Убийство братьев Афанасьевых

Братьев Афанасьевых убили в ночь на 30 августа 1993 года  в коттедже, на окраине города, в деревне  - Старая Константиновка.

Сколько их было убийств, за годы моей службы?  Всех и не упомнишь. Милицейская практика  это область деятельности, где часто приходится сталкиваться с человеческим горем, кровью и смертью. Постоянно жить с этим нельзя, поэтому и приходиться ставить  себе  барьер; пытаясь  стереть, из памяти, подобные эпизоды.
 
Это убийство  запомнилось, может быть ещё и потому, что накануне в Тверь приезжал Владимир Жириновский. Народу на площади Славы, где проходила встреча, было мало. Выходной день, лето, жара, на улицах асфальт плавится ….  Какая тут политическая активность!?   Тверичане,  которые, в своём большинстве,  отдыхали;  на дачах, пикниках  и, просто на природе,  смотреть на лидера  ЛДПР,  «вживую», не захотели.

Встреча проходила вяло. Оживление внёс  приезд на площадь тверского авторитета, «наставника» братков Виталия Карелина. Малочисленная публика ринулась на него посмотреть.  Мы потом шутили: тверской авторитет  затмил московского.

Итак: в ту злополучную ночь, в деревне Старая Константиновка, в своём коттедже, убили местного  авторитета «Афоню»  и его брата. Это явилось для нас полной неожиданностью. В жизни преступного  мира, тогда, наступило затишье. Обстановка в городе, и, агентурная информация подобного трагического развития событий не предвещали.

Под наше наблюдение  Афанасьевы попали ещё в начале кооперативного движения, когда  «Афоня», стал держать в страхе центр Твери. В его группировку входили: братья Андреевы, Соколов, Докуев, Разумов, Росляков, по-кличке «Липон».  Говорят,  что это ему посвятил свою песню - «Жиган-лимон», тверской шансонье - Михаил Круг. Кстати, соавтором знаменитой песни Круга – «Владимирский централ», был тверской вор в законе «Саша - север».  В оригинале строчка- «ветер северный», читалась: « Саша – северный, / Этапом из Твери….», далее по тексту. По крайней мере так говорят. В авторские права я не вмешиваюсь. Не моя это компетенция.

Некоторые из группировки  подозревались в совершении дерзких преступлений, включая и убийства. Однако до суда, в силу ряда причин,  которые теперь понятны всем, дела не доходили. Практически всех подозреваемых приходилось отпускать….

Старший из Афанасьевых - Вадим, был личностью противоречивой. Он мог произвести  на людей впечатление  человека мягкого, заботливого и любящего сына; тогда как нам, оперативникам, был известен как - жестокий убийца.

За различные проделки младшего из братьев - Эдуарда, их мать часто вызывали в милицию. Приходила она вместе с Вадимом. Узнав о том, что выкинул, в очередной раз, младшенький; плакала, волновалась, в общем, вела себя как нормальная мать. Вадим брал её за руку, гладил: «Ну что ты, мам, успокойся! Всё будет хорошо». Когда мать его спрашивала: «Вадим, когда ты женишься?» Он отвечал - «Когда найду жену похожую на тебя».

С виду, образец сына и опора матери в старости. В тоже время: убийца, жестоко расправившийся со своим приятелем - Разумовым, да и не только с ним. Об убийстве мы знали, но доказать вину было невозможно, где покоится убиенный никто не знал.

К нам в управление, пришел  отчим Разумова, работавший в милиции, и сказал: «Ребята, очень прошу! Жена места себе не находит, сделайте так, чтобы хоть на могилу сына можно было прийти».

Шеф, тогда, приложил немало усилий в достижении договоренности с братвой. Было решено: они выделяют своего проводника,  а мы,  своего офицера. Вдвоём, без свидетелей, они  идут  в лес;  где бандит показывает место захоронения, затем расходятся в разные стороны.

Далее, приезжаем мы и с помощью нашего посредника оперативника находим, и откапываем убитого. В морге труп, передаём родственникам, для захоронения….


Сразу же после сообщения об убийстве братьев, опергруппа выехала в Старую Константиновку. На окраине деревни нашему  взору предстало мрачное здание в стиле «а ля - тюрьма». Нехорошее это было место. Нечто гнетущее  исходило от коттеджа!
Железобетонные блоки в два этажа, высокий бетонный забор с колючей проволокой поверху…  Безлюдно. Ночью будешь проезжать мимо - ни за что не остановишься!  За коттеджем,  метров на пятьсот,  простилалось  заброшенное поле, похожее на болото, как в  одном из рассказов  Конан Дойля.  А на другом берегу реки, тюрьма и мелькомбинат. Чуть правее – мост «Восточный», под которым мусульмане, в свой праздник, режут своих баранов, чтобы никто не видел.

