Втроём в командировку! сексъюмор

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/07/01/1103

(сборник "Стой!Высокое напряжение!")(рец.1)

ВТРОЁМ В КОМАНДИРОВКУ? Или Током ударило!(полное)

(НАЧАЛО)
  Работал я в проектной организации «СЕЛЬЭНЕРГОПРОЕКТ» после того,  как расстался с авиацией в 1970 г. Мы сами изыскивали и проектировали низковольтные и высоковольтные  линии электропередач. Был сентябрь месяц и назревала командировка с очень серьёзным объёмом работы  в северный район волгоградской области……. Хотели меня послать одного, поскольку я мог осилить и низковольтные изыскания и высоковольтные, но при этом согласования увеличивались в два раза, а это значит не менее семи инстанций нужно пройти в районе для согласования изысканий и не менее семи в области. Я сказал, что здесь работы как минимум на троих, одному это на месяц, а не на неделю, как планируется. А мне сказали, что в нашей организации с некоторых пор по трое в командировку отправлять опасаются, потому что был один случай, запомнившийся  сотрудникам надолго, а именно:
 Послали в командировку зимой троих наших, при чём называют их фамилии, двоих из которых я знаю, они из соседней низковольтной группы. Послали в  один из северных районов нашей волгоградской области. Разница в расстоянии с севера на юг в четыреста километров даёт большую разницу в температуре и вообще в климатических условиях. Короче прихватила их там пурга и бездорожье, а от безделья они запили и у одного отказало сердце. Короче, один из троих стал трупом. Звонят  двое оставшихся из Правления колхоза на работу, мол, так и так, вот такой пустяк! На работе все в ужасе, никто не знает,  как и что делать в таких случаях. Говорят им с работы, мол, может быть как-нибудь договоритесь, доставите, а мы уж тут сообразим,  как ваши расходы возместить.  Съездили на станцию, спросили, как  оформить перевозку покойника? Те говорят, что, мол, сроду такого не было, но к ним всегда привозили в цинковых гробах, а вот где их берут…хрен его знает.   Открыли инструкции, листали, листали, звонили в Управление, а те  говорят, что гроб надо в области заказывать и везти туда на станцию.
Сели, задумались, с горя бутылочку откупорили… а и не зря откупорили! Один из них говорит:
-Мысль созрела! Давай мы  нашего другана, как живого, только пьяного провезём! Кто проверять-то будет?
  Привезли его на станцию на колхозном «газике». Бутылку-то догадались недопить и  долю покойничка  ему на голову вылили, чтобы от него водкой разило. Взяли в кассе три билета в купе, подходит  поезд, они его волоком под руки в вагон тащат. Проводница возмутилась, но они ей такую «крутую» шоколадку воткнули в декольте, что она сразу заткнулась, но сказала, чтобы  они смотрели за ним, не допускали беспорядка и шума.
-Да, что вы! Он у нас спокойный… как покойник!- успокоили они проводницу. Затаскивают в купе, а там есть один пассажир – какой-то очкарик столичный с журнальчиком «Огонёк».Зашли, извинились за беспокойство,  другана затащили,  закинули его,  как бревно на верхнюю полку. Обеспокоился очкарик этой компанией  - аж дальше некуда. Бегал и к проводнице и к бригадиру поезда, но тот сказал:
-Малейшее нарушение порядка и высажу в два счёта, а пока не могу, потому что он в сопровождении ребят которые… ну,  при галстуках, при портфелях, более или менее, внушают доверие…
Эти ребята довольные результатами «операции» посидели, друг на друга посмотрели и поняли, что это нельзя не «обмыть». Обращаются они к очкарику, говорят:
-Извините, пожалуйста!  Мы на полчасика сходим в вагон-ресторан поужинаем и вернёмся. Вы уж тут посмотрите, пожалуйста,  за этим другом. Но он очень спокойный, как…. Покойник…
-Тише воды, ниже травы, как в народе говорят!
-Ниже полки первого яруса!
-Ну, хорошо, хорошо! Я тут журнальчик почитаю! Если спокойный… Если вы гарантируете!
-Да-а-а! Больше,  чем за себя! Спокойный как…
-Пошли!
  Присели они в ресторане  на радостях, да и подзадержались,  уверенные  в  спокойствии своего  другана. А он подвёл!
  Поезд,  как тормознул где-то на переезде из-за  нарушителя – водителя, проскочившего перед локомотивом!… Очкарик,  аж затылком треснулся об стенку, а тот «спокойный» -  как навернётся с полки, да головой об стол и лежит на полу недвижимый «тише воды, ниже полки первого яруса», как покойник!
  Очкарик кинулся к нему, тормошит его:
-Эй! Товарищ! Товарищ! – но от «товарища» даже дыхания не слышно, только водкой воняет.
  Сел очкарик на место и трясётся от страха. Думает: ведь эти сейчас придут и скажут, что я убил, ну, или недосмотрел…Что же делать? Мужику страх решительности добавил – берёт он открывает окно на ходу и  труп этот в окно. Закрыл окно, отдышался и сидит делает вид, что журнальчик читает.
  Приходят загулявшие из ресторана, сели довольные смотрят на одну верхнюю полку, на другую… друг на друга посмотрели…на очкарика… А очкарик сидит «увлечённо»  читает журнал «Огонёк», только ручки у него подозрительно подрагивают…
-Извините! – спрашивают они у него, - Мы тут товарища на полочку укладывали! А где он?...
-Товарища? На полочку? А-а-а! Да-да! Он встал, извинился, говорит, я покурю выйду и не вернулся…
  Гуляки остекленевшими глазами посмотрели друг на друга, потом опять на очкарика…
-Да ты что!? Он же был… того! Покойник!
-Как? Покойник?  А я его… в окно…

