1. 5. Семья Шехиревых

Каждый город имеет свой облик и судьбу, во многом определяющимися жившими и живущими в нем людьми. Именно Ирбит оказался связующим пространством для многих родственных фамилий моего родословия. В этом городе завязались «семейные узелки», давшие впоследствии новые ветви семейных древ. Правда, оказались они различной величины-длины, но протяженности их и размах уже  определили будни истории.

Неспешно последуем по узкой, временами прерываемой тропинке их судеб. А теперь заглянем в более отдаленное прошлое. Жила - была семья… Кто были родители и сколько родилось детей – точно не ведаю. Знаю лишь, что появились на свет две сестры. Одна из них впоследствии вышла замуж за Павла Дранишникова, дав начало моему роду, а вторая за Семена Калинина, предка Марии Семеновны. Можно повторить присказку сначала и остановиться на том, что у Дранишниковых родились дочери – Анна моя прабабушка и Филицата (именно так писалось это имя ранее), обе как водится Павловны. У Калининых выросли Евгения и Мария Семеновны. Получается, что были девочки Дранишниковы и Калинины двоюродными сестрами. Последуем за чередой событий дальше: Анна Павловна оказалась повенчанной с волостным писарем из крестьян Иваном Александровичем Венедиктовым моим прадедом; Филицата Павловна – со Словцовым, войдя тем самым  в семью знаменитого уральского духовного рода; Евгения Семеновна - с мещанином Николаем Ивановичем Шехиревым, а Мария Семеновна оказалась в мощном духовном клане Удинцевых. Вот так произошло переплетение шести фамилий и судеб в пределах ирбитского уезда, возникли новые семьи. Ниточки же от них протянулись в иные места Пермской губернии и имперской России.

Так, семья Шехиревых, связанная родственными узами с моими предками, состояла всего из трех человек: главы Николая Ивановича, его супруги Евгении Семеновна и их дочери  Натальи. От прошлых времен сохранилось всего две фотографии, запечатлевшие Николая Ивановича и сделанные с разницей в четырнадцать лет. Хотя было ему уже 34 года. По всей видимости, фотография была подарена невесте накануне свадьбы, состоявшейся именно в этом году. Венчались молодые в Богоявленском соборе Ирбита. Несмотря на молодость, лицо его серьезно и сосредоточено. Густые немного вьющиеся волосы обрамляют высокий лоб. Выражение глаз понять трудно, поскольку спрятаны они за стеклами очков, замененных впоследствии на  пенсне. Несколько коротковатый нос, открывающий большое пространство над верхней губой на последнем снимке прикрывается щеточкой усов. На нем белая рубашка со стоячим воротничком и загнутыми уголками. Поддерживается ворот в первом случае атласной черной бабочкой, во втором – изысканно завязанным бантом. Дополняется облик неизменным сюртуком. Чувствуется, что с годами ткань его становилась намного дороже, поскольку хорошо держала форму, без лишних мягких складок. Смотрю на фотографии, особенно вторую, и не покидает меня ощущение, что передо мной истинный «чеховский интеллигент», каких на рубеже XIX и XX веков было множество.

В результате изысканий родственных связей нередко возникают ситуации, когда неизвестны не только даты рождения, но и место отведенное человеку в обществе, его сословная принадлежность. С определенной долей уверенности могу лишь сказать, что крестили новорожденного нареченного Николаем в Верхотурском уезде в Алексеевской церкви Алапаевского завода. В таких случаях неизменными помощниками оказываются «Памятные книжки», издававшиеся в Пермской губернии с 1863 года. Двадцать лет спустя Губернский Статистический комитет начал выпуск не менее информативных «Адрес-календарей и Справочных книжек», выходивших вплоть до 1917 года. Благодаря этим всеобъемлющим книгам и единственному архивному «Делу пенсионной кассы Пермского Губернского Земства» удалось мне отчасти проследить Послужной список Николая Ивановича Шехирева.