Что-то я отвлекся, поэтому вернёмся к «нашим баранам!»


Братьям Афанасьевым  коттедж достался после  «переговоров», с тверским «коммерсантом», таким же,  как они, бандитом. Совладельцем дома стал другой тверской  авторитет - Докуев. Жили все весело, развлекались, как могли с подругами, и вот наступил финал….


Взору оперативников предстала жуткая картина.

Перед входом в гараж, в одних трусах, с целлофановым пакетом на голове, в луже крови, лежал труп старшего Афанасьева. Кровь была везде: на лестнице, ведущей на второй этаж, в коридоре, в спальных комнатах. В одной из них на кровати, ещё  труп: Афанасьева - младшего. В комнате, по соседству, кровь на кровати и на полу размазана в сторону двери. По всей видимости, в старшего брата стреляли здесь, а потом тело вынесли во двор. И бросили!

Нашли мы в коттедже и оружие. Под кроватью у «Афони», лежал заряженный винчестер, а в тайнике подвала - автомат Калашникова с укороченным стволом и несколько магазинов с патронами.

Стреляли из пистолетов в головы, чтобы убить наверняка. Три выстрела в старшего, один в младшего брата. Отбросив посторонние мысли о горе матери, начинаю анализировать обстановку.

Почему стреляли именно в коттедже? Как сумели пробраться внутрь, ведь во дворе злобный кавказец?  Если хотели убить, то почему не сделали это по дороге, или у ворот, наконец?  Там намного безопаснее и удобнее. Странное убийство. Очень странное….


Вскоре на место преступления стали съезжаться братки, приятели убитых. Лица у всех злые, напряжённые. Просим лишь об одном: не играйте в сыщиков и не устраивайте самосуд. Нам не нужна война! Если что - то узнаете, сообщите, хватит крови! Говорили эти слова, понимая абсурдность обращения к бандитам.


Не буду изображать из себя и моих коллег суперсыщиков но, тогда, на месте преступления серьезной версии убийства у нас не было. А как говорится – «ларчик открывался просто».

Давно, стараюсь, не судить людей. У каждого своя жизнь и, по-разному она складывается, тем более в наше замысловатое время. Попробуй, сейчас,  пойми – кто виноват, а кто, прав? Рассудит всех Господь Бог. А я - сыщик. К тому же, давно, на пенсии.

За страшным двойным убийством, последовала цепочка других убийств, самоубийств и покушений, связанных с устранением Афанасьевых.   Преступление круто изменит судьбы многих людей. В том числе и мою. Но тогда, в конце жаркого лета 1993 года, об этом ещё никто не знал….


Успех раскрытия подобных преступлений во многом зависит от способности сыщиков поставить себя на место преступников, просчитать их ходы, мысли, действия. Десятки раз, в спорах и в уме, мы восстанавливали известные события, разговоры с Афанасьевыми и другими людьми из их окружения. Вся информация суммировалась, строились гипотезы, версии; пока, наконец, не выкристаллизовывалась полноценная версия, кто это сделал и почему?


В первую очередь насторожила нас чрезмерная сложность совершения преступления. Зачем так сложно - если можно  просто!?  Расстрелять Афанасьевых при подъезде к коттеджу!  Ведь, чтобы проникнуть на территорию «мрачного здания», необходимо бесшумно перелезть через высокий железобетонный забор с колючей проволокой.

Допустим: преступники забор преодолели, тогда почему не лаяла злобная кавказская овчарка? А братья продолжали, в это время,  спокойно спать? Значит, были свои, кого собака знала;  преданно и дружелюбно отреагировала на их появление!  Далее…. Как удалось проникнуть в коттедж? Замок не повреждён, а многим из окружения братьев было известно, что Афанасьевы хорошо вооружены.


В этом деле всплыла ещё одна деталь. Коттедж постоянно охранял старший из братьев Андреевых. Запомните эту фамилию. Она ещё встретится в нашем повествовании. Человек он был недалёкий, успевший, к тому времени, отсидеть срок на зоне. Но его брат, Андреев - младший, кличка в преступном мире - « Матрос», пользовался  авторитетом. Вот он и пристроил брата в сторожа к Афанасьевым.

По словам сторожа, Афанасьевы вернулись домой поздно ночью и  его отпустили:

- Вали домой!  У нас тут встреча! Приедешь к восьми утра, - сказал «Афоня».

