Кто прав?

 
Галя была до глубины души филологом. «Гуманитарии! Лирики!» - говорила ей вслед сестра, когда Галя снова делала что-то не то. Почти привыкли к тому, что Галя по два раза в день теряет и находит очки, упрекала в том, что она недостаточно аккуратна. Улыбались, когда она в очередной раз признавалась, что боится переходить дорогу и ни за что не пойдет учиться водить. И не обращали более внимания на то, что она знает три иностранных языка и обожает искусство.
- Очнись, двадцать первый век на дворе, не девятнадцатый. Отложи-таки Пушкина, пошли в кино, билеты стынут!
- Чего-то я как-то не очень, может быть…
- Может быть, ты послушаешься меня и сделаешь правильно.
- Таня, у тебя опять синдром старшей сестры обострился?
- Даже слушать не хочу. Иди, ищи свои очки и пошли быстрее. Да не обязательно в кино, хоть куда. Нельзя вот так сидеть целый день.
- Я делаю то, что хочу.
- Не будь эгоисткой. Сделай что-то для окружающих, покажись им! Все надо успевать в жизни, не концентрируйся на одном.
Таня была из разряда «физиков», нежели «лириков». Она была на шесть лет старше Гали. Работала в лаборатории: исследовала воду. Три года назад вышла замуж. На жизнь особо не жаловалась, часто гостила у родителей, два раза в неделю ходила на йогу. По вечерам варила суп и обсуждала с мужем качество воды. Он, доедая вторую порцию, увлеченно рассказывал о новых чистящих средствах, которые им привезли накануне (Валера работал менеджером на автомойке). Особым романтизмом и авантюризмом Валера не отличался, зато на восьмое марта стабильно дарил розы, на день рожденья ; деньги, говорил «я люблю тебя» на День святого Валентина и вовремя приносил зарплату. На данный момент Тане слегка приелась обыденность, и она решила заняться младшей сестрой. Раньше было как-то не до этого. Казалось, что Галя еще слишком мала для серьезных разговоров, что своих проблем и переживаний хватало. А теперь...
Гале было двадцать четыре. Милая и чересчур порядочная девушка. Родители ее пока никуда не выгоняли, поэтому Галя жила с ними.
Работала корректором в типографии. Исправляла ошибки, и не только на работе. «Тяжело быть филологом», ; шутила она, объясняя, как это невыносимо слышать вокруг себя дак;менты, кат;лог или позв;нит. Её подруги уже не удивлялись, когда она исправляла ударения или поясняла слова, которые казались непонятными для окружающих.

Тане все-таки удалось вытащить сестру из дома. После плаксивой мелодрамы пошли заедать эмоции в пиццерию. Галя очень любила Таню, терпела её советы, но не любила пиццу. Они, эти две сестры, были настолько разные. Спасало лишь то, что если одна неугомонно говорила, то другая предпочитала слушать и оставаться при своем мнении. Если одна, скажем, вечно опаздывала, то у другой уже был заготовлен ответ: «Ничего, мне все равно спешить некуда». Они держались друг за дружку, потому что знали, что иначе и быть не может.
Таня, как человек уже семейный, полностью была уверена в том, что знает толк в мужчинах и в лодках, которые разбиваются об семейный быт. Думала, что хорошо знает свою сестру. Однако Галя вдруг по секрету рассказала о неком ухажере, с которым познакомились месяц и два дня назад. Таня от удивления аж онемела минуты на полторы, потом бегала вокруг сестры как вокруг елки.
Но сюрпризы на этом не закончились. Оказалось, что некто Игорь, брат одной из подруг, был младше Гали. Ему было всего двадцать. Не то от скуки, не то из симпатии он, по словам Гали, не выдержал и подошел.
 
