Паразитка!!! о детях, фото авт

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/07/05/977
СБОРНИК "МОИМ РОДНЫМ И МАЛЕНЬКОЙ РОДИНЕ!" рец.0

1.
О БАБУШКАХ И ВНУКАХ!

ПАМЯТИ БАБУШКИ НАДИ!
Дорогая моя, баба Надя!Поздравляю тебя!Твой  пра- правнук Илья закончил МГУ М.В.Ломоносова, сдал Госэкзамен вчера 18.06.2015 г. Будет писать дипломную работу!Царство тебе Небесное!Вечная память!Твой внук Леонид.

     Мама моя жила в Сочи, возле гостиницы «Кубань». По лестнице поднимешься в парк «Ривьера». Проходишь по центральной алее до конца и…. море! Чаще мне приходилось купаться зимой, чем летом в Чёрном море. Не потому что я «морж» с 1974 г., а потому что я адвокат с болезненным уровнем ответственности  за дело, которое веду. А их много: одно кончается другое начинается….  А вообще скажу так: суды работают не на людей, а на себя! Доходило у меня до такого, что по три, а однажды я пожаловался коллегам – четыре дела в день  с моим участием отложили судьи. У них не горит и над ними не каплет. А я не могу передать дело другому адвокату, потому что в случае плохого исхода, клиент сочтёт меня  предателем. В отпуск я не ходил 27 лет. Отвозил к бабушке детей и забирал. Потом стал отвозить и забирать внука, то есть правнука моей  мамы. А была ещё жива моя бабушка, которая уже совсем ослепла в 98 лет.

2.
ТЕЛЕШОУ!!!

Моя сестрёнка  училась в начальных классах, а бабушка была тогда ещё зрячая. Поздно вечером сестрёнке пора ложиться, а она в телевизоре «по уши»! Бабушка несколько раз предупредила её, что пора ложиться спать, а она всё обещает, но не выключает. Бабушка уже повысила голос, а сестрёнка в ответ:
-Ну, баба! Ну, сейчас!Телешоу дай досмотреть!
Бабушка заглянула в телевизор:
-Это телешоу называется? - спрашивает бабушка, - Растелешились падлюки дальше некуда! Просто – срам! Телешиться учишься? Выключай! А то я выключу!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.


3.
НОВЫЕ ОЧКИ!
   Ещё когда бабушка, хоть плохо, но видела, решили купить ей другие очки.  Взяли у знакомого продавца  очки для пробы на одну единицу помощнее. Одели на бабушку, включили телевизор. Бабушка увлечённо смотрит, а мы спрашиваем:
-Бабушка, хорошо видишь?
-Хорошо!- отвечает бабушка.
-А что же ты видишь сейчас, бабушка? - спрашиваю я. Как раз показывали красивый трёхглавый собор с золочёными куполами. Бабушка,  заговорщицким тоном, полушёпотом, чтобы не спугнуть увиденное, говорит:
- Да, вон! Три мордатых мужика – каких-то!...

4
ПАРАЗИТКА!

   Потом позже бабушка ослепла совсем.
    Однажды, примерно в году 1999 я привёз летом  в Сочи к маме её правнука, а моего внука. Ему было лет 5 с половиной. Была у него в соседнем подъезде подружка Маша – одногодка или чуть постарше, но девочки южных кровей развиваются быстрее, а  Маша была – красавица,  армяно-гречанка и, проживая в Сочи, предпочитала отдыхать летом в Греции. А тут такая встреча!
Под окном у нас куча песка. Квартира на первом высоком этаже. Внук вышел на улицу. Моя бабушка, которая для моего внука прабабушка у меня спрашивает:
-Что Илья делает на улице? Ты его видишь?
Я отвечаю, наблюдая за Ильёй:
-Илья сидит в песочке, строит домики. А Машка стоит над ним и съедает его своими глазищами.
  Бабушка восклицает:
-Вот – паразитка! А?

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2009 г.


5.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/08/15/872
АРИИ ИЗ ОПЕР... ПОД ГАРМОШКУ! фото автора
(Сборник "О животных")(рец.1)

  Сестрёнке моей был годик, когда наш отец -  Василий Васильевич- инвалид  Великой  Отечественной войны, утонул в Цимлянском море в шторм на рыбалке в возрасте 37 лет.
Я  после окончания 8-ми классов вынужден был  Волгоградском ПТУ  приобретать специальность электромонтёра по монтажу и эксплуатации электрооборудования, а сестрёнка подрастала в Цимлянске с мамой – учителем начальных классов «Заслуженным учителем школы РСФСР» и бабушкой пенсионеркой без пенсии, потому что бросила работать в колхозе в 54 года. За это её забирали в «принудиловку» без суда и следствия и так же без суда и следствия отец её выкупил за взятку. Это было при Сталине в 1951 году. Сестрёнка была младше меня на 14 лет. Мне писали в письмах о том, что они с нашим дворовым Шариком «дают концерты» под детскую гармошку.Сестра играет, точнее  «рипит» , как говорила моя бабушка, а собака под эту «музыку» воет на разные тональности.
Когда я приехал домой в отпуск, то сам увидел это своими глазами, а ещё мне рассказали подробности. Однажды сестрёнка пришла с Шариком с улицы с сумкой конфет, пирожков, булок.
Оказывается они с Шариком  «выступали» перед соседями на лавочке, а им  «за работу» стали соседи давать всякие угощения и сестрёнке это понравилось. Бабушка отнеслась к этому с юмором, но когда это дошло до мамы, которая домой приходила только для того, чтобы проверить  пачки тетрадей своих учеников и потерять сознание до  утра, мама была в ужасе. Она не поддержала бабушкин юмор, а устроила скандал, запретив сестрёнке продолжать эти «концерты», потому что руководством  в школе это будет расценено не с юмором, а  совсем иначе!
  Но «концерт» я видел и оценил! Шарик так  «художественно» выл под «рипение» детской гармошки, выводя разные  тональности и вытягивая шею в разные стороны, как оперный певец,   артистично поднимая при этом то одну лапу, то другую, жестикулируя в такт пению, что это сначала вызывало хохот соседей, а потом, когда у собаки начинали по щекам катиться слёзы, то люди тоже плакали и хотели «артистов» чем-то наградить!ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.stihi.ru/2015/11/29/4938

Постоянное место публикации:http://stihi.ru/2012/07/05/5268

СБОРНИК "МОИМ РОДНЫМ И МАЛЕНЬКОЙ РОДИНЕ!" рец.0

1.
О БАБУШКАХ И ВНУКАХ!

ПАМЯТИ БАБУШКИ НАДИ!
Дорогая моя, баба Надя!Поздравляю тебя!Твой  пра- правнук Илья закончил МГУ М.В.Ломоносова, сдал Госэкзамен вчера 18.06.2015 г. Будет писать дипломную работу!Царство тебе Небесное!Вечная память!Твой внук Леонид.

     Мама моя жила в Сочи, возле гостиницы «Кубань». По лестнице поднимешься в парк «Ривьера». Проходишь по центральной алее до конца и…. море! Чаще мне приходилось купаться зимой, чем летом в Чёрном море. Не потому что я «морж» с 1974 г., а потому что я адвокат с болезненным уровнем ответственности  за дело, которое веду. А их много: одно кончается другое начинается….  А вообще скажу так: суды работают не на людей, а на себя! Доходило у меня до такого, что по три, а однажды я пожаловался коллегам – четыре дела в день  с моим участием отложили судьи. У них не горит и над ними не каплет. А я не могу передать дело другому адвокату, потому что в случае плохого исхода, клиент сочтёт меня  предателем. В отпуск я не ходил 27 лет. Отвозил к бабушке детей и забирал. Потом стал отвозить и забирать внука, то есть правнука моей  мамы. А была ещё жива моя бабушка, которая уже совсем ослепла в 98 лет.

2.
ТЕЛЕШОУ!!!