Сторож  вышел на дорогу, тормознул у коттеджа машину и на ней уехал домой.

Это и вызвало у нас  подозрение. Кто отважится остановиться ночью в таком глухом и страшном месте, тем более взять в машину постороннего человека?  Стали проверять и выяснили, что Андреев дома не ночевал.  Насторожило и его утверждение о встрече «Афони»  с неизвестными визитёрами. Вместо того, чтобы ожидать гостей, братья спокойно легли спать.

Зачем тогда отпустили сторожа?  Или его никто  не отпускал и Андреев говорит неправду?


Чтобы всё это проверить на месте, решили провести  следственный эксперимент - смоделировать убийство.  От него у меня на ладонях остались шрамы. Дело в том, что, кроме колючей проволоки, в торце забора было вмонтировано битое стекло. Снизу его не видно.

Я подпрыгнул, ухватился за забор, и рухнул вниз от боли: « Вот гады!»  Ладони и пальцы рук были сильно порезаны. Пришлось промывать и бинтовать раны….

Продолжаем эксперимент. Соблюдая осторожность, оперативники перелезли через забор и попытались проникнуть в коттедж через балкон, окна, форточки. Затем произвели выстрелы из пистолетов по деревянным брускам, которые заранее положили на кроватях, где были убиты братья.

Результаты эксперимента, полученные «ценой и моей крови», однозначно свидетельствовали: постороннему человеку проникнуть в коттедж и совершить убийство - невозможно!

Значит, стреляли свои! Значит, убийц надо искать среди приятелей братьев! Неожиданная версия. Но, что делать дальше?


Среди близких к Афанасьевым людей, нас заинтересовали трое: Докуев, Соколов и Андреев - младший. «Святая троица»: так мы их тогда называли. Вспомнили, что за два года до убийства, Соколов вместе с Докуевым украли у «Афони»  автомобиль. Об этом он, вскоре узнал и долго с ними не общался. Потом помирились. Вспомнили, как во время похорон Афанасьевых, когда все прощались с убитыми, Соколов спокойно спал в  своей машине (!)

Если убивали они: какова роль сторожа, Андреева - старшего?  Но давить на него нельзя: заподозрит неладное, замкнётся и подготовится к вопросам. К тому же полной уверенности в том, что убийство совершила «святая троица», у нас  не было: всё же с Афанасьевыми ходили в приятелях. А для сыщика внутренняя уверенность в правильности своих действий крайне важна. Прибавляет смелости, силы, напористости!


Убедившись, что привычными для нас следственными мероприятиями ничего не добьемся, на свой страх и риск решили воспользоваться тем, что один из наших офицеров был когда - то с «троицей» близко знаком. Официально оформлять операцию внедрения было неразумно, ведь  в любой момент могла произойти утечка информации и тогда, за жизнь нашего сотрудника никто не дал бы и гроша. Ему предстояло «стать своим среди чужих, и чужим среди своих». Легко это только в кино. На языке оперативников подобное внедрение сотрудника называется - «использование естественной ситуации».


Оперативник долго не соглашался. Психологически очень тяжело, когда свои же ребята, друзья: начинают считать тебя предателем, когда резко меняется отношение окружающих. Тебя начинают сторониться и нет возможности даже намекнуть: я же свой!

Оперативника мы всё же уговорили. Один из руководителей областного УВД обещал: «Если всё пройдет нормально - представим к правительственной награде». О его внедрении знали единицы. Для непосвящённых он стал - «работать на криминал».


Сегодня мне иногда становится страшно от мысли, как наивны мы были, как верили в нашу милицейскую систему, в порядочность и честность людей, как ради дела рисковали судьбами и жизнью сотрудников!?  Но кто, тогда знал, что дальнейшие события будут развиваться столь неожиданно, что пройдёт всего два года и весь УБОП под лозунгом «борьбы с коррупцией» вычистят из рядов МВД! И не будет у нас простого человеческого права объяснить: мы повинны только в том, что ради дела забывали даже о своей судьбе…


С момента убийства прошло два месяца. «Троица» вела себя нервно, постоянно опасалась нападения, в машине возили зарегистрированный винчестер. Их стал бояться даже «наставник» - криминальный авторитет, машину которого засекли чекисты, когда из неё велась съемка их сотрудников, и который приходил на встречу к Жириновскому.

