Спустя полвека

    Они встретились в «Одноклассниках»  спустя полвека.
   
     Алексей опешил. Среди сотен одноимённых женщин наконец-то мелькнул облик некогда любимой им девочки. Перехватило дух. Одновременно верилось и не верилось в свершившееся чудо.
   
      Тамара замерла перед  открывшейся страничкой в «Одноклассниках». На неё с фотографии смотрел Алексей. Да, он чуточку изменился, но разве времени по силам стереть некогда любимые черты лица?
      
      И посыпались вопросы, вопросы, чередуясь с ответами. Обмен фотографиями, рассказы из жизни. Разве уместить полвека в краткие мгновения новой встречи?
      
      Всё было: и новые влюблённости, и расставания, и горечи потерь.
      Выстояли. По обе стороны оказались сильными и достойными людьми. Когда первый захлестнувший их шквал встречи уже ласково стелился у ног котом, переписка обрела размеренный и спокойный оттенок мастерской акварели.
      
      - Как хорошо, что ты у меня есть! Сегодня я не мог уснуть от нахлынувших впечатлений. Даже давление от переживаний подскочило, – писал Алексей.
      
      - Я считала тебя погибшим и прекратила поиск, не переставая помнить, - отвечала Тамара.

      - Ты, незримая, всегда шла рядом со мной, - проговаривал в письме Алексей.
      
      -  Я соизмеряла свои поступки по тебе. Всё, что мной сделано, совершалось именем твоим. Я будто доказать тебе хотела, что я смогла, я состоялась, и ты бы мог гордиться своей Тамарой.
      
       - Я не забывал о тебе. Помнишь, ты мне как-то дарила крохотную мельхиоровую чашечку с блюдцем? Я иногда брал её в руки и думал о том, что к этой чашечке прикасались твои ручки.
      
       - А я сохранила твою фотографию и книгу "О здоровой и вкусной пище". Там твоей рукой написано: «Учись готовить красиво и вкусно»! Теперь я готовлю именно так на зависть и хорошее настроение окружающим меня родным и друзьям.
    
      А ещё, а ещё, а ещё…
      Всю жизнь свою пытались они собрать по крупицам на маленьких страницах связующего их сайта. Жаль, что времена трепетных писем и ожидания их канули в лета.

Алексей.
      
      Я вчера вечером рассматривал твою фотографию, где ты в синем платьице с чайкой на груди. Очаровательная фотка, милая девушка. Я смотрел и думал: – «Боже, не уж - то я имел счастье целовать эти прелестные губки»…    

Тамара.
   
      Благодарю за добрую память. Разве можно забыть первый поцелуй, первое робкое соприкосновение рук, первые признания?
   
     Не одна ночь прерывала их письменные беседы. Спать они ложились в разных уголках своей необъятной страны далеко за полночь, а мысли ласкали и тешили воображение пары, утратившей счёт годам. Лёгкие улыбки даже во сне продолжали играть на влюблённых, озарённых счастьем, лицах.

   Алексей.
   
      Приветик! Мы уже проснулись? А я пришел с работы, пораньше! И получил,  и прочитал твое письмо. Зачитался прекрасными твоими стихами. Слов нет, какой в тебе талант! Я всегда поражался, как может человеческий Гений написать такие шедевры, как, например,  "Адажио" Альбиони, или вальс  "На прекрасном голубом Дунае", или  другие вечные музыкальные шедевры.
   
     Теперь я поражаюсь, как эта девчонка - кроха, со школьной скамьи увлекающаяся стихами, смогла с годами стать буквально волшебницей, дарящей людям частицу своего сердца, своей души!
   
     Впрочем, ты и в прозе сильна - это же надо так написать мне в письме - " Я тихонько поглажу твою белеющую головушку, и едва касаясь, поцелую край твоего одеяла..."
   
     Спасибо, благодарю тебя, Тамарочка, за столь нежные моему сердцу слова. Тронут, признателен, восхищен! Особенно потому, что ты так тепло воодушевила меня в момент болезни.
   
     P.S.  Впрочем, ты всегда была внимательной ко мне, потому что ты меня любила так же, как и я любил тебя.

  Тамара.
   