Моя сестрёнка  училась в начальных классах, а бабушка была тогда ещё зрячая. Поздно вечером сестрёнке пора ложиться, а она в телевизоре «по уши»! Бабушка несколько раз предупредила её, что пора ложиться спать, а она всё обещает, но не выключает. Бабушка уже повысила голос, а сестрёнка в ответ:
-Ну, баба! Ну, сейчас!Телешоу дай досмотреть!
Бабушка заглянула в телевизор:
-Это телешоу называется? - спрашивает бабушка, - Растелешились падлюки дальше некуда! Просто – срам! Телешиться учишься? Выключай! А то я выключу!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.


3.
НОВЫЕ ОЧКИ!
   Ещё когда бабушка, хоть плохо, но видела, решили купить ей другие очки.  Взяли у знакомого продавца  очки для пробы на одну единицу помощнее. Одели на бабушку, включили телевизор. Бабушка увлечённо смотрит, а мы спрашиваем:
-Бабушка, хорошо видишь?
-Хорошо!- отвечает бабушка.
-А что же ты видишь сейчас, бабушка? - спрашиваю я. Как раз показывали красивый трёхглавый собор с золочёными куполами. Бабушка,  заговорщицким тоном, полушёпотом, чтобы не спугнуть увиденное, говорит:
- Да, вон! Три мордатых мужика – каких-то!...

4
ПАРАЗИТКА!

   Потом позже бабушка ослепла совсем.
    Однажды, примерно в году 1999 я привёз летом  в Сочи к маме её правнука, а моего внука. Ему было лет 5 с половиной. Была у него в соседнем подъезде подружка Маша – одногодка или чуть постарше, но девочки южных кровей развиваются быстрее, а  Маша была – красавица,  армяно-гречанка и, проживая в Сочи, предпочитала отдыхать летом в Греции. А тут такая встреча!
Под окном у нас куча песка. Квартира на первом высоком этаже. Внук вышел на улицу. Моя бабушка, которая для моего внука прабабушка у меня спрашивает:
-Что Илья делает на улице? Ты его видишь?
Я отвечаю, наблюдая за Ильёй:
-Илья сидит в песочке, строит домики. А Машка стоит над ним и съедает его своими глазищами.
  Бабушка восклицает:
-Вот – паразитка! А?

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2009 г.


5.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://stihi.ru/2012/08/15/4537
АРИИ ИЗ ОПЕР... ПОД ГАРМОШКУ! фото автора
(Сборник "О животных")(рец.1)

  Сестрёнке моей был годик, когда наш отец -  Василий Васильевич- инвалид  Великой  Отечественной войны, утонул в Цимлянском море в шторм на рыбалке в возрасте 37 лет.
Я  после окончания 8-ми классов вынужден был  Волгоградском ПТУ  приобретать специальность электромонтёра по монтажу и эксплуатации электрооборудования, а сестрёнка подрастала в Цимлянске с мамой – учителем начальных классов «Заслуженным учителем школы РСФСР» и бабушкой пенсионеркой без пенсии, потому что бросила работать в колхозе в 54 года. За это её забирали в «принудиловку» без суда и следствия и так же без суда и следствия отец её выкупил за взятку. Это было при Сталине в 1951 году. Сестрёнка была младше меня на 14 лет. Мне писали в письмах о том, что они с нашим дворовым Шариком «дают концерты» под детскую гармошку.Сестра играет, точнее  «рипит» , как говорила моя бабушка, а собака под эту «музыку» воет на разные тональности.
Когда я приехал домой в отпуск, то сам увидел это своими глазами, а ещё мне рассказали подробности. Однажды сестрёнка пришла с Шариком с улицы с сумкой конфет, пирожков, булок.
Оказывается они с Шариком  «выступали» перед соседями на лавочке, а им  «за работу» стали соседи давать всякие угощения и сестрёнке это понравилось. Бабушка отнеслась к этому с юмором, но когда это дошло до мамы, которая домой приходила только для того, чтобы проверить  пачки тетрадей своих учеников и потерять сознание до  утра, мама была в ужасе. Она не поддержала бабушкин юмор, а устроила скандал, запретив сестрёнке продолжать эти «концерты», потому что руководством  в школе это будет расценено не с юмором, а  совсем иначе!
  Но «концерт» я видел и оценил! Шарик так  «художественно» выл под «рипение» детской гармошки, выводя разные  тональности и вытягивая шею в разные стороны, как оперный певец,   артистично поднимая при этом то одну лапу, то другую, жестикулируя в такт пению, что это сначала вызывало хохот соседей, а потом, когда у собаки начинали по щекам катиться слёзы, то люди тоже плакали и хотели «артистов» чем-то наградить! Когда Шарику протягивали что-то вкусное, он не сразу хватал, а кивал, фыркая и улыбаясь. Но «вредная»  мама запретила получать заслуженные награды…

Л.КРУПАТИН, МОСКВА.2009 г.


6.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://stihi.ru/2012/07/16/4716

(Сборник "О любви с улыбкой!")
(Сборник "Лётные, военные!")(рец.1)

СОЛДАТСКИЙ "ТРЕУГОЛЬНИК"!

Мало кто уже соображает, что такое  «Солдатский треугольник», а я поясню: Это треугольная печать на солдатском письме, которая давала право посылать письмо без марки  с гарантией, что  оно дойдёт до адресата, его донесут, даже может быть самоотверженно. А печать  на солдатском письме треугольная потому, что во время войны, не имея конвертов, солдаты сворачивали свои письма  незамысловатым треугольником, не запечатывая, потому что цензура НКВД всё  равно проверяла и заштриховывала, что по их разумению было вредным, или опасным.
Я закончил летать по второму году обучения в Волгоградском Учебно-авиационном  Центре ДОСААФ (Добровольного  Общества Содействия Армии, Авиации и Флоту). Первый год летал на  винтомоторных ЯК-18-У, второй год – на реактивных истребителях чехословацкого производства Л-29 типа «Дельфин». После этого нам присвоили звание «сержант» - ВУС(военно-учётная специальность) – пилот, распределили на бомбардировщики, вертолёты и истребители. Истребителей направляли для продолжения обучения уже на боевых МИГ-17 в Грозненском  Учебно-авиационном Центре, но дали месяц отпуска перед отправкой.
Узнали  о том,  что я дома все мои друзья и  подружки, жизнь моя «пошла колесом», но к концу отпуска вдруг подружки мои как-то незаметно  «рассосались» и остались одни друзья-собутыльники. А что случилось, узнал я не сразу, а когда узнал – было поздно.
Дело в том, что я к этому времени уже покончил с «общажной» жизнью, перетащив из Цимлянска Ростовской области в Волгоград своё семейство: маму, бабушку и сестрёнку Нину, которая была  младше меня на 14 лет. Наш отец утонул в Цимлянском море(водохранилище) в 1962 г., когда я окончил 8 классов и мне пришлось переходить на «свои хлеба». Закончил ПТУ и параллельно среднюю школу в «вечорке» и работая на Тракторном заводе вступил в ЖСК, построил 4-хкомнатную квартиру и перетащил в Волгоград своих.
Так вот сестрёнке к этому времени, т.е. окончания полётов на Л-29 было уже 6 лет. Сестрёнка очень меня любила, наверное вместо отца и конечно же ревновала меня к моим подружкам.
Однажды приезжает к нам домой подружка Люда с Тракторозаводского р-на, познакомилась с моей бабушкой и сидит на кухне с нею щелкает семечки, дожидаясь меня. Звонок в дверь. Сестрёнка открывает. Пришла ко мне блондинка Галя  - подружка с нового места жительства. Сестрёнка говорит, что меня нет, а меня дожидается Люда с которой  «Лёня раньше таскался»! Это бабушкин лексикон. Галя  обиженно «крутнула хвостом» и исчезла. Сестрёнка приходит на кухню, у неё спрашивает бабушка, кто приходил. Сестрёнка докладывает в присутствии подружки Люды, что приходила Галя-белая  «с которой Лёня  сейчас таскается». Люда молча встала и  прохладно попрощавшись с бабушкой тоже свой «хвост утащила». Ещё у меня была подружка Верочка. Приходит она, а сестрёнка у неё спрашивает:
-Верочка, а ты шалава?
-Не-е-ет! – растерянно говорит Верочка, - А почему ты так спрашиваешь?
-А бабушка сказала, что у твоего братика все шалавы!
Верочка тоже исчезла с моего горизонта. Но я-то этого не знал, а разбираться было уже некогда. Поэтому меня провожали в Грозный уже одни друзья. В Грозном скучать особенно было некогда. Служба была тяжкой: сплошные зачёты и экзамены перед полётами, хотя успевал ещё в художественной самодеятельности участвовать, плясал лезгинку, да так, что чеченцы обижались, когда узнавали, что я русский, а не нохч. Ещё на мне были «Боевые листки», которые  выходили  почти ежедневно, особенно после «лётного дня». Однако, как-то цепляло меня за душу то, что однокурсники получали письма от девочек пачками, а я только из дома: от мамы, бабушки и сестрёнки. Особенно меня «взяло» после Дня Советской Армии, когда меня, кроме домашних, никто не поздравил, и я решил написать какой- нибудь подружке к 8-му марта, хотя адреса ни одной не знал. Вспомнил я, что одна подружка Нина работала в детском садике на параллельной с моей,  улице и я  послал письмо с таким адресом: г.Волгоград-47, ул.Толбухина, Детский садик возле Молочного магазина, Погребняк Нине. И чтобы вы думали? Дошло письмо! Хотя моя  красивая «хохлушка» написала мне, что над моим адресом смеялись даже дети! Но главное:дошло! Потому что конверт был с  "8-м марта! и  была печать "солдатский треугольник" и на его сторонах было написано: « Письмо, солдатское, бесплатное». Но оно дороже любых других – вот так-то!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,1967 – 2010 г.