В это время произошло ещё одно странное и необъяснимое  происшествие. На квартиру к родителям Афанасьевых, пришёл один из приятелей братьев, ровесник младшему брату - Эдуарду. Под предлогом, что ему хочется посидеть в комнате покойного Эдика, он вошёл в неё и закрылся. Через минуту раздался выстрел….

Что послужило мотивом самоубийства, так и осталось загадкой. Братва и родственники покойного утверждали: был он в последние дни, какой - то удручённый, сам не свой. Похоронили самоубийцу рядом с Афанасьевыми.


Обстановка резко обострилась поздней осенью. В ночь на 19 ноября на дороге к злополучному коттеджу, неизвестные обстреляли автомобиль братьев Андреевых. Трагикомизм ситуации заключался в том, что за пять минут до нападения, их автомашину останавливал наш пост, для проверки документов. Это и послужило версией причастности наших сотрудников к нападению.

Всё произошло, как в кино про партизан. Дорогу перекрыли завалом из деревьев. Когда машина остановилась, из темноты вышли двое и из пистолетов стали её расстреливать.

Легче всех отделался Соколов, сидевший на пассажирском кресле. С поразительной быстротой он откинул сиденье и залёг. Пули прошли над ним. С Андреевым - младшим произошло чудо, пуля вошла ему в рукав куртки и застряла в складках одежды, не причинив вреда. Сторож, Андреев - старший сидевший за рулем, был ранен в плечо. Переждав убийственные выстрелы, Соколов выскочил из машины и побежал, по полю-болоту,  в сторону Волги. За ним бежал Андреев.

Как мне последний в больнице рассказывал, думая, что за ним гонится убийца и, выбившись из сил, Соколов упал на землю, закрыл лицо руками, и закричал - «Не убивай, не убивай»!  Пнул его ногой: «Бежим, дурак»!


Кто стрелял, осталось неизвестным. Разные были, тогда, версии и подозрения….   Но, выжидать мы уже не могли, обстановка становилась не контролируемой, и, наш оперативник пошел на риск.

Однажды вечером, в ресторане, изрядно накачав спиртным одного из «троицы», он пошёл ва-банк:

- Я знаю, это вы убили Афанасьевых. Вы убили!

- Кто тебе сказал?!

- Не ори…! Твой друг.

И убийца «поплыл». Он не мог больше, держать в себе страшную тайну. Спиртное развязало им языки. Потом оба испугались. Один - потому что рассказал, другой - потому что узнал и тем самым, возможно, подписал себе смертный приговор.

Оперативник, после ресторана, приехал ко мне домой. Разбудив, в два часа ночи, он всё время повторял: «Это они, понимаешь! Это они убили…!» Отпоив его на кухне чаем и успокоив, услышал рассказ: как убивали братьев….


На следующий день вызываю  «троицу» в управление на беседу. Как обычно, появляются  двое: Соколов и Андреев-младший. Докуев, под надуманным предлогом, не приехал. Хитёр…!

Смотрю на них, а, в их глазах страх и напряжённость. Мне тоже нелегко сдержаться: только бы не показать, что всё знаю. Чувствую, если скажу: «вы арестованы» - они упадут от страха. Беседую тихо, спокойно. Говорю, что убийц мы продолжаем искать, и предполагаем, что Афанасьевых убил кто-то свой. Прошу их в этом нам помочь. Слушают, соглашаются, кивают головой и уходят.

Это были самые наряжённые дни. Мы перешли на постоянное ношение оружия: ходить по улицам родного города становилось опасно.

Далее, нас ожидал очередной тупик: знаем, кто совершил убийство, но, как доказать, что они убили!?


После новогодних праздников неожиданно исчезает Докуев. Мы с ног сбились в поисках, (его обезглавленный труп будет найден два месяца спустя в ручье за городом). После его исчезновения, Соколов и Андреев - младший заметались. По городу ходили с опаской, часто меняя места ночлега, пока страх не загнал их в столицу.

Шеф позвонил в Главк: попросил помочь их найти и выгнать из Москвы. Вскоре коллеги установили: укрывает их «таганско-редкинская» группировка. Ненароком, дали понять о нежелательности нахождения тверских в столице.

Московским бандитам, лишняя головная боль была не нужна и тверских отправили в родные пенаты, известив нас, на какой машине и когда, они поедут. На посту ДПС Завидово убийц поджидали две группы захвата - СОБР…

Одновременно в Твери, мы взяли Андреева - старшего. Время сделало своё: он был на грани нервного срыва. Пятнадцать минут допроса в кабинете у Шефа, и сторож «поплыл». Все эти месяцы сторож мучился и жил в постоянном страхе. Давила на психику не тайна убийства! Страшнее было то, что он - единственный свидетель преступления.