- Привет, ты ведь, кажется, вместе с Аленой училась?
- А, привет. Да, а ты Игорь?
- Кажется да. Очень приятно.
- Галя, очень приятно.
- Хорошая вечеринка.
- Ага.
- Прекрасно выглядишь.
- Спасибо.
Галя то и дело поправляла очки, теребила браслет и нервно улыбалась. До этого пункта она была предупреждена: есть некий кузен, который подойдет и поздоровается. Дальше что? Она взглянула на Алену. Её жесты означали одно: действуй!
Она перевела взгляд на Игоря. Он был где-то на голову выше нее, худенький, улыбчивый. Его голос, его глаза, его манера говорить. Словом: очаровал. Как и в любом другом сценарии.
Переборов свою скромность, Галя спросила:
- Ты любишь суши? Можно как-нибудь сходить… Алену позвать с Ромой. Леру. (Черт, зачем я других вспомнила??!! Я имела в виду, пойдем куда-нибудь вдвоем!!!)
- Давай. Но без Алены и Леры.
- Договорились.
Полубордовая Галя поскакала в туалет, чтобы в одиночестве насладиться победой. «Ес, Ес, да! У меня получилось,; вопила она, естественно, про себя. - Правильно мне Аленка посоветовала глазки подкрасить, теперь-то они наверняка выразительные!»
На самом деле, дело было не в туши, еле заметной на Галиных ресницах. И лишь отчасти в том, что она поверила в чудодейственную силу косметики. Сестра тактично намекнула Игорю, что вон та девушка (Галя) совсем заскучала одна и у нее сейчас точно никого нет.
 
Но вернемся в пиццерию.
- Не понимаю, как ты могла утаить от меня такое! Я же всегда с тобой делюсь своими проблемами и секретами и…
- Я не была уверена, боялась сглазить.
- Что за чушь! Ну да ладно. Рассказывай, он симпатичный? Он же совсем молодой! Представляешь, он только говорить научился, когда ты в школу пошла!... Ну, Галка, молодец! Не ожидала от тебя. А он умный? Студент, наверное. От сессии до сессии? Эх, как же так, а? Ну что, любишь или прикидываешься? А глазки-то блестят! Когда свадьбу играть будем? Горько, молодожены, совет вам да любовь!
- Эгегей, сестренка, угомонись! Ты чего это завелась, от неожиданности?
- Да, признаюсь, не ожидала. Ну что ж, раз сегодня вечер откровений, то и я выскажусь. Ну, понимаешь… Не люблю я Валеру. Вышла-то за него не то от безысходности, не то из любопытства. Одной ведь тоже нехорошо. Прости меня, Галенька, за все эти слова. Ведь раньше как было. Галя одна, а я нет, пусть не люблю, зато как все, с мужем! С кем еще мне себя сравнивать. Так подумаю, и легче становится. Теперь вот гляжу на тебя: вся светишься. И мне так охота. Прости, но завидую я, только и всего. Оттого и веду себя так.
Галя молчала. Потом, словно в качестве доказательства, зазвонил телефон.
- Привет. Да, да-да. Хорошо. Да. Да-да.
По жестам и интонации было понятно, что звонил Игорь. И было понятно, что она от него без ума.
 