7.
ТЕПЕРЬ И УМЕРЕТЬ МОЖНО!

Я летал на трёх типах истребителей.Два последних были реактивными.А самый последний был боевой МИГ-17 с тремя пушками.В те времена мне как-то мама сказала: "Встала бы сейчас твоя прабабушка Саша с "того света" и посмотрела бы на тебя - лётчика! Ведь когда я была девчонкой, училась в начальных классах, а прабабушке твоей было примерно за пятьдесят лет (то примерно в 1934 году), возле нашей станицы сел из-за неисправности самолёт - кукурузник. Тогда вся станица бегала смотреть на самолёт.Когда мы с бабой Сашей шли назад домой от самолёта, бабушка вздохнув и перекрестившись сказала:"Ну, теперь и умирать не жалко!Живой самолёт посмотрела!"
  "А теперь вот её правнук летает!Береги себя сыночек! Думаю, что и прабабушка Саша тебя с того света бережёт!"- сказала мама, вытирая слёзы...

8.
ПАМЯТИ БАБУШКИ КАТИ!
Дорогая моя, баба Катя!Поздравляю тебя!Твой  пра- правнук Илья закончил МГУ М.В.Ломоносова, сдал Госэкзамен вчера 18.06.2015 г. Будет писать дипломную работу!Царство тебе Небесное!Вечная память!Твой внук Леонид.

МЕСТО ПОСТОЯННОЙ ПУБЛИКАЦИИ:http://www.stihi.ru/2015/07/12/3522
СБОРНИК "ЛЮБОВЬ И ОСЕНЬ!" рец.0 Фото с Доски Почёта рыбколхоза.

НЕ ЦЕЛОВАЛ, ХОТЬ ВМЕСТЕ СПАЛИ!