Сторож был важным свидетелем. Беспокоясь за его жизнь, мы некоторое время прятали его в разных хитрых местах. Однажды Шеф пристроил его даже в «генеральскую палату» в больнице областного УВД. Он там лежал, смотрел телевизор, да ещё процедуры принимал. В медотделе родного УВД  роптали, но авторитет у Шефа был огромный и ему никто не мог возразить.


Теперь о том, как происходило убийство. В ту ночь в коттедж приехала «святая троица». Они сказали сторожу, чтобы он никого  из посторонних в дом не пускал, так как у Афанасьевых назначена важная встреча. Уехали….

В полночь в доме появились братья и сразу легли спать. Примерно через час, приехали Соколов и Андреев - «Матрос». Поднялись с пистолетами в руках, на второй этаж. Подошли к дверям их комнат, но, в последний момент, Андреев-младший испугался, и стрелять отказался.

Спустились вниз, на кухню. «Матроса» трясло! Соколов заставил напарника выпить рюмку коньяка и сказал, что стрелять надо, ведь такого удобного случая покончить с обоими братьями у них больше не будет. Они вновь поднялись на второй этаж. Одновременно зашли в комнаты, где из пистолетов расстреляли спавших….


Тогда они думали, что легко смогут скрыть следы преступления. После выстрелов планировали надеть на головы убитых целлофановые пакеты, чтобы стекла кровь, и вынести их тела из коттеджа. Когда стали выносить труп «Афони», из своей комнаты вышел сторож…..

- Ты только молчи! Молчи! - говорили они ему. Убийцы заметались. Но скрыть следы преступления было невозможно. Кровь была везде, в комнатах, на лестнице, во дворе. Да и нервы на пределе. Бросили труп во дворе и, захватив сторожа, уехали. Пистолеты уничтожили. Всю ночь тряслись  дома у Докуева. Наутро, спешно, уехали в Москву: хоть какое - то алиби, да и не так страшно.


На суде постоянно меняли показания. Перекладывали вину на мертвого Докуева и на сотрудников милиции, которые на предварительном следствии, якобы вынудили их оговорить себя.


Наверное, сейчас и не важно, кто из них задумал и подготовил убийство братьев: Докуев или Соколов? Может, и тот и другой. Они жаждали лидерства, но боялись Афанасьевых. Братья, стали у них на пути и по закону волчьей стаи: должны были умереть!


О судьбе Докуева вам уже известно. Через несколько лет, расчлененный труп сторожа, Андреева - старшего, мы обнаружим в ванне, да простит меня читатель, за столь жуткие подробности. Соколов получит пятнадцать, а Андреев - двенадцать лет лишения свободы.
 
Свой срок отсидят, как говорится «от звонка до звонка». Выйдя на свободу, Соколов примется за старое и в очередных бандитских разборках будет убит.


Неизвестный убийца застрелит, из пистолета, тверского авторитета, составившего когда - то «конкуренцию» Владимиру Жириновскому.  Авторитет станет не нужен….

Оперативник, решивший стать «своим среди чужих», тоже не останется без «награды» - из милиции его уволят. Не уживется с новым руководством….

Так закончилась эта история, унесшая многие человеческие жизни. И только мрачный коттедж смотрит окнами на заброшенное поле, по которому, когда - то в страхе, спотыкаясь и падая, бежали убийцы, спасаясь от смерти.


Вместо эпилога:

Коттедж много раз пытались продать, но желающих поселиться в нём, не нашлось. Проклятое место!

Прошло ещё  несколько лет. Однажды в городе  зашел в местную  кафешку,  где увидел идущего мне навстречу улыбающегося человека. Его появление вызвало у меня удивление.

- Не узнали меня?

- Узнал, конечно. Андреев - «Матрос»!

- Да, это я! Спасибо, что тогда меня посадили. Благодаря вам сейчас и живу! А с прошлым, завязал….


Рецензии
Ужас! Ужас! Ужас! Читала, и холодела кровь. Наверное, так пишут слабонервные дамы. Но дело действительно страшное.

С уважением,

Серафима Лежнева Голицына   14.04.2016 02:21     Заявить о нарушении
Серафима, спасибо за рецензию! Ужас от увиденного убийства испытывают не только "слабонервные дамы" но, и опера! К трупам привыкнуть можно но, к смерти человека - нельзя! Операм же, всё равно надо работать и раскрывать преступления... С уважением, Александр.

Александр Владимирович Карпенко   15.04.2016 20:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.