-Ну, что ж! Случай прискорбный и поучительный!- сказал я, - Но я не согласен обрабатывать всех родящих, кормящих! Они будут премии за ввод получать сидя в кабинете, а я буду по степям с планшетом ради них бегать и на перекладных по области путешествовать. Один не поеду! Давайте  хоть ещё одного  человека.
И мне дали… Света Липунова! Инженер! А я тогда был ещё старшим техником, работая только  третий месяц после дембеля и проехал уже всю область вдоль и поперёк. А Света, дама лет тридцати, замужняя, имеющая двоих детей дошколят. Она  может быть  несколько раз за несколько лет работы и съездила в командировки, но корчила из себя великую «грамматейку». Едва доставая ростом с каблуками мне до плеча, она нос передо мной драла выше моего плеча и при таком-то росте она умудрялась как-то смотреть на меня свысока и разговаривала со мной каким-то  менторским тоном! Худая, безтазая, близорукая! Я удивлялся, про себя, что такие могут детей рожать. Думаю у неё и муж такой же «сморчёк»! Ну, какой нормальный мужик  на такую «закорючку» позарится? Ещё и характер… И начальник меня предупредил, что она назначается старшей группы!  Предела моему возмущению не было! Но… такая наша «селяви»!
(продолжение следует)
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г.

