Пути Господни неисповедимы! Дню Скорби

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/06/21/1223

СБОРНИК "ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ!"
СБОРНИК "ЛЁТНЫЕ,ВОЕННЫЕ!" рец.1

С  ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ И ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ ДНЁМ ГВАРДИИ РОССИИ ПОЗДРАВЛЯЮ:
   ГВАРДЕЙЦЕВ АРМИИ РОССИИ и всех военнослужащих, обеспечивающих   исполнением своих обязанностей по службе возможность нашим Гвардейцам служить с полной отдачей на благо безопасности  народа  России!

   Склоняю голову перед Ветеранами Великой Отечественной войны, перед живыми и памятью павших и не доживших до наших дней, а так же участниками других военных действий во имя безопасности России!

   С Великой Отечественной войны вернулся живым: мой отец Крупатин Василий Васильевич (инвалидом в 20 лет), прошедший Сталинградскую «мясорубку» и начавший добровольцем летом 1942 г. 17-ти лет. Ему 18 лет исполнилось в январе и был уже зачислен в РККА, а 2-го февраля 1943 г. они закончили окружение армии Паулюса. Летом 1943 года на отца приходила родителям «похоронка» из Куйбышевского района Ростовской области с указанием, что он похоронен в братской могиле №3 у хутора Куйбышев. Слава Богу, это была ошибка. А вот на его брата, моего дядю Крупатина Николая Васильевича (старшего воентехника авиации) «похоронка» была получена из под Тулы не ошибочно.  Погиб так же в январе 1945 года мой дед (мамин дядя) Альсяпин Стратон Михайлович под Будапештом — командир танка, отслуживший до войны срочную службу пограничником. Был педагогом-математиком с высшим образованием. Вернулись с войны два моих деда (мамины дяди): Альсяпин Николай Михайлович — пограничник, и Альсяпин Фёдор Михайлович — пехота. Никого из них уже нет в живых. Царство Небесное нашим Героям и Вечная Память! Мама моя с 1942 года учила будущих наших бойцов грамоте и любви к Родине. В 1961 году ей присвоили звание «Заслуженный учитель школы РСФСР» в Цимлянской средней школе №2. Маме сейчас 91 год, живёт в Москве.
    СЛАВА НАШИМ ГЕРОЯМ ИЗ НАРОДА! СЛАВА НАШЕЙ ГВАРДИИ РОССИИ!