Шло время. За февралем март, потом, конечно же, апрель. Галя все еще была без ума от состояния тотальной влюбленности. Всё хотела поменяться к лучшему, поэтому то прическу меняла, то одежду. Стала причитываться внимательнее к любовным романам, поэтому и ошибок в них находила больше.
Именно в этот период жизни сестра ей неожиданно предложила поехать на курорт.
– Представляешь, Галка: лето, пляж, люди. И тут идем мы с тобой: в купальниках, красивые, в ожидании приключений.
– Ну-ну. Это ты про какие приключения мне тут говоришь? Не о тех ли, о каких я догадываюсь?
– Тебе бы только посмеяться. Мда, мне бы сейчас какого-нибудь Игоря, чтобы ерунду всякую шептал да лапшу на уши вешал. Я бы делала вид, что верю ему, что глаза у меня голубее неба, а голос слаще меда. И нет никого красивее и романтичнее. И забыться на две недели, чтобы еще год жить до следующего отпуска, согревая себя воспоминаниями…
– Ну ты загнула. Муж-то тебя, голубоглазую такую, думаешь, отпустит?
– С тобой да. А ты меня не выдашь, правда?
– А мой Игорь?
– Твой Игорь хороший, да не единственный. Поедем со мной!
– Чему это ты сестру учишь?
– Жизни. Ну, долго тебя еще уговаривать? Через неделю жду ответ. Не затягивай, билеты нужно купить заранее. В июне возьмем отпуск. Я уже все рассчитала и распланировала, так что ты не имеешь права отказываться.
– А как же Игорь? Я не поеду без него!
– Да у него вообще сессия на носу, а его стипендии даже на чай не хватит. Надо развеяться, это я тебе говорю. Заодно и проверишь свои чувства.
С одной стороны солнце, новые места, море и развлечения. Но как же Игорь?
Который ничто не смог предложить взамен. И аккурат в июне две симпатичные девушки укатили на юга. Валера за это время похудел на два с половиной килограмма, а Игорь сдал два экзамена.
 Дорога… Романтика поезда. Люди снуют туда-сюда с большими чемоданами. И всем дома не сидится. Чем дальше едешь, тем больше удивляешься: боже, и тут живут люди! Хотя ничего особо живописного, как правило, из окна поезда не увидишь (дерево – дом – дерево – дом – дерево – дерево – дерево – дом), поезд манит своей атмосферой ожидания.
Кто-то коллекционирует монеты, кто-то магниты на холодильник. А я – человеческие образы, разные характеры. После большого количества знакомств в личной галерее собирается целая коллекция: эта особа примечательна тем, что все везде успевает, этот человек – полный неудачник, а этот привлекает уверенностью в себе. И где как не в поезде искать человеческие образы?
 
