Интервью с Андреем Максимовым

Журнал «Психология для жизни»
Самое главное – любить и защищать!
Гость сегодня – известный писатель, член Академии Российского телевидения, руководитель Мастерской Факультета журналистики Московского Института Телевидения и Радиовещания «Останкино», человек, который может разговорить любого собеседника, потому что тот ему интересен. И, кроме всего этого - отец, который замечательно живет в жанре интервью со своими детьми – Андрей Маркович Максимов..

Л.В. : Андрей Маркович, что изменилось в отношениях родителей и детей  в  последнее время настолько, что дети стали падать с крыш, а взрослые – бить тревогу: детям мало уделяется внимания?
А.М.: Ничего в мире не изменилось настолько кардинально. У меня нет ощущения, что сейчас происходит что-то особенное.  Детские суициды были всегда. Просто мы раньше о них не знали. И происходит эта беда сейчас повсеместно: и в развитых странах это происходит тоже. Просто при современных возможностях оповещения – всемирной сети Интернета - мы знаем обо всем, что и где стряслось. Интернет – это такой всемирный забор, на котором все пишут:  кто, что хочет. Поэтому мы все в курсе всего. Но до сих пор никто не может объяснить, что толкает детей совершать такие противоестественные поступки. Эти разговоры, что детям не хватает любви, ласки и внимания родителей, на детей выливается масса информации - только разговоры. На мой взгляд, мир слишком большое значение придает не тому, что влияет на ребенка: якобы родители детям внимания мало уделяют; телевизор грузит детей избытком информации, гены жизнь коверкают, любви им не хватает….   Дети появляются на свет и вырастают  такими, какими их замыслил Господь Бог.

Л.В.: Как Вы ощущали в детстве, что Вас любят?
А. М. : Конечно, я ощущал в семье и любовь и заботу, но самое главное, я каждые пять минут чувствовал защиту. Это для ребенка очень важно! Если я в школьном возрасте приходил домой и жаловался маме, что перечеркнули мои мысли в сочинении, то мама разбиралась в том, что случилось и вполне могла сказать: «Не слушай учительницу, она неправа!» В моих взаимоотношениях с миром родители всегда разбирались честно, и исходили из того, что меня надо защищать. Меня оберегали от воспитания школой, соседками…. Мама всегда была на моей стороне,  это давало мне силы быть уверенным в себе. Я, также как и многие дети, как все дети, в детстве и шалил, а позже даже убегал из дома. Причем, безо всякой на то объективной причины. Ну как же не попробовать уйти из дома? Ночевал на вокзалах, слонялся в поисках приключений, страдая от любви. Но от мамы получил только пожелание приезжать обедать. Побродил по Москве несколько дней и домой вернулся…. И подружку как-то домой привел в шестнадцать лет – двадцатипятилетнюю, мама выждала на кухне, потом пригласила нас пить кофе. Не было промывания мозгов. Со мной мои родители  всегда общались на равных. И я знал, что у меня есть дом, где меня любят и примут всегда, помогут, выслушают…
Кто такой ребенок? Это  человек, которой выходит из мамы. Долго, с криком. Единственное существо на нашей планете, которое,  рождаясь, кричит. И единственное, которое лет до десяти нуждается в опеке и защите.  Я считаю, что мы вообще пришельцы. Но, рождаясь,  попадают в жутко агрессивный мир. А что нужно беспомощному человеку, который вдруг оказался в агрессивной среде? Защиты. И любви. Вот это и есть самое главное, что должно существовать в детско-родительских отношениях. А вовсе не ежечасное воспитание взрослыми своих отпрысков.
Кстати, про гены…  Недавно произошло то, что очень сильно повлияло на мое мировоззрение. От первого моего брака у меня есть дочь. С ее мамой мы расстались, когда дочке было четыре года, и 25 лет мы с Ксенией не виделись. Но недавно она изъявила желание общаться, приехала из Америки. И я обнаружил, что мы безумно похожи. И внешне – у нее абсолютно глаза моего отца. Но что самое важное, ей нравится то же, что и мне. Ей интересна литературная деятельность,  кинопроизводство… Я 25 лет не влиял никак на этого человека, а оказалось, что мы похожи! Получается, что важность воспитания - ежедневного влияния на ребенка  – придуманная история.

