапога перевернул тело:

– Ренат! Вот смотри… Молодой, совсем ещё пацан, цыплёнок желторотый, а всё туда же…

Таджиев подошёл ближе, нагнулся и внимательно стал рассматривать мёртвого:

- Петрович! Да это же, чистый воды наркоман.… Таких в этих местах пруд пруди.… Здесь с младенчества, местный народ «насван» курит.

- Да, дело не в том, кто и что курит, – злился ротный, продолжая ходить и рассматривать мёртвых. – А в том, что нам с тобою придётся иметь дело не армией противника, а вот с такими пацанами, которым забили голову всяким хламом. Понимаешь!?

- Пётр!- отмахнулся Таджиев. – Как будто нам с тобою впервой… Ты что, рас переживался?

- Не знаю, Ренат. Ох, не знаю, - в речи Сергеева появилась нотка раздражения. - Чует моё сердце…

 Он не договорил и, кинув быстрый взгляд на идущего рядом Земельного, больше не возвращался к этой теме.

 – Слушай, Ренат. Нам надо хоть одного из нападавших, живым найти.

- Постараемся. – Таджиев по рации вызвал старшину и его подчиненных.

 Но поиски выживших не привели к положительному результату. Все нападавшие были мертвы.  Старшина со своими «больными», пока взводные проверяли личный состав, как мог, очистил поле боя от трупов, перетащил тела подальше от дороги и, наспех закидав их землей, приказал своим парням отдыхать.


                Глава13.
                Сергеев. Нехватка боеприпасов.

Оставшаяся часть ночи прошла без происшествий. Бойцы, вымотанные от свалившихся на них неприятностей, ещё долго не могли заснуть.

 Офицеры вновь собрались в той самой комнате, куда занёс в своё время боеприпасы старшина, оставшиеся после подрыва самолёта и нападения боевиков.  Кратко обсудив сложившуюся ситуацию и получив указания от ротного, разошлись по своим подразделениям.

Взводные, как и было приказано Сергеевым, по очереди дежурили и обходили посты наблюдения.

 Ротный с Таджиевым расположились на ночлег вместе со старшиной у ящиков с гранатами.

- Алексей! – негромко обратился к старшине Сергеев, когда взводные разошлись по своим подразделениям. – Скажи-ка мне дорогой, –  в голосе слышалась утомление. – Что у нас с боеприпасами?- только теперь он смог позволить себе расслабиться  и говорить обычным голосом не отдавая приказаний.

Полулёжа возле ящиков и покуривая цигарку, старшина  не сразу ответил на вопрос ротного. Он сделал несколько сильных затяжек, поморщился и, выждав паузу, будто нехотя, ответил:

- Да, ничегошеньки хорошего, командир, - Иванько, говорил  с сильным украинским акцентом. - Большая часть, сам видал, - он, кивнул вверх, как будто хотел этим показать, куда делись боеприпасы. -  Взлетели на воздух…. А остальных, -  он приоткрыл крышку одного из ящиков  и, мельком взглянув на его содержимое, недовольно проворчал, -  На пару атак хватит, но не более… - он замолчал, прикрыл веки и, затушив окурок,  тяжело вздохнул. - Вот на хрен мы в эту глушь припёрлись? Самолёт наш взорвали, летуны погибли, на нас, не успели мы в город въехать, уже второе покушение…- он потянулся и улыбнулся уголками губ. - А у меня теща дома. Эх!  И горилочка…

 - Мда, -  с умным видом воскликнул  Таджиев.-  Не знаю как насчёт тещи, а вот от горилочки, и я бы, не отказался.

Военные рассмеялись, и ночное происшествие будто бы, само по себе стало казаться незначительным   и менее важным событием, чем въезд в  не известный город.



                Глава 14.
                Сергеев. Передышка.
               
 В семь утра, рота, без новых приключений, выдвинулась в назначенный пункт Н.

Махмудов, сидя рядом с Сергеевым в первом грузовике был не разговорчив. Раненая рука вспухла. Лицо побледнело. Веки опухли. Если бы не двойная доза обезболивающего, ещё неизвестно, как он себя бы чувствовал.

 Чем выше на небосклоне поднимался ярко-красный диск, тем сильнее  солнечные  лучи  нагревали металлические части грузовиков.

 Пыль из-под колес, словно клубы серого дыма  окутывали колонну. И позади идущим ЗИЛам приходилось держаться на близком расстоянии, чтобы не потерять из виду впереди едущие машины.

 Тяжелее всех приходилось бойцам в последнем грузовике. От духоты, пота и пыли на лица спецназовцев, будто одели однообразные серые маски. Многие нацепили шапки с прорезями (в простонародье – Балаклава), но это не помогало. Пыль въедалась в кожу и лезла в глаза.

Несколько часов такой поездки вымотали роту Сергеева до изнеможения.
И вот, наконец- то за очередным поворотом показалось красно – серое зарево.

- Что это? - Сергеев первый заметил необычное свечение.
Махмудов, открыл глаза и воспаленным взором окинул местность.

- Вот мы и приехали, - коверкая слова, промычал милиционер. – Примэрно час или полтора и въедем в город.

- Тормози!- неожиданно приказал Сергеев водителю.

Тот от внезапного приказа резко надавил на тормоз, машина взревела, будто раненный лев и заглохла.

Сзади  послышались крики и мат. Но тут же, будто по мановению волшебной палочки, после чётких команд взводных, бойцы спецназа так же, как и при первой остановке, вывалились из машин и заняли круговую оборону.
 
- Мда,- от Махмудова не ускользнула эта дисциплинированность.- Твои бойцы действительно чего-то стоят,- в словах слышалась зависть.

- Вот тебе и мда, - съязвил Сергеев. – Мои архаровцы как ты заметил, стоят больше, чем ты себе можешь представить,- он сделал ударение на ТЫ и, выпрыгнув из грузовика, подозвал офицеров.

Взводные, обрадовавшись хоть какой-то передышки, разминая занемевшие ноги, рысцой подбежали к командиру.

- Отставить доклады!- прервал Сергеев своих подчиненных, которые подбежав к командиру, начали рапортовать о состоянии своих подчинённых.

- Всё вижу по вашим уставшим и запылённым лицам, - мягко начал Пётр. - Поэтому, - он улыбнулся уголками губ.- Полчаса привал.
 
                Глава 03.
               
                БОДРОВ. Старлей Горбовой.

Бодров после полученных указаний от Сайгакова, вернулся к себе в роту и закрылся  в кабинете. Он достал из сейфа бутылку коньяка, которая всегда была припасена для экстренного случая и заварив крепкого кофе,  долил в кофе коньяк.

 Попивая мелкими глотками, крепкий напиток Бодров не торопясь обдумывал  полученную информацию.
- «Мда, - думал  майор.- Похоже ситуация у Сергеева действительно сложная раз Сайгаков начал нервничать». – Борис встал с кресла и не торопясь заходил по кабинету.

Он подошёл к окну и взглянул на одиноко стоявшую за его окном берёзу. Листья на дереве уже стали окрашиваться в жёлтые и красноватые тона. Осенний ветерок, пробегая по верхушке берёзы, казалось, незатейливо играл с пожухлыми листьями, которые срываясь  с дерева, нехотя отрывались от своей «матушки березки»  и «уходили в свободное плавание».
- « Вот так и мы, - подумал Бодров, провожая взглядом облетавшие листья  с берёзы.- Уходим  от своего родного дома в неизвестность. И где упадём, только богу известно».
Он тяжело вздохнул, одним глотком допил кофе с коньяком и позвал дежурного по роте.

- Товарищ майор,  старший лейтенант Горбовой по Вашему приказанию прибыл! – в канцелярию роты, без стука вошел высокий, худой, немного сутуловатый офицер.

Бодров окинул взглядом вошедшего. Борис не очень жаловал командира четвёртого взвода, а именно старшего лейтенанта внутренних войск Горбового Николая. Этот офицер в его роте появился не так давно.
 И вроде бы всё у Горбового было в личном деле не плохо. И служба в горячих точках, и медаль «За отвагу» на его кителе всегда напоминала о боевых заслугах перед отчеством этого офицера, и спокойный нрав мужчины был только на пользу его бойцам.
Но, одна единственная привычка Горбового, всегда  выводила Бодрова из себя. Как мы уже знаем, Бодров был помешан на чистоте и порядке, что к большому его сожалению не было подвластно Горбовому.
Какую бы  не надевал форму Горбовой, то ли  полевую, то ли повседневную, то ли парадную, но всегда было одно и то же, плечи на кителе всегда свисали. И казалось, что китель ему большеват.
Сколько ни указывал Бодров не этот недостаток Николаю, но тот так и не смог ничего с собою поделать. Несколько раз Горбовой заказывал обмундирование в местных ателье, но через день-два после носки, история повторялась, плечи опять свисали….
Горбовой свыкся с этим своим недостатком и даже уже не замечал ежедневные грозные взоры своего командира, но на всякий случай старался лишний раз не показываться майору на глаза.

Но Бодров при виде Николая всегда приходил в ярость. И этот раз был не исключение.
- Старлей, - Бодров повысил голос и матернулся. – Ты опять с опущенными «крыльями». Не можешь носить форму,  носи джинсу… И..

-Товарищ  майор! – не дав, распалится Бодрову, перебил своего начальника Горбовой.- Зачем вызывали?

