Глава 14

           Узнав о том, что режиссер Матвеев проводит кастинг, Алина Свиридова решила попытать счастье на роль Анны Карениной.  Не слишком верилось в удачный исход, но теперь мало кому приходило в голову браться за экранизацию классического произведения и грех не воспользоваться такой возможностью. Считая свой поступок на грани отчаянной наглости, тем не менее, подала заявку на главную роль, помня наставления  учителя: «ставьте перед собой только самые высокие цели, тогда, если повезёт, утвердитесь в профессии». 

           Матвеев актрисе понравился и со словами: «Попытка не пытка!». Как любила говаривать её бабушка, Алина решительно приблизилась к Вронскому.

           На главную мужскую роль уже был утверждён коллега по театру, и хотя встречи с ним девушка старательно избегала, но желание сыграть Анну Каренину было сильнее.

           Сцена шла как по нотам, и всё же Артур не преминул воспользоваться возможностью отомстить за неудавшийся флирт. Приблизился, галантно взял под локоток, и незаметно для окружающих надавил на больное место. Правая рука у Алины недавно была травмирована, и он знал об этом. Начинающая актриса не была склонна к истерикам, но нервное напряжение оказалось столь велико, что откровенная подлость со стороны коллеги мгновенно выбила из колеи. Она едва устояла на ногах, и, забыв про светские  манеры, разрыдалась и выскочила из павильона.

           Каково же было удивление, когда через день ей перезвонил сам Максим Матвеев и поздравили с утверждением на главную роль. В общежитии разрешалось курить только в конце коридора. Закутавшись в тёплый, длинный халат, Алина забралась с ногами на подоконник и привычным движением вытянула сигарету из новой пачки. «Зябко» - подумала она и, поёжившись, обхватила себя руками: «Смешная фраза: в общежитии было зябко. Да просто в общаге – холодрыга». Узнав, что её утвердили на роль Анны Карениной, теперь решила строже следить за своим поведением и языком. «Курить, пожалуй, придется бросить. Такая роль! Господи, какое счастье!» - Алина была на седьмом небе.

           Занятая своими мыслями, девушка долго не замечала, что из окна напротив ей усиленно подавали сигналы.

           - Эй, чего скучаешь. Айда к нам.

           Она покачала головой. Двум  приятелям, после значительного разогрева, захотелось общения, и, несмотря на мороз, они распахнули окно, чтобы докричаться до нее:

           - Пошли. У моего друга день рождения. Сделай ему приятное. - Особенно усердствовал рыжий в коричневом свитере.

           Второй, видимо хозяин квартиры, вел себя более сдержанно. Рыжий не унимался, Алина, вежливо улыбнувшись, отказалась.

           - Нет. Нет, ребята. Вы уж как-нибудь без меня.

           Настроение рыжего резко изменилось.

           - Чё, сука, ломаешься. Сомневаешься что ли, – он начал расстегивать ремень, –  Хочешь убедиться, ещё никто не жаловался.

           Приятель попытался оттащить гостя от окна. Завязалась драка. Алина пошла к себе. Сама виновата. Возможно, раньше одинокая фигура женщины в окне и вызывала сочувствие, но теперь такой реакцией никого не удивишь. Надо очень постараться, чтобы шагнуть в роль из таких вот не радужных будней. Она приложит все усилия, чтобы столь далекая гостья из прошлого, стала родной и понятной в наш непростой, запрограммированный век.
   
           Алина горько усмехнулась. Нашлись даже умники, утверждающие, что любовь – это химия. Как же, съел чего-то и процесс пошел. А сами-то они в это верят? Тогда их искренне жаль. Как легко: проглотил таблетку, и уже Ромео,  Дон Жуан на час. Хотя, пожалуй, парни из соседнего дома с таким утверждением согласятся. Приняли по пятьсот грамм на грудь и ... Только к любви это не имеет никакого отношения. Как-то она раньше не задумывалась, что последние годы само понятие любовь очень сильно исказили. Все постельные сцены в американских фильмах сопровождаются одной и той же фразой – займемся любовью. Хотя вернее было бы сказать – давай трахаться. По-русски звучит грубо, но более точно. А может они там, на Западе, действительно считают  это любовью? На скотство смахивает.  Все-таки хочется думать, что большинство  людей вкладывают в слово любовь куда более глубокий смысл. Немного грустно. Такое красивое слово и так истрепали, что бывает  неловко произносить его вслух.

           Предстоящие съёмки радовали ещё и потому, что смена обстановки была на пользу, очень хотелось вырваться из опостылевших стен общежития. И теперь уютно устроившись в купе, Алина тихо дремала под стук колёс. С попутчиками  повезло, любители шумных компаний зависнут до утра в ресторане, или перетасуются по вагону.

