Унтер-офицерская вдова, Пегаска и Му-Му

На конкурсе юмора и сатиры (http://stihi.ru/2012/06/14/8831)

Собственно, написать это меня заставила храбрость одного из судей, Екатерины Чухонцевой (http://stihi.ru/avtor/chukacat или http://stihi.ru/avtor/nonsense110). Она опубликовала не только какие-то отзывы, не только списки своих победителей, но и критерии, которыми руководствовалась.

Подобный мужественный шаг я не встречал на Стихире НИ РАЗУ!

И естественно решил эти критерии взять на поверку.

«Критерии отбора предельно просты»:
а) «смешно, но не пошло»;
б) «наличие хоть какой-то изюминки»;
в) «хорошее техническое исполнение»;
г) «а в остальном – сплошной субъективизм и вкусовщина:)» (имеется в виду, что без пунктов абв остаётся только «сплошной субъективизм и вкусовщина»).

Критерии мне показались странными.
а) «Смешное» весьма субъективно. На счёт «пошлого», подозреваю, что Екатерина имела в виду скорее всего сальности. Но не исключено, что она найдёт «пошлой» фразу «А на улице деревья, извините, голые!».
б) С «изюминкой» ещё хуже. Например, Екатерина не слышала какой-то анекдот, а я слышал. Если этот анекдот рассказать нам обоим, то Екатерина упадёт со смеху, а я буду смеяться сдержанно, из вежливости. Т.е. Екатерина сразу заявляет, что будет субъективна до корней волос.
в) Здесь я уже в области догадок, потому что не знаю, что для Екатерины «хорошее техническое исполнение», а что похуже. Предположим, Екатерина пользуется какими-то расхожими принципами выставления оценок стихам, учитывающим весь спектр техники стихосложения. Мне же, чем дальше, тем больше кажется, что таких формул нет и быть не может. Например, взяв за критерий точную рифму, мы вынуждены будем отказать в качестве стихам Маяковского. Взяв за основу силлабо-тонические схемы, мы вынуждены будем отказать тому же Маяковскому, который писал тонические стихи. И т.д.

На счёт пункта г) я тоже полон догадок:
СУБЪЕКТИВИЗМ – субъективно-ограниченное воззрение на что-либо, отсутствие объективности.
ВКУСОВЩИНА – недоброжелательная оценка каких-либо явлений только с точки зрения своего субъективного вкуса.
(т.е. Екатерина нашла различие между «субъективизмом» и «субъективизмом» и считает это тоже критерием).

Я не догадывался, как можно судить по указанным выше абвг, из которых объективным условно может считаться только пункт в), а всё остальное зависит исключительно от вкуса и чувства юмора Екатерины. Поэтому взял ПЕРВОЕ отобранное Екатериной стихотворение и попытался применить к нему те самые абвг.

Итак,
ВЫБОР ЕКАТЕРИНЫ

КЛОН ДАРТ
Пиитское...
http://www.stihi.ru/2011/02/08/1638
Ремарка Екатерины: «О непреходящем и неиссякаемом – от лица сопричастного предмету бичевания, без благодушия, но не злобствуя.»
В скобках я поставил флажки у тех мест, которые, как мне показалось, противоречат указанным выше критериям.

Читатели, простите многословных, не ведают они, что в мир творят.
Простите за центонов поголовье, жующее (1-в) обилие цитат.
Чем дальше в лес, тем меньше ипотека (2-б), роднее тёща, веселее враг,
Так и они стихами метят в небо, но попадают ямбами в овраг (3-б).
Они ведь не шальные дети клавы – стучать по буквам абы да кабы.
Для веры, для любви, для дяди Славы ночей не спят пегасовы рабы.
И кормят это (4-в) дивное отродье отборным словом, синтаксис блюдут (5-в),
Но лошадь попасётся в огороде и тут же исчезает в пустоту (6-б).
Так и сидят, из пальца выгребая (7-а) чужих находок хрупкое литьё (8-б),
И пишут о Муму, о Герде с Каем сто первое предание своё (9-а).
Перелицуют и перелопатят литературу вдоль и поперёк,
У Пастернака вырежут на платье, у Бродского две строчки на сапог.
И вот уже одеты и обуты - не отделить половы от зерна,
Котлет от мух, песок от каракурта, да и зачем, с какого нам (10-г) рожна?
Бросать себя под танк, на амбразуры, кричать про короля: «Он неглиже!» (11-а)?
У нас самих такой макулатуры накоплено с полтонны на ЖЖ (12-а).