Галя и Таня уютно расположились напротив элегантной дамочки лет сорока-сорока пяти. По золоту видно было, что женщина либо удачно вышла замуж, либо удачно устроилась на работу (впрочем, первое не исключает второе).
– Куда едем? Отдыхать? Погодка-то там сейчас как раз самое то! 
Вера Аркадьевна производила впечатление человека, сведущего во всех науках и жизненных ситуациях. Начав с погоды, она медленно перешла на тему политики, пересказав все то, о чем говорили в недавних вечерних новостях. Во время Советского Союза Вере Аркадьевне, конечно же, жилось и легче, и интереснее. Далее про то, что ее колоссальный труд никак практически не оценивается, и платят гроши (тем не менее, пес у нее породистый и кормит она его исключительно сухим кормом). Дочь, несчастная Полина, видимо, привыкла подчиняться властной мамаше. Она лишь время от времени вставляла «ага», когда Вера Аркадьевна говорила что-то в роде: «математичка наша вообще несуразная какая-то, да ведь, Полина!» В остальное время девочка мирно лежала на верхней полке, читая свою книгу. Через сто километров разговора, преимущественно монолога, Вера Аркадьевна благосклонно ушла на второй план, то есть переоделась и решила прикорнуть.
Вскоре на боковое место устроился мужичок «в самом расцвете сил», уже успевший подкрепиться «вареньем».
– Девушки, ну какие же вы красивые. Эх, где мои шестнадцать лет, я бы сейчас так влюбился! Вы там смотрите, осторожнее! Когда я служил в армии…
Так и доехали. Естественно, желание было одно: помыться и выспаться.
Уже на следующий день Татьяна, готовая на подвиги, надела полупрозрачную рубашку и собралась идти на завтрак. «Лишь бы это не был пансионат для тех, кому за пятьдесят. Тогда точно все мои усилия насмарку».
За завтраком было не так уж весело. В основном, как оказалось, отдыхали семьями. Зато когда шли на пляж, Таня не могла не заметить молодого человека, подстригавшего кусты.
– Ну, все, Галка, есть смысл жить!
– Танюш, может, ты прекратишь фантазировать вслух. Туда посмотри, вот ради чего стоит жить!
Вот ради чего люди берут отпуск, отсчитывают дни до лета, откладывают деньги и планируют, планируют. Море, на тебя можно смотреть вечно!! Море, до тебя хочется прикасаться, хочется утонуть в твоей ласке, насладиться твоей свежестью!
– Так, Галка, не расслабляйся! Значит так, ложимся мы туда, чтобы нас хорошо было видно. Вот оттуда. Поняла?
– Ес, босс!
– Натри, пожалуйста, мне спинку. Спасибо. Теперь можешь расслабиться часа на два. Только не засыпай на одном боку, а то превратишься в куру гриль, куда потом я с тобой?
– Девушки, не возражаете, если я по соседству прилягу?
«Просекла хорошие места», – подумала Таня и приветливо улыбнулась.
– Вы тут давно отдыхаете?
– Вчера вечером приехали.
– Я уж дня два. Водичка-то хорошая, обязательно искупайтесь. Меня Люба зовут. С Урала я, в триста второй комнате живу. А вы?
– А мы из двести одиннадцатой.
Люба недавно вышла на пенсию и скопила денег на отдых. Одной ей, конечно же, отдыхалось скучно, вот она и решила найти себе компанию.
Есть люди, которые в первую же минуту знакомства готовы все о себе рассказать.
Люба, как оказалось, живет с сыном. Муж умер пять лет назад от какой-то болезни. Сын, Антоша, хороший, работящий. Уже скопил на автомобиль и, может быть, ему дадут повышение. А соседка у Любы каждый год куда-нибудь ездит. У нее двое детей, муж и еще два кота. У нее аллергия на тополиный пух и продукты она покупает только оптом. Именно она уговорила Любу выбраться из дома, о чем та нисколечко не жалеет. Только за сына немного переживает. Уж как он там, тридцатилетний, один со всем справляется?
– Девушки, не знаю как вы, а я пойду, поплаваю. Я и ласты с собой привезла.
– Хорошо, мы посторожим ваше место.
– Да, вот это фрукт. Я думала, одна я на свете такая, ненормальная, – сказала Галя, когда их новая «подружка» отошла подальше.
– Галина, Как вы могли, где же ваше всеобщее человеколюбие и толерантность?
– Точно, совсем забыла.
Смех девушек, однако, не произвел никакого впечатления на садовника. Только тетя Люба помахала ручкой.
И так прошло четыре дня.
– Галя, да тут еще скучнее, чем дома. Хорошо, хоть ты есть. Надо что-то менять в этой жизни. Значит так…
– Опять это твое «значит так»? Ты, наверно, в прошлой жизни командиром полка была. Ну, что ты еще придумала?
– Значит так. Завтра едем на экскурсию, в горы. Не беспокойся, бабы Любы с нами не будет.
– Горы! Что может быть прекраснее гор!
– Что, про море забыла уже?
– Да нет же. Тань, знаешь, что самое смешное в этой истории? Ты лезешь из кожи вон, чтобы приглянуться кому-нибудь, а садовник сегодня со мной поздоровался и цветочек подарил.
– И ты опять молчишь, партизанка! Когда ты все успеваешь?
– Я же говорю, самое интересное – это то, что мне, конечно, приятно, но, как бы тебе сказать. Меня Игорь под честное слово отпускал. И я на самом деле скучаю.
– Значит так. Думай сама. Но ты знаешь, будь на твоем месте я…
– Так куда, говоришь, мы завтра едем?

Галю покорила природа юга. Она была чуть ли не единственной, кто, разинув рот, слушал гида. Остальные делали бесконечные снимки, словно пытаясь собрать доказательства: «я был там, видел то». При этом они, возможно, упускали прекраснейшую возможность любования, наслаждения именно этим моментом; потому что фотография не передает ни запахов, ни сказочной атмосферы, ни ощущения того, что ты именно здесь. Заботясь о памяти, мы можем упустить сам момент любования.
И так в любом туристическом месте. Сидит какой-нибудь Ахмед где-нибудь в Египте и каждый день видит, как люди впервые видят пирамиды. Каждый день кто-то их фотографирует. Каждый день задают одни и те же вопросы. «Пирамид не видели что ли? Чудаки»,- думает про себя каждый день Ахмед и в этот момент его тоже кто-нибудь фотографирует. Так. В виде «доказательства».
 