  В этом году у нашего класса появилась новая пионервожатая из старшеклассников. Она была активная, приглашала нас в дом пионеров, который был  расположен в старом двухэтажном деревянном казачьем  доме, видимо перевезённом из нашей, или подобной нашей,  затопленной водами Цимлянского моря станицы. Старую станицу Цимлянскую полностью фашисты сожгли во время войны. Зарево от пожарища было видно к нам за сорок километров. Так вот  благодаря этой активной пионервожатой по вечерам, в отсутствие  старших, мы на стареньком проигрывателе крутили пластинки с мелодиями, довольно непривычными для нашего советского уха. И это всё происходило с предупреждением, чтобы никто из старших не знал об этом, потому что  «иностранщина» очень не приветствовалась и считалась  «стиляжничеством». А стиляг мы ненавидели всей душой. Лозунг: «Сегодня он танцует джаз, а завтра Родину продаст!» был на тот момент в нашем сознании животрепещущим, однако тянуло прикоснуться к этому… по секрету. Впервые там я  услышал «Мама,йо керо!» и стали мы понемногу попой вилять, сначала под «чарльстон», потом под «шейк», потом  под «твист», а главное, «топтались» под танго, обнимая партнёршу одной рукой за талию, а другой – держа её потную ладошку в своей от того, что прижимались довольно близко, ощущая появившиеся у партнёрш выпуклости. Между прочим, наступила осень и наша пионервожатая сказала: «А кто знает, где растут грибы? Давайте организуем турпоход за грибами!»  Никто ничего подобного не знал, потому что в нашей лесостепной местности грибы собирали  редкие знатоки мест. Я таких мест не знал, но моя баба Катя, которая проживала в хуторе Рынки, в семи километрах от Цимлянска, знала такие места и каждый год  давала нам на  зиму грибочков  своего  посола.
   Я заявил, что моя бабушка знает, где есть грибы, но надо её предупредить, что мы придём к ней, что нужна будет её помощь и надо бы у неё выяснить, далеко ли это место, смогут ли дойти девочки, а для этого сегодня в субботу после уроков надо к ней сходить и лучше бы с бабушкой поговорить одной из девочек… Например Нине… Пионервожатая давно заметившая моё неравнодушие к Нинке, меня активно поддержала и в свою очередь попросила Нинку согласиться на моё предложение и сегодня сходить со мной к бабушке на хутор и выяснить эти важные вопросы. Нинка смутившись, немного поломавшись, согласилась с условием, если её отпустят родители. После уроков, мы зашли домой, пообедали каждый у себя дома  и я ждал у своей калитки, что вот подойдёт Нинка и мы пойдём. Но Нинки не было и я пошёл к ней домой, хотя было  не по пути. Мать её меня встретила неприветливо, сказала, что она никуда не пойдёт. Я сказал, что это поручение пионервожатой  и что Нинка подведёт весь класс. Мать сказала, что сейчас  пойдёт к моей матери и спросит, где этот хутор находится, и можно ли отпускать туда детей. Я её идею погасил реальным доводом, что моя мать приходит домой из школы, где она преподаёт в параллельных начальных классах, только поздно вечером,  а   отец и того позже.
     Мать  Нинки сказала, что у меня дома бабушка  Надя и она хочет поговорить с нею. Мы пришли к нам втроём, мать поговорила с бабушкой и она,  вежливо выругавшись в адрес нашей пионервожатой: «Что чёрт не выдумает, то они выдумают, эти пионервожатые!», однако сказала, что я за день  неоднократно бывал у бабушки, что это недалеко и мать Нинки, успокоившись, нас отпустила. Они не учли, что  отняли у нас массу времени, а бабушка моя забыла, что я  «мотался», как она выразилась,  к бабушке Кате на велосипеде. Осенью  день короткий, а это было где-то в конце октября. Когда мы с Нинкой пришли к бабе Кате, она о-очень удивилась! Ещё больше удивилась нашей авантюре, потому что  лето было сухое и осень ещё «не раздождилась», поэтому грибов будет мало. Естественно, бабушка усадила нас с Нинкой за стол, а когда мы кончили кушать, за окном было темно и бабушка категорически отказалась нас отпускать  домой. Она сказала, что утром с рассветом нас поднимет и отправит домой. Нинка была страшно обескуражена таким поворотом и сказала, что ей дома голову оторвут за неявку домой, а кроме того матери от волнения может быть плохо. Бабушка сказала, что тогда не надо было нас отпускать поздно  в дальнюю дорогу. Нинка была обескуражена тем, что  бабушка собирается нас положить спать вдвоём на двуспальной кровати, поскольку больше было класть нас некуда. У неё в доме были три комнаты,  только   прихожая, кухня и зал, где и стояла  эта кровать, а бабушка спала на кухне на односпалке.
   Бабушка на возражения Нинки сказала:
-Подумашь! Какие взрослые! По  десять лет! Чего бы и понимали бы в этом! Ложитесь валетом, в разные стороны!
    Мы так и легли к глубокому моему сожалению. Когда я под одеялом попытался взять Нинку за ногу, она так меня шарахнула ногой в самое больное место, что я скорчился  очень надолго и  потом лежал от неё отвернувшись, не отвечая на её сострадальческие вопросы:
-Лёнь? Что больно? Ну,  ты меня простишь?
  Утром встали, умылись под рукомойником на улице, покушали, хотя Нинка отказывалась и переживала, как её   встретят дома родители. Бабушка, провожая нас , сказала, что грибов не обещает, но борщом нас накормит таким, что за уши не оттащишь.
     Шли мы  к Цимлянску через станицу Красноярскую. Немного проехали на автобусе, что  сократило   нам время. Дорогой с Нинкой мы не разговаривали. Во-первых,  я обижался на неё за её грубость в ответ на мои чувства, а во-вторых, я  понимал, что наше отсутствие мне так просто  не пройдёт.
Предчувствие  ни меня,  ни Нинку не обмануло. Только мы вышли из-за угла на нашу улицу Советскую, как сразу увидели стоящих у моей калитки Нинкиных родителей и мою мать. Лица у них были очень…. Не предвещающими добра…
-Как это понимать, Лёня?! –начали с вопроса  очень злобным тоном родители Нинки.
А я, как-то вдруг взорвавшись, тоже  очень грубо ответил:
-А потому что вчера два часа вас пришлось уговаривать и потеряли время. Нас бабушка не отпустила домой, потому  что темнело!- ответил я,  адресуя матери Нинки,  и прошёл во двор мимо своей матери, которая  на меня смотрела молча, многообещающим взглядом. Родители Нинки очень возмутились моим тоном и стали высказывать моей матери, что «Заслуженный учитель» не воспитала своего сына. Вернувшись к калитке, я  тем же тоном сказал:
-Постарайтесь не перестараться в воспитании дочери! Но мы должны быть сегодня в 10 часов возле школы, одетые по-походному!
-Что-о-о?- возмущённо воскликнули родители Нинки в один голос, - Больше она никогда и никуда не пойдёт с тобой! А по поводу воспитания вашего сына, Мария Петровна, мы будем разговаривать с директором и на родительском  комитете!
   Мать меня развернула за плечо  лицом к дому и толкнула в спину, чтобы я ушёл. Я пошёл, но не слишком быстро и слышал, как мать сказала Нинкиным родителям:
-Не угрожайте, а обращайтесь к директору! Но ко мне больше ни за чем и никогда не обращайтесь! Я волновалась не меньше вашего, а оказалось, что это по вашей вине! – и повернувшись к ним спиной мать пошла ко мне. Подойдя ко мне, мать очень сердито сказала:
-Неужели ты думаешь, что после всего происшедшего я тебя отпущу в поход?
   Это был удар, похожий на тот, что я испытал в постели с Нинкой! Всё что угодно я ожидал, но не это! Я  чуть не потерял дар речи…
-Мам! Меня же ждать будут класс и пионервожатая!  Я же пообещал! И баба Катя будет ждать! Она сказала, что наварит большую кастрюлю борща с курицей!
Мать, подумав, вздохнула и сказала:
-Собирайся!Иди!
   Нинку мы так и не дождались возле школы и решили, что её не отпустили. Естественно, я всё рассказал пионервожатой и одноклашкам, не уточняя, что мы спали в одной постели. Грибов мы набрали мало, но поход всем понравился, кроме меня и Нинки, которая после этого со мной почти не общалась, отчего я очень страдал.
   После шестого, седьмого и восьмого класса летом я работал в  топографической экспедиции из нашего областного города Ростова на Дону, бегая с  рейкой по степи вокруг нашего города. С нами работала моя одногодка, дочка нашего инженера топографа Таня. Я был очень с нею дружен и даже, кажется,  неравнодушен, а она была девочка очень воспитанная, интеллигентная и вела себя со мной сдержанно, хотя чувствовалось, что у неё ко мне интерес есть. А я рассказал ей честно, что страдаю по Нинке, на что она ничего не сказала, но покраснела, как говорится до кончиков волос.
    После окончания летней работы у меня утонул отец и я уехал в г. Волгоград, поступил в ПТУ. Естественно, «пэтэушником» я не был интересен ни Нинке, ни Тане.
ПОСТСКРИПТУМ: Моя бабушка Катя очень переживала, что Нинку не отпустили с нами в поход и что дома у неё неприятности из-за того, что она оставила нас с Нинкой ночевать. Но и отпустить  в ночь нас она тоже не могла. Бабушке Нинка понравилась. Она сказала, что очень умная девчонка! Ага, - подумал я, - Слишком умная!
  Бабушка нам с Нинкой перед сном несколько песен казачьих спела, чем душу мне совсем к любви развернула! А Нинка… отвернула…
  Когда я после дембеля возвращался домой с медалью на груди «За воинскую доблесть» В честь 100-летия В.И.Ленина, то был удивлён, что бабушку тоже наградили такой же медалью, но «За трудовую доблесть» - одну из всех колхозников. Потому что она была самым важным человеком для рыбаков – поваром отделения. Царство Небесное и светлая Память  бабушке – Екатерине Никаноровне Крупатиной, потомственной рыбачке.
  Бабушка Катя во время войны получила две "похоронки" на двоих сыновей. Похоронка на старшего сына Николая, авиационного техника, подтвердилась, а на моего отца оказалась ошибочной. Но как это было ей пережить!? Потом ей прислали Благодарственное письмо за моего отца с подписью маршала Рокосовского К.К.
  Л.КРУПАТИН, МОСКВА, июнь 2015 г.


9.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://stihi.ru/2011/07/05/5090

СБОРНИК "УЖАСЫ!!!" рец.0

ПРИНУДИЛОВКА! Ужас о детстве.Здесь мне 4 года.