ВТРОЁМ В КОМАНДИРОВКУ! продолжение-1

  Приехали мы со Светланой Евгеньевной ( так она требовала её называть) в  северный райцентр Волгоградской области – Даниловка. Это были глубоко советские времена, 1970 год.
  В одном хуторе того района мы должны были изыскать 4 километра  реконструкции электролинии  0, 4 киловольт и 15 километров высоковольтной – 10 киловольт. Решили начать с низковольтной. Приехали в хутор, зашли на возвышенность, осмотрелись… Осмотрелись? Осмотрелся! Потому что Света только корчила умную «морду» и щурила по сторонам свои близорукие глазки в толстенных линзах. Правда,  пыталась какие-то «умные глупости городить»:
-Надо чтобы расстояние от изгороди было везде соблюдено!
  Это нужно было  иметь исполинское терпение, чтобы не послать её куда подальше, потому что это не наша задача,  а исполнителей, для которых существуют ГОСТы. А то что она пыталась «хрюкать», говорило о том, что она  сроду на изысканиях не была, а если и была, то ходила за чужой спиной, так же,  как сейчас.
Потом она говорит:
-Надо учесть чуть – чуть с запасом, но и чтобы лишний провод не остался!
  Я молчал изо всех сил, крепясь, потому что  существовали нормы и на «стрелу провеса» и на «монтажные издержки», но это уже мы учитывали при проектировании, а здесь за пределы карты «ДСП» - (для служебного пользования) никуда не выпрыгнешь! Неужели я дважды одну и ту же линию проведу по улице?
Я ходил отмеряя шагами метры будущей линии и всё соответствовало расстоянию на карте. А Света переспрашивала у меня сколько шагов я насчитал, отвлекая от полезной работы и своими, коротенькими «ножульками», чуть не садясь «на шпагат» перемеряла расстояние. При чём без каблуков, в спортивных тапочках и в панамке, она выглядела,  как школьница, выдавали только её шикарные волосы по-моему не крашенные, пшеничного цвета до самого её пояса. Одна женщина, у которой я через забор попросил напиться, спросила у меня:
-А дочка пить не будет?
Света захихикала:
-Нет спасибо я не буду! – и страшно покраснела.
-Светлана Евгеньевна!- говорю я, - А ведь люди думают обо мне плохо! Думают, что я ребёнка эксплуатирую на такой неблагодарной работе.
-Ну, ладно! Хватит! Работу не выбирают!- менторским тоном сказала она.
-Тогда берите планшет в руки и продолжайте! -говорю я.
-По-моему меня старшей  группы назначили, а не вас! Не забывайтесь!- отрезала она.
Меня прямо «колбасило», я уже еле сдерживался! Отвлёк один интересный момент: я стоял на пригорке,  просматривая ориентиры на следующей  и на других улицах, сравнивая с картой. Я сначала не обратил внимание, что из окна рядом расположенной хатёнки выглянула встревоженная бабка и увидев меня с планшетом в руке, что-то записывающего, выбежала из хатёнки и стала торопливо собирать с бельевой верёвки  бельё и всякую всячину вывешенную для просушки. При этом она оглядывалась на меня и убегая с улицы в хатку с охапкой тряпок, она всё продолжала оглядываться на меня, а я понял в чём дело и захохотал, согнувшись в пояс. Светка, как раз перемерявшая  пролёт будущей линии своими «великанскими» шагами, приняла это на свой счёт и злобно хмыкнув стала  важно прохаживаться, начальственно взяв руки в замок за спиной. Ну и над этим совпадением я тоже нахохотался, чувствуя, что Светка кипит изнутри и вот- вот взорвётся.
Дошли мы до края села, я прошёл несколько раз вперёд- назад, просматривая ориентиры на месте и сравнивая их с точками на карте, а она не понимая  зачем и куда я смотрю, мыкалась за мною. Вдруг я заметил изъян в своей работе, понял ошибку и, естественно, не объясняя ей стёр одну линию на другой улице, потому что мне отсюда было виднее в створе,  но  не на той на которой мы стоим и стал перерисовывать. Она зашла с одной стороны ко мне из-за спины, потом с другой стороны и вдруг начала орать, что это не та улица, что мы стоим на другой улице!
Я очень сильно вздохнул несколько раз, чтобы у меня перегорело возмущение и сказал:
-Если бы  у меня была такая жена, я бы её каждый день бил!
Она, вдруг вздрогнула, как будто её током ударило, отвернулась и пошла медленно в сторону согнувшись и я понял, что она заплакала.
Я был сам убит её реакцией! Я не знал что мне делать… Идти извиняться? Так хуже потом будет… Сделать вид, что не заметил? Я оглянулся на неё, а она медленно пошла так же ссутулившись в  яблоневый сад, начинавшийся сразу за дорогой отделявшей его от села… Я судорожно вздохнул и присел на обочине свесив ноги в кювет, как вдруг пронзительный крик!!!
-А-а-а-а!!! А-а-а-а!!! Лёнечка-а-а-а!!!
  Меня, как пружина подбросила! Я кинулся туда, куда удалилась Светка, но она уже летела со всех ног ко мне, а вслед за нею трусцой, не торопливо шёл здоровенный пёс волкодав, ростом со Светку и тащил за собой свою будку, почти не ощущая нагрузки и не лая. Глаза его и мимика не выражали  никакой злобы, но мурашки у меня пробежали по спине и спрятались где-то ниже пояса. Светка  прыгнула прямо мне в объятья. Я её схватил в обнимку и сказал:
-Тихо! Успокойся! Не дёргайся! – и обращаясь к собаке я протянул руку и сказал, как можно мягче, но уверенно глядя ему в глаза, - Хорошая собака! Тарзан! Иди ко мне… Иди..
  Пёс подошёл, тарахтя своей будкой. Я освободил от трясущейся Светки и вторую свою руку, оставив Светку  за спиной,  подошёл к собаке с протянутой рукой, наблюдая за его реакцией. Рука прошла на уровень уха и я стал его чесать. Пёс открыл от удовольствия  пасть  и прижмурил глаза.
-А ты что его знаешь?- тоненько пропищала Светка.
-Главное, что он меня знает, как хорошего человека!- сказал я, - А вот ты другого мнения!

