Большое дитя

Из записок практикующей медсестры

В  течение десяти  лет я наблюдаю  за своеобразным обитателем нашей клиники. Человек этот интересен тем, что он тоже молчаливо за нами всеми наблюдает. Невозможно сказать и даже предположить, о чём он всё  время думает и что происходит в его сознании во время происходящего процесса мышления.

Если взглянуть на этого жильца со стороны, не зная предыстории его жизни, то, пожалуй, можно переоценить его возможности.
 
Попробую всё же для начала описать его наружность.

Высокий  мужчина, слегка согнувшийся от тяжести прожитых лет, одинокий и неразгаданный, задумчивый и диковатый. Взгляд тяжёлый,  внимательный. На лице блуждающая хитроватая ухмылка-улыбка.  О таких  говорят: сам в себе или сам себе на уме. В то же время он похож на большого ребёнка, ожидающего ласки и доброго рукопожатия. Он готов идти с тем и пойти за тем, кто погладит его по плечу, проведёт ласково рукой по волосам, кто покормит его с ложечки, кто, взяв за руку, отведёт в комнату и поможет лечь в постель. Он может тепло улыбнуться на то, что ты закроешь его двумя одеялами, что пожелаешь спокойной ночи. Он может расслабиться от тёплых ноток в твоём голосе и засмеяться смущённо в ответ на доброе слово. Большое дитя, ожидающее ласки.

Если его помыть, побрить и приодеть, то даже можно выдать за интеллигентного человека неопределённого возраста. В основном он предпочитает молчание в ответ на поставленные собеседником вопросы, но если попытаться завести с ним разговор, то можно получить и односложный ответ, правда, он всегда положителен и выражается одним словом «да» на все случаи жизни.

Невозможно предугадать, что пациент сделает в следующую минуту, что с ним будет завтра, кто  и что заинтересует его через несколько минут, какова будет его реакция на действия соседа по столу или обслуживающего персонала.

Новым работникам отделения во избежании непредвиденных последствий рассказывают в первый же день, что он бывает опасен своей непредсказуемостью и неадекватным поведением. Так однажды он своей огромной ручищей затронул беззащитную шею молодой медсестры, после чего  она полгода  была на больничном. Однажды одна неопытная студентка, помогая ему одеваться, не смогла вовремя увернуться от его большого кулака. Она тоже несколько недель находилась в состоянии шока.  С этого времени его обслуживает только обученный опытный персонал.

Мне  тоже несколько раз пришлось испытать силу его рук на себе. В первый раз он  неожиданно для меня вошёл в комнату, где хранятся медикаменты. Я сидела у компьютера и сразу не отреагировала на его появление. Он от этого не смутился и, сделав несколько стремительных шагов по направлению ко мне, неожиданно  вцепился двумя руками в мой белый китель в области груди. Оторваться от его рук практически было невозможно. Я всё-таки смогла увернуться и  вышвырнуть его из комнаты. Борьбу мы продолжили в коридоре. Всё происходило во время паузы. Мои коллеги находились кто где. Кнопки сигнализации под рукой не оказалось, как и телефона.   Я смогла оторвать  его руки от себя,  забежала в  комнату персонала и позвонила дежурному врачу. Через несколько минут подоспела помощь.  Инцидент был исчерпан. Пациента увезли в другое отделение, где он пробыл неделю с воспитательной целью. Честно говоря, никто не знает, понимает ли он, за что его наказывают, и есть ли смысл в такого рода воспитании.

В другой раз во время приёма пищи он неожиданно запустил тарелкой с едой в соседа по столу. Мне повезло, так как я сидела с другой стороны, оказывая ему помощь.

Недели через две после этого случая он неожиданно накинулся на меня во время раздачи пациентам еды. Слава Богу, что в моих руках не было подноса. Я сообразила, что  произошло что-то из ряда вон выходящее, когда под тяжестью его тела оказалась лежать на полу  под  истеричный смех и крики присутствующих.

После такого рода нападений, персонал провожает пациента в однокомнатный номер, предварительно дав ему предназначенные для того случая медикаменты.  Имеется судебное заключение, по которому разрешено на один час лишать жильца свободы, закрыв комнату на ключ. Если через час его состояние не улучшится, то он переводится в отделение строго режима.

Такие моменты бывают не часто, но запоминаются надолго. Об этом потом слагаются легенды.
 
Впрочем, мужчина  уважает врачей, работников в белых халатах и пожилых людей. Позволяет им проводить обследования, выводить или вывозить себя на прогулку,  не отказывается от помощи и во время приёма пищи.  Он может кушать и сам, но забывает, что нужно есть, медленно  пережёвывая пищу, пользуясь столовыми приборами. Пациент  пытается всё проделать быстро, а это чревато роковыми последствиями...  Однажды он проглотил кисточку винограда. Веточка прорвала ему стенку кишечника. Для того, чтобы это определить, понадобилось время. Впоследствии была произведена операция. Всё обошлось.
 