    Это было после нашего "добровольного" выселения под стволами нацменов с затопляемых берегов Дона в виду строительства Волгодонского судоходного канала  по велению Сталина, по задумкам ещё Петра Великого.А в связи с этим и строительством Цимлянской ГЭС с пятнадцатикилометровой плотиной и образованием Цимлянского рукотворного моря, затопившего нашу малую родину мы оказались в зоне строительства "Волгодона", где было очень много "зэковских" лагерей.Это был 1951 год.
    Однажды  я просыпаюсь летним утром в нашем недавно обжитом флигеле, выхожу на ступенечки,  натёртые жёлтым песочком «охрой», присел  и осматриваюсь,  ощущая, что из летней кухни, расположенной метрах в пяти, идёт запах горячих оладьев или пирожков, ну в общем чего-то вкусного. Вдоль дорожки посыпанной беленьким песочком благоухают цветочки и над ними уже трудятся шмели и пчёлы. Я уже собирался идти к бабушке в кухню, но с улицы послышался звук приближающейся автомашины и возле нашей калитки остановился  ментовский «бобик», как их тогда называли. Вышел из него милиционер в белой  парадной гимнастёрке и какой-то щуплый мужчина  в кепке. Милиционер размашисто распахнул нашу калитку и важно, как-то подчёркнуто по-хозяйски зашёл в наш двор, а тот мужичонка – за ним. Милиционер с очень красным лицом  важно шествовал первым, поглядывая на меня, как-то изучающе, а второй выглядывал из-за первого, то справа, то слева. Когда они зашли во двор, не знаю я почему, но у меня в душе что-то сжалось. Подойдя ко мне, мент грубо спросил:
-Бабка где?
- Там…- показал я на кухню.
   Мент пошёл вразвалочку к кухне и этот, в картузе, за ним, а моя детская душонка сжималась и сжималась… И не напрасно!
       Мент пригнувшись  зашёл в кухню и через несколько секунд я услышал бабушкины возмущения  с   доводами о том, что дети  работают на Волгодоне, а дитя, то есть меня деть некуда, а личную скотину, кто содержать  будет? При этом бабушка по-казачьи крепко выразилась и тут я услышал удар и вскрик бабушки и тут же я увидел, что  заломив ей руку, её с разбитым лицом выводит из кухни мент с тяжёлым наганом в руке…
  Я бросаюсь к бабушке с криком, но мент выступая вперёд, вытягивает ногу в запылённом нечищенном сапоге и толчком швыряет меня в цветочки к шмелям и пчёлочкам, ломая мною жидкую декоративную изгородь. Я вскакиваю и пытаюсь бежать за ними вдогонку, но тот мужичонка  в картузе меня хватает сзади за майку, удерживает и выходя за калитку, закрывает её и ждёт, пока мент засунет бабушку в машину. Мужичонка погрозил мне, плачущему,   пальцем, сел за руль и они газанули поднимая клубы дорожной пыли.
   Я оглянулся по сторонам! Никого! Я посмотрел на окна соседней через улицу хатёнки, где жила многодетная семья, и увидел, как задвигаются оконные шторки. Я  забежал к ним во двор, стал стучать в дверь, но мне не открыли. Я побежал к другим соседям, но результат был тот же. Я побежал к бабе Вале. Слава Богу она была дома. Я рассказал сквозь рыданья о происшедшем и бабушку Валю в это время колотила дрожь, как в лихорадке. Она загнала в курятник гуляющих кур, и пошла со мной на грейдер. Это грунтовая  улучшенная дорога, которая в дождь превращалась в непроходимое болото и  у нас  грейдер  называли «профиль», потому что его профилировали после дождя дорожным приспособлением «грейдером». По профилю шли машины, поднимая тучи пыли, но никто не останавливался, потому что было категорически запрещено брать попутчиков из-за того, что вокруг было много тюремных зон и много было беглых «зэков». Поэтому даже с ребёнком попутчиков брать было запрещено.  Бабушка взяла меня «на коробки», то есть на плечи и двадцать километров шла со мной, уже четырёхлетним,  на плечах до места работы моей матери. Тучи пыли были такими плотными, что я закрывал лицо ладошками и пытался дышать сквозь пальцы, но получалось плохо и  был реальный страх просто задохнуться. Естественно, мать чуть не умерла с испуга увидев меня цвета степной пыли с размазанной по лицу грязью, когда мы пришли к ней в школу,  где она учила детей, несколько классов одновременно. Мать нашла отца, отец нашёл машину- Урал ЗиС   со знакомым водителем-цыганом с золотыми зубами, в наколках, которые можно было рассматривать очень долго. Я потом однажды видел этого дядю Яшу- цыгана пьяным возле магазина и он был с гитарой в невменяемом состоянии. Мой отец отобрал у него гитару, потому что он по пьянке, заливая водкой свою страшную судьбу,  разбил в ярости не одну гитару.(Стих «Роковая любовь Яшки цыгана!»)
      Бабушка Валя пошла домой пешком, а мы сидя в кабине  друг на друге,  мать на отце, а я на матери, потому что кабина двухместная, поехали искать «принудиловку», то есть место куда отвезли бабушку для принудительных работ за то, что она не будучи в пенсионном возрасте – 54 года, бросила работать в колхозе. Тут мы по ходу дела узнали, что «принудиловок» у нас много в районе, а фактически любой отстающий колхоз. Всё-таки нашли мы бабушку и застали начальника    на месте, который отказался с нами разговаривать. Он сказал, чтобы мы оставили документы, подтверждающие обоснованность  невозможности её работы, так как дети, то есть, отец и мать,  работают на «комсомольской  стройке», и ехали домой. Раз в месяц приезжает комиссия и рассматривает. Если сочтут нужным, то отпустят. Наши доводы о том, что ребёнка некуда деть, что дома скотина голодная, никакого эффекта не дали и начальник ушёл домой. Мы в растерянности остались на улице, а к нам подошёл какой-то  очень пузатый мужик в гимнастёрке и спросил в чём дело и почему мы такие расстроенные. Этот мужик сказал, что нужны деньги, тогда отпустят бабушку до рассмотрения комиссии. Отец  достал рулон перетянутых «трусовой»  резинкой  денег и спросил:
-Сколько?
   Мужик посмотрел на рулон, забрал его в свой карман и сказал:
-Да наверно хватит! Идите вот к тем задним воротам, я открою и выпущу и чтоб духу вашего тут не было и никто чтоб не знал про это, иначе вместе «врасход» пойдём!
   Когда открыли ворота, то мы увидели под навесом крытым соломой, лежащих в соломе, как скоты, людей…
   Мы забрали бабушку с разбитым лицом и выбитыми зубами и уехали, при чём отец ехал с нами, стоя на правой подножке кабины.
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2011 г.      


10.
НА СМЕРТЬ МОЕЙ БАБУШКИ!http://www.stihi.ru/2011/01/15/4348 фото автора
(ПАМЯТИ  МОИХ БАБУШЕК: ЕКАТЕРИНЫ,НАДЕЖДЫ, АНФИСЫ, ВАРВАРЫ, АЛЕКСАНДРЫ И ПРАБАБУШКЕ АЛЕКСАНДРЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ!)
Не будет хорошо нам на том свете,
Тем у кого всегда душа болит!
Тем кто за всё вокруг переживает,
В неравнодушии почти что инвалид!

Ты умер и душа твоя летает
И видит ощущает всё вокруг…
Что злыдень к твоим ближним подобрался,
Что оборотень это, а не друг!

А ты бесплотен, немощен, воздушен!
Не можешь негодяю двинуть в лоб!
Не можешь защитить своих несчастных
И уложить мерзавца прямо в гроб!

И будешь ты страдать страшней, чем прежде!
Ну как же это всё несправедливо!
Как видно, лишь мерзавцы на том свете
Порхают беззаботно и счастливо!
ПОСТСКРИПТУМ: Бабушка умерла вчера, недожив два месяца до столетия, просила смерти, как избавления от всех земных мук. А так ли это?
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г.

Л.КРУПАТИН, МОСКВА.2009 г.


6.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/07/16/636

(Сборник "О любви с улыбкой!")
(Сборник "Лётные, военные!")(рец.1)

СОЛДАТСКИЙ "ТРЕУГОЛЬНИК"!