      Я знаю, Лёша, что происходит с нами, не сговорчивыми и всё ещё шалыми и не успокоенными временем людьми. 
   
     Представь две наши жизни. Было время, они переплелись веночком из одуванчиков. Хорошо, легко, но не надёжно. Искали, находили, спотыкались, шли дальше. Но ты шёл своим путём, а я своим.
   
     Где-то там, внутри нас, по-прежнему живёт утро ранней весны, когда хотелось состояться, чего-то достичь, кем-то стать.
   
     И вот уже седина разгулялась. По обе стороны дети,  внуки, жена, муж, а мы продолжаем идти по нами проторенной дорожке,  где ни сучков, ни кочек, ни канавок.
   
     Шли мы разными дорогами, но между нами, так и осталась та весенняя тропинка любви. Она не заросла сорняком времени, потому что устлана золотым песочком наших воспоминаний. 
   
     Время, оно мудрое. И если лежало на той тропинке оброненное нами счастье, время искало хозяев и нашло их.
   
     Вот они, по обе стороны, наши пути - дороги, а ноги сами повернули в центр, где оставался в сохранности тот, общий наш путь. Сейчас мы  будто взлетели на крыльях прежнего счастья на высокую гору и спрыгнули с кручи на маленький островок былой нашей любви. Теперь, куда не пойдём, а будем хоть на секунду, хоть одной ножкой ступать туда, где нам было хорошо, чтобы снова испытать, почувствовать ту первую радость юношеской любви. В этом "хорошо" всегда хранятся лучики нашего первого чистого чувства.
   
      Пытались, и повздорить, и разбежаться - не получается. И не получится, потому что мы, хоть и не родные вроде, а там, внутри, так и остались чем-то единым.
   
     Я с тобой согласна. Не зачем нам ссориться и браниться, незачем показывать друг другу состоятельность  и промахи, потому что это из другой жизни.
   
     Мы едины только там, где были и навсегда остались подростки: Лёша и Тамара. Мы по-прежнему бредём, взявшись за руки, испытывая непонятные и желанные чувства единства и единения. Этим всё сказано. И это нерушимо, как память.
   
     И я ничего не забыла из того, что согревало меня, и ты пронёс сквозь время своё отношение ко мне. И разве это плохо или подсудно? Я и сейчас при встрече точно так же легко  обниму и поцелую тебя. Так же, как тогда. Не потому, что сегодня ты мой, а потому,  что мы так и не стали чужими.
   
     Я пишу и чувствую, что ты вздыхаешь и, молча, соглашаешься со мной. Почему? А потому что мы имеем привычку СОЧУВСТВОВАТЬ друг другу, то есть самым близким образом СОПЕРЕЖИВАТЬ чувства друг друга.
   
     Уже пятнадцать лет перевалило за полвека. Ты знаешь, сохранившаяся наша чистота друг перед другом - наше достоинство. Неоценимый дар судьбы. Мы бережно храним его на самом почётном месте своей жизни. А потом, может статься, унесём в заоблачное царство грёз.

  Алексей.
   
      Что же, по крайней мере, мы остались чисты и невинны друг перед другом, никогда не обидели друг друга. И пылкая наша полу - детская, полу - юношеская любовь будет с нами до конца.
      
     Как здорово, что мы все же встретились после стольких лет разлуки!
   
      Переписка этих двух немолодых людей продолжается до сих пор. Я читаю эти строки, испытывая некоторую зависть и любование.  Кто из нас сможет повторить путь первой любви до глубоких седин? Низкий поклон вам, свершившим свою преданность друг другу.


Рецензии
Не зря говорят, что старая любовь не ржавеет.

Владимир Врубель   09.11.2017 19:54     Заявить о нарушении
Именно первая детская влюблённость, когда нет и в помыслах никаких вольностей, остаётся до конца жизни незапятнанной и чистой. Не потому ли до конца дней каждый с благодарностью вспоминает те годы?
Ржавеет, наверное всё, что было железно, а то, что было на уровне духовного -
времени неподвластно.
Спасибо, Владимир, за добрый отклик.
С уважением, Т.П.

Калинина Татьяна Петровна   09.11.2017 20:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.