поминки

Поминки.


Накануне был праздник – Троица. С утра пораньше спешит на кладбище старушка. Народа нет. Видимо, все помянули своих родственников, как положено, а эта, то ли запамятовала, то ли ещё что, вот теперь и спешит. Пришла на могилку и говорит:
- Эко сколько время-то прошло?
И вдруг слышит в ответ:
- Сколя? Всего одна ночь.
- Ты кто, живой али мёртвой?
- Ой, бабка, даже и не знаю. Тут храплю всю ночь, сломано ребро.
- Хранишь золото и серебро, отколя оно тута?
- У тебя с головой не всё в порядке.
- На какой, говоришь, нашёл грядке?
- Старая ты,  на кладбище, а не на огороде. Я, хоть и пьяный, и то догоняю.
- Кого тута гоняешь?
- Сначала себя, а сейчас тебя буду.
- Ты кто на самом деле, живой али дух?
- Живой, но дух у меня несвежий, так что готовься.
- К чему?
- Ко всему.
Из кустов высунулась синяя, лохматая голова. Затем в сторону бабки на четырёх конечностях направился огнедышащий дракон. Вид его не внушал никакого доверия.
- Лешой, ты, что тут делаешь?
- Я местный, живу тут со вчерашнего дня, по пьяни впал в нирвану.
- Ну, упал, одёжа у тебя не рваная, шёл бы домой.
- Бабка, ты чего припёрлась сюда? Не видишь, кайф мне обломала.
- Слеповата я, дай подойду поближе.
- Смотри, не пни мне по морде в темени.
- Какого, говоришь, рода - племени?
- Гомо сапиенс – человек разумный.
- Был бы разумный, тута не валялся, а по фамилии, дак из Прибалтики?
- Да! Из колхоза «Большое Дышло» на рижском взморье.
- Где  твои родственники-то?
- Всё кладбище – родня. Я, как рейсовый автобус, ползу от могилы к могиле. Остановки у меня через килограмм, как только его выпиваю, силы кончаются, и ноги не идут.  На каждой могиле налито, так что, наверное, я ещё задержусь. Прости, господи, не со зла это делаю.
- Не повезло тебе, сынок.
- Да уж лучше бы тут навеки остаться, чем так жить.
- Не гневи Бога, поди домой.  Неровен час, кого напугаешь до смерти. Я то, ладно, старая, всех схоронила, чужой век живу, а кто придёт помоложе?
- Не гоже, не гоже…
Смысл слов стал уже путать пьяница. Видимо, бабка задела за живое.
По дороге шли два человека с разницей в возрасте в полвека. Походки у обоих были неуверенные, пошатывало в стороны. Мелкими шагами шлёпали по дороге, поднимая пыль. Пьяный мужик спрашивал у старушки, как ему жить, а она, в свою очередь, как умереть. Так и скрылись за поворотом – ни живые, ни мёртвые.


Рецензии
Философия жизни.
В пограничных состояниях.

Реймен   25.07.2012 21:33     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.