Мало кто уже соображает, что такое  «Солдатский треугольник», а я поясню: Это треугольная печать на солдатском письме, которая давала право посылать письмо без марки  с гарантией, что  оно дойдёт до адресата, его донесут, даже может быть самоотверженно. А печать  на солдатском письме треугольная потому, что во время войны, не имея конвертов, солдаты сворачивали свои письма  незамысловатым треугольником, не запечатывая, потому что цензура НКВД всё  равно проверяла и заштриховывала, что по их разумению было вредным, или опасным.
Я закончил летать по второму году обучения в Волгоградском Учебно-авиационном  Центре ДОСААФ (Добровольного  Общества Содействия Армии, Авиации и Флоту). Первый год летал на  винтомоторных ЯК-18-У, второй год – на реактивных истребителях чехословацкого производства Л-29 типа «Дельфин». После этого нам присвоили звание «сержант» - ВУС(военно-учётная специальность) – пилот, распределили на бомбардировщики, вертолёты и истребители. Истребителей направляли для продолжения обучения уже на боевых МИГ-17 в Грозненском  Учебно-авиационном Центре, но дали месяц отпуска перед отправкой.
Узнали  о том,  что я дома все мои друзья и  подружки, жизнь моя «пошла колесом», но к концу отпуска вдруг подружки мои как-то незаметно  «рассосались» и остались одни друзья-собутыльники. А что случилось, узнал я не сразу, а когда узнал – было поздно.
Дело в том, что я к этому времени уже покончил с «общажной» жизнью, перетащив из Цимлянска Ростовской области в Волгоград своё семейство: маму, бабушку и сестрёнку Нину, которая была  младше меня на 14 лет. Наш отец утонул в Цимлянском море(водохранилище) в 1962 г., когда я окончил 8 классов и мне пришлось переходить на «свои хлеба». Закончил ПТУ и параллельно среднюю школу в «вечорке» и работая на Тракторном заводе вступил в ЖСК, построил 4-хкомнатную квартиру и перетащил в Волгоград своих.
Так вот сестрёнке к этому времени, т.е. окончания полётов на Л-29 было уже 6 лет. Сестрёнка очень меня любила, наверное вместо отца и конечно же ревновала меня к моим подружкам.
Однажды приезжает к нам домой подружка Люда с Тракторозаводского р-на, познакомилась с моей бабушкой и сидит на кухне с нею щелкает семечки, дожидаясь меня. Звонок в дверь. Сестрёнка открывает. Пришла ко мне блондинка Галя  - подружка с нового места жительства. Сестрёнка говорит, что меня нет, а меня дожидается Люда с которой  «Лёня раньше таскался»! Это бабушкин лексикон. Галя  обиженно «крутнула хвостом» и исчезла. Сестрёнка приходит на кухню, у неё спрашивает бабушка, кто приходил. Сестрёнка докладывает в присутствии подружки Люды, что приходила Галя-белая  «с которой Лёня  сейчас таскается». Люда молча встала и  прохладно попрощавшись с бабушкой тоже свой «хвост утащила». Ещё у меня была подружка Верочка. Приходит она, а сестрёнка у неё спрашивает:
-Верочка, а ты шалава?
-Не-е-ет! – растерянно говорит Верочка, - А почему ты так спрашиваешь?
-А бабушка сказала, что у твоего братика все шалавы!
Верочка тоже исчезла с моего горизонта. Но я-то этого не знал, а разбираться было уже некогда. Поэтому меня провожали в Грозный уже одни друзья. В Грозном скучать особенно было некогда. Служба была тяжкой: сплошные зачёты и экзамены перед полётами, хотя успевал ещё в художественной самодеятельности участвовать, плясал лезгинку, да так, что чеченцы обижались, когда узнавали, что я русский, а не нохч. Ещё на мне были «Боевые листки», которые  выходили  почти ежедневно, особенно после «лётного дня». Однако, как-то цепляло меня за душу то, что однокурсники получали письма от девочек пачками, а я только из дома: от мамы, бабушки и сестрёнки. Особенно меня «взяло» после Дня Советской Армии, когда меня, кроме домашних, никто не поздравил, и я решил написать какой- нибудь подружке к 8-му марта, хотя адреса ни одной не знал. Вспомнил я, что одна подружка Нина работала в детском садике на параллельной с моей,  улице и я  послал письмо с таким адресом: г.Волгоград-47, ул.Толбухина, Детский садик возле Молочного магазина, Погребняк Нине. И чтобы вы думали? Дошло письмо! Хотя моя  красивая «хохлушка» написала мне, что над моим адресом смеялись даже дети! Но главное:дошло! Потому что конверт был с  "8-м марта! и  была печать "солдатский треугольник" и на его сторонах было написано: « Письмо, солдатское, бесплатное». Но оно дороже любых других – вот так-то!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,1967 – 2010 г.

7.
ТЕПЕРЬ И УМЕРЕТЬ МОЖНО!

Я летал на трёх типах истребителей.Два последних были реактивными.А самый последний был боевой МИГ-17 с тремя пушками.В те времена мне как-то мама сказала: "Встала бы сейчас твоя прабабушка Саша с "того света" и посмотрела бы на тебя - лётчика! Ведь когда я была девчонкой, училась в начальных классах, а прабабушке твоей было примерно за пятьдесят лет (то примерно в 1934 году), возле нашей станицы сел из-за неисправности самолёт - кукурузник. Тогда вся станица бегала смотреть на самолёт.Когда мы с бабой Сашей шли назад домой от самолёта, бабушка вздохнув и перекрестившись сказала:"Ну, теперь и умирать не жалко!Живой самолёт посмотрела!"
  "А теперь вот её правнук летает!Береги себя сыночек! Думаю, что и прабабушка Саша тебя с того света бережёт!"- сказала мама, вытирая слёзы...

8.
СБОРНИК "УЖАСЫ!!!" рец.0 фрагмент романа "Неравнодушье, как диагноз!"
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:

СБОРНИК "УЖАСЫ!!!" рец.0

ПРИНУДИЛОВКА! Ужас о детстве.Здесь мне 4 года.