ПУТИ  ГОСПОДНИ  НЕ ИСПОВЕДИМЫ!фото автора

   Я услышал радиопередачу об истории г. Мытищи, где патриоты его довольно самоуверенно утверждали, что без Мытищ не было бы и Москвы. Не буду оспаривать, тем более, что в этом городе живёт мой старший сын, а я живу в Москве. Но слушая эту передачу, я вдруг вспомнил, улетев на шестьдесят лет назад… Да, да! Ровно на шестьдесят лет назад в казачью станицу на берегу  Дона… Тихого Дона. Не знаю я, почему мой Дон называли Тихим… Может быть имелось в виду в кавычках «Тихий Дон», потому что  «тихим» он, то есть Дон, никогда не был. И при моей памяти и судя по истории, с которой по рассказам стариков и исторической литературе, Дон-Батюшка всегда, как спящий вулкан,  кипел своей «внутренней лавой», которая зачастую « вырывалась на поверхность» нашего российского общества.       А вот моя личная память начинается с трёхлетнего возраста, из моей придонской казачьей станицы Нижне-Курмоярской, которая волею судьбы, а точнее, волею «отца народов»  Иосифа Сталина оказалась погребённой водами нашего Тихого  Батюшки Дона, превратившегося в этом месте в море, а точнее в вонючее водохранилище, поглотившее не только мою станицу, но и многие другие вместе с богатейшей  Придонской  Кормилицей  заливной поймой, где были, пруды,  озёра,  ерики, притоки и протоки, а главное: сады и огороды на пойменной илистой земле, где «палку воткни – она цветёт»!
И я помню свою станицу, Дон, пОйму с её садами и огородами, моего деда-бакенщика, который перевозил нас на ту сторону и всё это было до трёх лет, потому что в четыре моих годика нас погрузили вежливо под охраной нацменов с винтовками на баржи и спустили вниз по Дону, расселяя в голодные полынные степи, где я играл с пацанами в разбитых, преимущественно немецких, танках.
  Так  вот, проживая ещё в своей станице Нижне-Курмоярской Цимлянского района Ростовской области  до 1950-го года, я уже был знаком с Мытищами! Удивляетесь? Сейчас объясню!
У нас дома в те времена была целая кипа (пачка), может быть штук двести, репродукций картин художников из Третьяковской галереи, Эрмитажа  и иллюстраций для книг писателей прошлого века(а теперь уже позапрошлого). Там были даже репродукции сцен знаменитых спектаклей Н.Островского, помню на одной картинке был изображён двухэтажный деревянный дом Н.Островского. А на одной репродукции  было изображено  «Чаепитие в Мытищах». Там, на этой репродукции в центре застольной сцены сидел какой-то сытый священник в дорогой рясе и, раздувая пухлые щёки дул  в блюдечко с горячим чаем,  а перед ним стоят просящие милостыню нищие, старший из которых инвалид с наградами. У меня конечно возникало много вопросов и мать мне объясняла, что  писатель Радищев  в своём произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» описал жизнь  русских людей в сравнении, как жили  «припеваючи» богатые и как нищенствовали простые люди, обеспечивавшие и добывавшие эти богатства для избранных. Писатель привёл Мытищи, как пример того, как по разному  живут люди в России. Рассказывала мать, что Мытищи маленькая деревенька возле Москвы. Да, не мог я тогда думать, что волею судьбы, один из моих сыновей  будет жить в этой  «деревеньке» на  пятнадцатом этаже. Картинку я эту запомнил на всю жизнь, как и все остальные, потому что это было единственное средство познания мною окружающего мира, жизни и искусства, потому что новых книг тогда, после войны ещё не было, радио и телевизора не было, потому что электричества не было, а был лишь механический заводной патефон. А вот откуда у нас были эти репродукции? Это отдельная история.
У моей прабабушки по матери были три сына и три дочери. Сыновья: Фёдор, Николай  и Стратон воевали в Великую Отечественную. Фёдор и Николай вернулись живыми, а Стратон Михайлович Альсяпин, брат моей бабушки погиб в феврале 1945 г. под Будапештом. Судьба у него такая:
Моя прабабушка Саша была домработницей у богатого купца Плотникова в станице Нижне-Курмоярской. Детей купца учила очень грамотная учительница Капитолина Яковлевна Лукьянова.
Она обратила внимание на смышленого мальчишку Стратона и так как сама была бездетная, но очень образованная, то предложила его родителям  взять Стратона к себе на воспитание и они согласились. Стратон полностью был на её материальном  содержании и учила она его. К родителям и сёстрам, братьям он только ходил в гости и приносил от Капитолины Яковлевны гостицы.Она дала  Стратону очень хорошее воспитание и обучение.Он играл на струнных инструментах, особенно душевно играл на мандолине.Слушать собирались не только молодёжь, но и старики относились с уважением. Стратон поступил в Ростовский педагогический институт, окончил, успел один год отработать учителем математики  в станице Вёшенской в одной школе с женой писателя Михаила  Шолохова, женился  в своей станице, привёз жену в Вёшенскую.  Шолохов помог ему устроить свой быт, жильё. Жена его  тоже с педагогическим образованием поступила на работу в  его же школу, но его тут же забрали в  Красную Армию на срочную службу в погранвойска и служил он в  Армении в Ленинакане. Отслужил три года, собирался на «дембель», но не успел – грянула война и его направили на переобучение на танкиста в Туркмению в г.Мары., а оттуда на  Урал в г.Нижний Тагил на завод за новым танком и - на своём   танке на  фронт.
Моя  мать 1924 года рождения пошла по стопам своего дяди Стратона и перед войной успела закончить  Ростовское педучилище. Стратон, когда уезжал работать в Вёшенскую, многие книги, те, что ему дала Капитолина Яковлевна, в том числе и эти репродукции, оставил моей матери на хранение и даже с фронта  в письмах просил сохранить его вещи, то есть книги и прочее. Детей к сожалению после него не осталось… После наших многочисленных переездов, при чём первый из станицы Нижне-Курмоярской в  степной хутор Рябичи-Задонские,  был не очень добровольным и эти картинки: иллюстрации и репродукции сохранились только в моей детской памяти. В 19 лет моя мать начала свою педагогическую деятельность, обучая детей своих станичников, а отец  ещё в семнадцать лет начал воевать и в апреле 1945 г.  на территории Германии стал инвалидом в 19 лет, вернувшись из госпиталя в октябре 1945 г. ,  женился на моей матери в 1946 г., а в 1947-м году родился я. Следуя заветам своего дяди Стратона мать в 1961 году стала «Заслуженным учителем школы РСФСР» в г.Цимлянске, который стал городом тоже в 1961году, а до того был рабочим посёлком Цимлянск, а до войны был станицей Цимлянской, которую во время войны очень сильно бомбили немцы и по словам моих земляков, полнеба было в огне, видно было из моей станицы Нижне-Курмоярской, как горела Цимла, то есть, станица Цимлянская.
   В 1962- м году,   после того, как утонул мой отец в Цимлянском море, я  уехал в Волгоград получать профессию, но получил не одну, а  много и последняя,  уже 28 лет – я адвокат,  а с 2008 года московский адвокат.   
Пути Господни неисповедимы! – говорят в народе. Не ведал я,  конечно, что к городу Мытищи я буду когда-то иметь отношение, да ещё такое непосредственное! А именно к пятнадцатому этажу в красивом доме на въезде в него!
Я  НЕ МОГУ  БЕЗ ГОРИЗОНТА!