Бодров,  еще раз, зло зыркнув на Николая, прошёл по кабинету и сел в своё кресло.
- Завтра, в семь ноль-ноль, все офицеры, –  Борис Борисович  старался не смотреть на своего подчинённого. – И ты в том числе, должны быть на совещании у меня в кабинете. Вопросы?

- Разрешите идти?

Бодров молча, махнул рукой давая понять, что разговор окончен.

 Но когда  Горбовой отдав честь, развернулся, и уже собрался открыть дверь кабинета что бы выйти, Бодров не выдержал:
- Господи, Коля, ну когда ты уже научишься форму носить!

  На лице Горбового пробежала усмешка, но он ничего не ответил и молча, покинул кабинет начальника.
И только когда за собой плотно закрыл дверь, с усмешкой  беззлобно процедил:
- Чистюля!

Бодров же уже забыл про своего взводного и, сидя за столом, что-то очень быстро писал. А писал он план конспект для завтрашнего совещания.
Борис Борисович ненавидел неожиданностей и именно поэтому, ко всему подходил очень и очень скрупулёзно. Даже, казалось бы, к таким простым вещам как совещание он подготавливал речь заранее.

И сейчас, сидя за своим столом в своём кабинете он готовился к завтрашнему совещанию как выпускному экзамену.

Потратив на подготовку плана более часа, он несколько раз переписывал его, рвал, и снова переписывал.
 Наконец, прочитав вслух написанное и удостоверившись, что ничего не забыл записать, Борис Борисович встал, потянулся и довольный собой, засобирался.

 Накинув плащ и выйдя из кабинета, он подозвал дневального:
- Боец! Дежурному по роте скажешь, что я ушёл,- и, отдав честь солдату, добавил, – И смотрите, здесь у меня, чтоб никаких происшествий!

- Так, точно товарищ майор! – солдат расплылся в улыбке и отдал честь.


                Глава 15.
                Сергеев.  Разведка боем.

 Полчаса передышки для личного состава роты показалось мгновением. Но даже не смотря на усталость Сергеев не потерял своих офицерских качеств.  Перед тем как  роте  спецназа  начать входить   в город, Сергеев  намеренно вперёд отправил  головной дозор во главе с Таджиевым.

- Ренат,  задача следующая…. - ротный  явно нервничал, собирая группу из более подготовленных бойцов для выхода в город. – Первое, проверить возможные варианты входа роты в город. В случае невозможности быстрого входа в город или чрезвычайной ситуации постарайся не вступать в столкновения, а как можно быстрее предупредить меня, чтобы рота не попала в засаду. По рации докладывай обо всём.
 
- Командир, не переживай, - зам. немного отдохнувший после тяжёлого перехода улыбался. -  Ты же знаешь, мне не впервой в головном ходить. Всё сделаю пучком.

Сергеев ухмыльнулся:
- « Что, правда, то, правда, это далеко не первый твой головной дозор»,- думал ротный, смотря на улыбающегося Таджиева.- «Ты ещё тот хитрец, тебя на мякине не проведёшь».

А вслух сказал лишь одно слово:

- Удачи!

И повернувшись к бойцам, которые молча и сосредоточенно проверяли снаряжение, по-отцовски добавил:

- Парни, без надобности в драку не лезть, голову не подставлять, и в случае опасности мигом обратно.

- Командир!- Ренат, продолжая улыбаться,  оглядел бойцов, с которыми ему предстояло выполнить боевую задачу.- Всё будет нормально, не переживай,  всё сделаем как положено.

- Если что, сам знаешь…- сказал ротный и не спеша побрёл к расположившимся на отдых чуть в сторонке от бойцов офицерам.

                Таджиев же, собрав своих архаровцев пока остальные бойцы, расслабившись, наслаждались предоставленным судьбою и командиром передышкой отдыхали, выдвинулся по направлению к городу Н…
 
Идти предстояло по открытой, ничем непримечательной местности. Солнце уже взошло, и чем выше поднимался ярко-красный диск, тем жарче становилось. При полном обмундировании, да еще в бронежилетах такая прогулка не предвещала удовольствия.

 Но Таджиеву и его бойцам было не привыкать к таким переходам.
Дорога виляла между небольшими холмами, будто огромный спящий змий, что было на руку спецназовцем.

На трассе, по которой они двигались, как бы это не казалось странным, но в течение получаса они не заметили, ни одной машины.

Чем ближе они продвигались к своей цели, тем отчетливее на горизонте появлялись размытые очертания городских построек.

-  Странное дело, - идя впереди дозора, бурчал себе под нос Ренат. – уже тридцать две минуты идём, а не увидели ни одной живой души.

Ренат передвигался быстро, но настолько сосредоточенно, что как только за ближайшим поворотом послышался гул, он тут же,  знаком предупредил своих парней, и дозор, рассыпавшись по обочинам дороги, будто растворился  в ничем непримечательной полупустыне.

 Гул медленно приближался…

Первым из-за поворота, дымя, словно паровоз черной копотью показался старый армейский ЗиЛ. Он ехал настолько медленно, что притаившийся на обочине дороги, за кустарником Таджиев смог разглядеть и водителя и рядом сидевшего пассажира.

 Водитель явно был не молод.  Он вел машину медленно, но уверенно.
Бородатое лицо  водителя было недовольно и  хмуро.
 Его не стриженая борода и потрепанная цвета хаки куртка, говорили о том, что этот человек несколько дней провел в полевых условиях.

А вот сидевший рядом с ним попутчик, напротив, был молод и очень доволен собой. В руках он держал автомат и, водя из стороны в сторону дулом, о чем-то увлеченно рассказывал, чем явно утомлял водителя, который угрюмо молчал, стараясь удержать на дороге тяжёлую машину.

За ЗиЛом появились две легковушки забитые вооруженными людьми. Замыкал колонну колесный трактор с прицепом, в котором также находились вооруженные, кто, чем попало, вооруженные и одетые, кто во что горазд, бородатые мужчины. Они явно были навеселе,  и находились то ли в алкогольном, то ли в наркотическом опьянении.

           Ренат, стараясь не выдать своего присутствия, достал гранату и, пропустив вперед  ЗиЛ  и легковушки, вынув чеку, кинул гранату в самую середину сидевших в прицепе трактора  людей. Не ожидавшие нападения боевики, растерялись. И не успели они опомнится как большая часть бородачей была уничтожена.
Боевики, находящиеся в ЗИЛе и легковушках, были уничтожены парнями из головного дозора.
  Бой продолжался не более десяти минут…

         Одного из боевиков, выжившего и немного оглушенного взрывами, спецназовцы взяли в плен. Тела остальных перенесли подальше от дороги, а все транспортные средства с помощью трактора, который практически не пострадал в перестрелке, оттащили за бархан, находящийся в трехстах метрах в стороне от дороги.

       Таджиев как сумел, допросил этого, ещё не пришедшего в себя и перепуганного насмерть одетого в иностранную армейскую форму бородача.

Полученная информация оказалась настолько неправдоподобной, что даже видавший виды  Ренат, не сразу поверил в показания пленного.

- Беркут, я  Крепыш!- Таджиев, после зачистки поля боя, вышел на связь с Сергеевым.

- Я, Беркут, как дела?

-Повстречал жирного гуся, двух куропаток, одного глухаря с выводком, - в голосе Рената промелькнула усмешка. - Всех принял, охота удалась на славу.

И после некоторого молчания добавил:

 – Есть желторотый птенец, так поёт, так поёт…

-Птенец не больной? – удовлетворенно задал вопрос Сергеев.

-Живёхонек, родной, – ответил Ренат и усмехнулся, - а как поёт, словно жаворонок, только по птичьи. И ни хрена не поймешь, чего лепечет? 

- Как вы далеко? - голос у ротного был ровный.

- Минут тридцать-сорок. - Таджиев был довольный собой.

- Высылаю птичника, пусть поработает с птенчиком…. До связи.

                Глава 04.
                Бодров. Постановка задачи.

Бодров, собираясь этим утром на работу, был  на удивление сосредоточен и хмур.  Даже когда его милая жена провожала у двери, он всего лишь поцеловал её в щечку, что в их отношениях было нонсенсом.

Борис Борисович шел по утреннему городу, не замечая одиноких прохожих. Он в душе понимал, что, что – то неординарное должно произойти в ближайшие дни, а может быть даже и часы. Конечно, его мозг грамотного офицера с высоким умственным потенциалом мог просчитать практически все неожиданные ситуации, но сердцем и душой Бодров очень не хотел, чтобы его роту отослали спасать Сергеева и его бойцов.

- Ну, да!- сам себе под нос бурчал майор, не спеша, идя по улице. – Конечно Сергеев мой товарищ. Конечно же, я выполню приказ. Конечно же, даже  не смотря  на то, что эта командировка мне не сулит ничего хорошего, я похоже, все-таки отправлюсь туда. Но, чёрт побери, как мне этого не хочется…

Незаметно для себя он дошёл до КПП части и с тяжелыми раздумьями,  зашел в расположение роты.
Командиры взводов и прапорщики  к его приходу уже собрались в канцелярии.
Пока дежурный по роте докладывал командиру о том, что за время его отсутствия происшествий не случилось, Борис смог перебороть свои неприятные мысли по поводу предстоящей командировки, и когда зашел в канцелярию роты, то выглядел как обычно.
Он,  вольготно расположившись в своем кресле, кратко и без лишних слов объяснил сложившуюся обстановку,  поставил задачи, после чего отпустил офицеров.