    Это было после нашего "добровольного" выселения под стволами нацменов с затопляемых берегов Дона в виду строительства Волгодонского судоходного канала  по велению Сталина, по задумкам ещё Петра Великого.А в связи с этим и строительством Цимлянской ГЭС с пятнадцатикилометровой плотиной и образованием Цимлянского рукотворного моря, затопившего нашу малую родину мы оказались в зоне строительства "Волгодона", где было очень много "зэковских" лагерей.Это был 1951 год.
    Однажды  я просыпаюсь летним утром в нашем недавно обжитом флигеле, выхожу на ступенечки,  натёртые жёлтым песочком «охрой», присел  и осматриваюсь,  ощущая, что из летней кухни, расположенной метрах в пяти, идёт запах горячих оладьев или пирожков, ну в общем чего-то вкусного. Вдоль дорожки посыпанной беленьким песочком благоухают цветочки и над ними уже трудятся шмели и пчёлы. Я уже собирался идти к бабушке в кухню, но с улицы послышался звук приближающейся автомашины и возле нашей калитки остановился  ментовский «бобик», как их тогда называли. Вышел из него милиционер в белой  парадной гимнастёрке и какой-то щуплый мужчина  в кепке. Милиционер размашисто распахнул нашу калитку и важно, как-то подчёркнуто по-хозяйски зашёл в наш двор, а тот мужичонка – за ним. Милиционер с очень красным лицом  важно шествовал первым, поглядывая на меня, как-то изучающе, а второй выглядывал из-за первого, то справа, то слева. Когда они зашли во двор, не знаю я почему, но у меня в душе что-то сжалось. Подойдя ко мне, мент грубо спросил:
-Бабка где?
- Там…- показал я на кухню.
   Мент пошёл вразвалочку к кухне и этот, в картузе, за ним, а моя детская душонка сжималась и сжималась… И не напрасно!
       Мент пригнувшись  зашёл в кухню и через несколько секунд я услышал бабушкины возмущения  с   доводами о том, что дети  работают на Волгодоне, а дитя, то есть меня деть некуда, а личную скотину, кто содержать  будет? При этом бабушка по-казачьи крепко выразилась и тут я услышал удар и вскрик бабушки и тут же я увидел, что  заломив ей руку, её с разбитым лицом выводит из кухни мент с тяжёлым наганом в руке…
  Я бросаюсь к бабушке с криком, но мент выступая вперёд, вытягивает ногу в запылённом нечищенном сапоге и толчком швыряет меня в цветочки к шмелям и пчёлочкам, ломая мною жидкую декоративную изгородь. Я вскакиваю и пытаюсь бежать за ними вдогонку, но тот мужичонка  в картузе меня хватает сзади за майку, удерживает и выходя за калитку, закрывает её и ждёт, пока мент засунет бабушку в машину. Мужичонка погрозил мне, плачущему,   пальцем, сел за руль и они газанули поднимая клубы дорожной пыли.
   Я оглянулся по сторонам! Никого! Я посмотрел на окна соседней через улицу хатёнки, где жила многодетная семья, и увидел, как задвигаются оконные шторки. Я  забежал к ним во двор, стал стучать в дверь, но мне не открыли. Я побежал к другим соседям, но результат был тот же. Я побежал к бабе Вале. Слава Богу она была дома. Я рассказал сквозь рыданья о происшедшем и бабушку Валю в это время колотила дрожь, как в лихорадке. Она загнала в курятник гуляющих кур, и пошла со мной на грейдер. Это грунтовая  улучшенная дорога, которая в дождь превращалась в непроходимое болото и  у нас  грейдер  называли «профиль», потому что его профилировали после дождя дорожным приспособлением «грейдером». По профилю шли машины, поднимая тучи пыли, но никто не останавливался, потому что было категорически запрещено брать попутчиков из-за того, что вокруг было много тюремных зон и много было беглых «зэков». Поэтому даже с ребёнком попутчиков брать было запрещено.  Бабушка взяла меня «на коробки», то есть на плечи и двадцать километров шла со мной, уже четырёхлетним,  на плечах до места работы моей матери. Тучи пыли были такими плотными, что я закрывал лицо ладошками и пытался дышать сквозь пальцы, но получалось плохо и  был реальный страх просто задохнуться. Естественно, мать чуть не умерла с испуга увидев меня цвета степной пыли с размазанной по лицу грязью, когда мы пришли к ней в школу,  где она учила детей, несколько классов одновременно. Мать нашла отца, отец нашёл машину- Урал ЗиС   со знакомым водителем-цыганом с золотыми зубами, в наколках, которые можно было рассматривать очень долго. Я потом однажды видел этого дядю Яшу- цыгана пьяным возле магазина и он был с гитарой в невменяемом состоянии. Мой отец отобрал у него гитару, потому что он по пьянке, заливая водкой свою страшную судьбу,  разбил в ярости не одну гитару.(Стих «Роковая любовь Яшки цыгана!»)
      Бабушка Валя пошла домой пешком, а мы сидя в кабине  друг на друге,  мать на отце, а я на матери, потому что кабина двухместная, поехали искать «принудиловку», то есть место куда отвезли бабушку для принудительных работ за то, что она не будучи в пенсионном возрасте – 54 года, бросила работать в колхозе. Тут мы по ходу дела узнали, что «принудиловок» у нас много в районе, а фактически любой отстающий колхоз. Всё-таки нашли мы бабушку и застали начальника    на месте, который отказался с нами разговаривать. Он сказал, чтобы мы оставили документы, подтверждающие обоснованность  невозможности её работы, так как дети, то есть, отец и мать,  работают на «комсомольской  стройке», и ехали домой. Раз в месяц приезжает комиссия и рассматривает. Если сочтут нужным, то отпустят. Наши доводы о том, что ребёнка некуда деть, что дома скотина голодная, никакого эффекта не дали и начальник ушёл домой. Мы в растерянности остались на улице, а к нам подошёл какой-то  очень пузатый мужик в гимнастёрке и спросил в чём дело и почему мы такие расстроенные. Этот мужик сказал, что нужны деньги, тогда отпустят бабушку до рассмотрения комиссии. Отец  достал рулон перетянутых «трусовой»  резинкой  денег и спросил:
-Сколько?
   Мужик посмотрел на рулон, забрал его в свой карман и сказал:
-Да наверно хватит! Идите вот к тем задним воротам, я открою и выпущу и чтоб духу вашего тут не было и никто чтоб не знал про это, иначе вместе «врасход» пойдём!
   Когда открыли ворота, то мы увидели под навесом крытым соломой, лежащих в соломе, как скоты, людей…
   Мы забрали бабушку с разбитым лицом и выбитыми зубами и уехали, при чём отец ехал с нами, стоя на правой подножке кабины.
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2011 г.   


9.
ПАМЯТИ БАБУШКИ КАТИ!
Дорогая моя, баба Катя!Поздравляю тебя!Твой  пра- правнук Илья закончил МГУ М.В.Ломоносова, сдал Госэкзамен вчера 18.06.2015 г. Будет писать дипломную работу!Царство тебе Небесное!Вечная память!Твой внук Леонид.

МЕСТО ПОСТОЯННОЙ ПУБЛИКАЦИИ: http://www.proza.ru/2015/07/12/765
СБОРНИК "Моим родным и маленькой родине!" рец.0 Фото с Доски Почёта рыбколхоза.

НЕ ЦЕЛОВАЛ, ХОТЬ ВМЕСТЕ СПАЛИ!