Л.В.: Родители в большинстве своем любят своих детей и пытаются помочь малышу адаптироваться в мире, согласуясь со своим жизненным опытом. А воспитание прилагается…. Куда ж без него? Разве не так?
А. М.: Не так. Вместо той самой защиты своего чада родители начинают его  воспитывать. Родители пытаются дать одно, а дети хотят – совсем другого. Дети – другие по своей сути существа. Родители хотят, чтобы дети были такими же, как они, только лучше, а дети хотят быть другими. Я не люблю слово «воспитание». Это насильственное слово какое-то. Часто в семьях воспитание детей включает в себя несколько ежедневных  вопросов: «Как дела в школе?» и «Поел – не поел?» Родители не воспринимают ребенка как взрослую личность. Равноправное общение с ребенком – вот основа родительско-детских взаимоотношений.

Л. В. : Неоднократно читала ваши гневные высказывания в адрес методов нашей школы… Но ведь у школы две задачи – дать знания и воспитать человека как личность. Она воспитывает ребенка, потому что полжизни ученик проводит под школьной крышей.
А.М. : У нас с стране идиотская система образования, которая себя совершенно изжила. Если ко мне подходит сын, у которого двойка по географии за то, что он не сделал контурную карту по географии пустынь, то я машу рукой: да и фиг с ней, с контурной картой пустынь. А подавляющее большинство родителей начинают ругать своего ребенка. И он понимает, что родители – лгуны. Ведь они знают, что контурная  карта пустынь никому не нужна. Заставлять ребенка делать то, что ему не нравится или он не считает нужным и важным – совершенно бесполезно. Наша система образования основана на том, чтобы напичкать ребенка знаниями. А должна быть направлена на то, чтобы ребенок нашел свой путь в жизни. Если родители вместе со школой вколачивают в ребенка знания, то они, возможно,  в результате получат отличника, который по всем предметам имеет великолепные оценки, но при этом – глубоко несчастного человека. После школы, института ему нужно будет выбрать дорогу в жизни, а он к выбору не готов. Если родитель видит, что ребенок не хочет готовиться к школе, то  должен задуматься, почему он не хочет учить математику или историю? Может, это ему не нужно. Кроме того, очень часто родители вмешиваются в судьбу своего ребенка, заставляя его стать тем, кем хочется им.  Дескать, мы, взрослые и любящие тебя все сердцем, лучше знаем, куда поступать и где тебе будет хорошо. А ты после оценишь! И - ломают тем самым судьбу. Из самых добрых побуждений. Один мой хороший друг замечательно говорит о детях: «Не надо относиться к детям как к Пенсионному фонду: сначала ты в него вкладываешь, а потом он тебе все возвращает, да еще и с процентами. Их надо вот сейчас, в данный момент любить!»