- Танюш, давай полежим немного, эта экскурсия меня изрядно вымотала.
- А давай не полежим. Ты сюда приехала, чтобы в номере спать? У тебя было четкое задание: следить за сестрой. Ваш объект наблюдения через пять минут направится в сторону пляжа. У меня точные сведения. Так что доставай полотенце и …
- Тебе бы шутки для юмористов писать. Разрешите взять отпуск за свой счет и подремать один час. Думаю, за такой промежуток времени наблюдаемый не успеет скрыться.
- Пост сдал - пост принял. Отбой!
- Ну вот и договорились. Танюш, расслабься. Ты на море, а не на полигоне. Если не будешь спать, разбуди меня к ужину. Спокойного дня.
Тем не менее, Тане все время казалось, что время летит слишком быстро. Она боялась упустить то, ради чего приехала. Сегодня утром она видела два чемодана у регистрационной стойки. Это могло что-то значить!
Но по пути из душа на балкон Таня случайно наткнулась на кровать. Прилегла на пять минут. В итоге обе сестры проспали ужин.
 
- Привет, девчонки, а что это вы сегодня на ужин не пришли. Такую рыбку давали, ммм.
- Тетя Люб, проспали мы. Зато в горы ездили на экскурсию. Красота!
- А что же меня не позвали? Хоть я и с Урала, мне все равно интересно побывать в горах. Девочки, в следующий раз обязательно меня с собой берите.
- Постараемся, - неискренне ответили сестры.
Тетя Люба, в принципе, была совсем не плохим человеком. Она искренне делилась своими мыслями. Всегда предлагала попробовать искупнуться в ее ластах, а за обедом звала за свой столик. Она считала девчонок своими подругами «по счастью» и была благодарна всем на свете за то, что ей удалось попасть на море. Просто девочки изначально ожидали от незнакомого человека несколько иного поведения и не были готовы к простоте и искренности. Тем не менее, сейчас они мило беседовали, наслаждаясь закатом на море.
При всем при этом с тетей Любой было в некотором смысле выгодно дружить. Она со многими общалась, так что через нее можно было раздобыть информацию. «Например, про тех двух с чемоданами»,- подумала Таня.
Начала она издалека.
- Тетя Люба, а вам не кажется, что тот джентльмен в красном купальном костюме очень обращает на Вас внимание? Я вчера еще заметила. А на завтрак он, мне кажется, специально сел так, чтобы Вас хорошо видеть. По-моему, он здесь один отдыхает, или с друзьями. По крайней мере, женщины я рядом с ним не наблюдала.
- Ой, Тань, не смеши. В мои-то годы!
- Не верите, и не надо. Скоро сами увидите. Смотрите, вон он, в нашу сторону идет. Точно Вы ему приглянулись. Стал бы он иначе вот так на закате сидеть. А как он очки поправляет. Он ваш. В этом нет сомнения.
Тетя Люба встрепенулась. Надо же такому приключиться! Не зря она на ночь, оказывается, сметанные маски делает.
- Девочки, а вы точно так думаете? Да не может быть. Вы, такие красавицы, одни скучаете, а на меня, значит, глаз положили. Нет, так не бывает.
- Бывает-бывает. Вот он повернется, вы ему улыбнитесь.
- Во что вы меня впутываете. Ну что, уже улыбаться?
- Рано пока. Я вам скажу когда. А пока просто смотрите в его сторону. Он должен это почувствовать.
На самом деле, Таня не была уверена в чувствах мужчины в красном. Она видела-то его впервые. Просто надо было о чем-то поговорить. А потом глазки тети Любы заблестели от радости и удивления. «Пусть и ей будет хоть какое-то приключение», - подумала она.
- Вот, а нет. Вот-вот, теперь улыбнитесь, и голову так слегка набок откиньте. Не увлекайтесь. Все, теперь как будто вам все равно. Повернитесь к нам и говорите о чем-нибудь. Да-да, нам интересно. А теперь засмейтесь кокетливо, будто я Вас насмешила.
«Боже,- подумала Галя, не знавшая ничего о том, что говорит ее сестра, - лучше бы  баба Люба просто умно молчала и улыбалась».
- Тетя Люб, - начала Таня. - Вы не знаете, сегодня кто-нибудь заезжал?
- А что спрашиваешь?
- Да так. Просто хотела узнать, не успели ли вы с ними завязать дружбу.
- Нет. Мне сегодня не до этого было. Я усиленно работала над загаром. Кажется, кто-то и заехал. Вроде ребята молодые. Что-то их не видно.
Сердце тети Любы стучало в полтора раза быстрее, потому как импозантный мужчина в красном все еще оставался в поле их зрения. На вопросы она отвечала автоматически, не задумываясь. Таня, воспользовавшись этим, разузнала все, что ей было нужно.
- А на пляже они сегодня были?
- Кажется да, часиков в одиннадцать.
- Ну как они?
- Что как?
- Выглядят.
- По мне, мой сына лучше.
- А за ужином Вы их видели?
- Кажется да, не помню. Ой, девочки, он уходит.
- И мы скоро пойдем. А скажите, они вдвоем или с кем-то еще.
- Вдвоем. Брата два, очень похожи друг на друга.
- Не знаете, в каком номере они живут?
- Откуда ж мне знать, я не разведчик. Хотя знаю, где-то на втором этаже. Вы, кажется, тоже на втором?
- Да, - ответила Таня и больше не слушала тетю Любу. «Сегодня что-нибудь произойдет, что-нибудь интересное!» - подумала она про себя и потащила Галю в номер.
- Тань, ничего не понимаю, при чем тут мужчина в красных плавках, и куда ты меня торопишь? В номере темно и скучно.
- Баба Люба теперь при деле. А мы сейчас надеваем платья и идем в беседку, а дальше видно будет.
- Все поняла, ты это ради братьев тех? А вдруг им лет под сорок? Для бабы Любы-то и такие чуть ли не в сыновья годятся.
- Ладно тебе, переплюнь. Галка, у нас все получится. Ну что, вдохнем жизнь в этот пансионат для престарелых?