-А старшину, прошу остаться! – Борис Борисович поднялся с кресла и когда за последним офицером закрылась дверь подошел к сидевшему за общим столом старшине и,  по отечески приобняв его,  присел рядом.
- Ну что, дорогой мой, незаменимый Иван Иванович!- улыбаясь уголками губ, и всем видом давая понять прапорщику что он, командир роты специального назначения, Бодров Борис Борисович безмерно доверяет старшине, обратился к небольшому росточку, лысоватому, со щегольскими усами, седому мужчине.  – Похоже, нам с тобой предстоит очередное испытание…
- Где наша не пропадала,- ответил Иван Иванович улыбаясь в ответ. – Наша пропадала везде.
- Ну, уж прям и везде? – рассмеялся Бодров. – Нет, дорогой мой Иван Иванович, нигде мы с тобой не пропали, да  и в этот раз, если предстоит выполнять задание, не пропадём.
-Да, конечно не пропадём! – старшина продолжал улыбаться. – Ты же знаешь командир, я за тебя и в огонь и в воду….
-  Знаю, знаю Иваныч! – Бодров сам и не заметил, как перешёл со старшиной на ты. – Эх, сколько же мы с тобой пережили...- Борис Борисович встал и подошел к окну. – А помнишь нашу последнюю командировку? – грустью в голосе,  смотря на желтеющую листву за окном, негромко проговорил ротный.
- А чего же мне её не помнить,- прапорщик поднялся со стула и подошел к стоявшему у окна и смотревшему на осенний листопад Бодрову.- Конечно, помню,- старшина загадочно улыбнулся и, понизив голос, продолжил. - Я даже помню, как ты Борисыч в той командировке, пацанов учил травкой задницу подтирать.
- Нашёл что вспомнить, - заулыбался Бодров. –  Ты еще бы вспомнил, как бойцу подштанники зашивал…
-Да, он же, чуть штаны не  потерял… - рассмеялся старшина.
-Ну ладно, посмеялись и хватит.- Бодров вернулся в своё кресло. – Я думаю, что ты догадываешься, зачем я тебя оставил?
- Думаю, что догадываюсь.
-И так! – Бодров кивком головы пригласил старшину, чтобы тот присел ближе. – Как ты уже понял, рота Сергеева попала в передрягу. Что происходит там, куда их направили нам доподлинно неизвестно. Но есть  данные, о том, что парней ждали не те, к кому они летели на помощь. Короче, «ИЛюшу» на котором они летели, спалили. Летуны погибли. Но странно другое…. О роте Сергеева, ни слуху не духу уже третьи сутки…
Иван Иванович Березкин, был старшиной роты более 10 лет. Познакомился со своим нынешним ротным Березкин ещё в те давние времена, когда Бодров пришел в роту молодым желторотым лейтенантом. Сначала Березкину молодой и резкий лейтенант не понравился вовсе. В этом молодом дерзком парне он видел какое-то чересчур, усиленное рвение к чистоте. И когда Бодров указывал Иван Ивановичу на то, в каком состоянии должно находиться имущество роты, его, Березкина, это приводило в бешенство. Однажды они даже чуть не подрались. Но постепенно и сам Березкин стал привыкать к тому, чтобы всё, что  находилось в его ведении, должно было быть в идеальном порядке. Так  в результате долгого привыкания друг к другу  и произошел тандем двух разных по своей натуре людей, которым приходилось подолгу находиться вместе и делать одно дело. В результате Березкин стал понимать своего командира с полуслова, а Бодров уже не видел на должности старшины кого-либо другого.
-Что-ж,  Борисыч, из твоего разговора я понял,- Березкин тоже присел за стол,- что нашей роте придется вытаскивать парней Сергеева из очередной передряги! - он говорил уверенно.- А раз так, то нашим бойцам предстоит не простая задача.
-Ты все правильно понял, Ваня,- Бодров в упор взглянул на старшину. - И поэтому, на твои плечи ложится не простая задача, а именно обеспечить бойцов всех необходимым. И чем быстрее ты подготовишься к командировке, тем будет лучше для всех.- Ротный на мгновение замолчал, а затем, резко встав из-за стола, твердо добавил.- Ну, и как обычно, чтобы не одна живая душа не знала о наших замыслах! Ясно?
-Не переживай командир! – Иван Иванович тоже поднялся. Ты же  меня знаешь. - Он улыбнулся краешком губ.-  Проведу разъяснительную работу между сержантами, - и хитро прищурив глаз, добавил,-  дезу впулю, что ротный решил очередную учебную тревогу устроить.
- Что-ж, ты меня правильно понял. - Довольный сообразительностью Березкина улыбнулся Бодров.- А теперь, Иваныч, - ротный говорил уверенно,- задачи поставлены, цели определены, вперед, на баррикады!
- Есть на баррикады!- старшина расплылся в улыбке.
И прищелкнув каблуками берц, начищенных до блеска, отдав честь, покинул канцелярию               
                Глава 16.
                Сергеев.  Не решённые вопросы.

 К тому времени как основная часть сил подтянулась к дозору Таджиева, пленный был уже допрошен.

- Что с этим будет делать? - задал вопрос Ренат командиру, кивая в сторону перепуганного, и до сих не пришедшего в себя бородача.

- Ну, а ты что предлагаешь? - вопросом на вопрос ответил Пётр.

-Честно?

-Нет, бляха-муха! - нервничая, ответил спецназовец. – Кривда.

- Я, - косо взглянув на сидевшего, на пыльной дороге и осунувшегося боевика, тихо сказал, -  предлагаю отправить к его дружкам за бархан.

- Что - ж, - Сергеев на некоторое мгновение задумался, -  в твоих словах есть разумное зерно. Но…

 Он окинул взглядом притихшего пленного, и задумчиво добавил:

 - Мы его с собой возьмем. А вдруг пригодится этот чёрт.

-Решать тебе. - недовольный решением ротного буркнул Таджиев, но не стал спорить и, приняв слова Сергеева за приказ, подозвал к себе того самого Земельного. - Джон!

- Я, товарищ командир! – после краткосрочного боя Земельный не выглядел уставшим, а потому отвечал бодро.

- Этот дух, полностью на тебе! - Таджиев кивнул в сторону боевика. - Если что, подозрительное увидишь, сразу в расход! Вопросы?

- Никак нет! – хитро улыбнулся сержант.

- Да, - зам. махнул рукой в сторону отдыхающих бойцов, и добавил, - в помощь возьмешь, Приходько…. И смотри у меня.

- Я понял! – отрапортовал Земельный и, отдав офицерам честь, добавил. - Не переживайте товарищ капитан, всё будет пучком.

- Иди, - улыбнулся Таджиев, а сам, повернувшись в Сергееву, с усмешкой добавил, - видал?

- Отличный боец! – посмотрев на удалявшегося сержанта, ответил ротный. - А ты правильно сделал Ренат, что к нему прикрепил Приходко. Глядишь, Земельный из мальчишки мужчину сделает.

 Пока решали вопрос с пленным, рота расположилась на привал.

Взводные проверили личный состав, сержанты, подбадривая бойцов, проверили снаряжение и наличие боеприпасов у своих подчиненных.

- Ну, и что будем делать дальше? - задал вопрос своему заместителю Сергеев, после того, как взводные доложили о готовке взводов к дальнейшему выполнению задач…

 - Что, ты имеешь в виду? – Ренат закурил.

- Я имею ввиду то, как мы будем пробираться в город?

 - Может с боем?

Сергеев тоже закурил. Некоторое время офицеры молча, курили, думая каждый о своем.

- Нет, Ренат! - Пётр, докурив, затоптал окурок. – Мы сделаем, вот что… Мы соберем с тобой офицеров, и объясним им сложившуюся ситуацию. А там   посмотрим, что они предложат.


                Глава 05

                БОДРОВ.  Внезапный вызов.


То утро для Бодрова началось неожиданно рано. В пять утра его разбудила жена и передала телефонную трубку из которой,  раздался четкий и достаточно ясный голос дежурного, того же самого прапорщика Хватунова, который в свое время разбудил Сергеева, после чего рота Петра Петровича  вылетела на задание.

Разговор  между Бодровым и дежурным по части  Хватуновым был краток 
- Майор Бодров!- продолжая лежать в кровати с закрытыми глазами,  пробурчал Борис Борисович.
- Товарищ майор! Дежурный по К.П.П.*, прапорщик Хватунов!- послышался бодрый голос на другом конце провода.

- Господи! Дмитрий! – Бодров,  открыл глаза, - Ну, сколько можно тебе говорить,-  пробубнил Борис. - Что звонить,  мне домой, только в экстренных случаях.
- Товарищ майор! - Хватунов  пропустил слова майора и, как ни в чем не бывало,  продолжил. - В 6 часов 30минут вы должны быть у командира части. Боевая тревога! Машину я выслал. Через полчаса она будет у подъезда. Да, чуть не забыл, сказали всем взять с собою тревожные чемоданы**!- в телефонной трубке  раздались короткие гудки.

