***

Ее пластилиновое собственное мнение недавно снова испытало внешнее воздействие.
 Да и плюс ко всему весна.
Ее упрекнули в отсутствии женственности.
И не важно, кто на самом деле она.
Неважно, как себя в этом образе, какой был до недавних пор ей присущ,
Чувствовала героиня.
Может она была богиня
Для самой себя?
Джинсы, кроссовки, решительное «нет» неудобным каблукам и толстовки,
Принцип «могу все сама».
Серьезные книжки, короткая стрижка,
Тяжелая музыка,
Да и какие-то остатки моральных ценностей.
В итоге она одна.
Да вроде не совсем.
Живет девчонка тайною перепискою:
Двоеточие, скобка, многоточие…
– Привет, как дела?
– Как сама?
Ведутся бесконечные письменные баталии,
И то, что между ними расстояния,
Бесконечные города и селения,
То, что они такие разные,
Все неважно.
Письмо ни к чему не обязывает.
Написал и забыл. Ненароком удалил.
Прочитал, покраснел, а этого никто не увидел.
Скромность? Стеснение? Кого это волнует?
Тут другое пространство, другое измерение.

А второй звонит по ночам.
Умно разговаривает.
И тебе тоже можно.
Хоть о чем говорить. Ведь не встретитесь никогда… Надежда, конечно, есть… но все же.

Третий вообще просто-просто друг. Просто прелесть.
Шутки понимает, интересуется интересными интересностями.
От него она много чего узнала.
Двенадцать ночи. Да, это не время. Затянулось общение.
Обсуждаются способы общения, мщения и рекламы размещения.
Ссылки, заметки, комментарии.
Завтра она будет ехать в транспорте. Замечтавшись о всех троих…
«Ах, как я популярна!» – промелькнула наивная мысль.
А она все продолжает представлять их. Рисует себе и рисует в воображении
Радужные картины.
А что?
Она ничем не рискует.
Мнимая реальность, мнимые разговоры.
Это не пощупаешь, не потрогаешь.
А душу, тем не менее, греет.
Она никому ничего не доказывает.
Она в здравом уме, она понимает.
Нужно жить реальной жизнью.
Но ведь она и то, и другое успевает.
Просто с различной успеваемостью.

Если сосчитать минуты, потраченные на ночные разговоры с ним, со вторым,
За это время, наверное, можно было долететь до дальней звезды.
А он все говорил и говорил. Намекал, какой он замечтательный.
Он пишет стихи, поет песни.
Вообще, мужчины тоже в душе романтики.
Просто не положено.
А по телефону можно.

Почему не приглашает на встречу?
Она уж и так, и сяк намекает.
Эх, девчонка не знает.
Он в местах лишения свободы. Он ограничен.
Хотя и не ограниченный.

И как бы не старалась она преодолеть мирские предрассудки и предубеждения,
Отвечает на звонок все реже.
И вовсе перестала. Сменила номер.
Она, может, и догадывалась, может, и знала,
Что была для него светлым лучиком,
Вознаграждением в конце дня.
Но кого теперь это волнует? Весной, по прошествии времени.

Просто друг вдруг погулять пригласил.
Приготовилась, принарядилась.
Пришла, простояла, кому-то в ответ промолчала.
Он не пришел.
Обстоятельства.
Она себя нелепо чувствует, медленно поворачивается, уходит.
Нечего заморачиваться! Ведь жизнь продолжается.

Тот, что далеко, все пишет неуклюжие письма о чувствах.
Уже даже как-то смешно.

Вот если бы когда-то давным-давно
Ей удостоился случай поменять все и начать
Жить по-другому.
Нет, она не воспользовалась бы этим случаем.
Жизнь подходила ей, была пошита специально для нее.
Вполне комфортно, вполне приятно.
Но.

Весна, да и это надоедливое общество со своими законами и уговорами.
Это как в детском саду. Смотришь на другого малыша, и теперь тебе тоже хочется игрушку, как у него.
Подруги все такие элегантные, при кавалерах. И чувствуют себя в любом месте и любой обстановке совершенно комфортно.
Почему она решила, что они правы?
Почему все неуклонно твердят одно и то же?
И все такие одинаковые, и все так друг на друга похожи.

Слепили из её пластилинового собственного мнения
Нечто, угодное обществу, приятное для взора.
Пробег походкою сменила она.
Теперь загадочно в толпе улыбается, цокает каблуками.
На ножки ее засматриваются. Даже девушки, молча завидуя.
А ведь у нее, оказывается, и фигура при себе имеется, и личико милое.
Глазки превратились в холодное оружие, в сочетании с ножками просто убойное.

Даже собственные родители перемену заметили.
Чаще обнимают, Комплиментами одаривают.
Или просто показалось на общем фоне безумства.

Она довольна. Поклонникам нет покоя.
Но иногда. По воскресеньям (надо же устроить выходной и отдохнуть от себя самой) она достает из шкафа любимые кеды, джинсы, рубашку и прочие принадлежности.
Гуляет по проспекту, громко слушая музыку.
И все равно, что никто не оборачивается и не теряет голову.
У Нее выходной!


Рецензии