Таня отпирала дверь номера, когда за спиной услышала приятный баритон:
- Девушки, не подскажите, где можно найти утюг? У вас нет утюга?
- Таня, очень приятно, - выпалила Таня, уже заготовившая ответ, который, однако, оказался не совсем уместным.
- Я недавно брала в той комнате, где ключи выдают. Как спуститесь вниз, сразу налево,- сказала Галя.
- Спасибо, а меня Глеб. Очень приятно.
Даже дверь от волнения открылась не сразу.

-Да-да, таким я его себе и представляла. «Таня, очень приятно». Ну и дура я. А-а-а!
- Успокойся.
; А он что подумал? Вообще, что я должна говорить-то? Лет сто прошло с тех пор, когда я пыталась кому-то понравиться.
- Сделай глубокий вдох-выдох. А теперь скажи мне, что ты все это время из себя суперженщину строила? Говорила мне про какие-то чувства, что не хватает тебе чего-то? Где Ваша былая смелость, мадам?
- При себе. Это я от неожиданности.
- Да, сестренка, а на словах ты совсем другая. Вот и слава Богу, что Валера у тебя есть. Фантазируй сколько хочешь, да меру знай.
- Спасибо за совет, не это я сейчас хотела бы услышать. Все будет хорошо, все будет, вот увидишь.
Минут через пять постучали в дверь. Это был снова Глеб.
- Девушки, добрый вечер. Простите, пожалуйста, еще раз за беспокойство, а стаканчиков у вас не найдется?
- Да, конечно.
- Два желательно.
- И два найдем.
- Большое спасибо.
Глеб был видный красавец. Любая, не только Таня, потеряла бы дар речи. Глеб работал с недвижимостью, неплохо зарабатывал, поэтому мог себе позволить ухаживать за дамами любой категории. Отсюда и уверенность в себе, и легкий пафос.
Этот отпуск Глеб решил провести со своим братом Федей. Хоть они и жили в одном городе, виделись редко. А дружили братья по-настоящему, по-мужски.
Федя внешне был похож на брата. В свои двадцать пять он занимал высокую должность в рекламном агенстве и планировал в ближайшем будущем открыть всое дело. Федя был несколько более сдержанным, чем брат. Ему, например, не пришла бы в голову идея попросить утюг у двух милых девушек.
История с бокалами тоже была идеей Глеба. Одолженные бокалы он наполнил вином и вернулся к девушкам.
- Вот, красавицы, возвращаю вам посуду. Это от брата моего.
- Как неожиданно,- улыбнувшись, ответила Галя.  - Зовите его сюда.
Федя рассказывал о походах: палатки, комары и гитара. Он, как оказалось, уже около пяти лет занимается туризмом. Тут Галя и навострила уши. Она тоже любила походы, а недавно вступила в турклуб. «К чему бы такое совпадение?»- думала она, продолжая улыбаться и задавать вопросы.
Рассказав все, что можно было, о походах, Федя вдруг опомнился: передо мной две красивые девушки, а куда брат делся? И тут включилось смущение. Неловкие паузы прерывались вопросами «А вы долго здесь?», «Уже ездили на экскурсии?» и так далее. Затем Федя ретировал: «Пойду, посмотрю, что там брат делает».