Бодров недовольный тем, что утро начинается не как обычно, встал с кровати и побрел на кухню.

-Дорогой! – супруга, приподнялась на локте и в её голосе прозвучали тревожные нотки. – Что-то случилось?

Поставив чайник на газовую плиту, Борис вернулся в спальню.
-Дорогая, - говорил он шепотом, чтобы не разбудить малышей.- Помнишь, я тебе про Сергеева рассказывал?

-Конечно, помню,- Людмила присела на кровати, –  он где-то далеко в командировке,  и что- то там, у Петра не в порядке.

-Всё так! – Бодров, приобнял жену. – И мне придется выехать туда же чтобы помочь ему и его бойцам решить небольшую проблему.

-Борис! – супруга прижалась всем телом  к мужу.- А может не стоит тебе ехать туда? – в ее голосе проявился страх. – Ведь, я как поняла,  оттуда можно и не вернуться? А что, если, вдруг…

-Прекрати!!!- Бодров повысил голос. - Ты что такое говоришь? Ты мне, офицеру, предлагаешь кинуть в тяжелой ситуации своего товарища!?

-Милый,- у жены навернулись слезы.- Извини меня, пожалуйста, а вдруг…

-Никаких вдруг.- Борис сильнее прижал к себе супругу.- Всё будет хорошо! Это всего лишь очередная командировка. Поняла!?

- Да, мой хороший! - Людмила хотела эти слова сказать уверенно,  но её голос дрогнул, и она сильнее прижалась к сильному мужскому телу.- Я  всё поняла, ты сделаешь, то, что должен сделать и вернешься невредимым,- она уткнулась головой в плечо мужа, а предательские слезы сами по себе покатились из глаз. – Ведь ты мне обещаешь? Ты  ведь вернешься, правда?

- Конечно, вернусь! – Бодров поцеловал в лоб жену.- А теперь, давай моя дорогая, соберем быстренько меня в дорогу. Приказы не обсуждают.

-Хорошо, хорошо! – Людмила, поцеловала Бориса в губы и, запахнувшись халатом, пошла на кухню, готовить мужу ранний завтрак.


                Глава 17
                Сергеев.  Оценка обстановки.
 
Когда бойцы полностью зачистили поле боя они расположились за близ лежавшими небольшими холмами на привал.

В это же время, не забыв выставить посты наблюдения, Сергеев собрал офицеров поодаль от бойцов.

-Товарищи офицеры! - Петр Петрович был сосредоточен. - В связи с обострившейся обстановкой я, как командир, обязан до вас довести сложившуюся ситуацию.

Он окинул строгим взглядом своих подчинённых:

 – После доведения обстановки, каждому из вас, предлагаю внести свои предложения.
Вопросы?

 Офицеры, молча, слушали командира.

- Итак, - начал Сергеев, –  в связи с тем, что вы все не полные дебилы, в чём я ни секунды не сомневаюсь, вы уже поняли, что мы находимся, чёрт знает где!  Вы уже уяснили, что наша рота была направлена в этот район для выполнения специальной операции.  Перед нами была поставлена задача, найти руководителя города Н… Обеспечить непосредственную охрану этого лица и оказать посильную помощь ему в восстановлении правопорядка.

Пётр на секунду прервал сам себя, и ещё раз оглядел своих подчинённых строгим взглядом, и повысил голос, стараясь этим предать своим словам больший вес:

 -  Нас должны были встретить в аэропорту и сопроводить в город Н… После чего мы должны были поступить в непосредственное подчинение к Махмудову, - здесь он усмехнулся, -  который до сих пор не пришёл в себя от происшествия в аэропорту. А затем приступить к поставленной задачи. Но как вы уже догадались, видеть нас здесь совсем не хотят. Кто-то из нынешних верховных руководителей сдал нас с потрохами.  Самолёт, на котором мы сюда прилетели, уничтожен. Были две попытки уничтожения нашего подразделения. Я предполагаю, что это только начало. Наша командировка, по моим сведениям, должна была окончиться ещё в аэропорту. И не смотрите так на меня!

 Ротный заметил удивлённые взгляды подчинённых, на мгновение он замолчал, а затем более строго продолжил:

- А если кто забыл, то напомню. Тот Уазик, который врезался в «Аннушку» между прочим был предназначен не только для летунов, но и для нашей роты! Смертник должен был уничтожить всех нас с потрохами. Да, да товарищи офицеры!!! Об этом сообщил пленный…. И только благодаря вашим чётким действиям и нашей с вами предусмотрительности и осторожности   не один из бойцов сильно не пострадал.

Сергеев разминая ноги несколько раз присел, а затем выпрямив спину, тяжело вздохнул:

-Исходя из сложившейся обстановки, я считаю, что дальнейшее выполнение поставленной перед нами задачи под угрозой. Кроме того, пленный сообщил, что о нашем прилёте, действительно было известно противоборствующим силам как с одной, так и, с другой стороны.   А после того, как мы успешно покинули аэропорт, на наши поиски и уничтожение были отправлены несколько групп. Две из них, мы успешно ликвидировали. Сколько таких банд отправлено за нами?

Петр кивнул в сторону роты, где находился под наблюдением Земельного связанный пленный:

 -Этот урод, не знает.  Но исходя из сложившейся обстановки можно предположить, что мы, появившись в этом регионе, явно, кому-то из местных царьков, не даем покоя. А раз так, то нас не оставят в покое. И похоже, наша с вами задача заключается уже не в выполнении поставленной задачи, а в сохранении боеспособности роты.

Ротный повел плечами, разминая мышцы плечевого сустава:

 - Короче, мужики, у нас есть несколько вариантов….

Сергеев замолчал, окинул взглядом всех присутствующих, сглотнул слюну и жёстко продолжил:

 – Первое, мы можем, скрытно, в течение 2-х суток, вернуться на нашу территорию и не выполнить поставленной перед нами задачи. Второе, мы выдвинемся в указанный на карте город, и приступим к выполнению поставленной задачи. Третье, мы вернёмся в аэропорт, сообщим о сложившейся обстановке начальству и будем ждать дальнейших распоряжений…  Но хочу сразу предупредить, что по опыту прошлых командировок, все варианты предполагают потерю личного состава не только 300 сотыми, но и вероятность 200-сотых, я не исключаю.

Он замолчал, достал сигареты и закурил.

Офицеры, переминаясь с ноги на ногу, молча, переглядывались.

 - Товарищ майор, – прервал затянувшееся молчание тот самый розовощекий, высокий, две сажени в плечах, старший лейтенант Морозов, – а шо, ежели нам, того,  ентого, ну как вам сказать…

-Виктор, - заулыбался Сергеев, - ты что ли не выспался? Или переспал? Говори ясно, что за лепет…

-Дык, я и говорю, - встрепенулся Морозов, - мы энто, в город сходим, задачу выполним, а затем, вернёмся в аэропорт. И там, спокойненько, будем ждать распоряжений начальства… А?  Как я придумал!

Он весело, плечом, толкнул рядом стоявшего молодого лейтенанта, рыжеволосого Сиверегина. - Как ты думаешь?

- А я думаю, что необходимо в расположение части возвращаться, - немного отстранившись, ответил Костя Сиверегин. - Мы и так, такого здесь наворотили, что местные, точно не дадут нам живыми из города выйти, если конечно мы туда сможем попасть.

Константин виноватым взглядом взглянул на ротного и тихо добавил:

 – Мы в общей сложности, около роты положили. А в результате что?   До сих пор, даже в город не вошли. Я предлагаю, домой возвращаться…

Он искоса оглядел стоявших рядом офицеров, и немного нервничая добавил:

-У нас, если что, уже четверо бойцов ранены.  А если дальше пойдём, можем и остальных потерять. - Костя опустил взгляд. - Между прочим, пленные тоже местные. Их нельзя с собой тащить в город. Они нас при первой возможности «сольют».

Сиверегин замолчал. Молчаливое хмурое облако повисло над собравшимися.

-«В чём-то, конечно прав Сиверегин. - думал Сергеев. – Да, он прав, мы действительно такого наворотили, что местные оказывать содействие не будут. Это точно.»

 Пётр краем глаза взглянул на стоявшего напротив Сиверегина, и отеческая улыбка промелькнула по лицу.
 
«– А ведь на самом деле, - думал Петр, смотря на стройного, в полном расцвете сил лейтенанта. -  Костя молодой сильный самец. И не здесь ему место. Девок, молодых ему осеменять, а не голову свою под пули подставлять. А он, бедолага, даже не женат. Сто тысяч раз прав лейтенант: уводить роту надо обратно. Но куда?»

-Мужики, - прервал молчание Морозов. - Да, в конце концов, спецназ мы или не спецназ? Если мы не придём на помощь, что о нас говорить будут? Мы чё зря столько прошли? Идти вперёд и всё!

- Любой риск должен быть оправдан, – как бы, между прочим, вставил старшина. – А у нас, боекомплекта, раз, два и обчелся…

 Алексей Иванько был не в духе.

Все озадаченно и с удивлением обернулись к старшине.

-А чего вы вылупились? - раздраженно повысил голос Алексей. - Или для вас это такая неожиданная новость. – Вот ты, Виктор, предлагаешь идти в город.

-Ну, и чего? - Морозов повел своими широченными плечами.