Пиитское собранье неразменно
На тысячу житейских мелочей,
Жалейте многословных... незабвенных!
Любите их, лелейте и...
ваще...)

Моё впечатление – пожурить "графоманов", прикрывшись "самокритикой". Автор очень многословен. В произведении бесцеремонно использует Муму, Герду с Каем, Пастернака, Бродского, исковерканные для смеха цитаты и пошлые намёки.

1-в. Поголовье – «Общее число голов скота». Читаем: «Число, жующее». Конечно, это очень смешной ляп, придуманный автором специально. Ещё удивился, что рядом стоят «центоны» и «цитаты», не масло ли это масляное? Это очень смешной технический брак!

2-б. «Чем дальше в лес, тем меньше ипотека». Перепев известной поговорки. Очень смешно тут выглядит «меньше ипотека». Ипотека – «ссуда, выдаваемая под залог», следовательно, в нашем случае «чем дальше – тем меньше ссуда». Это очень остроумно, изюминка, так сказать, опосредованно высмеивающая многословных бездарей от поэзии, которых ценят всё меньше и меньше в банках.

3-б. «Так и они стихами метят в небо, но попадают ямбами в овраг». Это – верх остроумия, фраза, включающая в себя две поговорки. Изюминка тут – попасть «ямбом в овраг», а не «пальцем в небо».

4-в. «Для веры, для любви, для дяди Славы ночей не спят пегасовы рабы.//И кормят это дивное отродье». Осталось понять, что за «отродье» кормит тут автор. По всему видно – кормят «рабов». Техника на грани фантастики. Но после некоторого замешательства, читатель сообразит, что это «это» очень смешно и относится к «пегасу», а не к его «рабам».

5-в. «кормят... отборным словом, синтаксис блюдут». Фраза любопытная. «Мама кормит Ваню, соблюдает рецептуру». Самое смешное же здесь – что если не хочешь попасть в «рабы», не блюди синтаксис! Хи-хи. Может, тут мыслилось «блюдя», да не попало в рифму?

6-б. Мистическое исчезновение лошади (ранее был «пегас») с огорода настолько увлекает читателя, что всё остальное становится потусторонним (даже «исчезает в пустоту», а не в «пустоте»). Напомню, что речь идёт о жеребце/лошади, которого «рабы» откармливают зерном, а не ботвой в огороде. Поразмыслив, понимаешь, что «рабий/ья» жеребец/лошадь забрёл/ла в чужой огород и учинил/ла там потраву, после чего, насытившись, пошёл/ла себе.

7-а. «Так и сидят, из пальца выгребая». Опять «улучшенная» поговорка. Я начинаю думать, что автор просто задался целью сделать пословицы и поговорки остроумнее, чем это было до него. Вообще-то это очень увлекательно и полезно.
Берём поговорку: «Алтынного вора вешают, а полтинного чествуют». Применительно к теме стихо получится так: «Алтынного стихоплёта вешают, а полтинного чествуют». Но можно ещё смешнее, если взять ещё одну поговорку «Больно ранен – и головы не нашли». Скрещиваем: «Стихоплёта вешают, да головы не нашли».
Разве это не «хи-хи-хи»?
Фраза «из пальца выгребая» выглядит пошлее, чем «из пальца высасывая». Но это на мой взгляд. У Екатерины Чухонцевой может быть свой взгляд на пошлости, о чём я уже предупреждал.