(продолжение следует)  Л.КРУПАТИН

ВТРОЁМ В КОМАНДИРОВКУ?(продолжение-2)

   Наступила суббота, а мы как раз закончили съёмку и можно бы приступить к согласованиям на районном уровне, но оказалось – не тут-то было.Организации и учреждения у них в селе официально должны работать, но под всякими предлогами никого на месте не найдёшь. Я предложил Светке(иначе я её называть за глаза не могу) начать изыскания «высоковольтки». За выходные мы бы её «сделали». Но Светка вела себя как-то странно:
-Мы же тоже имеем право на отдых?
-Может быть тебе дома будет приятнее отдыхать?-возмутился я.
-Ну, дома – то дома…-невнятно промолвила она,- А мне нужно голову помыть!
-Ну, мой! – сказал я, - А я пойду в лес!
- Далеко не уходи! Я за тебя отвечаю!
«Пошла ты…»- хотелось мне сказать ей, но пошёл я сам… в лес.
   Я забыл сказать, что мы в это время остановились в самом захудалом, самом дешёвом  «Доме колхозника» на краю райцентра , села Даниловка. Это был деревянный одноэтажный  дом, без всяких удобств. Вернее все удобства были на улице. Лишь в женском номере на стене на стопятидесятимиллиметровых гвоздях красовался на стене  чугунный литой рукомойник, по-моему дореволюционного производства. Я когда увидел его сразу сказал, что по нему все музеи мира скучают. Он был такой тяжёлый – на полведра обьёмом и сам литой, что  эти гвозди его держали с трудом. Во дворе у входа был колодец с солоноватой водой, в центре дровяная печка горнушка на две конфорки.Водопровода не было. Водопровод  был только там, где были кирпичные, государственные дома, не выше трёх этажей. Когда я уходил, у меня мелькнула мысль, как Светка собирается в реальности осуществить «головомойку», но я был так на неё зол, что отбросил  эту мысль напрочь.Мой сосед по номеру командированный на элеватор электромонтёр-наладчик ушёл на работу.         Командированные на уборку шофера разъехались ещё спозаранку, персонал гостиницы: заведующая, кастелянша и уборщица только изредка появлялись на работе. Я ушёл, оставив Светку одну.
  Ах! Как я был счастлив, что я пошёл в лес! Это был настоящий лес, которым не богата полупустнынная  волгоградская область.Стояла настоящая золотая осень! Душу мою распирало, от красоты и ароматов. Я не мог понять чего мне больше хочется – рисовать или писать, но поскольку ничего цветного у меня не было, то оставалось только писать… Я шёл или плыл в этом океане осени! Мне было жалко, что я это вижу и ощущаю один! Мне хотелось с кем-то поделиться этой красотой… хотя бы и с этой непутёвой Светкой. Я упал в листья… Я был,  как хмельной!  Я смотрел в голубое небо, которого почти не было видно среди золота и пурпура листьев. А листья кружились, падали вокруг меня, на меня и, наконец, накрыли совсем после прошумевшего ласкового ветерка. Я писал часа два, валясь в листьях. Я тогда написал «Жёлтую тишь»:

Солнце в сентябрьский лес опустилось,
Бесшумно сливая остатки тепла,
Золото в кронах берёз появилось
И с них золотая струя потекла.