-Чего? – Иванько грозно взглянул снизу-вверх на стоявшего рядом старшего лейтенанта. – А с каким хреном ты собираешься туда входить? Сколько у тебя гранат? А сколько боеприпасов? В лучшем случае минут на десять боя, так?

-Ну… - промычал в ответ Морозов.

-Вот тебе и нуууу…- передразнил старшина, - а у твоих парней и того, хрен с маслом патрон осталось... И так, между прочим, у всех во взводах. И нечего на меня так зло смотреть… Где вы собираетесь патроны брать?

Алексей недовольно сплюнул и прорычал:

- Боеприпасов практически не осталось. Чем воевать собираетесь?  С саперными лопатками на пулемёты? Я согласен с Сиверегиным, возвращаться надо…

- А что остальные молчат? - ротный, не ожидавший, что старшина поддержит неоперившегося лейтенанта, повел желваками. – Раз уж старшина выказал своё недовольство, то уж всем остальным сам бог велел высказать своё мнение.

 Сергеев взглядом отыскал стоявшего поодаль зама:

 – Ренат! А ты что думаешь?
 
Таджиев подошёл ближе. На смуглом и запылённом лице промелькнула недобрая ухмылка:

-Раз уж ты решил выслушать мнение всех,- негромко, но твёрдо начал зам.ком роты, - то я, тебе, вот что скажу…

Он смело посмотрел в глаза командиру и нервно начал:

 – Наше присутствие в этом регионе ничего хорошего для нашей роты не принесло. Это факт.  Наш поход до сих пор не достиг нужного результата. Тоже факт.  До города мы добираемся третьи сутки. Тоже факт. Так? Так…

Таджиев перевёл взгляд на старшину и более спокойно продолжил:

 - Я полностью согласен с Иванько… Он, чёрт побери, на этот раз абсолютно прав…. Мы потеряли большую часть боеприпасов, когда погибли летуны. И ему стоит отдать должное, за то, что он с парнями вытащил из огня оставшийся боезапас.  А после уничтожения второго отряда боевиков, который, между прочим, здесь, совсем неподалёку нашёл свое место под солнцем…

Ренат кивнул в сторону свежих могил, в которых покоились тела погибших боевиков:

- У нас действительно реальная проблема с боезапасом. Да и не только с патронами и гранатами…. У нас намного больше проблем…

 Таджиев зло выругался матом на татарском и чуть отвернувшись в сторону, зло сплюнул:

 - Мы третьи сутки добираемся до места назначения.  И что??? Парни устали. Сух пай на исходе. Связь с нашим командованием отсутствует…

Ренат повернулся лицом к Сиверегину и их взгляды встретились:

-  Я считаю! – зам сделал ударение на Я. - Что и в словах Константина тоже есть разумное зерно. Мы до сих пор не вошли в город!  Что там нас ждёт?  Кто сейчас управляет разъяренной толпой? Почему наш прилёт не был неожиданным? Зачем нашу роту хотели уничтожить, не дав даже возможности войти в город? Слишком много вопросов…

 Таджиев опустил голову и недовольно продолжил:

- Ты Пётр меня знаешь! С тобой я пойду до конца!  Да и отступать я не привык!  Но в сложившейся ситуации я считаю…

Спецназовец перевел дыхание и смело взглянул в глаза Сергееву:

 – Идти дальше при таком раскладе просто не разумно. Решать, конечно, тебе, командир...

Заместитель командира роты замолчал, и над собравшимися офицерами на несколько секунд повисла тяжелая пауза, которую он сам же и прервал:
 
 - Я считаю….

  Делая ударение на Я, твердо проговорил Таджиев, оглядев при этом всех недобрым взглядом:

  - С обозом, в виде этого еле передвигавшегося подполковника, да в придачу с раненным «духом», продолжать движение в направлении города смертельно опасно. Это моё мнение.

- Я выслушал, только претензии! - прервал монолог зама Петр Петрович.

  И в голосе Сергеева появились металлические нотки:

- Я и без вашего нытья об этом знаю, а потому и собрал вас….

Ротный завел руки за спину, склонил голову и исподлобья, ястребиным взглядом окинул молчавших военных:

- Мне нужны конкретные предложения… Я повторяю, к-о-н-к-р-е-т-н-ы-е!
А не блеяние ягнят, желающих свои жопы спрятать в мягкие и уютные постельки. Всем понятно, чего я от Вас добиваюсь?

Петр Петрович недовольно поморщился, но через секунду, сжав за спиной кулаки, да так что захрустели косточки, овладев своими эмоциями, более мягко продолжил:

 -  Конкретные предложения у кого-нибудь имеются???

Ренат чувствуя, что командир действительно ждёт от своих подчиненных конкретных предложений по выходу из тяжёлой ситуации, первым откликнулся:

- Я предлагаю….  Первое, идти не в город Н…, а зайти в любое ближайшее селение и сделать привал, дать возможность бойцам реально отдохнуть, а нам осмотреться. В конце концов запастись водой и едой. Второе, ещё раз допросить «духа» и в расход. Третье, выведать у Махмудова всё, о чём он не захотел или забыл нас предупредить.  И четвертое…

Таджиев покосился в сторону уставших бойцов, расположившихся на привале и, понизив голос, добавил:

 - При первой же возможности наладить связь с командованием и доложить о сложившейся обстановке.

 - Ещё предложения? – Сергеев окинул злым взглядом своих подчинённых. – Я услышал только четыре мнения. А остальные что молчат?
 
-Я уже высказал своё мнение! – громогласно пробубнил Морозов. – Мочить всех и вперёд!!!

- Командир! Предлагаю, сделать ход конём, -  неожиданно для всех собравшихся вдруг заговорил капитан Молчунов, командир четвёртого взвода, который практически никогда не высказывал своего мнения и отмалчивался на любых совещаниях и собраниях.

Молчунов Андрей Андреевич, крепко сложенный, низкорослый с ногами кавалериста мужчина, прослужил в роте Сергеева чуть более семи лет. Он был очень исполнительный и ответственный офицер. И мог бы добиться многого в жизни, мог бы стать и ротным и вполне возможно, впоследствии комбатом.

 Но жизнь распорядилась по-иному. Однажды он, вернувшись домой после очередной командировки в горячую точку, в своей кровати застал жену с любовником…

  Ну а затем, всё произошло как в дешёвых американских боевиках…

 Мужика-любовника, который был в одних трусах, Молчунов выкинул через окно.

«Дон Жуану» повезло! Он, упав со второго этажа в снег и при этом не получив тяжёлых повреждений, быстренько «сделал ноги».

 А вот жене Андрея не поздоровилось. Пару дней она пролежала в больнице с сотрясением мозга, после того как Молчунов, не понимая, что творит, схватившись за концы одеяла на котором она лежала в одежде Евы, скинул её с кровати.

 Неблаговерная, стукнувшись головой об угол тумбочки, потеряла сознание.  А Молчунов опомнившись, вызвал скорую и милицию…

Ну а затем был бракоразводный процесс и уголовное дело. Уголовное дело закрыли за отсутствием состава преступления, а вот развод был окончательный и бесповоротный, после которого Андрей Андреевич, собрав свои вещи, уместившиеся в чемодан и армейский вещмешок, переехал жить в роту.

  После этого случая он полностью замкнулся, а на лице появилась постоянно блуждающая ехидная улыбка.

- Я предлагаю, – продолжил негромко, но уверенно говорить Молчанов, - войти в город с другой стороны, а перед этим сделать обманный маневр.

- Продолжай, - ротный заинтересованно слушал неразговорчивого взводного, – По-моему, я понимаю, что ты хочешь предложить.

- Я предлагаю, – повторился капитан, - сделать «финт ушами». А именно, обойти город с любого удобного для нас фланга. Затем, быстрым рывком прорвавшись в любую незащищенную брешь восставших, нанести удар в самое сердце бунтующих.

Высказав своё предложение, он ехидно улыбнулся.

- Интересная мысль, - стал вслух рассуждать Сергеев, – А я продолжу развивать твою идею. Итак, Андреич предлагает войти в город с фланга. Я правильно тебя понял?

Молчунов, продолжая ехидно улыбаться, одобрительно кивнул.

У Петра Петровича в глазах появилась озорная искорка и он, подражая взводному также ехидно улыбнулся:

-Что ж, Андреич! Идея не нова, но в нашей ситуации она приемлема.

Сергеев взбудоражено заходил вдоль собравшихся офицеров, продолжая вслух развивать мысль:

-Выслушав ваши предложения, я прихожу к выводу, что наша командировка действительно приносит сплошные проблемы, но это не даёт нам право отказаться от выполнения поставленной задачи. А раз так, то поставленную перед нами задачу мы постараемся выполнить. И мы её, чёрт возьми выполним.  Но…

Недоговорив Пётр, расправив плечи, загадочно улыбнулся:

-Так мужики! Всем даю полчаса отдыха. Да, перекусить не забудьте. Всем благодарен. Все свободны кроме Таджиева.

Когда офицеры, не торопясь, тихо перешёптываясь ушли в расположение своих взводов Сергеев приобняв Таджиева за плечи направился в противоположную сторону:

-Ренат! Созрела идея…

-Ну говори, не томи. – Ренат Дмитриевич, зная ротного сразу сообразил, что разговор по душам со взводными навел Петра на какую-то интересную мысль.

