Ферзь

«Ферзь – фигура хорошая, Ферзь – фигура важная…» - думал Василь Петрович, перебирая умом расставленные на доске фигуры. Партия не шла уже полдня, и Василь Петрович успел немного вздремнуть. Его соперник, восьмидесятилетний шахматист восьмилетнего стажа, был покладист, прилежен и особо не спешил. Будто старое дерево, этот дед врос в свою скамейку и не собирался никуда уходить.

«Как же пахнуло-то незабвенно», - подумал Василь Петрович, еще раз отвлекшись от партии. Свежим воздухом потянуло откуда-то с Западу, с Европейской части садика, в котором так весело устроились два нелепых шахматиста.

«Вообще, надо ходить Ферзём! -  уверенно, но про себя воскликнул Василь Петрович, - ведь Ферзь – он и доску покрывает, и врага вмиг разобьет. Ведь если ж не Ферзь, то тебе ни рокировки, ни вилки, да и грозный он какой-то...»

«Ай-ай-ай, нехорошо, - подумал, все тот же, Василь Петрович. - Ведь, если Ферзь-то важен, то без Ферзя никуда, а коли зарубят, то всё…»

Где-то крикнула Галка. Не птичка, а жена Василь Петровича. Крикнула где-то в душе. И крикнула всякую гадость: что и мужик-то он никуда, да и толку от него, мол.

Вообще ему, конечно, не нравилось, когда Галка кричит, но сейчас он бы даже послушал. Всё дело в том, что Галка умерла года два назад, и тоскливо стало как-то…

«Нет. Стоп. Ферзь – фигура важная, но если им не пользоваться, то какой от него прок? Коли проку никакого, то он и не важен. А коли не важен, то можно им и рисковать!»

Странная причуда логики Василь Петровича помогла ему связать несвязуемое, и рука радостно потянулась к Ферзю. Но вот беда! Хоть Василь Петрович и решил ходить Ферзем, но еще не решил – куда. Он, было, хотел пересмотреть своё отношение к злосчастному Ферзю, но стало поздно. Большой палец Василь Петровича предательски коснулся фигуры. Один глаз деда - соперника неспешно отворился, и ехидный беззубый оскал сообщил Василь Петровичу, что старик хоть и спит, но всё-всё видит!

Василь Петрович важно выпятил губы, нахмурил бровь и кратко кивнул. Мол, понял я, дед, понял…

Важность всегда давалась Василь Петровичу с определенным трудом. Он, конечно, знал, что умение выглядеть важным очень важно, особенно в его-то годы, но, если честно, не понимал почему. Да, в былые времена, он много передумал над этим вопросом, изучив его не хуже Ферзя, но вывод так и не прояснился. Важность важна - тут и точка. Прямо как Ферзь.

«Ферзь, Ферзь, Ферзь, Ферзь… Ферзь – фигура важная, рисковать им бездумно нельзя».

Дед храпнул. В этом храпе послышалась некая обеспокоенность излишней задумчивостью Василь Петровича, но дед так и не проснулся.

«Ой, куда же все катится…» - припомнил Василь Петрович взволнованный Галкин голос, которым она, сидя за старым черно-белым телевизором, вторила некоему диктору, обсуждавшему очередные закулисные страсти. Сам Василь Петрович страсти не очень любил. Он знал, что это что-то важное, но не знал зачем. Но он любил Галку, а потому не мешал.

Признаться честно, ко всей этой партии он давно потерял интерес. Дед спал, цветочки подрастали, а Ферзь всё так же ждал команды. Просто Василь Петрович боялся, да-да, именно боялся, что, если он сделает ход, партия закончится. И неважно в чью пользу. Закончится, и всё тут! А конец для человека в годах – это всегда страшно. Несмотря на то, что партия в целом ему давно наскучила.

Пилот железной небесной птицы никогда не задаётся подобными вопросами. Он знает, что он есть, и это важно. Его партия всегда пряма, задача ясна, а действия неукоснительны. Смысл его жизни – чтобы кто-то сделал ход. Но ход этот следует, чаще всего, под пешку.

Василь Петрович не почувствовал боли, когда рядом разорвался фугас. Всё лишь оглохло и как-то странно замедлилось. Вот, слетела со стола покореженная шахматная доска. Словно семена одуванчика, вспорхнули вверх смешные важные фигуры. Суровый дед поломался на месте и вряд ли успел проснуться. Его лохматая борода обуглилась и стала похожа на закопченную чугунную сковородку. После, Василь Петровичу выжгло глаза. Последнее, о чем он подумал: «Странно, а это совсем не больно». В глубине души он был по-своему рад, что кто-то решился сделать ход, и эта партия, наконец-то, закончилась.

И ни мысли о Ферзе.


Рецензии
Диас, благодарю Вас за интересную историю о шахматистах, ферзе и смысле жизни! Не менее интересен был полилог к рассказу, за это отдельное спасибо участникам. Творческих успехов!
С уважением, Дана.

Дана Гельдэ   28.02.2017 13:24     Заявить о нарушении
На это произведение написано 67 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.