Тёплые струи с деревьев стекают
В вальсе замедленном плавно кружась-
В воздухе листья бесшумно порхают,
Словно нарушить величье боясь.

Слабый, спокойный, как вздох осторожный
Прошелестел по ветвям ветерок,
В чаще лесной порождая тревожный,
Плавно кружащей листвы шепоток.

Шорох проходит, покой воцаряется-
В жёлтой тиши цепенеют леса...
Всё в золотистых лучах растворяется,
Жёлтым огнём занялись небеса.

Запахи осени переплетаются,
Нежно ласкаются между собой,
Шёпотом листья с ветвями прощаются-
В царство лесное приходит покой.

В жёлтом, прозрачном, шуршащем просторе
Остановись и замри не дыша-
Пусть упадёт в это сладкое море
Сердце, как листик осенний шурша.

  Я встал, ещё хмельной от всех этих ощущений и уверенный, что сумел это передать на бумаге. Мне очень хотелось с кем-то поделиться написанным, узнать мнение, получилось ли, потому что был знаком с таким явлением, как «авторская глухота». Я пошёл в гостиницу, вернее – в Дом колхозника. По пути собрал пучок красивых листьев, а в середину его воткнул веточку с красными ягодами боярышника. Ну, конечно же, я хотел преподнести Светке кусочек своей радости.
  Ещё в коридоре,   не дойдя метра до  двери номера Светки я услышал писк:
-Л –ё- ёнечка-а-а! Ой, Лёнечка-а-!
Я рывком открыл дверь номера…
Светка сидела на кровати, замотав голову полотенцем и сквасив страшную, отвратительную морду пищала:
-Ы-ы-ы-ы! Мои-и- и волосы пропали-и-и!
-Ты что наделала? – спрашиваю я.
-Я голову мыла, а мыло свернулось  ы-ы-ы-ы!
Она развернула полотенце и я ужаснулся! Её красивые волосы были похожи на клубок грязной пакли, которой конопатят пазы баркасов перед смолением. Солёная колодезная вода сыграла над Светкой злую шутку. Она свернула мыло… Что же делать?
Водопроводная вода где-то за километр. Но начинать надо не с этого , а с печки. Воду-то надо греть! Дрова в углу двора я видел, но вышел, глянул…  А их уже нет. Светка видимо грела воду и спалила. Я собрал остатки дров, выгреб золу из печки, разжёг её по-новой, поставил  сразу на две  конфорки питьевой бак из коридора и налил в него полведра колодезной воды. На задах двора стояла тачка на колёсах. Я схватил её и как рикша помчался  к лесу. Соседские собаки обеспокоенные тарахтением тачки подняли страшный лай, а две или три даже пытались меня преследовать.
  Набрав сушняка я попытался так же лихо вернуться назад, но у меня всё сваливалось с тачки и я устал подбирать палки. Вернулся в лес, срезал несколько тонких ивовых  лозинок,  ими притянул свой груз, но быстро идти уже не получилось. Пока вернулся, дрова в печке прогорели, но над баком уже поднимался пар, а уголья в печке помогли мне быстро разжечь огонь опять. Я призадумался, вспоминая… помню, когда жили в деревне, а точнее в хуторе Рябичи-Задонские, после переселения  из родной станицы Нижне-Курмоярской, затопленной Цимлянским морем, тоже страдали от солоноватой воды и помню, что в горячую воду сыпали печную древесную золу, чтобы смягчить её, то есть погасить соль, перед стиркой или мытьём головы. Как это делали я не знал. Но раскинув умом решил, что греть воду нужно уже с золой вместе, чтобы усилить реакцию.
А потом как? Чем фильтровать-то?Я пошёл к Светке. Спрашиваю у неё:
-У тебя есть чулки или носки капроновые?
-Были! – отвечает она всхлипывая.- Вчера порвала, когда от собаки убегала.
-А куда ты их дела?
-В мусорное ведро выбросила возле туалета!
  Я пошёл, нашёл чулки, засыпал золу в питьевой бак и стал греть, подкладывая дрова. Но дрова кончались очень быстро. Я пошёл позвал Светку, дал ей задание подкладывать дрова в печку, а сам собрался ехать опять в лес за дровами, сняв с гвоздя бельевую казённую верёвку.
-Это что такое!!!- вдруг завопила Светка, указывая пальцем на бак с водой, где плавала зола.
-Это то, чем мы будем спасать твою голову!- ответил я.
-Я что? Сумашедшая по- твоему!- орала она.-Я не буду вот этим дерьмом  мыть голову!