-Короче, Ренат! Выслушав всех, –майор говорил уверенно, а глаза так и сверкали. –Я пришёл к выводу, что каждый из них в чем –то прав…

-Удивил! -съехидничал зам. – Конечно каждый из них со своей точки зрения в чём-то прав. Дальше-то, что?

-Не вредничай. – Сергеев был в приподнятом настроении, а потому сарказм Махмудова пропустил мимо ушей. –Короче, вот что мы сделаем. Махмудова на четырёх машинам с одним из взводных отправим по этой дороге в город.

-Ты что предлагаешь одного из боевых офицеров пустить в расход? - Таджиев отстранился от Петра. – Командир, ты в своем уме?

-Да, не перебивай! – Сергеев не обращая внимание на злой и недовольный вид своего зама продолжал. – Это будет ход конём как сказал Молчунов. Но ход конём будет не такой каким ты его себе представил. Мы обманем всех в том числе и самих себя…

Сказав это, ротный засмеялся:

-Я такое придумал. Ренат поверь мне, это будет круче чем даже когда Суворов через Альпы переходил…

-Ладно, хорош трепаться. – перебил Таджиев заинтересовавшись тем, что на этот раз придумал его командир. –Выкладывай…

 -Помнишь, знаменитый переход Суворова через Альпы? - так и сиял улыбкой Сергеев. - Я напомню… Когда Александр Суворов получил предательский приказ от императора Российского об отводе войск в Швейцарию для воссоединения с русским корпусом под командованием Римского-Корсакова, то ему ничего не оставалось как выполнить приказ. Но для того, чтобы выполнить поставленную перед ним идиотскую задачу, он спланировал так маршрут движения вверенных ему войск, чтобы можно было нанести противнику удар во фланг. И он выбрал самый короткий, но самый трудный путь - через Альпы, через перевал Сен-Готард, затем через Чёртов мост в направлении Австрии, где впоследствии и разбил французов.

- Да, это конечно познавательная информация для молокососов.  - Таджиев недобро ухмыльнулся. –  Но здесь не Чёртов мост, и на улице не зима слава всевышнему, а ты Пётр, извини за откровенность не Суворов.

 -Не юродничай. –Сергеев остановился. - Я реально придумал как нам выпутаться из этого дерьма.

- Ну и чего тогда ты мне тут полит агитацию разводишь? – Ренат недовольно сплюнул и яркими нецензурными выражениями обматерил Сергеева. –Твою бога… Без исторических отступлений можешь?
 
-Ладно. – майор снова приобнял своего сослуживца. – Идея, следующая….

Сергеев всё ободряясь своей мыслью кратко объяснил свой план.

-Что-ж, -Таджиев внимательно выслушав предложение Сергеева утвердительно согласился с предложенным вариантом, – я со многим согласен. Но ты ведь прекрасно понимаешь, что задуманное тобой, сделать не так-то просто?

-А кто сказал, что будет легко? –расплылся в довольной улыбке ротный. – Главное, чтобы ни одна душа не догадалась о наших планах.

-Ты что, не собираешься и взводным сообщать о своей идее?

- Ренат! – продолжая улыбаться ответил майор. – в том-то и секрет. Мы каждому взводному поставим свою конкретную цель. Причём не объясняя им общий замысел. А то, что они выполнят поставленные задачи я не сомневаюсь. Или у тебя на этот счёт есть сомнения?

-Ну, сомнений в наших офицерах у меня нет, а вот бойцы… - Ренат поёжился. –ведь многие из них первый раз в такой переделке…

-Я тебе так скажу, - майор убрал руку с плеча зама. – если наши воины не смогут пройти этот трудный, но достойный любого настоящего мужчины путь, то нам с тобой цена ноль! И поделом тогда всем нам! И если мы положим в этом грёбанном захолустье свои буйные головы, то по заслугам. Моё мнение на эту тему понятно?

-Чёрт с тобой, - Таджиев махнул рукой. – Всё равно других вариантов нет. Я согласен!

-Ну вот и ладушки. - удовлетворённо потёр руки ротный. - А теперь, давай как мы с тобой, дорогой мой, займемся планированием нашей операции.

Офицеры присели на пригорок и открыв карту местности стали составлять план дальнейших действий


               

                Неожиданный поворот
Глава 06
Бодров.


В расположение части Борис был привезен на том - же самом УАЗике с оторванной и дребежащей выхлопной трубой на котором, несколько дней назад был доставлен Сергеев в расположение части.
  За рулем армейского автомобиля находился новобранец, потому как дембель никто не оттенял, и тот боец, который отвез Сергеева,  уже наслаждался обычной гражданской жизнью.
Эта, казалось бы, незначительная новость вдруг вывела из себя Бодрова.
Он, придя в расположение роты, наорал на  того самого Николая Горбового,   у которого плечи на кителе свисали   и в придачу ко всем неприятностям именно Горбовой  в этот день был ответственным по роте.
- Старлей! – войдя в расположение роты, и увидев высокого, нескладного командира взвода Бодров накинулся на Горбового, - ты почему такой помятый, что опять в канцелярии спал?

- Товарищ майор, за время моего дежурства,- пропустив мимо ушей, замечание ротного, Николай попытался отрапортовать. – Проишествий…
- Заткнись!- зло прервал Бодров взводного. – Знаю, что происшествий не случилось. Прикажи, чтоб кофе принесли, а затем ко мне зайди.

Борис, отдав приказ, остановился  и зло, взглянул на бойца, стоявшего на «тумбочке»*, который увидев разбушевавшегося ротного,  испуганно приложил руку к козырьку  фуражки,  и вытянулся по струнке.

Бодров, строго окинув с ног до головы дневального,  и не найдя к чему можно придраться, молча зашел в канцелярию и с силой хлопнул дверью.
-Черт знает что! – Бодров сам не зная, почему был зол
   

















   
Сергеев


               
, уставший и вымотанный, Сергеев вернулся домой заполночь, прошёлся по комнатам.
В квартире никого не было. Зайдя на кухню он обнаружил записку на кухонном столе: «Ты сделал свой выбор - тебе важней армия! Я сделала свой! Не звони и не ищи! К тебе я больше не вернусь...»- было написано в ней быстрым почерком жены...










                ГЛАВА 2.


                "ЧЕРВИВЫЙ ПЛОД "

               






                Червивый плод - всегда сладок!


Берёшь  недожаренный кусок мяса, пахнущий свежей кровью, и жадно его кусаешь...

Вкусно?


А может тебе более по вкусу, мягкий, сладкий, нежный кусочек торта, который совсем недавно изготовлен мастером кондитером?

Неподражаемо?

                А Кто знает, какой плод слаще?

                Только тот, кто пробовал червивый...


                ГЛАВА 2-Я

                Червивый плод.




Пётр Петрович Сергеев, после очередной пьянки со своим соседом по площадке, встав с утра, как обычно с будуна, направился на кухню.

- Чёрт!- выругался он, открыв холодильник.
На полках, в практически пустом, совсем недавно приобретенном в скупке, старом, потрепанном холодильнике, кроме куска залежавшейся колбасы и полупустой банки, из-под соленых огурчиков, стояла, неожиданно откуда взявшаяся, закупоренная, холодненькая, бутылка водки.

- Ни фига себе!- Петр достал бутылку и дрожащими руками поставил ее на стол.
Прозрачная жидкость неестественно искрилась и безудержно манила.

Сергеев, не раздумывая о том, откуда в его холодильнике могла взяться не начатая бутылка, с жадностью раскупорил ее и налил содержимое в немытый со вчерашней попойки граненый стакан. Он  присел за стол и одним махом опрокинул жидкость в себя.
По всему телу пробежала нежная истома.

- Ах, как хорошо!- сказал он вслух и, вынув из стоявшей тут же пепельницы окурок, с удовольствием прикурил.
Налил еще... Выпил... Еще налил... И еще выпил...
После третьей стопки его утомленное сердце, от бесконечного пьянства в последний год его жизни, наконец-то заработало ровно. Он встал, достал пачку сигарет, которую вчера спрятал от собутыльника в духовку, закурил.

- Ох, как же  хорошо! - сказал он, взяв в руки бутылку из-под водки. - Интересно кто мне ее сюда поставил? Может  сосед вчера забыл?
Продолжая держать необычную бутылку в руках, он открыл окно. Весенний день дышал теплом.
- Черт!- Петруха смотрел на бутылку и не смог поверить своим глазам.

Бутылка опять была НАПОЛНЕНА ДО КРАЕВ.

- Вот это, да!- только и смог вымолвить он.
Сергеев подошел к столу и, чтобы не разлить водку, аккуратно налил себе в стакан.
Когда же стакан был полон, в бутылке, будто по мановению волшебной палочки жидкость вернулась на тот же уровень, который был прежде.

- Интересная бутылочка мне досталась, - проговорил он.- Эх, вот теперь жизнь начнется.
Он быстренько накинул на себя неделями не стираный халат и спрятав волшебную бутылку за пазуху, поспешил к соседу.

- Вань!- стал тарабанить он в дверь соседа. - Смотри, что я принес!?- Серега достал бутылку.
За дверью что-то зашуршало, затем открылась дверь.
- Ты  чумной стал?- дверь открыла жена соседа. - Петруша! Пять утра, ты что тарабанишь? Ванька спит давно. Ему сегодня на работу... Иди спать...