  В этом году у нашего класса появилась новая пионервожатая из старшеклассников. Она была активная, приглашала нас в дом пионеров, который был  расположен в старом двухэтажном деревянном казачьем  доме, видимо перевезённом из нашей, или подобной нашей,  затопленной водами Цимлянского моря станицы. Старую станицу Цимлянскую полностью фашисты сожгли во время войны. Зарево от пожарища было видно к нам за сорок километров. Так вот  благодаря этой активной пионервожатой по вечерам, в отсутствие  старших, мы на стареньком проигрывателе крутили пластинки с мелодиями, довольно непривычными для нашего советского уха. И это всё происходило с предупреждением, чтобы никто из старших не знал об этом, потому что  «иностранщина» очень не приветствовалась и считалась  «стиляжничеством». А стиляг мы ненавидели всей душой. Лозунг: «Сегодня он танцует джаз, а завтра Родину продаст!» был на тот момент в нашем сознании животрепещущим, однако тянуло прикоснуться к этому… по секрету. Впервые там я  услышал «Мама,йо керо!» и стали мы понемногу попой вилять, сначала под «чарльстон», потом под «шейк», потом  под «твист», а главное, «топтались» под танго, обнимая партнёршу одной рукой за талию, а другой – держа её потную ладошку в своей от того, что прижимались довольно близко, ощущая появившиеся у партнёрш выпуклости. Между прочим, наступила осень и наша пионервожатая сказала: «А кто знает, где растут грибы? Давайте организуем турпоход за грибами!»  Никто ничего подобного не знал, потому что в нашей лесостепной местности грибы собирали  редкие знатоки мест. Я таких мест не знал, но моя баба Катя, которая проживала в хуторе Рынки, в семи километрах от Цимлянска, знала такие места и каждый год  давала нам на  зиму грибочков  своего  посола.
   Я заявил, что моя бабушка знает, где есть грибы, но надо её предупредить, что мы придём к ней, что нужна будет её помощь и надо бы у неё выяснить, далеко ли это место, смогут ли дойти девочки, а для этого сегодня в субботу после уроков надо к ней сходить и лучше бы с бабушкой поговорить одной из девочек… Например Нине… Пионервожатая давно заметившая моё неравнодушие к Нинке, меня активно поддержала и в свою очередь попросила Нинку согласиться на моё предложение и сегодня сходить со мной к бабушке на хутор и выяснить эти важные вопросы. Нинка смутившись, немного поломавшись, согласилась с условием, если её отпустят родители. После уроков, мы зашли домой, пообедали каждый у себя дома  и я ждал у своей калитки, что вот подойдёт Нинка и мы пойдём. Но Нинки не было и я пошёл к ней домой, хотя было  не по пути. Мать её меня встретила неприветливо, сказала, что она никуда не пойдёт. Я сказал, что это поручение пионервожатой  и что Нинка подведёт весь класс. Мать сказала, что сейчас  пойдёт к моей матери и спросит, где этот хутор находится, и можно ли отпускать туда детей. Я её идею погасил реальным доводом, что моя мать приходит домой из школы, где она преподаёт в параллельных начальных классах, только поздно вечером,  а   отец и того позже.
     Мать  Нинки сказала, что у меня дома бабушка  Надя и она хочет поговорить с нею. Мы пришли к нам втроём, мать поговорила с бабушкой и она,  вежливо выругавшись в адрес нашей пионервожатой: «Что чёрт не выдумает, то они выдумают, эти пионервожатые!», однако сказала, что я за день  неоднократно бывал у бабушки, что это недалеко и мать Нинки, успокоившись, нас отпустила. Они не учли, что  отняли у нас массу времени, а бабушка моя забыла, что я  «мотался», как она выразилась,  к бабушке Кате на велосипеде. Осенью  день короткий, а это было где-то в конце октября. Когда мы с Нинкой пришли к бабе Кате, она о-очень удивилась! Ещё больше удивилась нашей авантюре, потому что  лето было сухое и осень ещё «не раздождилась», поэтому грибов будет мало. Естественно, бабушка усадила нас с Нинкой за стол, а когда мы кончили кушать, за окном было темно и бабушка категорически отказалась нас отпускать  домой. Она сказала, что утром с рассветом нас поднимет и отправит домой. Нинка была страшно обескуражена таким поворотом и сказала, что ей дома голову оторвут за неявку домой, а кроме того матери от волнения может быть плохо. Бабушка сказала, что тогда не надо было нас отпускать поздно  в дальнюю дорогу. Нинка была обескуражена тем, что  бабушка собирается нас положить спать вдвоём на двуспальной кровати, поскольку больше было класть нас некуда. У неё в доме были три комнаты,  только   прихожая, кухня и зал, где и стояла  эта кровать, а бабушка спала на кухне на односпалке.
   Бабушка на возражения Нинки сказала:
-Подумашь! Какие взрослые! По  десять лет! Чего бы и понимали бы в этом! Ложитесь валетом, в разные стороны!
    Мы так и легли к глубокому моему сожалению. Когда я под одеялом попытался взять Нинку за ногу, она так меня шарахнула ногой в самое больное место, что я скорчился  очень надолго и  потом лежал от неё отвернувшись, не отвечая на её сострадальческие вопросы:
-Лёнь? Что больно? Ну,  ты меня простишь?
  Утром встали, умылись под рукомойником на улице, покушали, хотя Нинка отказывалась и переживала, как её   встретят дома родители. Бабушка, провожая нас , сказала, что грибов не обещает, но борщом нас накормит таким, что за уши не оттащишь.
     Шли мы  к Цимлянску через станицу Красноярскую. Немного проехали на автобусе, что  сократило   нам время. Дорогой с Нинкой мы не разговаривали. Во-первых,  я обижался на неё за её грубость в ответ на мои чувства, а во-вторых, я  понимал, что наше отсутствие мне так просто  не пройдёт.
Предчувствие  ни меня,  ни Нинку не обмануло. Только мы вышли из-за угла на нашу улицу Советскую, как сразу увидели стоящих у моей калитки Нинкиных родителей и мою мать. Лица у них были очень…. Не предвещающими добра…
-Как это понимать, Лёня?! –начали с вопроса  очень злобным тоном родители Нинки.
А я, как-то вдруг взорвавшись, тоже  очень грубо ответил:
-А потому что вчера два часа вас пришлось уговаривать и потеряли время. Нас бабушка не отпустила домой, потому  что темнело!- ответил я,  адресуя матери Нинки,  и прошёл во двор мимо своей матери, которая  на меня смотрела молча, многообещающим взглядом. Родители Нинки очень возмутились моим тоном и стали высказывать моей матери, что «Заслуженный учитель» не воспитала своего сына. Вернувшись к калитке, я  тем же тоном сказал:
-Постарайтесь не перестараться в воспитании дочери! Но мы должны быть сегодня в 10 часов возле школы, одетые по-походному!
-Что-о-о?- возмущённо воскликнули родители Нинки в один голос, - Больше она никогда и никуда не пойдёт с тобой! А по поводу воспитания вашего сына, Мария Петровна, мы будем разговаривать с директором и на родительском  комитете!
   Мать меня развернула за плечо  лицом к дому и толкнула в спину, чтобы я ушёл. Я пошёл, но не слишком быстро и слышал, как мать сказала Нинкиным родителям:
-Не угрожайте, а обращайтесь к директору! Но ко мне больше ни за чем и никогда не обращайтесь! Я волновалась не меньше вашего, а оказалось, что это по вашей вине! – и повернувшись к ним спиной мать пошла ко мне. Подойдя ко мне, мать очень сердито сказала:
-Неужели ты думаешь, что после всего происшедшего я тебя отпущу в поход?
   Это был удар, похожий на тот, что я испытал в постели с Нинкой! Всё что угодно я ожидал, но не это! Я  чуть не потерял дар речи…
-Мам! Меня же ждать будут класс и пионервожатая!  Я же пообещал! И баба Катя будет ждать! Она сказала, что наварит большую кастрюлю борща с курицей!
Мать, подумав, вздохнула и сказала:
-Собирайся!Иди!
   Нинку мы так и не дождались возле школы и решили, что её не отпустили. Естественно, я всё рассказал пионервожатой и одноклашкам, не уточняя, что мы спали в одной постели. Грибов мы набрали мало, но поход всем понравился, кроме меня и Нинки, которая после этого со мной почти не общалась, отчего я очень страдал.
   После шестого, седьмого и восьмого класса летом я работал в  топографической экспедиции из нашего областного города Ростова на Дону, бегая с  рейкой по степи вокруг нашего города. С нами работала моя одногодка, дочка нашего инженера топографа Таня. Я был очень с нею дружен и даже, кажется,  неравнодушен, а она была девочка очень воспитанная, интеллигентная и вела себя со мной сдержанно, хотя чувствовалось, что у неё ко мне интерес есть. А я рассказал ей честно, что страдаю по Нинке, на что она ничего не сказала, но покраснела, как говорится до кончиков волос.
    После окончания летней работы у меня утонул отец и я уехал в г. Волгоград, поступил в ПТУ. Естественно, «пэтэушником» я не был интересен ни Нинке, ни Тане.
ПОСТСКРИПТУМ: Моя бабушка Катя очень переживала, что Нинку не отпустили с нами в поход и что дома у неё неприятности из-за того, что она оставила нас с Нинкой ночевать. Но и отпустить  в ночь нас она тоже не могла. Бабушке Нинка понравилась. Она сказала, что очень умная девчонка! Ага, - подумал я, - Слишком умная!
  Бабушка нам с Нинкой перед сном несколько песен казачьих спела, чем душу мне совсем к любви развернула! А Нинка… отвернула…
  Когда я после дембеля возвращался домой с медалью на груди «За воинскую доблесть» В честь 100-летия В.И.Ленина, то был удивлён, что бабушку тоже наградили такой же медалью, но «За трудовую доблесть» - одну из всех колхозников. Потому что она была самым важным человеком для рыбаков – поваром отделения. Царство Небесное и светлая Память  бабушке – Екатерине Никаноровне Крупатиной -потомственной рыбачке.
 Бабушка Катя во время войны получила две "похоронки" на двоих сыновей. Похоронка на старшего сына Николая, авиационного техника, подтвердилась, а на моего отца оказалась ошибочной. Но как это было ей пережить!? Потом ей прислали Благодарственное письмо за моего отца с подписью маршала Рокосовского К.К.
  Л.КРУПАТИН, МОСКВА, июнь 2015 г.

10.
НА СМЕРТЬ МОЕЙ БАБУШКИ!http://www.proza.ru/2011/01/15/826 фото автора
(ПАМЯТИ  МОИХ БАБУШЕК: ЕКАТЕРИНЫ,НАДЕЖДЫ, АНФИСЫ, ВАРВАРЫ, АЛЕКСАНДРЫ И ПРАБАБУШКЕ АЛЕКСАНДРЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ!)

Не будет хорошо нам на том свете,
Тем у кого всегда душа болит!
Тем кто за всё вокруг переживает,
В неравнодушии почти что инвалид!

Ты умер и душа твоя летает
И видит ощущает всё вокруг…
Что злыдень к твоим ближним подобрался,
Что оборотень это, а не друг!

А ты бесплотен, немощен, воздушен!
Не можешь негодяю двинуть в лоб!
Не можешь защитить своих несчастных
И уложить мерзавца прямо в гроб!

И будешь ты страдать страшней, чем прежде!
Ну как же это всё несправедливо!
Как видно, лишь мерзавцы на том свете
Порхают беззаботно и счастливо!
ПОСТСКРИПТУМ: Бабушка умерла вчера, недожив два месяца до столетия, просила смерти, как избавления от всех земных мук. А так ли это?
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г.


Рецензии