(окончание следует)

ВТРОЁМ В КОМАНДИРОВКУ?-окончание.

-Я не буду вот этим дерьмом  мыть голову! И-и-и-у-у-у!!- завыла Светка
Я сказал:
-Прекрати орать, как мартовская кошка,  иначе сейчас все собаки сюда сбегутся!
  Светка заткнулась сразу, а я продолжил:
-Вот эту парашу мы профильтруем с тобой через  твои капроновые чулки, но только этой водой можно спасти твои красивые волосы! Ты соображаешь, кто ты будешь,  если лишишься волос? Останется один твой нос!   - а нос у неё действительно «для  троих рос».
-Подкладывай оставшиеся дрова, а я поеду ещё в лес за дровами!
Я помчался в лес с тележкой опять же  сопровождаемый соседскими собаками. Набрал я дрова быстро, привязал бельевой верёвкой, в поте лица выскакиваю из леса. Меня отделяют от посёлка каких- нибудь  пятьдесят метров, но  передо мной лихо останавливается  «уазик», выходят из него худой водитель и пузатый  пассажир.
-Ваши документы!- сказал пузатый.
- Документы э-э в  Доме колхозника. А что случилось?
-Документы не  только ваши, но и  на лес вывозимый с участка? Порубочный билет у вас есть?
-Вы что у меня видите топор или пилу? Я собрал дрова из под ног! Дурака  не валяйте!
- Садитесь в машину! Сейчас решим кто, кого валяет, и  зачем валяет!
  Меня так "накрыло"! Я очень сильно включил мозги и отключил нервы. Я до сих пор это умею.
  Поскольку мне приходилось согласовывать  наши изысканные труды и в областном  Лесном  Управлении, я знал фамилию, имя отчество начальника Управления. Я несколько раз вздохнул и сказал:
-Предъявите, пожалуйста, мне ваши полномочия! Если вы,  действительно тот,  за кого себя выдаёте, то прямо в понедельник  вам Александр Филатович предложит сдавать нормы ГТО(Готов к труду и обороне – тогда это было обязательно)
Гражданин «при пузе» резко переменился в лице и спросил у меня, запинаясь:
-В- ваши д-документы сначала предъявите!
-Не всяким  прохожим я должен предъявлять ! Пройдёмте в  вашу гостиницу – Дом колхозника, куда мы специально определились! Мы надеялись  не привлекать внимание местных руководителей и уже из этого выводы сделали! Имейте в виду! Наша встреча с вами остаётся между нами! Не вздумайте разгласить!
-Ну, ладно! С вами,  с городскими трудно разговаривать. А вообще-то можно бы было и обратиться за помощью и устроиться по-человечески.
-Условия не мы определяем…- сказал тихо я и потащил свою тачку с дровами. Между прочим я был в зёлёной,  военного  образца рубашке, в той же самой,  в которой я «засветился» в Алма- Ате!(читай «Землетрясение») Видимо,  она что-то впечатляла! Да  и я,  кое что из себя представлял…
   Я приволок тачку с дровами вовремя. Светка уже спалила все мои дрова, но вода в баке на печке  уже парИла.
-Так! Светлана Евгеньевна! Фильтруем быстро и начинаем спасать твои  красивые волосы!- сказал я , захватывая инициативу.
-Что? Здесь что ли? На улице? Вы за кого меня принимаете?
-Ты не чувствуешь, Светлана Евгеньевна, что волосы твои дубеют с каждой минутой? Их спасать надо!