- Алена!- в глазах Сергеева блескали искорки радости. - Я вон что принес!- он показывал полную бутылку с водкой
- Слушай, Петр!- Елена была не в духе.- Я же тебе сказала... Он спит. И пить он с тобою сегодня больше не будет. Ему через два часа на работу. Если хочешь, сам выпей... Ты все равно не работаешь...
- Лен! Да ты не понимаешь...- Сергеев  не мог толком объяснить, что хочет похвалиться неожиданным, в его однообразной, постылой жизни, необычным  происшествием.

Он, не знал, как можно словами объяснить соседке про свою находку.
Поэтому  Петруха одним махом поднял бутылку  и отпил из нее несколько глубоких глотков.

- Вот смотри! - сказал он выдохнув. - Она полная...
- Дурак!- соседка, у него перед носом,  захлопнула дверь.
- Да сама ты, дура!- обиделся Петруха и вернулся домой.
Он поставил бутылку на стол и стал ее рассматривать. Бутыль снова был полон.
Он понюхал содержимое. Это действительно, была настоящая, высококачественная пшеничная.

- Нет, ты представляешь она полная!- Сергеев   обнял двумя руками  посудину и шепотом проговорил:
- Ну, теперь я заживу. Эх...



               



               


Весь день, он  только и занимался тем, что прикладывался к чудной, неизвестно откуда взявшейся посудине. Жизнь, наконец - преподнесла сюрприз... Доев последние огурцы и остатки колбасы, он заскучал.
На улице вечерело. Взяв волшебный бутыль с собою, решил прогуляться...

Прекрасный, теплый ветерок ласкал его пропитое лицо.
- Ребята! - Петр подошел к молодым парням, сидевшим на лавочке возле его подъезда, -Давайте выпьем...За нас, за спецназ, за Кавказ и...

-Ты чё мужик!- один из них, по виду предводитель,  уверенной походкой подошел к Петрухе и наклонившись к нему, тихо  и зло проговорил. - Я Тебя знаю! Поэтому не трону, но у нас тут свои терки... - парень взял молодого мужчину под руку и отвел   в сторонку. - Шел бы ты, по добру, по здорову, своею дорогой...

-Да я, от всей души. Я, Вам вот  что предлагаю!- Сергеев достал полную, волшебную посудину с прозрачной жидкостью и протянул ее парню.- Я ведь от всей души...
- Слышь!- парень,  оглядел злым взором, не во время подошедшего Петра и шепотом проговорил; - Иди отсюда, если не хочешь в рыло... Я же тебе уже все объяснил: У нас тут свои терки...
- Да Я же, от всей души!- он стоял с растерянным лицом и не мог понять почему, никто, не хочет его  выслушать.- Да ты не понимаешь, ведь это...

- Валек,-  один из парней, сидящих на лавочке, к которой подошел Сергей, встал и виляя бедрами, словно циркач,  идущий по тонкой проволоке, наглым, высоким, противным, неприятным голоском пропищал,- Ну и чё ты с этим быдлом базаришь? Дай ему в рыло и вся негода! Или чё, мне все время за вас проблемы решать?

- Иди отсюда! - зло прорычал Витёк.- И чтобы я тебя сегодня, с твоим пузырём, ближе, чем за пять метров, более не наблюдал... Иначе...- парень поднес ладонь к своему горлу и показал, как будто, режет глотку. - Вали отсюда!

Петр, стоял перед молодым человеком и не верил своим ушам.
- "Чёрт,- думал он.- Что происходит с народом? Я им от всей  души выпить предлагаю, а они меня, даже не разобравшись, убить готовы? Козлы! Чтоб, всех вас в преисподнюю,  за такие слова, дьявол забрал. Суки!"

Он хотел что-то сказать но, посмотрев в глаза молодому человеку,  понял: -  собеседник шутить не будет. Может и ножичком пырнуть.
Спрятав загадочную бутылку за пазуху, Пётр  ретировался...








-------------------------------------------Часть 3-я.---------------------------------
               





Отойдя от компании, Сергеев побрел по  освещающейся, желтыми огнями уличных фонарей, аллее.
Он часто раньше гулял здесь со своею бывшей женою. Длинная, тихая улочка тянулась вдоль высоток. Шум, проезжавших на большой скорости машин, сюда не долетал. Широкая, многополосная автомобильная трасса проходила с другой стороны многоэтажек.

Понурив голову, Пётр, незаметно для себя, подошел к одной из стоявших вдоль всей аллее скамейке, и устало присел.

Он аккуратно достал свою необычную находку и открыл крышку. Глотнув из горла, осмотрелся по сторонам.
На рядом стоявших скамейках было пусто.
Только в дали, шла парочка молодых:- девушка с парнем, которые обнявшись, мило беседовали.
- А ведь и я, когда-то с женой, точно так же, ходил по этой аллее. - сказал он сам себе.- Ну, что ей надо было?- Пётр снова пригубил "пузырь" с водкой. - Черт бы её побрал! Всё ведь было... И машину я ей купил, и денег давал... И все ей позволял...
- облокотившись на спинку скамейки, он закрыл глаза и с болью в душе добавил. - А  ей все мало и мало...Сволочь!

-Кто сволочь? –голос, задавший вопрос, казалось, был совсем рядом.- И Кого должен побрать черт?
От неожиданности, Петруха поперхнулся  собственной слюной и, резко открыв глаза, увидел рядом с собою,  шикарно одетого мужчину. Темно синий, совсем еще новый, элегантно облегающий фигуру костюм, придавал, сидевшему рядом, неизвестно откуда взявшемуся человеку, солидность и какую-то неземную красоту.

Незнакомец, вольно и расслабленно сидел рядом с Сергеевым и   облокотившись на спинку скамейки,  смотрел на звездное небо.
- Чёрт!- выругался молодой человек.- А вы откуда здесь взялись?- и, мотнув головой, хмуро улыбнулся. - Вот  именно так, похоже, и приходит " белочка"...- Петруха, снова мотнув головой, протянул руку и дотронулся до сидевшего рядом с ним пожилого, неизвестно откуда взявшего, мужчины.
- Твою бога мать! - пробормотал он себе под нос.- Так он, еще и материальный. Ну и чудеса сегодня со мною происходят, да и только... Такого даже в мои молодые годы не происходило...
- Ты меня звал я и пришел. - продолжая рассматривать ночное небо, приятным баритоном, негромко сказал незнакомец. - Что ты хотел?

-Я тебя звал? -Пётр, выпучив глаза, уставился удивленным взором на соседа по скамейки. -Да как я мог тебя звать? Те че мужик,  с дуба рухнул?- сказав про дуб, Сергеев вдруг рассмеялся. - Слушай, мужик, а может ты действительно рухнул с этого дуба?- он рукой показал на рядом стоящее дерево, которое на самом деле являлось, что ни на есть настоящим дубом. - Точно!- парень оглянулся по сторонам. - На самом деле, вон парочка идет. - он указал на неспешно удалявшихся влюбленных.- А тебя здесь и в помине не было. - и вдруг в  его пропитым мозгу промелькнула шальная мысль. - Слушайте!? А может,  Вы за ними следите?  А может, Вы прознали про мою волшебную находку?
И вообще кто Вы такой?-  и Петруха,  не стесняясь, рядом сидевшего незнакомца, отхлебнул из горла.- А хотите выпить?

-Ты зачем меня звал?- не обращая внимания на глупые вопросы Сергеева, спокойно без всякой нервозности,  снова задал свой вопрос пожилой человек. - Что тебе надо?
-Черт!- мужчина, после  выпитой, достаточно большой, дозы спиртного, захмелел. -Что я хотел?- он хитро прищурил  пьяный глаз.- Да я много, что хочу! А ты можешь, например- шашлыка принести? Я вот  шашлыка хочу...
- Все?
-Что значит ВСЁ?
-Это всё, что ты хочешь в своей жизни?

Пётр смотрел на своего нового знакомого и не как не мог понять, что происходит в его жизни.
Сегодня утром, он, в своем холодильнике, нашел неизвестно откуда взявшуюся волшебную бутылку с великолепной водкой, которая сколько бы  не выпил, всегда была полная...
Сосед, постоянный собутыльник, никогда не отказывающийся от халявной выпивки, сегодня утром, даже не захотел с ним общаться. Хотя, после того, как его жена, не впустила  его в квартиру, Пётр, все-таки подкараулил выходящего собутыльника и, тихонько предложил тому выпить. Но Иван, увидев Сергеева, не дожидаясь лифта, шмыгнул на лестницу и, сделав вид, что не заметил вышедшего Петра, тихонько "слинял".

Опять же, сегодня вечером, чуть не получив "пером" в живот от соседких пацанов, ни за что, ретировался.
И теперь этот, неизвестно откуда взявшийся, по виду представительный мужчина, сидел рядом с ним на скамейки и спрашивал у него, у Петра Петровича Сергеева, который практически уже плюнул на себя, на свою тяжелую, никому ненужную жизнь, что он, Пётр, хочет?