- Как ты думаешь, вернется?
- Не, Галь, один уже точно не придет. А вдвоем... Не знаю уже. Мои пожелания, как оказалось, не совпадают с реальным раскладом.
- Это ты Валере своему расскажи.
- Только не напоминай мне сейчас о муже. Никуда он не денется.
- Представь, возьмет он в следующем месяце отпуск и отправится, как ты, в поисках приключений.
- Он на такое не способен.
- Он, значит, не способен, а тебе скучно стало. Извини, конечно, но не будь я твоей сестрой...
- Погоди, пока ведь ничего не произошло.
- Пока ; не значит никогда. Все, больше не буду говорить ничего. Не мое это дело. Решай сама. На ошибках учатся.
Ошибка снова постучалась в дверь. В этот раз Глеб приглашал девушек в боулинг. Ну как сказать нет, когда альтернатива этому - рассказы бабы Любы о ее соседке с двумя котами?
Галя разрывалась между совестью и реальной обстановкой. Все это было неправильно. В том числе ведь и она неким образом принимала знаки внимания Феди. «В конце концов, не я придумала курортный роман, будь что будет», - решила она.
Таня делала вид, что совсем не умеет играть, просила помочь, показать, научить. Войдя в азарт, она совсем забыла про свою роль и начала играть гораздо лучше.
Галя тайком поглядывала на слегка смущенного Федю, несколько раз даже ловила его взгляд. «Против природы не попрешь», - подумала она. В сопровождении джентльменов хочется чувствовать себя настоящей леди.
Через некоторое время Глеб что-то сказал Феде и ушел под ручку с Таней.
- Сыграем еще, - предложил Федя, - или пойдем куда-нибудь? Мой номер, кхм, как понимаешь, до утра занят.
 - Если логически подумать, тогда мой номер свободен. Давай еще сыграем, а потом пойдем, - сказала Галя. Только потом до нее дошло, каким подтекстом может обладать ее предложение. А ведь она всего лишь навсего имела в виду то, что ей жалко Федю. Из-за старшего брата тот должен был непонятно где провести ночь.
И каждый про себя думал о Тане с Глебом.
- Ну что, пойдем? У меня вино есть в номере?
- А кофе есть? От кофе я никогда не отказываюсь.
Утром Федя и Таня столкнулись в дверях:
- Доброе утро?
- Утро доброе (ну, сестренка, дает. А еще вчера с моей совестью разговаривала).

- Удивляешься? - спросила Галя, словно прочитав мысли сестры. - А ему, как ты думаешь, где было ночевать? Уж что вы там делали, я не знаю, явно не в шахматы играли. А мы беседовали, пили кофе, а потом. А потом, в номере две кровати.
- И он даже ни капельки не приставал?
- Не думала, что так трудно будет на это решиться, но я прямо сказала, что у меня есть Игорь.
- Я тоже про Валеру рассказала. У Глеба тоже есть какая-то, кажется, Вероника.
- Ба, нашли друг друга.
- Да, я ему четко дала понять, что я не пятнадцатилетняя глупышка, которая тает от голливудской улыбки и родинки над губой. Просто курортный роман. Да, Глеб эмоциональный, образованный, приятный в общении. Даже если чисто теоретически подумать, то он все равно не для семейной жизни. Дома у меня есть Валера.
- И это ты только теперь поняла. Ты так говоришь, будто мужчины - платья. Это - парадно-выходное, это повседневное, это и вовсе халат... Чушь!
И все-таки Глеб тебе нравится. Ты его еще будешь вспоминать.