Он прекрасно знает, что такое медикаменты, пытается их не принимать, но последствия  сказываются сразу.  Мужчина впадает в состояние невменяемости.  Ночная сестра вынуждена проводить порой ночь у его кровати, так как страх и беспокойство вынуждают его выходить из комнаты  и блуждать в поисках покоя по коридорам и комнатам. Если он и остаётся в комнате, то всю ночь до утра очень громко поёт рождественские песни.
 
Мне кажется, читатель, что ты уже устал от повествования о повседневной жизни моего героя, пора поведать тебе  предысторию его жизни, предшествующую появлению его  в психиатрической клинике.

Родился   мой герой в тридцатые годы прошлого века. Родители  умерли, когда ему исполнилось шестнадцать лет,  оставив троих детей сиротами. У моего пациента есть сестра и брат.  Его сестра  рассказала психиатру, что она слышала от родителей в детстве о том,  что брат  в двухлетнем возрасте  упал на головку, потеряв сознание. Последствий тогда не было. Одним из лучших учеников он закончил  восемь  классов.

Примерно с тринадцати  лет брат замкнулся в себе, стал стеснительным, каким-то робким, неразговорчивым. Страх, боязнь  людей, неумение самому решать свои проблемы привели его к уходу в себя от реальности. У него не было школьных друзей. Всё свободное время он проводил дома.

С четырнадцати  лет  родители отправили его  учиться на маляра. Закончил  он эту школу или нет,  доподлинно неизвестно.
 
Способность прекрасно рисовать проявилась у него уже в начальной школе. Он хорошо рисует и сегодня. Кроме того он прекрасно поёт.  Знает многие тексты песен наизусть, начиная с народных,  заканчивая  знакомыми всем мелодиями. Он знает также множество пословиц и поговорок. Это было установлено во время проведения   игр по развитию речи и памяти:  зачитывалось начало пословицы, он, не задумываясь, произносил её концовку.

С  пятнадцатилетнего возраста  место  его постоянного  пребывания - психиатрическая клиника.  Первый поставленный врачами диагноз: хроническая Hebephrenie,   шизофрения.   Признаки психоза: агрессивное  отношение к родителям  и растущее чувство страха, неспособность организовать себя, свою жизнь, беспомощность, депрессия.

Почти полвека провёл этот молчаливый пациент в стенах психиатрической клиники.
Врачи предполагают, что он слышит и видит то, чего нет в реальности, так как  часто разговаривает вслух сам с собой и с невидимыми людьми и существами. Информация, получаемая им извне, не соответствует действительности, отсюда беспокойство  и страх, внутреннее волнение  и неуверенность, дезориентации во времени и в пространстве, агрессия.
 
Пациент знает, как его зовут. Откликается на своё  имя и фамилию, послушно выполняет просьбы персонала, но иногда чувства становятся ему неподвластны. Вероятно, в нём происходит постоянная внутренняя борьба с представителями нереального мира. Тогда пациент срывает свою беспомощность и страх на живых объектах, мешающих ему жить, становится агрессивным и неуправляемым.

С годами  знакомая обстановка стала для него  чужой.  Кто-то отдаёт ему свыше приказы. Он разговаривает сам с собой  и с нереальными людьми и существами на одному ему понятном языке.
 
В настоящее время пациент нуждается в помощи со стороны персонала во всех сферах жизнедеятельности. Он принимает участие во всех мероприятиях, проводимых в отделении, но часто просто пассивным наблюдателем.
 
Наблюдая за этим пациентом, я часто думаю о том, что, может быть, его жизнь сложилась бы  по-другому, если бы рядом с ним в пору социального созревания находились  люди,  действительно заинтересованные в  его развитии, в оказании ему помощи в трудные минуты жизни.

В процессе учёбы и работы в психиатрии я поняла, что не всё так просто, как кажется. Наш мозг очень сложен. Его можно сравнить с центром управления информацией, которая приходит извне, регистрируется, перерабатывается в нём и передаётся дальше. Все чувства и мысли проходят эту переработку. Сотни миллиардов нервных клеток отвечают за правильное функционирование этой сети. Если эта нервная сеть даёт сбой, то в этом виноват в нашем случае Botenstoff допамин. Он отвечает за неправильную передачу информации. Медикаменты помогают привести в равновесие то, что происходит в нашей мозговой коробочке.
   
Может, эти сведения помогут кому-нибудь снять с себя чувство вины. Может быть, человек не всегда хозяин своей судьбы... Может быть...


Рецензии
В Союзе были закрытые медучреждения, где находились неизлечимо больные. Они жили там до конца своей жизни, но умирали рано. Трудная тема. Много вопросов. Мало ответов. Работать в такой больнице и наблюдать, конечно, интересно. Мы, люди, все живой организм. Мы все связаны между собой какими-то невидимыми узами. Братскими, наверное. Мы все произошли от одного человека. Уже и учёные это доказали.
Спасибо, Ирене, за ваши интересные, сострадательные наблюдения.
С уважением

Натали Соколовская   13.08.2014 21:43     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Натали, за понимание.

С теплом, Ирене.

Ирене Крекер   17.08.2014 19:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.