- Да, откуда я знаю, что я хочу?- вслух сказал Петрович. - Вот водки у меня теперь вдоволь... Раньше,- неожиданно для себя разоткровенничался, с незнакомцем, Сергеев. -Я думал, что вот будет у меня, столько водки, сколько я хочу и чтобы  она лилась и лилась как река, вот тогда и умирать не жало...
-Ну и?- незнакомец перестал рассматривать небо и посмотрел на молодого человека.
- Пора?
Петруха поднял глаза и их взгляды встретились. Он смотрел на лицо незнакомца и не мог оторвать взгляда. Такого прекрасного, с правильными чертами, лица, он, никогда за свою, прожитую и неоднократно   жизнь, не видел.
Это было лицо, самого красивого младенца, которого когда-либо мог на рисовать самый профессиональный художник. Глаза глубокие, словно синее-синее небо,
а в них отражались бело- голубые облака.
Незнакомец отвел взгляд.
- Вы, Петр Петрович Сергеев,- мужчина поднял взгляд к ночному звездному небу и обыденным голосом ровно заговорил. - Выросли в бедной малообеспеченной семье. Отец Ваш, бросил вас с матерью, когда Вам, молодой человек, еще и года не исполнилось. Ваша матушка от непосильного труда и от беспробудной пьянки, когда Вам исполнилось 18 лет скоропостижно скончалась. Вы, Пётр отслужили в армии, и даже имеете награды, которыми гордитесь. Вы молодой человек, как многие говорят, прошли  и огонь, и воду и медные трубы. Но Вас, после очередной командировки, - незнакомец посмотрел на сидящего рядом Сергеева и замолчал.
- Ну и что после  командировки произошло?- усмехнулся Сергеев.
-Вас осудили!
-???
-Вы при случае, показываете своим собутыльникам, свои награды,- проигнорировав немой вопрос собеседника продолжал незнакомец. -Они конечно ради выпивки готовы на все, даже на похвалу. Но Вы не глупый человек. Вы прекрасно понимаете, что им совсем не интересны Ваши прошлые заслуги. Им лишь бы, было с кем выпить. А Вы не жадный, да и деньги у вас водятся. Вы одиноки... Жена от Вас ушла, как раз перед той самой  командировкой. И ребенка, она именно тогда, забрала.

- Да, кто Ты такой, чтобы меня тут лечить? - Петруха потихоньку приходил в себя...
- Вы, как сами считали, удачно женились на молодой, красивой барышне.- проигнорировал вопрос незнакомец.- Вы, благодаря своим связям, жену устроили на престижную работу, да и сами неплохо зарабатывали. Вы, кажется, были командиром спецназа?- незнакомец опустил голову и краем глаза взглянул на грязные, потрепанные кроссовки в которые был обут его собеседник.-  Я ни чего не пропустили?

- Чёрт Вас побери!- воскликнул Пётр. - Кто Вы такой? Вы, значит, не за молодыми следили, а за мною? И вообще, что Вам надо от меня? У меня ничего нет. Ни денег, ни работы. Я даже этому государству за которое кровь проливал и то не нужен оказался. -Сергеев криво и грустно усмехнулся.- От меня, как вы уже сам сказали, даже жена и та ушла. Если только вот это?- Пётр протянул волшебную бутылку незнакомцу.- Так нате... Она все равно мне радости не принесла... От нее сплошные проблемы.- он поставил бутылку на скамейку. - Я хотел пацанов угостить, а они, мне чуть череп не пробили. Ванек и тот со мною не захотел вместе выпить... Это разве жизнь?

Незнакомец молчал.
На улице незаметно холодало. Влюбленные давно исчезли из вида, кроме Петровича и незнакомца на аллее никого больше не было. Хотя это было странно. Практически каждый вечер, по ней   именно в такие теплые вечера прогуливался народ. Но сегодня было тихо. Даже ветерок, который обдувал до появления незнакомца и тот прекратился.
- А чё Вы молчите?- Сергеев потихоньку  трезвел. - Я Вас не звал! Вы сами неизвестно откуда появились. Задаете мне тут разные глупые вопросы. А теперь оказывается еще, что и следили за мною. Что Вам надо?
- Вы!
- Что Я?
- Мне нужны ВЫ!
-Вы что, голубой?
Незнакомец рассмеялся. Его смех был  светел, весел и одновременно настолько заразителен, что Петр тоже рассмеялся.
- Пётр Петрович,-  собеседник также неожиданно перестал потешаться, как и начал. - Я пришел за Вами! Ваша жизнь на этом свете подходит к концу. Но у Вас, еще есть какое-то время. А мне скучно. И я решил сделать для Вас исключение. Вы прожили трудную, но как сами когда-то считали нужную жизнь. И именно поэтому,  Я хочу, Вам дать именно то, что Вы пожелаете. Но взамен, я заберу Вас.
- Вы что же, хотите меня купить?- Сергеев не мог взять в толк, что от него хочет неизвестный ему человек. - Так, я не продаюсь...
Незнакомец  весело расхохотался.
- Вы молодой человек, мне все больше и больше нравитесь, - сквозь смех сказал он.- Вы прям как младенец, не продаюсь, не покупаюсь. Ха, ха, ха!  Продаются все...
- Слышите Вы!- Сергеев встал со скамейки.- Русские офицеры не продаются.

- Ха, ха, ха, -  продолжал смеяться свои звонким, милым, детским голосом незнакомец. -Верьте мне. Продаются ВСЕ. Даже боги...
- А Вы что, бог? - съязвил Сергеев.- Надо же. Ну если Вы Бог, то Я Лох... - продолжал издеваться над собеседником Петруха.- И как это я сразу не догадался. А я думаю, ну кто, кроме Бога, может про меня все знать. Ну конечно, абсолютно никто. – и, более жестко добавил. - Мужик, ты, что из меня тут шнурки крутишь? Что ты мне пургу метешь? Да какой Ты нахрен Бог? Ты себя в зеркало видел? Я таких богов знаешь, сколько похоронил...
- Нет,- ровно без эмоций ответил незнакомец.
- Что нет?
-Я себя в зеркало никогда не видел.- и, усмехнувшись, добавил.- и никогда не увижу.
-Ты чё человек-невидимка? -загоготал Сергеев.
И на этот раз собеседник промолчал.
-Слушай, мужик! -Петруха уже немного пообвыкся и более миролюбиво добавил. -А чё ты не пьешь? Давай вместе накатим, - он взял бутылку и пригубил её.-  Или тебе западло с русским офицером выпить?
Неизвестный, взял бутылку из рук Сергеева и немного налил себе в неизвестно откуда взявшуюся у него - хрустальную рюмку. Поднес к носу, понюхал.
- Да, действительно настоящая водка. - сказал он. - Именно такую водку раньше ваши деды  изготавливали из пшеницы. -  и залпом выпил.- Действительно хороша!

-А откуда ты знаешь какую водку изготавливали наши деды?

- Слушай!?- седой мужчина, проигнорировав вопрос Сергеева,  и  сам  задал неожиданный вопрос. - А что бы Ты действительно хотел, если бы знал, что завтра умрешь? Только перед тем, как ответить, на этот вопрос, подумай...
- А Ты чё действительно Бог?
-Меня, так часто называют.
-А ты чей бог?
-Твой !
-Это как?
-А что ты понимаешь под словом БОГ?
-Нууу, -мужчина наморщил лоб.- Это я думаююю… - подняв взор к небу Петрович задумался...












Продолжение следует...

К.П.П. - контрольно-пропускной пункт.
** тревожный чемодан - чемодан,портфель, в котором находятся вещи первой необходимости( зубная щетка, паста, смена нижнего белья и т.д.)
***ТАБЛЕТКА- У. А. З. (буханка) 220694—310: Автобус, 11 мест, жесткие сиденья.
*+ТУМБОЧКА - пост дневального по роте.


Рецензии
Андрей, здравствуйте. Давно читал. Даже подзабылся сюжет. Помню, что сильный роман. Сегодня полностью скачал и через "ГОВОРИЛКУ" заново прослушал. Буквально за час. Всё вспомнил. От своих слов не отказываюсь "СИЛЬНАЯ ВЕЩЬ. Так и стоят события перед глазами. Но мне кажется, - это не всё. ??? Самому читать уже лень, да и зрение уже не то, а через "ГОВОРИЛКУ" другое дело. Правда, эта машина часто не правильно произносит ударение в словах. Это во всех читающих программах такой дефект. Спасибо за доставленное удовольствие и что меня не забываешь,заходишь на мою страничку. Я свою активность снизил много работы, хотя на пенсии. Консультирую молодых оперов и следаков. Ребята толковые. Мой сын (младший) уже снялся в пяти телесериалах (ментовских) правда в эпизодах (не актёр). Литейный -4, Терминал. Наркотрафик. Шаман. Белая гвардия. Последний сериал "Провинциал", снялся в роли нач.охраны одного мафиозного бандита. А так он работает врачом психиатром в больнице, там нужны такие здоровенные врачи-громилы. Ещё он снимается в теле шоу "Из зала суда", сагитировал сниматься своего дружка нашего соседа. На пару двух бандитов. Андрей творческих и иных Вам успехов.

Орлов Игорь Борисович   21.06.2013 23:03     Заявить о нарушении
Игорь, благодарю за то,что не забываете. Рад за ваших ребят... Я тоже редко появляюсь на сайте... Всё какие-то неотложные дела( никому ненужные) кручусь словно белка в колесе, а на себя и времени нет...
Спасибо за всё
ВАШ...

Андрей Гамола   23.06.2013 19:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.