Начал он свою службу в качестве помощника бухгалтера ирбитской уездной Земской Управы. Первые сведения о нем на этом поприще датированы  октябрем месяцем 1870 года и продолжались печататься вплоть до 1912 года. В целом прослужил он 43 года 7 месяцев и 10 дней. Все скрупулезно оказалось подсчитанным в пенсионном деле. Числился он 6 лет помощником бухгалтера, затем 21 год бухгалтером, а оставил службу в 1914 году, будучи секретарем управы. В сохранившихся исторических очерках упоминается он среди «отцов города Ирбита» наряду с такими широко известными лицами как Е. С.Константинов, И. Д.Вырбитских, Е. А. Иконников, П. П. Луканин. Попутно замечу, что Шехиревы и Луканины в свою очередь также оказались родственниками. Приходили на адрес Николая Ивановича открытки из села Косулино Екатеринбургского уезда, текст которых, особенно обращение говорили о несомненном родстве. Однако проследить имеющуюся связь пока так и не удалось. По службе был связан Николай Иванович с большими суммами денег, поступающими в земскую управу в частности на образование и медицинское обслуживание. Достаточно сказать, что в порубежье между концом XIX и началом XX веков, уезд состоял из 33 волостей. На постройку, обеспечение школ и содержание учителей выделялось около 40 тысяч, а на сходные проблемы по здравоохранению – до 25 тысяч рублей. В те годы имелось в уезде всего 3 больницы, служили 4 врача, 13 фельдшеров и 1 фельдшерица. Исходя из приведенных цифр видно, какая большая ответственность оказалась возложенной на Николая Ивановича. Все суммы необходимо было учесть, распределить и отчитаться. По всей видимости, выполнял он свой долг со знанием дела и честно, поскольку весьма длительный срок служил при Земской Управе.

В 1885 году впервые оказалась записанной его сословная принадлежность – мещанин, что в переводе с польского языка означает горожанин, т. е. человек, проживавший в небольшом городке – «местечке». Мещане считались городскими обывателями, относившимися к низшему разряду. Как правило, обладали они недвижимостью в виде домов, могли  быть ремесленниками или мелкими торговцами, но платили подати и несли рекрутскую повинность. Официально мещанство как самостоятельное сословие сформировалось во времена правления Екатерины II Жалованной грамотой городам, опубликованной  в 1785 году. Мещане каждого города объединялись в «мещанское общество», принадлежность к которому оформлялась соответствующей записью в городовой обывательской книге.  Для вхождения в мещанское сословие требовалось обладать некоторым капиталом. Важно и то, что звание мещанина было наследственным.

Спустя десять лет появляется новая информация - Личный почетный гражданин. Почетное гражданство было установлено манифестом от 1832 года. Оно распространялось на саму персону и только его жену. Очевидно, приобрел он его по службе, поскольку ранее об этом не говорилось. Известно, что награждение званием личного почётного гражданина могло быть «испрашиваемо лицам всех сословий за оказанную ими на общественных поприщах полезную деятельность», продолжавшуюся не менее 10 лет. Думается, что не так важно - стал он почетным гражданином по собственному прошению или особому представлению. Главное – был достоин. С этого времени начал относиться Николай Иванович к особому привилегированному классу городских обывателей. Было ему в то время около 35 лет.

С 1900 года обозначаются и иные его должности: член Общества вспомоществования нуждающимся учащимся; агент страхового общества «Россiя». Год 1910 можно рассматривать как переломный. Впервые Шехирев указан как секретарь ирбитской уездной земской управы и член уездного комитета попечительства о народной трезвости.
Четыре последующих года (1914 – 1917) Николай Иванович уже не служит в земской управе. Считался он членом ирбитского городского по налогу с недвижимых имуществ присутствию и членом городского по квартирному налогу присутствия.  Вот так «маленький человек»  постепенно продвигался по служебной лестнице, завоевывая авторитет горожан.

Однако вмешались наступившие времена лихолетья. Долгий и упорный труд оказался перечеркнут черной линией на все последующие годы.

Второй женой его стала Евгения Семеновна в девичестве Калинина. Фамилия Калины довольно распространена и встречается во всех регионах. Происходит она либо от разговорной формы канонического имени Каллиник, что в переводе с греческого языка означает два сочетания - «красота и прекрасный» с «победа и побеждать», либо от названия куста калины с красными и терпкими ягодами. Впервые упоминается она в XVII веке: «пришел в Ирбитскую слободу и поселился в деревне Кокшаровой крестьянин Бажен Иванович Калинин, родившийся в деревне Кичиге что в Ергоцкой волости Устюжского уезду», жил с ним сын Левка (Леонтий). Так гласит перепись 1680 года. Впоследствии встречались ее носители среди мещан и даже купцов, в том числе и в городе Ирбите.
 