8-б. «чужих находок хрупкое литьё». Не знаю, что там было в голове у автора, но я себе представил чугунную фигурку. Наверное, это связано со словом «литьё». Понятно, что чугун хрупок, если садануть по нему молотком. Эти замечательные образные статуэтки образно выгребают из образного пальца «рабы». В дальнейшем оказывается, что эти фигурки вполне годятся для портновской и чеботарной трудовой деятельности.

9-а. «сто первое предание своё». Скажу сразу: Тургенев сочинил по крайней мере ВТОРОЕ предание о Му-Му. Что касается Андерсена, то он пользовался по крайней мере СЕМЬЮ источниками, когда писал свою «Снежную королеву». Использование чужих сюжетов или каких-то их частей неизбежно. Например, КЛОН ДАРТ решил, что аллюзия – это допустимо, и вставил в своё произведение героев других авторов. Странно, что при этом он упрекает ещё кого-то в точно таких же действиях. Это дурно попахивает. Пошленько как-то... Но всему есть объяснение. Как увидим дальше, КЛОН соломку всё-таки постелил.

10-г. Вот тут автор ВПЕРВЫЕ отделил мух от котлет: есть ЧИТАТЕЛИ, есть ОНИ и есть МЫ. Мы - это обличители ИХ. ЧИТАТЕЛЬ должен слушать НАС, а не ИХ. Потому что МЫ не делаем так, как ОНИ. Любопытно, что МЫ отождествимы по тексту с ЧИТАТЕЛЕМ. Самое же тут смешное, что после криков и разоблачений МЫ ничтоже не сумняшеся не собираемся:

11-а «Бросать себя под танк, на амбразуры, кричать про короля: «Он неглиже!».
Это очень смешно: заявлять, закрывши уже прострелянной грудью амбразуру, что никакого смысла кидаться на эту амбразуру как-то и нет.
Бывшие до сего места пешки-«рабы» произведены в королей!
Но самое пошлое – это про «неглиже». Хотя короли не такие уж и голые, и кое-какое бельецо на них всё же имеется, но всё-таки... Как-то забылось, что все предыдущие рассуждения о несостоятельности пешек как-то повисают в воздухе. А действительно, если король не гол, то зачем же стулья ломать (это уже я вырвал кусочек цитаты)?
Стихо превратилось в пшик.
И всё-таки, это, наверное, – настоящая изюминка, которая перевесила. Несмотря на явную пошлость появления на публике в нижнем белье.

12-а. И тут КЛОН ДАРТ выдал такой кульбит, что даже я захихикал: «У нас самих такой макулатуры накоплено с полтонны на ЖЖ.» Во-первых, «ЖЖ» явно намекает на пикантное место. И мне странно, что  Екатерина Чухонцева эту пошлость пропустила мимо глаз. Во-вторых, тут произошло занимательное слияние ИХ с НАМИ, чуть ранее слившихся с ЧИТАТЕЛЕМ. Получился этакий памфлет на самого себя и на несчастного читателя. А это уже как-то и не смешно.

ИТОГИ

Екатерина Чухонцева сама себя высекла.

Если уж придумываешь критерии, то подумай, критерии ли это.
Если уж объявляешь критерии, то следуй им неукоснительно.
Более того, заявив, что кто-то субъективен, нужно подумать и о собственной субъективности.

По-сути произведение КЛОНа ДАРТа – очередная (не сто первая, и даже не тысяча первая) попытка как-то классифицировать поэтов на ИХ и НАС. Очевидные натяжки при этом неизбежны, потому что не существует автора, который был во всём был оригинален. Прикрыться смехом и сатирой не получилось: сатира у автора БЕЗАДРЕСНА, шутки по большей части – коверканье действительно смешного.

Что же заставило Екатерину Чухонцеву выбрать именно это произведение? Неужели другие стихи такие же или ещё хуже? Не честнее было бы заявить, что достойных раз-два, а не раз-два-три?

Или Екатерине действительно понравилось это стихо, не смотря на огрехи?

Июль 2012


Рецензии