«Не думать о будущем и наслаждаться сегодняшним днем. Вот что я хочу сейчас», - сказала Таня, переворачиваясь на живот. Поспать на пляже ; самое то, особенно когда знаешь, что отдыхать осталось совсем немного.
- Послушай, а где наша баба Люба?
- Не могу поверить, что она пропускает солнечные ванны. И завтрак. Надо будет к ней заглянуть. Здесь определенно что-то не то.

- Привет, девчата!
- Тетя Люба, это Вы? Легки на помине. Где же Вы пропадаете?
- Девочки, не поверите. Тот мужчина в красном, которому я вчера улыбалась, сам подошел ко мне и предложил прогуляться.
- И вы, конечно же, согласились.
- Да, но не сразу, как вы и учили. Потом мы сидели на пирсе, смотрели на звезды. Он рассказывал о странах, где побывал. Сегодня, думаю, мы тоже встретимся.
Сестры сильно удивились, особенно Таня, которая, в принципе, все это придумала. Что ж, улыбка, действительно, никого не оставляет равнодушным.
Потом говорили о работе, об осени, которая все равно наступит, и придется одевать теплые вещи. Тетя Люба запланировала вязать свитер для сына. Галя решила пойти на фитнес и  сбросить лишнее.
На самом же деле каждый думал о своем. Тетя Люба - об импозантном мужчине, имя которого она не удосужилась запомнить, Таня - о Глебе, а Галя - о Феде и Игоре одновременно.
Да, ей все возрасты покорны. И не только эти трое сейчас ощущали желание быть любимыми...
Целый день братьев не было видно. Таня то и дело поправляла прическу, подкрашивала губки и нервно осматривалась по сторонам. Вечером, когда она уж отчаялась и решила лечь спать, постучался Глеб и пригласил ее погулять. В мгновение ока она была готова, но еще десять миинут мстила: пусть подождет.
Галя предполагала, что Федю сегодня снова попросят из номера, и он, скорее всего, снова придет в гости.
Но он не пришел. Решил, что в компании трех студенток из Питера, заехавших сегодня, он проведет время лучше.
Так прошла неделя. Последние дни Галя уже не отдыхала, а бессмысленно проживала. Почему нельзя приказать себе быть счастливой и тотчас же почувствовать это? И при том, оно еще и коварно, что чувствуешь его спонтанно и неизвестно при каких обстоятельствах. Когда подбирали пансионат, паковали чемоданы, покупали билеты, Галя была абсолютно счастливой. На работе было легче, потому что мечталось о солнце и отдыхе. А на четвертый день после приезда уже стало скучно загорать. Таня стала проводить больше времени с Глебом, так даже книги от скуки не спасали. Море плюс свободное время, помноженное на трехразовое питание плюс экскурсии не всегда равно счастью. Кто знает формулу счастья? Никто...
И что такое Федя? Испытание на прочность или упущенная возможность? «Зачем нарушил мой покой?»
Тем не менее, по приезде домой Гале не хватало моря.
Тане было в два раза хуже. Если бы не работа, она бы дольше оправлялась после незабываемого отпуска. Она снова варила суп, обсуждала с Валерой качество воды, он рассказывал о своей автомойке.
Она все-таки была влюблена в Глеба. По вечерам тайком проверяла почтовый ящик, строчила письма и просматривала фотографии.
Вскоре переписка наскучила, разум взял верх над чувствами, все встало на свои места.
Извлекла ли из этой истории Таня какой-нибудь урок - неизвестно. Она еще не решила, где и с кем проведет следующий отпуск.
Галя была безумно рада снова обнять Игоря и сказать ему, как сильно любит. Сдачу  четвертого экзамена они уже справляли вдвоем. А то, что молодой, ищущий приключений Игорь в ее отсутствии воспользовался свободой, так и осталось секретом.
И лучше было бы, если бы правда всегда брала верх? Тоже неизвестно.
20.09.10
 


Рецензии