Родилась Евгения Семеновна в семье Семена Ивановича Калинина и его законной жены Серафимы Филипповны, относящихся по сословному происхождению к крестьянству. Произошло это событие в селе Сухоложском Камышловского уезда в конце 1861 года, а крещена была через неделю уже в 1862 году в Богоявленской церкви. Очевидно, обладал ее отец недюжинным умом и большой по тем временам эрудицией, поскольку со временем стал председателем Уездной Земской Управы города Ирбита. Согласно Памятным книгам и Адрес-календарям Пермской губернии возглавлял он это учреждение, по крайней мере, с 1880 по 1889 годы. Затем на этом посту сменил его  Иван Яковлевич Тугаринов, также выходец из крестьян. Как известно, Уездная Земская Управа избиралась уездным земским собранием под председательством предводителя дворянства сроком на три года.  Исходя из данного постулата, можно предположить, что прослужил Семен Иванович три срока. В это же время был он в числе членов  Почетных Мировых судей Ирбита. И что существенно – представлял город как действительный член в Губернском Статистическом Комитете. В 1885 году согласно данным «Журнала Ирбитского уездного земского собрания» в уезде была организована земская статистика. Оно и понятно, поскольку в его руках находились важнейшие уездные сведения, касающиеся вопросов просвещения, медицинской помощи, рекрутской повинности и строительства.

Под непосредственным руководством этого делового и просвещенного человека проходил еще совсем молодой Николай свою службу. Во все времена приветствовались родственные связи.

С чувством большого уважения, скорее даже почитания относилась бабушка к Евгении Семеновне, в семье которой прожила около 10 лет. Смотрит на меня с сохранившихся фотографий лицо умной женщины с тонкими чертами лица, высоким лбом, обрамленным высоко поднятыми пышными волосами, уложенными сзади в прическу. Облачена она в белую блузку  с воротником стойкой и длинными рукавами. Никаких украшений. Все строго. По внешнему виду похожа она на учительницу. Такой же благородной, но только более изысканно одетой запечатлена она и в последующие годы. Время как бы ни касалось ее облика, скорее образа жизни и внутренних убеждений. Так и чудится мне, что бабушка во многом неосознанно подражала своей наставнице. Слишком много общего нахожу я в выражении их лиц, гордой осанке.

Весьма милым, но поздним ребенком росла их единственная дочь Наташа. Появилась она на свет, когда отцу было уже 43 года. Вглядитесь в фотографию, сделанную в 1896 году. Здесь ей всего 4 года. Выражением лица напоминает она детские портреты, выполненные художником И.Л.Макаровым.

Из всей семьи Шехиревых довелось мне познакомиться лишь с Натальей Николаевной. Во время поездки с бабушкой Верой на ее родину в 60-х годах, мы останавливались у нее в Свердловске перед путешествием в Ирбит. Жила она в маленькой комнате, заполненной красивыми старинными вещицами и остатками роскошной мебели. На стенах висели картины, поскольку Наталья Николаевна хорошо рисовала и писала кистью. Как она сама сказала в то время - *удачно копировала известные полотна*. Комната скорее походила на музей, поскольку единственное окно было зашторено. Свет мог повредить картины. Однако больше всего меня поразила ее внешность, нет, скорее стиль одежды. На Наталье Николаевне  было платье с белым воротничком и длинной юбкой, маленькая шляпка окруженная вуалькой, закрывающей верхнюю часть лица, ажурные митенки, тонкие чулки и порядком истертая сумочка. И все это при летней жаре. Прохожие оглядывались, но Наталья Николаевна совершенно не реагировала на происходящее, пребывая в собственном мире. Служила она на Уралмаше в конструкторском бюро. Скончалась в возрасте 82 лет.

В начале бурных 20-х годов Шехиревы перебрались на постоянное место жительства в Екатеринбург, чтобы быть рядом с семьей сестры - Марии Семеновны Удинцевой. Вместе было легче переносить невзгоды. Следы их пребывания в этом городе давно затерялись. Со многими неизвестными закончилась очередная уральская быль.

Всех пережил дом Шехиревых. Стоит он и поныне в старой части Ирбита. Населяют его чужие люди. Помнит ли он шаги, голоса и смех своих первых обитателей?



Фото из личного архива: Шехирева Наташа


Рецензии