Я не могу без горизонта!
Его всегда я видел в детстве!
Был горизонт-морские волны!
Тонул мой взгляд в их шумном бегстве!

А за спиной был горизонт
Степной, спокойный, но весной
Могли придонские бугры
Штормить лазоревой волной!

Потом на этих же буграх
Штормил волной седой ковыль
И шла как, песня к горизонту
Казачья горестная быль!

Я на баркасе по волнам
Одолевал Цимлянский шторм,
Который был, как говорили,
Всегда превыше всяких норм!

Сейчас в бетонные громады
Повсюду тыкается взгляд!
В бензинно-дизельном угаре
Машины бешено летят…

Над головою фонари
Горят с рекламными панно!
А где же звёзды? Вон, как слёзы!
Как я не видел их давно…

Хочу опять в копну соломы
Пройти с любимой по стерне
И поклониться горизонту-
Моей родимой стороне!

Я не  могу без горизонта!
Наверно манит меня детство!
Оно осталось где-то там
И я хочу пуститься в бегство!

Бежать хочу я без оглядки
За горизонт! В цветущий край!
В шторма, баркасы и рыбалки…
Наверно там и был мой Рай!

Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2010 г.
Рецензии
Написать рецензию
Пути Господни неисповедимы. Это каждому понятно, каждый живёт по законам Господним, т.е законам Природы: в детстве он беззаботен, в юности влюблён, в молодые годы строит жизнь, семью, в зрелые задумывается, всё ли он сделал, что должен был сделать, и часто с огорчением признаётся, что не всё. Например, многое хотелось бы знать из жизни дедушек и бабушек, да чего там, о родителях мало что знают дети, и только когда их уже нет, то начинают казнить себя, что были почти безразличны к истории своей фамилии, разорвалась нить, связывающая поколения, пытаются что-то вспомнить...Когда я читаю что-то подобное, я радуюсь тому, что есть ещё люди с большой душой и чистым сердцем, наполненные добром, живущие для добра. Беда в том, что, порой, слишком поздно бывает, когда мы начинаем отдавать дань памяти. Лучше пусть бы подождали малозначащие записи, а семейной хронике, детским воспоминаниям уделить первостепенное внимание, тем более, что такое всегда пишется с душой, легко и правдиво, и читается всеми с интересом?

Виталий Кирпиченко   19.04.2010 22:32   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Правда твоя, Виталий! Хотя и горькая...Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   19.04.2010 22:52   Заявить о нарушении правил / Удалить


Рецензии