           Во время последних гастролей театра подгулявшие артисты сорвали стоп-кран, и Свиридова сильно ударилась о край столика, серьёзно повредив руку. Но теперь актриса вспоминала о той поездке без всякого сожаления, и даже простила Артура, который так немилосердно поступил с ней на кинопробах.  К тому же она обрела долгожданную свободу, недавно расставшись с приятелем, и наслаждалась стечением благоприятных обстоятельств. А мерный стук колёс располагал к приятным воспоминаниям.

           Разорвать отношения с Артёмом, она хотела практически с самого начала. Укоряла себя, зачем было связываться с мальчишкой.  Сдалась под его натиском, и очень скоро пожалела. Отступившее одиночество, сменилось чередой  скандальных разборок с бурным выяснением отношений.  Артём воспринимал всё настолько болезненно, что порвать с ним оказалось очень сложно. События развивались как в плохом водевиле. Мальчик заигрался, и остановить его не было никакой возможности: грозился убить её и наложить на себя руки.  Алина рассчитывала на короткую интрижку и даже предположить не могла, что огребёт столько проблем. Красиво выйти из сложившейся ситуации не получалось.  Ей было почти тридцать лет. Хотелось взрослых серьёзных отношений, но личная жизнь как-то не складывалась.
   
             Но однажды свершилось: Артём вручил скромный цветок и разыграл  трагедийную сцену. Торжественный вид молодого любовника говорил сам за себя, она сразу догадалась, о чём пойдет речь. Упоительная мысль, что он бросает бывшую возлюбленную, была настолько приятна экзальтированному мальчику, что ему с трудом удавалось сдерживать эмоции. Он, конечно, подлец, но неожиданно полюбил другую.

           Алина тихо ликовала от долгожданной развязки затянувшейся мелодрамы, и чуть было не посоветовала ему поступить в театральный вуз. Но во время спохватилась: люди, которые с большой охотой превращают свою жизнь в мини-спектакли, на поверку оказываются никудышными лицедеями. Девушка не была согласна с известным высказыванием: «Вся жизнь – театр, а люди в нем – актёры».  Интуиция подсказала лучше отпустить этого мальчика с чувством собственного превосходства. Тогда, если повезёт, они больше не встретятся.
         
            Недели через две, выходя на поклон, увидела Артёма в зрительном зале, и не на шутку испугалась. Как, опять!? Но тут же облегченно выдохнула. Молодой человек, мило улыбнувшись, демонстративно поклонился и стал шептать что-то на ухо новой пассии, о чём он говорит, было несложно догадаться. Пусть потешит своё нездоровое самолюбие, только бы вся эта история осталась в прошлом. Актриса бережно хранила полученный прощальный цветок, как талисман от хандры.  Если становилось тоскливо, смотрела на него и в душе теплело. Уж лучше проводить выходные в одиночестве, чем попадать в такие переделки, от которых одни хлопоты и суета.

            Приятная дрёма была прервана неожиданным вторжением,  в дверном проёме стоял Артур. Прошлый раз звонкая пощечина охладила пыл героя-любовника.  Алина со вздохом, захлопнула цветочный талисман в тяжёлом томике романа. Она не могла предположить, что подвыпивший коллега решится на вторую попытку:

            - Артур, иди спать!

            - Слушай,  это глупо, в конце концов.   Мы  взрослые люди. Воздержание вредно. Чистая физиология не более того. Ведь я же тебе нравлюсь. Ты мне тоже.

            - Чистая физиология, говоришь. Интересно, что думает по этому поводу твоя жена!?

            - При чем здесь жена? Она прекрасно знает: когда я выпью, мне это необходимо. Никакой измены здесь нет. Она очень умная женщина. И такие вопросы мы с ней не обсуждаем. Иди же. Меня это начинает злить.

            - Действительно просто. И никаких переживаний, - Алина выдернула руку.

            - Слушай, Свиридова, ты всё-таки дремучая провинциалка. Как играть собираешься!?

            Артур сел напротив:

            - Ехали как-то на гастроли в Прагу, и очередь в туалет образовалась, народ собрался, шумит, а там оказывается, Нинка с Геннадием Петровичем  зубы чистили минут тридцать.  Когда открылась дверь и нарисовалась сладкая парочка, все сразу замолчали.

            - И коллеги встретили их аплодисментами. Прибереги сплетни для других. О закулисной жизни знаю не меньше твоего.

            - Спорим, что Нинка скоро заслуженной станет, а ты так и будешь вечно одна торчать, как белая ворона.

            Он резко подался вперёд, и Алина уже приготовилась влепить ему очередную  пощёчину, но получила упреждающий толчок. Чтобы не усугублять ситуацию,  Артур мгновенно испарился.