Л.В.: В родительские обязанности входит научить ребенка трудиться,  учиться, жить. Ведь даже выбрать круг общения для себя ребенок подчас не может правильно. Вы же сами говорите, что ребенок в начале пути достаточно беспомощен.
 А. М.:  Конечно, надо помогать. Но любой ребенок будет ершиться, если ему сказать: «Вымой посуду!» Почему он должен это делать?  Ему это занятие удовольствия не доставит. Вот если попросить его о помощи: «Я очень устала, помоги мне убраться на кухне!», то, скорее всего, ребенок откликнется и поможет. Нужно придумать другую мотивацию для делания неприятных вещей. Моя мама долго убиралась в моей комнате, потом ей это надоело. Она купила огромное корыто, поставила его в моей комнате: «Вот скидывай все сюда, я убирать твои вещи сама больше не буду». Я стал скидывать вещи в корыто, но скоро понял, что крайне неудобно искать ручку или блокнот в этом корыте вещей. И постепенно все содержимое этой емкости  как-то рассосалось по своим местам. Если бы она заставляла наводить порядок в комнате, давила, то я бы бунтовал. Неистово и до победы.  Почему-то взрослые считают, что с детьми можно разговаривать как с подчиненными. Приказывать, требовать, а ребенок должен безропотно слушаться, потому что якобы взрослый всегда прав. Якобы ребенок не личность, а только готовящийся стать личностью…   С ребенком надо общаться, разговаривать, но на равных. Можно найти и время, и силы, и слова для разговора. Даже если из 100% сказанного сын или дочь  услышит 50 %, но примет во внимание – меньше 30% - это уже замечательно!
Теперь по поводу круга общения.  Если ребенок захотел пойти в семью наркоманов к другу, то это уже результат вашего невзаимодействия с ребенком . Если ребенка тянет туда, значит что-то в общении с ребенком было не так. Уже ничего не сделать. Он уже воспитался так, что его тянет в ту среду. Младенец приближен к Богу, он естественен. Если в результате действий социума, его рамок, масок, границ получается человек, который не находит общего языка с папой, не хочет ничего делать, ругается с мамой - то это беда…. У родителей вначале был божий двойник – чистая душа. Что же любящие папа  и мама с ним сделали? Ребенок никогда не бывает неправ. Это мое глубокое убеждение! То, чем он увлекся, с кем дружит, куда его несет – на совести родителей. Человек воспитывается сам, его невозможно огранить, как алмаз, отшлифовать. Можно только личным примером показать, как можно трудиться, как важно любить свою работу, как добиваться любимого человека… Все, что ему понадобится в жизни, он почерпнет сам, и, в первую очередь, из атмосферы семьи.

Л.В.: Когда, по-вашему, ребенок дозрел до самостоятельных решений?
А. М.: Лет в тринадцать человек уже точно может принимать решения. Только взрослым часто не нравятся решения подростков. Но это уже не дети, а абсолютно взрослые люди! Однажды я осознал, что родители не знают, как и о чем говорить с детьми, тогда мы с сыном написали книгу «Прочистите ваши уши. Многослов-3: первая философская книга для подростков». Это разговор взрослого человека с  подростком. Сын подсказывал темы разговора, редактировал книгу, активно обсуждал со  мной, что будет интересно его ровесникам, а что – нет. Он серьезно подошел к делу, и очень гордится своим участием в этом проекте.  Он делал взрослое, серьезное дело.
Я очень рад, что у моего сына не возникал вопрос о выборе жизненного пути. Он с юных лет играет в спектаклях на сцене, он этим живет. Это безо всякого давления с моей стороны. Ему интересно. Он счастлив. И я счастлив, потому что он нашел себя без мучительных метаний из стороны в сторону.

Л.В.: Как построить взаимоотношения с ребенком, чтобы быть ему другом даже во время ужасного переходного возраста?
А.М.: По-моему, в семье, как и в любом другом случае общения, есть только два варианта: скандал или интервью.

Л.В.: …интервью?
А.М.: Именно. Я сейчас пишу книгу «Интервью, как главный жанр жизни», в котором говорю как раз об этом. Что такое интервью? Это разговор двух свободных личностей. Вот только так и можно разговаривать со своим чадом. Я никогда не бываю уверен в том, что мой ребенок после разговора примет мои убеждения. Но у меня нет другого способа донести до сына какое-то свое видение мира, кроме разговоров обо всем и примера собственной жизни…


Беседовала Лариса Верещетина.


Рецензии
Весьма, Лариса, интересная беседа. Скажу так: шаблона, стандарта, в воспитании, как не было, так и нет. Все зависит от индивидуума: самого ребенка)))
Бесспорно, необходимо приучать сына или дочь к труду...но как? Не "кнутом", и уговорами, а сначала - вместе. Это мое мнение.
С симпатией, Лора*


Лариса Финкель   21.09.2012 01:01     Заявить о нарушении
Я, Лариса, очень во многом не согласна с Максимовым, но мое мнение здесь не важно, я лишь передавала его мысли. Мы так часто с ним спорили на эту тему!!! Я считаю, что отцы вообще не то чтобы мало понимают в воспитании, но неадекватно могут оценить ситуацию, потому что воспитанием занимаются МАМЫ. А отцы лишь получают общение с детьми для удовольствия и им кажется(как ни удивительно!), что это именно они так замечательно вырастили детей.

Лариса Вер   21.09.2012 08:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.