-Нет! Пойдём в номер!
Ах! Номер!- подумал я, - Если можно его так назвать…
  Профильтровали воду, через чулки и я бак понёс в «номер». Эмалированный тазик из под рукомойника Светка вымыла и я в него стал подливать горячую воду. Только волосы Светки коснулись кипятка, как  стали растаивать, в воде как мороженое.
-А ты не можешь мне полить на голову?- спросила Светка.
-Могу! Давай! – и я стал поливать ей на волосы эту  в общем-то мылкую на ощупь воду.
Я говорю ей:
-И что тебе приспичило мыть голову! Два дня ты могла потерпеть?
-Не могла!- отвечает она, - Муж грозился в гости приехать в выходной!
  Меня как током шибануло! Ядроёна ж ты в корень! Эти муки я принимал ради того, чтобы она оказалась красивой перед мужем!
  Сзади заскрипела дверь и я  чуть отвернувшись от Светки, глянул назад. Зашёл в комнату крепенький мужчина и как-то криво ухмыляясь сказал:
-Во! Бля! Семейная идилия! – с смаху долбанул меня в задницу ногой, так что я полетел прямо через Светку  в угол под рукомойник, ударившись в его сосок головой. Рукомойник срываясь со стенки, упал прямо  мне в руки, предварительно  треснув по  голове. Этот  мужчина кинулся ко мне, желая чего-то продолжить, а я сунул ему в лицо чугунный рукомойник, попав как-то в одну сторону лица.
  Мужчина от удара отпрянул назад и сел на задницу, а я быстро вскочив, дал ему ногой в лоб, а когда он лёг на пол, открытой ладонью его несколько раз ударил в лоб с учётом, чтобы он доставал затылком пола. Светка кинулась на меня как кошка с визгом:
-Не бей моего Серёженьку!- и так вцепилась в меня сзади, обняв и руками и ногами, что я  не видел никакой возможности от неё освободиться. Открылась дверь комнаты и зашёл мой сосед по номеру- электрик, командированный на элеватор.
-Эй! У вас тут не скучно!- сказал он, схватив Светку за рёбра и отрывая от меня.
Светка  завизжала:
-Я щекотки боюсь! А-а-а-а!
-Я не только щекотать! Я и в морду могу дать!- сказал электрик, при этом  на самом деле долбанув в морду пытавшемуся встать с пола мужчине. Тот  успокоился, свернувшись в позе эмбриона. Светка, вереща,  кинулась  приводить в чувство этого мужчину, как я уже понял – мужа!
  Мы с  соседом-электриком перевели дыхание и он сказал:
-Я там прихватил кой чего к обеду. Пошли?
Мы  сидели уже около часа за столом  из  табуретки, с яичницей с колбасой,  пожаренной на той же горнушке-печке,  потому что я тоже сходил в «Сельмаг»  « для равновесия». В комнате Светки было тихо. Потом в нашу комнату  открылась дверь…    На пороге стоял муж Светки с бутылкой водки в руке…
-Ребята! Можно перед вами извиниться?
Мой сосед посмотрел на бутылку, на меня и сказал:
-Одной будет мало! Ты очень обидел нас!
-Да там и ещё есть!
-Неси  и садись!- сказал сосед, -  Можешь и жену прихватить.
  Через полчаса мы уже пели песни. Заводила Светка!
( Прошу посмотреть Постскриптум "Током ударило!")


ТОКОМ УДАРИЛО! постскриптум Втроём в командировку!