            Девушка с досадой и горечью смотрела ему вслед, подумав, что ей не суждено по-настоящему влюбиться, а чтобы не расплакаться, засыпая шептала текст роли.

            Главный режиссёр нашёл способ утихомирить коллег, и до утра в вагоне было тихо.

            Перед началом работы Артур, как ни в чём не бывало, вручил  Свиридовой белую розу:

            - Забудем прошлые обиды. Побережём эмоции для съёмок. Матвеев постарается использовать свой шанс, думаю, придется выкладываться по полной.  Как он всех приструнил ночью.  Не слышала? Ладно, может и к лучшему, что отшила. В этом есть своя интрига. Не находишь!?

            В профессионализме Артура сомневаться не приходилось, и Алина приняла цветок в знак примирения. Со временем произошла странная метаморфоза,  работа сблизила их настолько, что обоюдная выгода переросла в многолетнюю дружбу. Не редко циничный до пошлости, в присутствии Свиридовой Артур менялся. А её беспокойство по поводу Максима Матвеева развеялось в первые дни съёмок. Молодой режиссер обаял всех. Его голос, спокойный и  уверенный, действовал магически. На площадке царила атмосфера взаимного уважения, бессмертная проза Льва Николаевича завершала ауру истинного творческого процесса. Работали с настроением и комфортом.
 
            С тех пор, как начались съёмки, Алина каждое утро просыпалась в прекрасном расположении духа,  испытывая радостное волнение, хотя и несла двойную нагрузку, разрываясь между двумя городами. Боясь раздражения коллег от своей сияющей  физиономии, несмотря на морозные дни, ходила до театра пешком, чтобы остудить эмоции в буквальном смысле. С режиссером Максимом Матвеевым легко нашла общий язык, немного смущал Борис Тениальный, который своей популярностью шоумена  привлекал дикое количество поклонниц на съёмочную площадку, что усложняло работу всем без исключения. Матвеев относился с большим терпением к проделкам звезды. Борис, лукаво улыбаясь, с видом наивного ребенка разводил руками: мол, ничего не могу поделать. И зная о стесненных обстоятельствах коллег, устраивал широкие застолья за свой счет, что примиряло с неудобствами даже самых больших завистников. Благодаря умелому руководству, Матвеев легко устранял мелкие неурядицы, и работа доставляла радость всем без исключения.

            Сама природа способствовала творческому процессу. На помощь весне подоспели южные ветра и, навалившись упругой грудью, выдавили с небосвода свалявшиеся в колтуны тучи, только землю по утрам еще кидало в озноб. Немного поворчав для приличия, уставшая и вымороженная до предела старуха-зима собрала свою поистрепавшуюся орду, состоящую из  посланцев свирепого севера, и неспешно отправилась на долгожданный отдых в Арктику до следующего набега.

            Душа молодой актрисы очнулась от затянувшегося межсезонья, её томило предчувствие любви. Алина прислушивалась к себе, боясь проснуться однажды и не уловить эти трепетные вибрации. Очень хотелось верить, что скоро состоится, обязано состояться рождение великой, всепоглощающей любви. Не детской наивной, не  юношеской надуманной, а выдержанной, созревшей, как элитное марочное вино, которое не ударяет в голову и не валит с ног хмельным настоем. А пьянит душу немыслимым изысканным букетом, будоражит воображение богатым послевкусием,  бесценный осадок которого, спустя годы, стараешься уберечь и боишься расплескать хотя бы каплю дорогих воспоминаний. Пугало, что накопившееся в душе томление будет растрачено на роль, и Анна, несчастная счастливая Анна Каренина, познавшая гибельную страсть к Вронскому, получит всё и выпьет бокал благородного напитка Гименея. А выжатой и опустошенной ролью актрисе Алине Свиридовой останутся лишь воспоминания о несостоявшемся чуде,  которое казалось таким близким и возможным. Впрочем, её же предупреждали о жертвоприношении. В природе межсезонье неизбежно заканчивается, но в душе может длиться целую жизнь. Она уже думала над этим. Если роль состоится, то будет не так больно.
 


Рецензии
Всё верно.

Пенхаус   08.06.2012 19:31     Заявить о нарушении
Уважаемый Пенхаус! Спасибо. Рада, что так.

Татьяна Кырова   08.06.2012 19:52   Заявить о нарушении
Давайте без уважаемый.

Пенхаус   08.06.2012 21:42   Заявить о нарушении
Татьяна, отступы абзацев у Вас какие-то ну очень большие. Так задумано?

Яна Алиас   03.08.2012 10:28   Заявить о нарушении
Скорее от неумения. Вы не видели мои тексты раньше. Сейчас лучше. Увы, редактор из меня никакой. Жаль, если это Вас раздражает.

Татьяна Кырова   03.08.2012 11:36   Заявить о нарушении