ПОСТСКРИПТУМ: Да! Наверное третий в командировке всё-таки лишний! Хотя мы  на  машине Светкиного мужа за один день «изыскали» 15 километров высоковольтной линии и за два дня «согласовали» оба проекта. Из машины Светкин муж не выходил, потому что он с одной стороны был очень симпатичным мужчиной, а с другой с прищуренным глазом, был похож на … не буду называть национальность.Когда мы из Даниловки ехали  с ними домой на их машине, где-то между Петровым Валом и Камышиным тормознул нас «гаишник». Посмотрел он водительские права Светкиного мужа, а тот,  как раз с его стороны был очень «прищуренным», ну и что-то «гаишник» засомневался. Муж Светки, то есть Серёженька, как она называла его, развернулся другой стороной, «гаишник» согласился, что идентификация состоялась,  но всё-таки уточнил:
-А что случилось-то?
-Током  ударило!- засмеялся он и правым глазом подмигнул мне.
-Во, как! Даже так бьёт? – засмеялся «гаишник». - А вам не трудно в таком состоянии вести машину?
-Нормально!- ответил Серёжа, - Вы же калмыкам такие вопросы не задаёте? А чем я хуже калмыка?
-Вы знаете… - замялся «гаишник», - С одной стороны, вы лучше калмыка,с одной стлроны, а с другой стороны –хуже! Поэтому,  если права у вашего пассажира есть, вы бы поменялись местами.
-Права есть. – сказал я и поправился, - Даже трое. Ой! Нет. Четверо. Ой! Нет! Пятеро…
-Это как понимать?- с подозрением посмотрел на меня «гаишник».
-На мотоцикл, на легковое авто, на грузовое, на все виды сельхозтехники и на электроприводе-электропогрузчики и эл.кары.
-Ну, вот! Тем более!-сказал «гаишник».
-А вот я не могу сесть за руль чужой машины, - возразил  я, - Если это не техника общего пользования, не могу сесть!И свою машину в чужие руки не дам! У казаков знаете,  как говорят? Жену, шашку и коня не доверяй даже лучшему другу! Машина это – конь в наше время! Шашка это моя честь! Ну, жены пока нет, но на чужую никогда не позарюсь! Чего бы кому-то не казалось!
Серёжа густо покраснел, а  «гаишник» ухмыльнувшись козырнул:
-Счастливого пути!
  Мы  немного проехали и Сергей ухмыляясь заговорил:
-А всё же ты «гаишнику» неправду сказал!
-В чём я неправду сказал?- я даже растерялся.
  Сергей подержал паузу и так же ухмыляясь продолжил:
-Сказал,  что у тебя права на пять видов техники!- и опять замолчал.
-Ну, а в чём ты сомневаешься, Сергей! Я все могу тебе предъявить прямо завтра!
-Да, что ты растерялся?- засмеялся он, - Про шестые права ты забыл! На самолёт! Ты же жаловался нам «за бутылкой», что пришлось с  самолётами расстаться! Так это шестые права, а про первые пять ты даже не вспомнил  вчера…
-Ну, ты даёшь,  шутник! Ведь  самолёты «гаишника» не касаются! А за то чтобы летать, я бы отдал и все пять ! -  судорожно вздохнул я, - А насчёт "током ударило" ты здорово "гаишнику" сьюморил.
-Да что я сьюморил? Это я почти правду сказал,что током ударило,- горько усмехнулся Сергей, - От вашей долбаной работы пострадал, хотя и по собственной глупости...
-Извини! А,я за что пострадал? Меня тоже током в задницу долбануло, так что я в рукомойник башкой врубился? Моей-то шишкой я тебе не хвалился, её в волосах не видно! Пощупай!
  Сергей протянул руку, пощупал и ужаснулся:
-Ой, прости! Это не током! Это я виноват...
   Света сидела на заднем сиденьи, пряча довольную улыбку под своим большим носом и расчёсывала свои шикарные пшеничные волосы...

Л.КРУПАТИН,ВОЛГОГРАД -1970 г., МОСКВА - 2009 г
Рецензии
Написать рецензию
Прочла одним махом и с большим удовольствием...

Татьяна Нещерет   27.03.2012 09:21   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Танюша-Золотко!Ну я же сноски дал в предыдущих рецензиях на "Суровый характер!" и "Победители воюют!" Посмотри,пожалуйста!Об...смеёшься!Л.К.

Леонид Крупатин   27.03.2012 09:25   Заявить о нарушении правил / Удалить


Рецензии